Шехина

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Шехина » Полезно ознакомиться » Тайна времени


Тайна времени

Сообщений 1 страница 8 из 8

1

На днях один из участников нашего форума (Александр) разместил в теме о «Бесах» Ф.М. Достоевского (http://shekina.mybb.ru/viewtopic.php?id=287#p10330) обширный отрывок из романа/повести Владимира Алексеевича Солоухина «Последняя ступень». Действительно, это очень полезная книга – в моем понимании, она принадлежит к кругу обязательного чтения для каждого человека, интересующегося как советской историей, так и советской литературой. Мы сами приводили уже немало цитат из этой повести В. Солоухина – особенно много мне пришлось ее цитировать по ходу дискуссии на «Интеллектуальном шахматном форуме» (ИШФ), прошедшей в 2010-11 г.г.

http://s5.uploads.ru/t/OFChk.jpg

Я заново перечитал текст оставленного Алексом фрагмента и пришел к выводу, что неплохо было бы завести на форуме новую тему, посвященную центральной идее романа «Последняя ступень» - тайне нашего времени. Без посвящения в эту тайну, ни один советский человек не способен стать сознательным, ответственным гражданином, осознать свое место в мире, ту цель, ради которой он появился в нем, те опасности, которые его в нем подстерегают, и то чудовищное будущее, которое ожидает все человечество, если хотя бы некоторая критическая масса людей не найдет в себе сил, чтобы осмысленно, твердо и мужественно посмотреть этой опасности в лицо и сказать решительное «НЕТ» тем инфернальным силам (мистикам талмуда и каббалы), которые заняты планированием и практической подготовкой этого кошмарного будущего для всего человечества. 

Насколько мне помнится, нигде в романе не дано ясного определения того, в чем же конкретно эта «тайна времени» состоит. В самых общих чертах, согласно автору, она заключается в тайной силе и тайном значении «еврейства» в политической истории новейшего времени. Это, отчасти, верно, но, в то же время, и не вполне точное определение.

Некоторые важные аспекты «тайны времени» вообще В. Солоухиным остались не затронуты. И нам придется дополнить его повествование.  Без их понимания трудно ориентироваться в том море отвлекающих сигналов и расчетливой информационной лжи, посредством которых происходящее прямо на наших глазах затушевывается, искажается, извращается, изменяется до неузнаваемости.  Фальшивый образ реальности запечатлевается в сознании наших современников в виде отупляющей, блокирующей мышление и волю развесистой нейросети пропагандистских клише, ложных понятий и представлений.

Впрочем, не следует упрощать суть проблемы – одним только «посвящением» в тайну времени ее не решить. Да, мы помещены в королевство кривых зеркал. Тотальная ложь стала не просто опиумом для всех народов планеты, но привычным, повседневным рационом, отравленной средой обитания, нашей общей планетарной бедой и тюрьмой.

Наши современники не просто привыкли к лжи – они ее приняли, в полной мере оценили ее полезность, они ее полюбили, она стала для них наркотиком, жизненной потребностью. Действительно, в этом смысле, большинство жителей нашей планеты подобны наркоманам – здоровый рацион духовного питания и здоровые духовные потребности оказались вытеснены у них любовью к лжи (стремлением к иллюзии, к вымыслу, к театральности, к симулякру, к помутнению сознания, в конечном итоге – к небытию, к духовной смерти).

Так что главная проблема заключается даже не в заблуждениях, не в невежестве и не в непонимании - хотя и это один из парадоксов нашего времени: в самую насыщенную информационную эпоху помещено самое невежественное и самое бестолковое за всю историю человечества население.

Главная проблема заключается в нежелании знать, в развившемся на инстинктивном уровне предпочтении невежества знанию, мистицизма - осмысленной вере, симулякра - реальности, оппортунизма и рабского послушания – независимому мышлению и служению Истине. На базе такого предпочтения развивается своего рода шизофрения (раздвоение сознания, расщепление ума) и, как неизбежный сопутствующий момент, автоматическая привычка к самоцензуре, самообману и самовнушению, с такими типичными реакциями на Истину: 

- знаю, но не скажу,

- да я и так все понимаю,

- мне это не надо - не знаю, и знать не хочу.

В этих трех психологических установках советских людей выражена, пожалуй, самая страшная наша реальность - способность основной массы наших современников к самовыпасу, то есть, к самостоятельному воспроизводству условий, обрекающих их на рабство, на нищету, на деградацию и, в конечном итоге, вымирание, даже без внешнего к тому принуждения.

Суть проблемы можно выразить также как предательство Логоса, как отказ от Слова, отречение от Христа, как постепенную деградацию человечества от второй сигнальной системы к первой, как опускание от человечности к некоторой ущербной вариации животности. И это жестко управляемый и регулируемый процесс - способных к самовыпасу совков целенаправленно выводят, так что их число постоянно растет. Сама эта управляемость и сам этот процесс опускания составляет еще один из аспектов тайны нашего времени. Впрочем, о нем-то как раз в романе В.А. Солоухина рассказано вполне убедительно.

Поэтому давайте вначале послушаем советского писателя, а потом уже попытаемся его рассказ уточнить, обобщить, дополнить и развить.

***

0

2

Вот каким фрагментом из книги "Последняя ступень" пожелал с нами поделиться участник Александр (все подчеркивания и выделения в тексте, как и фото, добавлены мною, мои комментарии пропечатаны синим цветом. Админ.

***

Alexander
Понедельник, 20 мая, 2019г. 09:36:51

...Вот, для примера, небольшой отрывок из книги Солоухина "Последняя ступень", написанной ещё в 1976-ом году!...

© "Неизвестные страницы Русской истории", 1998 г.
Владимир Cолоухин
http://rus-sky.com/history/library/laststep.htm

Последняя ступень
(Исповедь вашего современника)

http://s7.uploads.ru/5mkWh.jpg

"...Вот я открываю вам, Владимир Алексеевич, тайну времени. Многие думают, что на земном шаре происходит борьба классов, борьба философий и идей. Нет! На земном шаре происходит только одна борьба: последовательная, многовековая борьба евреев за мировое господство. Другое дело, что они используют в этой борьбе и философию, и искусство, и все возможные средства, а классовая теория — это их отмычка к любому народу. Всюду и везде есть бедные, недовольные, неудачники, малоимущие, а то и вовсе неимущие. Всегда их можно настроить и натравить на основу нации, на ее лучшую часть. У него есть, а у тебя нет. У него больше, а у тебя меньше. Несправедливо. Иди и отними, ты что, хуже? Перефразируя Ленина, но отнюдь не искажая смысла его фразы, можно сказать так: речь идет не о борьбе с нацией, с народом, а о борьбе одной части народа с другой.

       — Но неужели об этом никто не догадался за все века? — наивно спросил я у Кирилла.
       — Да ты Достоевского-то читал или нет? — удивился Кирилл.
       — Читал... «Братья Карамазовы», «Преступление и наказание», «Бесы»...
       — Лисенок, подкинь-ка мне Достоевского. Открой в «Дневнике писателя» нужное место.
       Через минуту я уже читал, не веря своим глазам. Может быть, я и раньше читал эти страницы, но как-то не затрагивали они меня. Я сказал об этом Кириллу, а он ответил:
       — Не знал тайны времени. Итак, я читал.
       

http://s5.uploads.ru/t/qELml.jpg

«...Наверное, нет в целом мире другого народа, который бы столько жаловался на судьбу свою... Подумаешь, не они царят в Европе, не они управляют там биржами хотя бы только, а стало быть, и политикой, внутренними делами, нравственностью государств».

       «Я готов поверить, что лорд Бакконсфильд (Дизраэли) сам, может быть, забыл о своем происхождении когда-то от испанских жидов (наверное, однако, не забыл), но что он руководил английской консервативной политикой за последний год отчасти с точки зрения жида, в этом, по-моему, нельзя сомневаться».

