Шехина

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Шехина » Синагога » Голубое экуменическое лобби


Голубое экуменическое лобби

Сообщений 21 страница 40 из 45

21

Вот еще один впечатляющий фильм о ювеналке, гей-диктатуре и порядках в планетарном концлагере Освенцим, с сайта ОД "Русские матери":

0

22

Заметка диакона о том, как в МП юридически выстраивается "вертикаль власти" голубого лобби. Эту тему стоит рассмотреть подробнее, чуть позже мы к ней вернемся.

***

Почему семинаристы и иподиакона не подают в церковный суд

Jan. 9th, 2014 at 2:57 AM

http://l-userpic.livejournal.com/84277664/17549268

В нашей Церкви два суда:

Епархиальный (то есть региональный, местный) и Общецерковный.

Каковы шансы мирянина выиграть Епархиальный суд против своего епископа при условии, что:

(далее цитирую Положение о церковном суде: http://www.patriarchia.ru/db/text/428440.html)

«Полнота судебной власти в епархиях принадлежит епархиальным архиереям.

Председателя, заместителя председателя и секретаря епархиального суда назначает епархиальный архиерей. Остальные судьи епархиального суда избираются Епархиальным собранием по представлению епархиального архиерея.

Заявление о церковном правонарушении, подлежащее рассмотрению епархиальным судом, должно быть подписано и подано членом Русской Православной Церкви на имя епархиального архиерея той епархии, в юрисдикции которой находится обвиняемое лицо.

Решения епархиального суда (за исключением повторных решений, принятых в порядке, предусмотренном статьей 48 настоящего Положения) утверждаются епархиальным архиереем».

"Епархиальные архиереи самостоятельно принимают решения по делам о совершении церковных правонарушений в случае, если данные дела не требуют исследования".

Такая формула дает возможность самому епископу решать - передать ли поступившую жалобу в суд (пусть даже в свой, самый карманный), или же просто сжечь. Ничего обязующего епископа тут нет. Мне все ясно: я не виноват. Расследования не будет.

Клирики осаживаются особо:

«В случае подачи клириком явно клеветнического заявления о совершении епархиальным архиереем церковного правонарушения заявитель подвергается тому же каноническому прещению ( наказанию), которое было бы применено в отношении обвиняемого лица, если бы факт совершения им церковного правонарушения был доказан ( II Вселенского Собора 6 правило)».


Предположим, семинаристы подали иск не на епископа, а на своего проректора и выиграли его. Что дальше?

«Решения епархиального суда, содержащие резолюцию епархиального архиерея об освобождении обвиняемого лица от должности или о переводе клирика на иное место служения, обжалованию не подлежат».


То есть семинаристы пожаловались на своего голубого проректора. Произошло чудо: свою правую руку руку епископ признал виновной. И страшно наказал: перевел его служить в другой храм в пределах одного и того же города, но при этом оставил на административном посту проректора. Все: блокирована правовая перспектива продолжения расследования. Обжалование такого приговора суда и епископа в Общецерковном суде невозможно.

Может ли мирянин (в т.ч. семинарист или келейник) в таком случае прямо обратиться в Москву, в Общецерковный суд с жалобой на епископа?

Нет:

«Заявление о церковном правонарушении архиерея, подлежащее рассмотрению Общецерковным судом, должно быть подписано и подано на имя Патриарха Московского и всея Руси: в отношении епархиального архиерея — любым архиереем либо находящимся в юрисдикции соответствующего епархиального архиерея клириком».


Про мирян - ни слова.

Так что у обиженных ребят нет ни малейших шансов на успех в порядке внутрицерковного судопроизводства.

И они об этом знают.

А за попытку обратиться в гражданский суд их обвинят в том, что они досаждают архиерею, выносят сор из избы, "судятся перед внешними" и т.п.

Поэтому они пишут мне.

А я тоже не могу подать жалобу, ибо не клирик Тверской или Казанской епархии и не могу жаловаться на не своего архиерея.

Поэтому как последний "предатель в рясе" пишу здесь.

Что могло бы разбираться в судах:

http://diak-kuraev.livejournal.com/576445.html
http://diak-kuraev.livejournal.com/579299.html

***

Вообще в нашем современном церковном праве хорошо бы заметить быстро растущую прослойку профессионально-православных мирян и как-то оговорить их права. Это учащиеся духовных школ и церковные сотрудники (епархиальные, монастырские и приходские).