       «Помещики хоть и сильно эксплуатировали людей, но все же старались не разорять своих крестьян, пожалуй, для себя же, чтобы не истощать рабочей силы. А евреям до истощения русской силы дела нет. Взял свое и ушел».
       
«Мне иногда входила в голову фантазия: ну что если бы это не евреев было в России три миллиона, а русских, а евреев было бы восемьдесят миллионов — ну во что бы обратились у них русские и как бы они их третировали? Дали бы они им сравниться в правах? Дали бы им молиться среди них свободно? Не обратили бы прямо в рабов? Хуже того: не содрали бы кожу совсем? Не избили бы до окончательного истребления, как делали они с чужими народами в старину, в древнюю свою историю?»

       «Отчужденность и отчудимость на степени религиозного догмата, неслиянность, вера в то, что в мире существует лишь одна народная личность — Еврей, а другие хоть и есть, но все равно нужно считать, что их как бы и не существовало. «Выйди из народов и составь свою особь и знай, что с сих пор ты един у бога, остальных истреби или в рабов обрати, или эксплуатируй. Верь в победу над всем миром, верь, что все покорится тебе. Строго всем гнушайся и ни с кем в быту своем не сообщайся и даже когда лишишься земли своей, даже когда рассеян будешь по лицу всей земли, между всеми народами, — все равно верь всему, что тебе обещано, все сбудется, а пока живи, гнушайся и эксплуатируй, и ожидай, ожидай».
       
      «Еще в детстве я читал и слыхал про евреев легенду о том, что они, де, и теперь неуклонно ждут Мессию, что Мессия соберет их опять в Иерусалиме и низложит все народы мечом своим к его подножию, что потому, де, евреи, по крайней мере в большинстве своем, предпочитают одну профессию — торг золотом и много что обработку его, а это все будто бы для того, чтобы не иметь нового отечества, не быть прикрепленным к земле иноземцев, обладая ею, а иметь все с собой лишь в золоте и драгоценностях, чтобы удобнее их унести».

       «Еврей, где ни поселялся, там еще пуще унижался и развращался народ, там еще больше приникало человечество, еще больше падал уровень образования, еще отвратительнее распространялась безвыходная, бесчеловечная бедность, а с ними и отчаяние. В окраинах наших спросите коренное население, что двигает евреем и что двигало им столько веков? Получите единогласный ответ: безжалостность. Двигали им столько веков одна лишь безжалостность к нам и одна только жажда напиться нашим потом и кровью».

       «Недаром же они движут капиталами, недаром же они властители кредита и недаром, повторяю, они же властители и всей международной политики... Близится их царство, полное царство! Наступает вполне торжество их идей, перед которыми никнут чувства человеколюбия, жажда правды, чувства христианские, национальные и даже народной гордости европейских народов. Наступает, напротив, материализм, слепая, плотоядная жажда личного материального обогащения, жажда личного накопления денег всеми средствами, — вот все, что признано за высшую цель, за разумное, за свободу вместо христианской идеи спасения лишь посредством теснейшего нравственного и братского единения людей».

       «Верхушка евреев воцаряется над человечеством все сильнее и тверже и стремится дать миру свой облик и свою суть».

       «В новой нравственной основе социализма (который, однако, не указал до сих пор ни единой, кроме гнусных извращений, природы и здравого смысла), он верил до безумия. — Но как социалисту ему прежде всего следовало низложить христианство; он знал, что революция непременно должна начаться с атеизма. Ему надо было низложить ту религию, из которой вышли нравственные основания отрицаемого им общества. Семейство, собственность, нравственную ответственность личности он отрицал радикально».


       — Достоевский был гений! — подхватил Кирилл, едва я кончил читать. — Он понимал, что евреи в своей борьбе главный упор делают на разложение народов с нравственной стороны, со стороны традиций, устоев, семьи, религии. Это вроде как (я где-то читал, у Фабра, наверное) черви, питающиеся трупами погибших животных, не просто пожирают дохлое мясо и кожу, но сначала умеют разжижить их. Фабр это называет приготовлением бульона. Так вот, черви сначала приготовляют бульон, а потом уж им и питаются. Точно так же поступают и эти. Привнести идею, что нет ничего святого, что все дозволено, высмеять чистые чувства, трогательные движения души и сердца, привести дело к тому, чтобы катастрофически распадались семьи, чтобы люди блудили и богохульствовали, отнять у них святость очага, заставить их плеваться в сторону предков, лишить их корней национального самосознания, смешать народ во всеобщий интернациональный винегрет... Одним словом, приготовить удобоваримый и легкоусваиваемый бульон...

       Проследите по всей обозреваемой нами истории, начиная со средних веков, а может, и еще раньше, и вы заметите, что во все времена и у всех народов существовали два понятия: прогрессивное и реакционное. Так вот, нетрудно заметить, что во все времена и у всех народов прогрессивным почиталось то, и только то, что лило воду на мельницу евреев, а реакционным называлось то, и только то, что действовало прямо или косвенно против них. Такое уж они стремились создать общественное мнение. Попробуйте приложить эту меру к любому историческому явлению, уже оцененному по этой шкале. Все, что подпиливало государственные устои народов, все, что расшатывало народы, разжижало и ослабляло их, разлагало в конечном итоге, — все прогрессивно. Все, что укрепляет и сплачивает народы, цементирует их, делает более устойчивыми и сопротивляемыми, все, что усиливает национальный дух, — все это консервативно и реакционно.

       Поклоняешься делам своих предков, гордишься ими, воспеваешь свой народ и его устоявшиеся за века святыни — смешон, отстал и глуп. Плюешь на святыни, хихикаешь, оглядываясь на них, отрекаешься от них, злословишь, расшатываешь — умница и герой. Тотчас вся пресса, в свою очередь, пытается очернить и низвести первое и возвеличить второе. У них даже есть термин «размыть народ». Они говорят, например, про французов, про англичан: ну, это народ уже размытый, этот народ нам не страшен!

       — Но в чем же выход, спасение?
       — Поздно, Владимир Алексеевич, боюсь, что поздно. Гитлер называл себя последним шансом Европы и человечества.
       — Опять — Гитлер! Гитлер — фашист!
       — Конечно. Высшая ступень реакционности, потому что высшая степень противодействия евреям. Для вирусов, губящих человеческий организм, сильный антибиотик — это тоже фашизм, как и дезинфицирующие, опрыскивающие средства против гусениц, напавших на живое дерево и пожирающих его листья. Ты знаешь, с чего начал Гитлер?
       — С чего?
       — Первым делом он очистил от евреев все до одной газеты. Ну, и радио, конечно... Потом он посадил всех абстракционистов, то есть разлагателей человеческих ценностей со стороны искусства, приготовителей бульона со стороны живописи. Затем он посадил всех гомосексуалистов.

(Все это - тоже пропагандистские клише, не имеющие почти ничего общего с реальностью. О судьбе контрафактных германских "евреев" особый разговор - руководство Третьего Рейха тесно сотрудничало с сионистами, и это широко известный исторический факт. Процент посаженных в концлагеря "гомосеков" был очень незначительным, и даже в концлагерях содомиты в "фашистской Германии" сохраняли свое привилегированное положение и нередко издевались на прочими заключенными. Это еще один, хотя и менее известный, исторический факт. - мое доп.)

     Семья, нравственность, национальное самосознание были поставлены во главу угла. Даже в нелепом телефильме со Штирлицем Юлиана Семенова (Лямсберга) можно заметить, что характеристики государственных деятелей Германии начинаются фразой — «Прекрасный семьянин».

(Это также очень наивный и поверхностный взгляд на проводившуюся в Третьем Рейхе внутреннюю политику. Главной целью (и задачей) Хитлера, ради достижения/решения которой он и был катапультирован масонскими ложами в руководство страны, было истребление христианского населения Европы, а вместе с ним, и христианских семейных ценностей. Это вполне обычная для каббалистических мистиков стратегия - целенаправленный подрыв и разрушение тех или иных ценностей при показной декларации самой горячей им приверженности. - мое доп.)

       Строго говоря, Гитлер и его движение возникло как реакция на разгул еврейской экспансии, как сила противодействия. Дальше медлить было нельзя. И так уж дело дошло до края, до пропасти, когда появился Гитлер, который называл себя последним шансом Европы и человечества. Это была судорога человечества, осознавшего, что его пожирают черви, и попытавшегося стряхнуть их с себя...

       А теперь уже поздно. Теперь уже — рак крови. Парадоксально, что идеи побежденного Гитлера воспринял было Сталин, который собирался решать еврейский вопрос. (Ничего Сталин решать не собирался, и едва ли он даже был способен понять, в чем "еврейский вопрос" заключался. Во всяком случае, в известных его трудах на это нет и намека. - мое доп.) Дело в том, что он все равно не мог бы его решить за пределами своего государства. Что из того, что он даже и физически уничтожил бы евреев на территории СССР. Это не изменило бы общей картины, общего соотношения сил на земном шаре. А добраться до Америки, Франции, Англии у него руки все равно были коротки. Добраться до них мог бы только Гитлер в союзе с Италией, Японией, остальной Европой, да еще если бы мы, дураки, вместо того, чтобы воевать с ним... Между прочим, Сталин поверил в такой союз, он поверил приглашению Гитлера совместно решать основной вопрос человечества. Но Гитлер в этом приглашении был неискренен. Он надеялся, что в союзе с ним в результате молниеносной войны окажется не СССР, а Россия уже без Сталина, без большевиков. (Тут Солоухин, конечно, неправ насчёт Гитлера.  Но, откуда ему было знать правду тогда, в те времена... - А. Г.)
       
      Теперь же — оглянись вокруг... Видишь ты хоть одну личность, хоть одно государство, которое могло бы прийти на помощь человечеству и вылечить его от этой страшной болезни. Все политические деятели — мелочь и шушера... А как евреи потирали руки, когда удалось им свалить Гитлера, удалось победить ту железную, организованную и целенаправленную силу. Они победили ее, как всегда, чужими руками и чужой кровью, главным образом опять же российской. Наверное, ты знаешь, что американцы в той войне потеряли двести пятьдесят тысяч человек, англичане около трехсот, немцы четыре с половиной миллиона, а наши сорок четыре по незаниженным цифрам. Не знаю, сколько погибло японцев и итальянцев, наверное, тоже немало, но те хоть отстаивали свою идею, причем конкретную идею, а нас гнали в огонь против железных рыцарей, идущих нас же, дураков, вызволять из беды...

(Среди простых немцев, было, конечно, и какое-то число искренне поверивших в пропаганду "освобождения России от большевиков" - точно так же, как и среди советских солдат были поверившие в пропаганду "освобождения Европы от фашизма". Но, по большей части, они были истреблены во взаимной бойне, и в этом как раз и заключался главный замысел черного магического ритуала "второй мировой войны", ради реализации которого владельцами мировых денег финансировались обе стороны конфликта. - мое прим.)

       Но теперь уже поздно. Я не вижу на земном шаре силы, личности, которая могла бы спасти положение. (Личности вообще мало на что могут повлиять в "реальной политике". Личности могут только помочь населению осознать некоторые важнейшие истины. А реально помочь "спасению утопающих" может только массовое пробуждение к реальности широких слоев населения. И это действительно почти невероятный сценарий. - мое прим.) Евреи это знают и ничего уже не боятся. Они делают что хотят. (Не евреи, а вавилонские сатанисты. - мое прим.) Они немного побаиваются китайцев. Но самую малость. (Китай давно уже полностью подконтролен хозяевам денег. - мое прим.) Уж если удалось сломить Гитлера...

       К тому же продолжает существовать Советский Союз. Я думаю, следующий ход в шахматной партии будет такой: нас, то есть Советский Союз, стравят с Китаем. Они это делают. (Точнее, стравят КитаЮ то, что осталось от СССР. - мое прим.) Недаром Киссинджер уже ездит и лично тайно шушукается с Мао Цзедуном. Если они видят в Китае силу, они попытаются ее уничтожить. А чем? А как? Столкнуть два огромных государства. Тогда они долго будут глядеть со стороны, как мы истребляем друг друга, и в конце концов помогут, возможно, нам. Но помогут, когда мы потеряем миллионов шестьдесят, да и китайцы миллионов сто двадцать. Помогут они нам не потому, что любят нас больше, а потому, что с нами все же, как с людьми белыми, легче потом иметь дело. Тогда их торжество будет окончательным и полным.

       — Но ты говорил об истреблении человечества: сто пятьдесят миллионов тонн... Зачем же им это, если они и без того хозяева положения?

       Во-первых, каков бы ты ни был хозяин над сотней человек, всегда будешь думать, как бы эта сотня не взбунтовалась и тебя одного, одумавшись, не свергла и не убила. Ведь сотня против одного. А к концу века и подавно будет две сотни. Численность человечества удвоится, но отнюдь не за счет евреев.

(Еще раз повторим: никаких евреев на планете давно уже нет. Те, кто сегодня называют себя "евреями" суть адепты вавилонского сатанизма, сообщество субъектов размытого этнического происхождения, но с очень сильным преобладанием (примерно десятикратным) хамитических элементов, и это давно уже известный науке, твердо установленный еще во второй половине XIX столетия факт. Современные контрафактные "евреи", по большей части, даже не семиты. - мое доп.)

       Во-вторых, уже сейчас ясно, что на земном шаре возникла тяжелая проблема, связанная с перенаселенностью, с теснотой и с загрязнением среды. Добьешься победы, а жить к этому времени на земном шаре будет уже неудобно, а то и невозможно. У них есть планы. Добившись полного господства над человечеством, уничтожить большую его часть, оставив лишь столько, сколько нужно будет для обслуживания их и для поддержания земного шара в чистоте и порядке.

       — Но ведь и эту оставленную часть придется как-нибудь держать в подчинении?
       — Да, они сейчас усиленно ищут радикальные средства подавления и даже изменения но произволу человеческой психики, человеческой личности. Изыскания идут по двум путям. Первый путь — механического воздействия на мозг, второй путь — воздействия на гены. Да вот, посмотри статью о первом пути и убедись, что они об этом серьезно думают.

       Кирилл тотчас дал мне в руки номер «Литературной газеты», который я, наверное, же читал или по крайней мере просматривал, но читал и просматривал другими еще глазами, не посвященный еще в тайну времени.

        — Вот, что ты скажешь об этой картинке? Я точно вспомнил, что картинку эту я видел в «Литературной газете». Но как я мог не увидеть ее в настоящем, подлинном свете?

       Два ученых или врача в белых халатах, в хирургических масках и перчатках манипулируют над третьим, сидящим неподвижно. На голове у бедолаги установлен некий измерительный прибор с вмонтированным в него шприцем, для того, значит, чтобы уколоть в нужную точку мозга. Один врач (палач?) крутит винтик на приборе, другой нажимает на шприц. Подпись... Ну как я мог раньше не обратить внимание на подпись? Подпись была: «Инъекция покорности». Рисунок из брошюры, изданной в штате Нью-Мексико «Союзом гражданских свобод».

       — Вот, читай, читай, — тыкал Кирилл пальцем в подчеркнутые уже абзацы.
       Но я сначала окинул взглядом заголовки этой страницы. Общий заголовок гласил: «Не станет ли скальпель орудием подавления?» Сперва статья профессора К. Майера, американского еврея, а слева статья профессора Басина, еврея советского.
       — Читай, читай, — тормошил меня мой учитель и просветитель.
       