***

В блоге у о. Саввы тутунова, секретаря Общецерковного суда, говорится сегодня:

1) Церковный суд есть.

2) Церковный суд работает, дела рассматривались, решения принимались (в основном это были апелляции клириков, в большинстве случаев удовлетворенные, на прещения, наложенные в епархиях).

3) Церковный суд рассматривает дела на основании заявлений, написанных на имя архиерея (в епархиях) или Патриарха (на общецерковном уровне).

https://www.facebook.com/savvaserge


Ну речь то у меня идет не о факте наличия и работы суда, а о процедуре, которая в принципе не дает шанса мирянину выиграть тяжбу с епископом.

паки и паки: в Общецерковный суд мирянин не имеет права обрщаться. А суд низшей инстанции и возглавляется тем самым епископом, которого обвиняют. И что дальше?

Увы, о. Савва так и не объяснил, как обиженный мирянин (семинарист) может пожаловаться на своего епископа.

0

23

http://s6.uploads.ru/c34OB.jpg

0

24

Довольно любопытное интервью красного диакона для Новой газеты, от 13 января (Елена Масюк). Привожу с сокращениями.

***

http://www.novayagazeta.ru/society/61766.html

Каналы самоочищения у церкви замусорены

Диакон РПЦ Андрей Кураев — об «епископах-мужеложниках»

http://s7.uploads.ru/t/2fZlj.jpg

...

— Как вы думаете, почему патриарх Кирилл не реагирует на этот достаточно громкий скандал с Казанской семинарией?

— Я не осведомлен о мотивах действий патриарха. Может быть, там готовится прекрасный ответ, реальное постановление об исправлении дел в этой епархии и семинарии. Потому что лучший ответ на слова — это дела.

— Кирилл был рукоположен митрополитом Ленинградским и Новгородским Никодимом (Ротовым). И даже есть такое выражение: «Никодимов грех». Как раз имеется в виду содомия, которую приписывают Никодиму. А нынешний патриарх Кирилл, когда ему было 24 года, был у Никодима личным секретарем. Можно предположить, что Кирилл много знает о содомии: он мог это наблюдать, будучи личным секретарем митрополита Никодима.

— Совсем недавно многие люди, особенно блогеры, любили обвинять нашего патриарха ровно в противоположном: в том, что в его знаменитой квартире на набережной живет какая-то женщина.

— Да, Лидия Леонова, которую патриарх называл своей троюродной сестрой.

— Ну блогеры шли еще дальше в своих выводах… Так что тут придется уж подумать, какую сладкую косточку сосать нашим блогерам. Я не думаю, что патриарх Кирилл был этим очень увлечен. Репутация у митрополита Никодима, сколько я себя помню с семинарской поры, в этом отношении была вполне определенная. Хотя я в Московской семинарии учился, далеко от Ленинграда. Понятно, что всегда между двумя столицами есть свой спор, в том числе и в церковном смысле, и всегда хочется что-то негативное друг другу сказать и об этом. Но такие пересуды действительно были. Да, это не более чем слухи, ибо никто из рассказывающих не говорил, что некое печальное событие произошло именно с ним. Но само наличие таких слухов — это неоспоримый и малоприятный факт нашей церковной истории.

Проблема же не в слухах, а в той действительно потрясающей, терпимой, толерантной позиции патриархии к слухам о такого рода епископах. И это тоже факт.

— А почему, на ваш взгляд, такое терпимое отношение?

— Причина не может быть мировоззренческой. Поэтому мне и приходится говорить о «голубом лобби». При этом я подчеркиваю, что «лобби» — это не только те, кто сами замешаны в этом грехе. И давайте опять же различать будем, что понятия «грех» и «преступление» не совпадают между собой. То есть, как бы ни считало светское право, с церковной точки зрения, это — грех. Но не только те, кто замешаны в этом грехе, входят в «голубое лобби», но и те, кто, во-первых, стараются это цинично использовать в своих раскладах, считая, что такие люди будут более послушны, потому что на них есть компромат. Скажем, я епископ, и я знаю, что такой-то мой священник или монах в этом замешан, и у меня есть на него жалобы…

— При условии, если епископ сам не «голубой»…

— Да, даже если сам епископ не «голубой», он считает: хорошо, вот удобный человек, можно его возвышать и т.д., он всегда будет послушным мне.

Второй вариант. Сам епископ отнюдь не «голубой», но он знает, что где-то там, наверху, в патриархийных высотах, есть люди, весьма и весьма заинтересованные в такого рода стиле жизни, а часть из них и где-то причастна к нему. И поэтому он боится наказывать тех своих священников, о которых есть такая же информация. Потому что иначе они пожалуются наверх, и бумерангом это вернется к нему же.

Третье. Этот епископ может быть, опять же, не замешан, он может оказывать видимое покровительство таким своим знакомым гомосексуальным священникам, продвигать их и рекомендовать в надежде на то, что эта его симпатизантность будет замечена где-то наверху, и он тоже получит какие-то бонусы.

И, наконец, есть те, кто просто боится об этом говорить. Знают, гнушаются, у себя в епархии не допускают, но при этом, опять же, не делают ничего, чтобы в целом в церкви этот вопрос обсуждался хотя бы на уровне закрытого Архиерейского собора или совещания. Так или иначе, это тоже заговор молчания, это тоже некое соучастие.

— А в окружении патриарха много «голубых»?

— То, что сейчас вышло наружу про Казань или Тверь, — это еще, что называется, старые кадры, еще с Пименовской поры, они уже больше 20 лет на своих местах. Но я вижу, что люди такого же склада и при патриархе Кирилле получали епископские должности. Люди с достаточно ясной репутацией, по крайней мере в наших узких кругах. Это означает, что у них есть лоббисты и в нынешнем креативном штабе.

— А «голубые» пристрастия таких епископов могут быть крючком для таких епископов в руках Кирилла?

— Не знаю. Я про мотивы патриарха не берусь судить. Но мне доводилось слышать от одного епископа, когда мы обсуждали с ним подобный сюжет, такие слова: «Мне не важно, что они делают в постели, мне важны их деловые качества».

— Но содомия — один из самых серьезных грехов?

— Ну видите, у этого «голубого лобби» есть такое оправдание для своей супертолерантной позиции.

— Ваша цитата: «О сильнейшем присутствии голубизны в иерархическом слое церкви я знал уже в годы своей семинарской учебы в 80-е годы. Однако это были пересуды семинаристов и намеки маститых священников». Извините, что спрошу, это личный вопрос. Когда вы учились, по отношению к вам персонально со стороны преподавателей были намеки и предложения?

— Нет, ко мне не было. В годы учебы я был таким зачитанно-замоленным юношей…

— Они таких не любят?

— Об их вкусах не осведомлен. Кроме того, у меня была плохая репутация, я же откуда-то из совершенно нецерковных кругов пришел в семинарию, инопланетянин с кафедры научного атеизма МГУ. Вот недавно, лет шесть назад, на Украине сижу у знакомого священника, с которым вместе учились в семинарии. Ну и как одноклассники начинаем вспоминать, «бойцы вспоминают минувшие дни и битвы, где вместе сражались они». Он говорит: «А помнишь, у нас такая пьянка была?» Я говорю: «Не помню». — «Ну ты что? Там все были». Я говорю: «Меня там не было». — «Да все были». — «Нет, не было». — «Ах, ну да, тебя же стукачом считали, тебя не брали». И я вздохнул с облегчением: как же иногда помогает плохая репутация!

— Прошло уже много времени после того, как вы опубликовали информацию о происходящем в Казанской духовной семинарии. Деяния против семинаристов подпадают под статью 133 УК РФ «Понуждение лица к половому сношению, мужеложеству, лесбиянству или совершению иных действий сексуального характера с использованием материальной или иной зависимости потерпевшего». Но Следственный комитет, я так понимаю, никаким образом не среагировал на ваши публикации.

— Пока мне неизвестна такая информация. По крайней мере ко мне никто не обращался, и к моим собеседникам, и информаторам тоже.

— А почему такая тишина?

— Почему тишина со стороны Следственного комитета, это еще можно объяснить. Может быть, у них есть своя процедура, по каким именно поводам они возбуждают свой интерес.

— Да, но хотя бы не уголовное дело, но проверку провести по имеющимся материалам можно было?

— Проверку хорошо бы, ой, как хорошо бы! Но больше интересна причина молчания большой прессы, федеральной прессы. Вот это удивительно.

— Аркадий Мамонтов ничего не говорит?

— Ничего.

— Дмитрий Киселев тоже молчит?

— О моем увольнении они все сказали, а потом — ничего. Вроде бы и каникулы уже кончились, могли бы проснуться.

— А может быть, это связано с тем, что вы своими разоблачениями надламываете те самые духовные скрепы, которыми власть так усердно пытается скрепить общество?