«Существует три основных способа подавления агрессивности.
       Можно обратиться к хирургам. Легко превратить дикую кошку в послушное и дружелюбное животное, удалив очень маленький участок миндалевидного ядра. Х. Бургер показал, что нанесение небольшого повреждения в соответствующем участке головного мозга уменьшает агрессивность на восемьдесят процентов у патологически агрессивно настроенных пациентов.
       Мы также можем контролировать агрессию воздействием на некоторые эндокринные механизмы.
       Наконец, можно контролировать агрессию посредством электрического возбуждения нейросистемы, которая гасит агрессивность и гнев. Вживление электродов в мозг пациента и подсоединение этих электродов к радиоприемнику не является больше научной фантазией. У нас есть миниатюрные приемники, которые могут вживляться под кожу головы. Пациент не замечает признаков внешнего воздействия, но он получает по радио электрический импульс, снижающий враждебность... Серьезные этические проблемы должны быть разрешены до того, как мы перейдем от стадии экспериментов к практической работе».


       — Но, может быть, речь идет об отдельных больных, о буйнопомешанных, — поднял я глаза на Кирилла с надеждой, ибо мое сознание отказывалось верить прочитанному.
       — А ты читай следующую фразу. Вот, смотри. «Если мы не найдем правильного решения проблемы, современная технология разрушения может решить наши проблемы за нас».
       Значит, речь идет не об отдельных больных. Да вот тут так и написано: «Агрессивное поведение является основной проблемой человечества».

       Глаза мои бегали по страницам, натыкаясь на поразительные сентенции.
       

«Профессор Х. Дельгадо сознает, что опасность уничтожения человеческой индивидуальности в результате медицинского вмешательства или, что еще хуже, возможность целенаправленного управления личностью многие считают более ужасной угрозой чем всемирная ядерная катастрофа».
       «Идея жестокого диктатора, который стоит у центрального пульта и производит раздражение глубинных структур мозга целой массы безнадежно порабощенных людей...». (74)


       — Так что, Владимир Алексеевич, все очень просто и очень реально. Не является больше областью фантазии. Но сейчас и этот путь кажется им не столь радикальным.
       Они пробуют докопаться до хромосом, до генов. Когда найдутся пути влияния на гены, они превратят оставленную ими часть человечества в покорных животных вроде домашнего скота. Коровы не бунтуют же и не пытаются выйти из повиновения человека. Ты почитай, почитай современные статьи по генетике. Там такие перспективы...
       — Но сами-то они чем и как объединены? Живут в разных странах, рассеяны, неужели такая организация?
       — Есть организация и в прямом смысле этого слова — единый мозговой трест, единый пульт управления. Есть организации подсобные, вроде Лиги защиты евреев. Но самое главное — это их косвенная организованность. Каждый из них несет двойное подданство. По паспорту он бельгиец, француз, немец или гражданин Советского Союза, а на деле он, кроме того, считается подданным государства Израиль.
Государством Израиль все евреи, где бы они ни жили, взяты на учет и считаются подданными Большого Израиля, а вернее, членами единой огромной семьи. По рекомендации из центра они ведут себя соответствующим образом, действуют так, а не иначе. По приказу из центра они все, как один, будут делать то, что им прикажут. Отсюда, например, могущество разведки Израиля. Разведчик может смело обращаться за помощью к любому еврею в любой стране и всегда эту помощь получит. А ведь евреи в самых разных странах занимают самые разные должности и выполняют разные функции, от государственного секретаря США Киссинджера до наших телевизионщиков, врачей, атомщиков, газетчиков, писателей... министра иностранных дел.

       Израильскому разведчику не надо выяснять политическое лицо собеседника, его взгляды, идейность. Достаточно того, что он еврей. (Вернее, действительный член синагоги сатаны. - мое доп.) Можно смело все, что угодно, говорить от имени Израиля, обращаться с любой просьбой. Вероятность встретить отказ практически равна нулю. Иначе нечем было бы объяснить, что все они во всем мире по тому или иному поводу начинают вдруг дудеть в одну и ту же дуду. Каждый из них, вероятно, понимает, что в отдельности он — ничто, ноль, соринка на большой дороге. Но в составе, в системе, в семье Израиля он — все. Впрочем, это еще и Гитлер говорил своим немцам: «Один ты ничто, твой народ — все. Поскольку ты часть народа, то и ты — все». Это доктрина любого ультранационализма.

(Это идеология талмудического фашизма, экспортированная в Германию для нужд организации истребления христиан Европы и СССР. - мое доп.)

       Разница же в том, что у других народов почему-то нет внутренних связующих сил, их нужно связывать и объединять дополнительно, идейными и государственными скрепами. (Ничего в этом удивительного нет - христианские народы построены на метафизике личности и нравственного долга, члены синагоги сатаны объединены каббалистической метафизикой фашизма и фашистской же идеологией вавилонского талмуда. Это тот самый случай, когда примитивный организм побеждает и уничтожает более сложный, более развитый, но и более уязвимый. - мое прим.) Нужны Гитлеры, политические гении, вожди. (Не "политические гении", а политические проститутки. - мое прим.) Евреям и этого не нужно. Когда не было формального государства Израиль с его президентами, Израиль как таковой все равно существовал, и силы сцепления между евреями, где бы они ни жили, все равно действовали. Тут, видимо, и религия, и еще что-то. Какая-то пружина. Какой-то на многие века исторический пружинный завод, вроде как у часов. Есть часы, которые заводятся на сутки, а есть на несколько месяцев. Так вот евреи, видимо, заведены на века.

(Какая именно "пружина", мы много раз уже объясняли - это триединство содомии, некромантии и вампиризма, сцементированное идеей ультрафашизма и усугубленное кощунственной имитацией псевдорелигиозной принадлежности к "избранному народу". И тот факт, что столь порочная и смертельно опасная для общества идея ультрафашизма до сих пор не поставлена людьми вне закона - что должно было бы означать на практике категорический запрет как на вавилонский талмуд, так и на лурианскую каббалу - увы, показывает лишь все несовершенство и всю степень поврежденности мыслительных способностей наших современников. - мое доп.)

       — Но ведь этому можно только позавидовать! (А почему, собственно, высшие животные, а тем более люди, созданные по образу и подобию Божьему, должны завидовать насекомым? Снова порочная логика автора. - мое доп.) Быть частицей силы — это и правда самому быть силой. Нет, я положительно завидую каждому еврею. Но, может быть, я больше жалею, что нет уже на свете силы, к которой можно было бы примкнуть в качестве верного и последовательного солдата... Так что же делать?

       — Думаю, Владимир Алексеевич, думать и действовать. Уж если ты узнал тайну времени... (Узнать-то узнал, но мало что понял. - мое доп.)

       — Вот я и думаю. Ты говоришь, что они побаиваются Китая. Но, по-моему, они в такой же степени побаиваются и Советского Союза. То есть не то чтобы побаиваются, но все же он у них бельмо на глазу. В самом деле, оглянемся в поисках силы, способной противостоять их экспансии. Разве это не система социалистических стран? Недаром же они так отчаянно пытаются ее расчленить и ослабить. Строго говоря, я не вижу на земном шаре другой реальной силы сейчас, которая могла бы как-то реально им противостоять. Не арабы же? Может быть, отсюда у них и ненависть к нашему государству?

       — Ошибаетесь, Владимир Алексеевич. У них ненависть не к государству, а только к его руководителям и презрение к народу, который этим руководителям не противостоит и которого они никак не могут раскачать на это противостояние. (Ненависть не "к народу", а ко всем народам земли и, фактически, к самому феномену жизни во Вселенной. - мое прим.) Государство создавали они же сами как самое совершенное орудие массового порабощения, ограбления, а если надо, и истребления аборигенов. Зачем же ломать столь совершенную и отлаженную машину? При помощи этой машины можно сделать то, а можно сделать и это. Важно только, кто стоит у центрального пульта. Сперва у пульта стояли они. Потом Сталин отобрал у них пульт. (Нелепа сама постановка вопроса, что "Сталин у них что-то отобрал". - мое прим.) Теперь они снова хотят его захватить.

       — Но они же в массовом порядке бегут из СССР. Я уж подумал так: дело, дескать, сделано, страна ограблена, заведена в тупик и больше им не нужна. Народишко вырождается. Можно восвояси, прихватив чемоданы, уезжать прочь.
       — Опять ошибка. Разве они могут оголить такой фронт?
       — Но уезжают же, это факт!
       — Цифры, Владимир Алексеевич, цифры, и никакой романтики. По разверстке, спущенной из их центра, должно уехать в Израиль, ну, скажем, шестьдесят тысяч человек. Знаешь, сколько может произойти шуму, пока уезжают шестьдесят тысяч? Только шум им и нужен в этом случае. Кого-то не выпустили — произвол, у кого-то затянулось оформление — произвол. А бегут — предполагается — от антисемитизма. А и всего-то должно уехать шестьдесят тысяч. Ну, пусть сто тысяч. Из пятнадцати миллионов. Капля в море. Впечатление же, что повалили массами. А они все тут, только шуму много.
       — Думаешь, их у нас пятнадцать миллионов?
       — Точно никто не знает. Большинство ведь по паспортам считаются русскими. Не знаю. Во времена Достоевского при населении России в 80 миллионов их было три миллиона. Общее население больше чем удвоилось. Но ведь они не гибли в Соловках, во время коллективизации, голодовок, в Отечественную войну, да и в массовых лагерях. Хоть и гибли, да не столько, сколько аборигены. Пятнадцать не пятнадцать, а уж не меньше десяти миллионов у нас наберется.
       Так что будьте благонадежны, Владимир Алексеевич, никуда они не уедут. Они пребудут здесь и попытаются захватить постепенно управление государственной машиной.
       Чтобы расшатать современное руководство, возбудить против него широкие массы, им нужна демократия. (Точнее, нужна "толерантность к злу" и "плюрализм мнений" (равноправие различных форм лжи) как более "высокая" фаза сатанизма, как "развитый сатанизм". - мое доп.) Свобода слова, печати, отмена цензуры, по крайней мере, свобода собраний и манифестаций. Но все эти свободы всегда были лишь средством, а не целью. Смешная цель — иметь возможность встать на трибуну и произнести речь. Зачем? Ну, вот добились, предположим, такого права. Давай, давай, говори свои речи! А говорить-то, оказывается, нечего. Да уже и не нужно. Потребность говорить существует, оказывается, только в процессе борьбы за право говорить. Нет, им демократия нужна как средство к достижению цели. Цель — власть. (Цель не власть, поскольку она давно уже захвачена. Целью является уничтожение человечества как вида и, вероятно, борьба за еще более амбициозные цели вселенского масштаба. - мое прим.)

       Добившись же власти, они покажут нам демократию, как уже показали в первые годы после революции да и позже. А ведь до 1917 года Владимир Ильич и иже с ним тоже боролись не за что иное, как за демократические свободы, которых мы теперь всласть вкусили и продолжаем вкушать.

       Недавно я прочитал о введении, временно, конечно, чрезвычайного положения в Португалии, ибо возникла там борьба за власть, а с ней и беспорядки. И что же это за чрезвычайные меры, введенные на несколько дней? Вычитал, между прочим, в «Правде».

       1. Запрещаются любые манифестации и собрания граждан.
       2. Введение цензуры на любую информацию.
       3. Поскольку появилась тенденция среди населения запасать продукты впрок, генштаб заявляет о санкции к тем, кто закупает чрезмерные запасы продовольствия.

       Господи Боже мой! Да мы в таком чрезвычайном положении живем вот уже шестой десяток лет. (Написано в 1976-м году. - мое прим.) И только ли в таком! И то, что для них чрезвычайное положение, для нас давно — норма жизни.
       И вот чтобы расшатать существующее положение вещей, нужна хоть какая-нибудь демократия, чтобы была возможность привносить в широкие массы информацию. А государство как таковое ломать они не собираются.

       Ты возьми хотя бы такого левака и оппозиционера, как Евтушенко. Против чего он ратует? Против сталинских лет, против современного государственного режима. А за что он ратует? За революцию, за ленинские нормы. За первые революционные и за двадцатые годы. «И мотив революции — мой главный мотив!» — это ведь его строка. Даже и Вознесенский пишет поэму о Ленине «Лонжюмо» и стишки, как это там:

       Я не знаю, как это сделать,
       Процедура не так проста.
       Уберите Ленина с денег,
       Так идея его чиста!

       Итак, назад к ленинским нормам. Но мы-то знаем теперь, что такое были эти ленинские нормы. Соловки, продовольственная диктатура, Лубянка, массовое истребление русской интеллигенции, геноцид. Первые годы революции  и двадцатые годы воспринимаются Евтушенко как рай. Но все дело в том, что у центрального пульта — Свердлов, Дзержинский, Троцкий, Луначарский, Литвинов и т.д. Не один Евтушенко — все современные так называемые демократы ратуют за возвращение к ленинским нормам. Оппозиция? Расшатывание режима? Подпиливание устоев? Но если бы сейчас встали во главе государства такие люди, как сам Евтушенко, уверяю вас, сразу бы кончилась всякая оппозиция.

       — Так что же делать?
       — Думать, Владимир Алексеевич, думать и действовать.
       — Вот я и думаю. Почему такой русский человек и поэт, как Александр Трифонович Твардовский жил последние годы своей жизни в тесном еврейском окружении. Смыкался с ними, единомыслил, дружил и не хотел без них ступить шагу?

       — Да потому, что каждый русский, советский интеллигент, как только начнет мыслить критически по отношению к существующему режиму, так сразу же невольно смыкается с евреями, ибо среди них вернее всего находит отзвук своим мыслям. Ты мыслишь критически, и они критически. Ты недоволен руководством, и они недовольны руководством. Ты пришел к выводу, что надо менять режим в стране, и они хотят этого. Может, ты и не задумал каких-нибудь практических действий, но невольно, в разговорах хотя бы, ты находишь себе благодарных слушателей, чутких собеседников, понимающих тебя с полуслова. Ну-ка, начни ты говорить про наши дичайшие безобразия с Грибачевым, с Кочетовым, с Прокофьевым, тотчас будешь оборван или в лучшем случае будешь говорить словно в вату. А то и получишь окрик:
       — Ты советскую власть не тронь! Ты что, против советской власти?

       А с Лиходеевым, Козловским (Яковом, конечно), Кривицким, Гинзбургом, Аксеновым, Поженяном, Шатровым, да с любым евреем, тотчас находишь и общий язык, и самое полное взаимопонимание. То есть неполное, конечно. В разговоре они все же предполагают в тебе дурачка, не понимающего все до конца, не знающего тайны времени. Если же они догадаются, что ты знаешь все, тогда уж собеседования с ними у тебя не получится. Ты сразу же сделаешься для них просто антисемитом.
       
    Опять же, если появятся в твоих произведениях явственные критические нотки, подпиливающие и расшатывающие тенденции, ты сразу же будешь активно поддержан, сразу же будешь приглашен и на телевидение, и на радио, и на киностудии. Композиторы тотчас будут писать песни на твои стихи, певцы и певицы начнут их петь, чтецы понесут твои стихи на эстрады, и вообще ты почувствуешь, что оперся на какую-то могучую, организованную, поддерживающую тебя силу, во всяком случае, соприкасаешься с ней. Это знают и чувствуют и Федя Абрамов, и Тендряков, и Можаев, и Залыгин. Это знал и чувствовал Александр Твардовский. Может быть, он и не нуждался в их непосредственной поддержке, то есть в поддержке прессы, радио, телевидения, но надо же было с кем-то хотя бы душу отвести в разговоре. Не к Бубеннову же он пошел бы со своей болящей и стонущей под гнетом родимой власти душой.

       Значит, факт установлен. Каждый русский интеллигент, у которою появляется хотя бы слабенький пульс, невольно смыкается с наиболее активно ратующей за демократию, подпиливающей, расшатывающей частью советской интеллигенции, то есть с евреями. На стадии подпиливания и расшатывания такому интеллигенту с ними по пути. Но только ведь на самом раннем этапе. Как нам с тобой по дороге до стоянки такси. Пока выходим из дома, идем по лестнице, поворачиваем, все еще нам по пути. Но потом мы должны сесть в разные машины, потому что ты едешь в Дом литераторов на улице Герцена, а я в Останкино. Понимаешь, разные цели. Ты хотел бы что-нибудь изменить в государственном устройстве или даже взорвать его к чертовой матери ради любимого тобой народа, поскольку его надо спасать от полного разложения и вырождения, они же хотят изменить существующее положение вещей только ради себя. Не о русском же (узбекском, украинском, белорусском, таджикском) мужике они заботятся? Как ты думаешь? Ну и что им, у которых на всякий случай всегда собран и наготове дорожный чемодан, до вятского и вологодского мужика? Коренное население любой страны их интересует только как биологическая среда питания.

(Здесь В. Солоухиным прекрасно объяснена психологическая подоплека действий прорабов третьего русского мегахолокоста, т.е., так называемой "перестройки". - мое прим.)

       Главная же закавыка вот в чем. Когда ты, допустим, поломаешь или взорвешь существующее положение, они воспользуются ситуацией и используют ее в своих целях. Ты же воспользоваться результатами своей деятельности не сумеешь.
       — Почему?
       — Потому что они заранее, уже сейчас, блестяще организованы. Они готовы к изменению ситуации в государстве, готовы этим изменением воспользоваться. А мы? Две-три разрозненных единицы. Получается, что, смыкаясь с ними в фазе подпиливания и расшатывания, мы работаем только на них же, а не на благо коренного населения страны, ибо не сможем потом воспользоваться плодами своей подпиливающей работы, ибо мы сами не организованы, а примыкаем лишь к их организованности. Повторяю пример с такси. Мы идем с ними до стоянки и даже помогаем тащить чемоданы. На стоянке же они садятся в свою машину, а мы остаемся на безнадежном, промозглом зимнем ветру, наблюдаем, как исчезают вдали красные задние огоньки.

       — Но постой, постой. Наше государство действительно устроено так, что, стоя у центрального пульта, можно осуществлять то, а можно и это. При помощи нашего государства осуществлялся геноцид по отношению к русскому народу. Но при его же помощи Сталин собирался осуществить известные акции по отношению к евреям. Значит, общественную атмосферу, климат в государстве да и сам характер государства можно изменить у нас сверху без кровопролития. Нашлась бы только в стране личность, которая все понимала бы и обладала бы нужными качествами. Неужели среди двухсот миллионов не может найтись подобной личности?

       — Я думаю, что такие личности есть. Но они есть внизу, где нет власти. До власти надо карабкаться многие годы. Пока человек карабкается, он теряет себя как личность. Одно дело, что выхолащивается из него дух, другое дело, что он обрастает удобствами, благами, привычками, с которыми уже трудно расставаться. Да и годы уходят. Как правило, в преддверие власти (ну, там, в секретари ЦК, в Политбюро) человек попадает уже после пятидесяти. Он уже не боец к этому времени. Детишки, внуки, жирок, дача, паек.

       Дворяне, управлявшие государством, не зависели от пайка. У них были свои имения, состояния. Декабристы пошли в Сибирь, а их имения остались женам и детям. При неудачном политическом шаге они уходили в отставку и уезжали к себе в имение. Современный государственный деятель, теряя пост, теряет все. А жалко после пятидесяти-то лет. А пока он молод и дерзок, он еще внизу, на уровне, скажем, бюро комсомола вуза, техникума или райкома. Уже с райкома-то и начинается его приучение к благам, к особенному пайку во всех сферах быта.
       — Так что же делать, где же выход из тупика?..."

0

3

franki написал(а):

...Суть проблемы можно выразить также как предательство Логоса, как отказ от Слова, отречение от Христа, как постепенную деградацию человечества от второй сигнальной системы к первой, как опускание от человечности к некоторой ущербной вариации животности. И это жестко управляемый и регулируемый процесс - способных к самовыпасу совков целенаправленно выводят, так что их число постоянно растет. Сама эта управляемость и сам этот процесс опускания составляет еще один из аспектов тайны нашего времени....
***


Иван Антонович Ефремов. Переписка с учёными. Неизданные работы.
- М.: РАН, 1994. С. 189-190, 191.
 
...Некомпетентность, леность и шаловливость "мальчиков" и "девочек" в любом
начинании является характерной чертой этого самого времени. Я называю это
"взрывом безнравственности", и это мне кажется гораздо опаснее ядерной
войны. Мы можем видеть, что с древних времен нравственность и честь (в
русском понимании этих слов) много существеннее, чем шпаги, стрелы и слоны,
танки и пикирующие бомбардировщики. Все разрушения империй, государств и
других политических организаций происходят через утерю нравственности. Это
является единственной действительной причиной катастроф во всей истории, и
поэтому, исследуя причины почти всех катаклизмов, мы можем сказать, что
разрушение носит характер саморазрушения.

Когда для всех людей честная и напряженная работа станет непривычной, какое
будущее может ожидать человечество? Кто сможет кормить, одевать, исцелять и
перевозить людей? Бесчестные, каковыми они являются в настоящее время, как
они смогут проводить научные и медицинские исследования? Поколения,
привыкшие к честному образу жизни, должны вымереть в течение последующих 20
лет, а затем произойдет величайшая катастрофа в истории в виде широко
распространяемой технической монокультуры, основы которой сейчас упорно
внедряются во всех странах, и даже в Китае, Индонезии и Африке...

...Думать, что можно построить экономику, которая удовлетворит любые потребности человека, тенденция к чему пронизывает всю западную (e.g. американскую), да и нашу, в вульгарном и буквальном понимании «каждому по потребностям», фантастику – это непозволительная утопия, сродни утопии о вечном двигателе и т.п.

...

Единственный выход – в строжайшем самоограничении материальных потребностей, основанном на понимании места человека и человечества во вселенной, как мыслящего вида, абсолютном самоконтроле, и безусловном превосходстве духовных ценностей перед материальными. Понимание того, что разумные существа – инструмент познания вселенной самоё себя. Если понимания этого не произойдёт, то человечество вымрет как вид, просто в ходе естественного хода космической эволюции, как неприспособленный/неприспособившийся для решения этой задачи, будучи вытеснено более подходящим (возникшим не обязательно на Земле). Это закон исторического развития столь же непреложный, как законы физики.+

...

Стремление к дорогим вещам, мощным машинам, огромным домам и т.п. – это наследие фрейдовского комплекса психики, выработавшегося в результате полового отбора. Единственный путь преодоления этого комплекса через всестороннее понимание психических и психофизиологических процессов, которое уже 2000 лет практикуется в Индии и Тибете. Ergo обучение и воспитание должно начинаться с обучения психологии как истории развития человеческого сознания и истории как истории развития общественного сознания. Физика, химия, математика – обязательные, но далеко не достаточные дисциплины для сознания современного человека с его огромной плотностью населения и, как следствие, плотностью информации, с неизбежной промывкой мозгов, необходимым для поддержания текущего социального устройства.

Отредактировано Alexander (Воскресенье, 16 июня, 2019г. 05:55:15)

0

4

Решил перенести сюда этот чудовищный по лживости и подлости памфлет А.И. Солженицына. Самое страшное, что дрессированные совочки до сих пор воспринимают данный текст как "призыв быть честными". Может быть, автор сообщения захочет нам его прокомментировать? Админ.

"Мы - цивилизация лжи!..." - Это ключевые слова в интервью уважаемой Людмилы Кузьминичны Фионовой!
Мало просто верить в Бога, надо ещё и противостоять дьяволу, как сказано в библии у Иакова: Итак покоритесь Богу; противустаньте дьяволу, и убежит от вас; -Иак. 4,7.
Иначе, он будет смущать и соблазнять нас на каждом шагу!...

"Жить не по лжи" написано А.И. Солженицыным ещё в 1973-м году, но воз и ныне там.  А ведь написано, в первую очередь, для интеллигенции, то есть, думающей и мыслящей части народа: http://www.solzhenitsyn.ru/proizvedeniy … o_ljzi.pdf

http://s9.uploads.ru/0esxc.jpg

ЖИТЬ НЕ ПО ЛЖИ!

Когда-то мы не смели и шёпотом шелестеть. Теперь вот пишем и читаем Самиздат, а уж друг другу-то, сойдясь в курилках НИИ, от души нажалуемся: чего только они не накуролесят, куда только не тянут нас! И ненужное космическое хвастовство при разорении и бедности дома; и укрепление дальних диких режимов; и разжигание гражданских войн; и безрассудно вырастили Мао Цзе-дуна (на наши средства) — и нас же на него погонят, и придётся идти, куда денешься? и судят, кого хотят, и здоровых загоняют в умалишённые — всё «они», а мы — бессильны.

Уже до донышка доходит, уже всеобщая духовная гибель насунулась на всех нас, и физическая вот-вот запылает и сожжёт и нас, и наших детей, — а мы по-прежнему всё улыбаемся трусливо и лепечем косноязычно:
— А чем же мы помешаем? У нас нет сил.

Мы так безнадёжно расчеловечились, что за сегодняшнюю скромную кормушку отдадим все принципы, душу свою, все усилия наших предков, все возможности для потомков — только бы не расстроить своего утлого существования. Не осталось у нас ни твёрдости, ни гордости, ни сердечного жара. Мы даже всеобщей атомной смерти не боимся, третьей мировой войны не боимся (может, в щёлочку спрячемся), — мы только боимся шагов гражданского мужества! Нам только бы не оторваться от стада, не сделать шага в одиночку — и вдруг оказаться без белых батонов, без газовой колонки, без московской прописки.

Уж как долбили нам на политкружках, так в нас и вросло, удобно жить, на весь век хорошо: среда, социальные условия, из них не
выскочишь, бытие определяет сознание, мы-то при чём? мы ничего не можем.
А мы можем — в с ё! — но сами себе лжём, чтобы себя успокоить. Никакие не «они» во всём виноваты — м ы с а м и, только м ы!

Возразят: но ведь действительно ничего не придумаешь! Нам закляпили рты, нас не слушают, не спрашивают. Как же заставить их послушать нас?
Переубедить их — невозможно.
Естественно было бы их переизбрать! — но перевыборов не бывает в нашей стране.
На Западе люди знают забастовки, демонстрации протеста, — но мы слишком забиты, нам это страшно: как это вдруг — отказаться от работы, как это вдруг — выйти на улицу?

Все же другие роковые пути, за последний век отпробованные в горькой русской истории, — тем более не для нас, и вправду — не надо! Теперь, когда все топоры своего дорубились, когда всё посеянное взошло, — видно нам, как заблудились, как зачадились те молодые, самонадеянные, кто думали террором, кровавым восстанием и гражданской войной сделать страну справедливой и счастливой. Нет, спасибо, отцы просве- щения! Теперь-то знаем мы, что гнусность методов распложается в гнусности результатов. Наши руки — да будут чистыми!

Так круг — замкнулся? И выхода — действительно нет? И остаётся нам только бездейственно ждать: вдруг случится что-нибудь с а м о?
Но никогда оно от нас не отлипнет с а м о, если все мы все дни будем его признавать, прославлять и упрочнять, если не оттолкнёмся хотя б от самой его чувствительной точки.
От — лжи.

Когда насилие врывается в мирную людскую жизнь — его лицо пылает от самоуверенности, оно так и на флаге несёт, и кричит: «Я — Насилие! Разойдись, расступись — раздавлю!» Но насилие быстро стареет, немного лет — оно уже не уверено в себе, и, чтобы держаться, чтобы выглядеть прилично, — непременно вызывает себе в союзники Ложь. Ибо: насилию нечем прикрыться, кроме лжи, а ложь может держаться только насилием. И не каждый день, не на каждое плечо кладёт насилие свою тяжёлую лапу: оно требует от нас только покорности лжи, ежедневного участия во лжи — и в этом вся верноподданность.

85

И здесь-то лежит пренебрегаемый нами, самый простой, самый доступный ключ к нашему освобождению: личное неучастие во лжи! Пусть ложь всё покрыла, пусть ложь всем владеет, но в самом малом упрёмся: пусть владеет не через меня!

И это — прорез во мнимом кольце нашего бездействия! — самый лёгкий для нас и самый разрушительный для лжи. Ибо когда люди отшатываются ото лжи — она просто перестаёт существовать. Как зараза, она может существовать только на людях.

Не призываемся, не созрели мы идти на площади и громогласить правду, высказывать вслух, что думаем, — не надо, это страшно. Но хоть откажемся говорить то, чего не думаем!

Вот это и есть наш путь, самый лёгкий и доступный при нашей проросшей органической трусости, гораздо легче (страшно выговорить) гражданского неповиновения по Ганди.

Наш путь: ни в чём не поддерживать лжи сознательно! Осознав, где граница лжи (для каждого она ещё по-разному видна), — отступиться от этой гангренной границы! Не подклеивать мёртвых косточек и чешуек Идеологии, не сшивать гнилого тряпья — и мы поражены будем, как быстро и беспомощно ложь опадёт, и чему надлежит быть голым — то явится миру голым.

Итак, через робость нашу пусть каждый выберет: остаётся ли он сознательным слугою лжи (о, разумеется, не по склонности, но для прокормления семьи, для воспитания детей в духе лжи!), или пришла ему пора отряхнуться честным человеком, достойным уважения и детей своих и современников. И с этого дня он:

— впредь не напишет, не подпишет, не напечатает никаким способом ни единой фразы, искривляющей, по его мнению, правду;

— такой фразы ни в частной беседе, ни многолюдно не выскажет ни от себя, ни по шпаргалке, ни в роли агитатора, учителя, воспитателя, ни по театральной роли;

— живописно, скульптурно, фотографически, технически, музыкально не изобразит, не сопроводит, не протранслирует ни одной ложной мысли, ни одного искажения истины, которое различает;

— не приведёт ни устно, ни письменно ни одной «руководящей» цитаты из угождения, для страховки, для успеха своей работы, если цитируемой мысли не разделяет полностью или она не относится точно сюда;

— не даст принудить себя идти на демонстрацию или митинг, если это против его желания и воли; не возьмёт в руки, не подымет транспаранта, лозунга, которого не разделяет полностью;

— не поднимет голосующей руки за предложение, которому не сочувствует искренне; не проголосует ни явно, ни тайно за лицо, которое считает недостойным или сомнительным;

— не даст загнать себя на собрание, где ожидается принудительное, искажённое обсуждение вопроса;

— тотчас покинет заседание, собрание, лекцию, спектакль, киносеанс, как только услышит от оратора ложь, идеологический вздор или беззастенчивую пропаганду;

— не подпишется и не купит в рознице такую газету или журнал, где информация искажается, первосущные факты скрываются.

Мы перечислили, разумеется, не все возможные и необходимые уклонения ото лжи. Но тот, кто станет очищаться, — взором очищенным легко различит и другие случаи.

Да, на первых порах выйдет не равно. Кому-то на время лишиться работы. Молодым, желающим жить по правде, это очень осложнит их молодую жизнь при начале: ведь и отвечаемые уроки набиты ложью, надо выбирать. Но и ни для кого, кто хочет быть честным, здесь не осталось лазейки: никакой день никому из нас даже в самых безопасных технических науках не обминуть хоть одного из названных шагов — в сторону правды или в сторону лжи; в сторону духовной независимости или духовного лакейства. И тот, у кого недостанет смелости даже на защиту своей души, — пусть не гордится своими передовыми взглядами, не кичится, что он академик или народный артист, заслуженный деятель

86

или генерал, — так пусть и скажет себе: я — быдло и трус, мне лишь бы сытно и тепло.

Даже этот путь — самый умеренный изо всех путей сопротивления — для засидевшихся нас будет нелёгок. Но насколько же легче самосожжения или даже голодовки: пламя не охватит твоего туловища, глаза не лопнут от жара, и чёрный-то хлеб с чистой водою всегда найдётся для твоей семьи.

Преданный нами, обманутый нами великий народ Европы — чехословацкий — неужели не показал нам, как даже против танков выстаивает незащищенная грудь, если в ней достойное сердце?

Это будет нелёгкий путь? — но самый лёгкий из возможных. Нелёгкий выбор для тела, — но единственный для души. Нелёгкий путь, — однако есть уже у нас люди, даже десятки их, кто годами выдерживает все эти пункты, живёт по правде.

Итак: не первыми вступить на этот путь, а — присоединиться! Тем легче и тем короче окажется всем нам этот путь, чем дружнее, чем гуще мы на него вступим! Будут нас тысячи — и не управятся ни с кем ничего поделать. Станут нас десятки тысяч — и мы не узнаем нашей страны!

Если ж мы струсим, то довольно жаловаться, что кто-то нам не даёт дышать — это мы сами себе не даём! Пригнёмся ещё, подождём, а наши братья биологи помогут приблизить чтение наших мыслей и переделку наших генов.

Если и в этом мы струсим, то мы — ничтожны, безнадёжны, и это к нам пушкинское презрение:

К чему стадам дары свободы? .......................... Наследство их из рода в роды Ярмо с гремушками да бич.

12 февраля 1974

0

5

Alexander написал(а):

Решил перенести сюда этот чудовищный по лживости и подлости памфлет А.И. Солженицына. Самое страшное, что дрессированные совочки до сих пор воспринимают данный текст как "призыв быть честными". Может быть, автор сообщения захочет нам его прокомментировать? Админ.

"Мы - цивилизация лжи!..." - Это ключевые слова в интервью уважаемой Людмилы Кузьминичны Фионовой!
Мало просто верить в Бога, надо ещё и противостоять дьяволу, как сказано в библии у Иакова: Итак покоритесь Богу; противустаньте дьяволу, и убежит от вас; -Иак. 4,7.
Иначе, он будет смущать и соблазнять нас на каждом шагу!...

"Жить не по лжи" написано А.И. Солженицыным ещё в 1973-м году, но воз и ныне там.  А ведь написано, в первую очередь, для интеллигенции, то есть, думающей и мыслящей части народа...


Вроде бы я сказал, что хотел в предисловии к памфлету.  Может быть, Вы сами прокомментируете в чём там лживость и подлость, а то мне, например, невдомёк.  Да и многим другим, мне кажется, тоже.
И, кстати, призыв Солженицына чем-то напоминает Ваши гневные филиппики в адрес нынешнего народа, который даже уже и не народ, а толпа, по-Вашему.  Не надо забывать о времени и месте, когда и где он был написан...

0

6

Ну а что тут не понятного? Это призыв к молчаливой пассивной педерастии. Содомиты аплодируют. Прошу прощения, что встрял.

0

7

Сорняк
Ну а что тут не понятного? Это призыв к молчаливой пассивной педерастии. Содомиты аплодируют. Прошу прощения, что встрял.

Полностью согласен с уважаемым Спартаком, и даже больше того – именно в этих терминах («пассивная педерастия») я как раз и собирался охарактеризовать опус А.И. Солженицына.

Видите ли, дорогой Алекс, в опубликованном Вами памфлете все лживо: от начала и до конца. Лжив главный тезис: «промолчи и, тем самым, не участвуй». Есть только один способ не участвовать во лжи – говорить правду и обличать ложь. Молчанием предается Бог, молчанием предается Родина, народ, многие поколения русских людей, православная вера, все человечество. Молчунов любил папаша Мюллер, а Бог подлых и трусливых молчунов не любит. Это главная ложь в памфлете Солженицына.

И если по справедливости, по правде, по чесноку, то весь свой опус он должен был бы озаглавить иначе, дабы не вводить голимых совочков в заблуждение. Например, так:
«Жить, не конфликтуя с ложью!»,
«Новый способ соучастия во лжи»,
«Над пропастью во лжи» (почти по Д.Сэлинджеру),
«Не мешай лгать!» (или просто: «Не мешай!»),
«Новый путь к мошиаху - плюрализм»,
«Путь пассивной педерастии и непротивления лжи» и т.п.

Если бы А. Солженицын озаглавил свой памфлет таким образом, то мы, по крайней мере, могли бы сказать, что он хотя бы в названии был искренен. А так все ложь, в каждом абзаце ложь, в каждом утверждении, и даже в названии. Я Вам предлагаю, дорогой Алекс, - выберите хотя бы один абзац в тексте, в котором не содержалась бы гнусная, антихристианская, пассивно-гендерная обманка.

Причем, источник всей этой солженицынской гнилой идеологии (промолчи!, отвернись!, не мешай лгать! и т.п.) – более чем очевиден. Это типичная талмудическая анти-мораль. Вавилонский талмуд изобилует такими же точно, как у Солженицына, аморальными установками, как, например: убийство через неоказание врачебной помощи, косвенное ситуационное убийство (если гой свалился в яму или просто залез в нее, унеси лестницу под предлогом, что она тебе срочно понадобилась и т.п.), воровство через невозвращение потерянного или взятого в долг, изъятие собственности гоев под любым надуманным предлогом, ложь под присягой и без нее с нелепыми оговорками для приглушения собственной совести и т.п.

Я думаю, что весь этот опус был составлен не самим Александром Исаевичем, а его мешихистскими хозяевами, и целью его опубликования было дать понять гендерным питомцам, что первый этап гендерной революции уже достиг своей цели (даже двух целей – в сфирах Гвуре и Тиферет) и готовится перезагрузка матрицы, с переходом к системе плюрализма лжи, пассивной педерастии, разграбления социалистической собственности и проведения так называемой «либерализации», то есть, внедрение более открытой и еще более наглой формы сатанизма, нежели первый «коммунистический» этап под лозунгами социальной справедливости, лживость которых была уже очевидна всем, которые уже устарели и стали ненужными, ввиду истребления русского православного населения России и резкого понижения интеллектуального потенциала ее населения.

Для нас этот памфлет представляет, главным образом, хронологическую ценность – он показывает нам тот рубеж, на котором гендерные питомцы уже получили более-менее открытый приказ сматывать удочки и переходить к новой, еще более изощренной системе лжи. Когда ориентиром для гендерной массовки стала либеральная (и венерическая) сфира Нецах на Эц Хаим. (Как мы помним, полный переход к Нецах состоялся в январе 1990 года.)

Только поэтому я его в этой теме и разместил - ибо он удачно иллюстрирует один из аспектов Тайны времени.

0

8

Ну, надеюсь, читатели разберутся сами.  А мне добавить нечего...

0


Вы здесь » Шехина » Полезно ознакомиться » Тайна времени