— Ну, наверное, есть какие-то стоп-листы, в которые я срочно был внесен.

— Меня очень удивило, что с предложением уволить вас из академии выступил первый заместитель председателя Учебного комитета при Священном Синоде РПЦ протоирей Максим Козлов, который собственно и руководил проверкой в Казанской семинарии. То есть мы тихо установили, мы тихо и разберемся, и не надо это выносить в паблик.

http://ruskline.ru/images/2006/2583.jpg

— Да, совершенно верно. Козлов показал себя человеком с очень гибким карьерным позвоночником, поэтому он может все что угодно сказать и сделать.

— То есть ему посоветовали?

— Ну, несомненно, это не была его инициатива. А Ученый совет просто послушно отозвался.

— Как вы полагаете, ваше увольнение — это инициатива патриарха?

— Есть люди, которые именно так и считают, — как, например, Кирилл Фролов, или недавно на сайте «Радонеж» об этом писал такой эксперт, как Сергей Худиев, — которые прямо увязывали такую цепочку событий. Но мне это представляется все-таки маловероятным. Я вижу два варианта. Совершенно понятно, что решение академии подсказано извне, из властных высот патриархии. Вопрос: кем? И вот здесь есть два варианта ответа. Или это патриарх. Но почему я эту версию не могу принять? Потому, что если это патриарх… Ну он очень умный человек, он знает меня, знает, что мой характер достаточно бойцовский. И он не мог не представлять себе последствий.

— А последствия какие?

— Медийные.

— Но вы же сами сказали, что центральная пресса молчит.

— Но тем не менее я не думаю, что даже то, что происходит в блогосфере, радует сейчас патриархию. Это явно не так. Поэтому я не думаю, что это патриарх мог так истерично, импульсивно отреагировать в порыве какой-то личной оскорбленности при упоминании его любимого наставника.

— Любимый наставник — это кто?

— Митрополит Никодим. Второй вариант: что это как раз то самое анонимное лобби, которому в силу его анонимности имиджевые потери малоинтересны. То есть подключили какие-то свои рычаги: звоночки, намеки и т.д. И в результате уговорили руководство академии, что надо именно так сделать. В любом случае поступок неумный. Ведь если меня увольняют с формулировкой «За деятельность в блогосфере и эпатажные высказывания» —  это означает, что вся эта блогосфера немедленно бросается в мой блог и ищет, что же я такого там сказал за последнее время. И всплывает именно «голубая» тематика. Ну очень неумно. То есть если ты хочешь что-то скрыть, то так не скрывают.

— Сколько, на ваш взгляд, в Русской православной церкви епархий, где действительно сильно «голубое лобби»?

— По тому, что я слышал за свои многолетние поездки и общение со священниками, и по информацию, которую я сейчас получаю, — открываются новые имена для меня в этой связи, — у меня ощущение, что это около 50 епископов из 300.

— А вы не боитесь, что вы называете имена…

— Имена я не называю, имена называют люди, которые мне пишут. И я эти их рассказы выношу в свои посты, только если: а) это совпадает с моим ощущением от этого человека и бэкграундом — то, что я про него слышал раньше; б) если есть другие свидетельства, подтверждающие это. То есть два свидетельства должно быть как минимум.

— У вас в ЖЖ были названы имена: «Митрополит Казанский и Татарский Анастасий, помощник митрополита — ректор Виктор Новиков, игумен Кирилл (Илюхин), иеродиакон Владимир, епископ Стефан». Вы не боитесь получить от них иски о клевете?

— Я знаю характер такого рода людей, которых называют «тетки»: они трусы.

— «Тетки»?

— «Тетками» их называют, да. Что очень оскорбляет мои религиозные и мужские чувства в этой истории —  это то, что почти все епископы, о «голубизне» которых мне довелось слышать, предпочитали пассивную роль.

— То есть, если бы они были активные гомосексуалисты, это бы вас не так оскорбило?

— Тут просто радикальный разрыв ролей: публично предельная претензия владык на властность и такая пассивность в интимной жизни. Меня это поразило. А для церкви такой грех одинаково оценивается, независимо от позиции. Я не знаю, какие у них эксперименты бывают. Характер у этих людей обычно бывает своеобразный, надорванный, но неприятностей и огласки они очень и очень боятся. Поэтому, если они подадут на меня в суд, я в этот суд приведу своих свидетелей. Вряд ли они обрадуются, увидев там тех парней, в которых некогда были «влюблены». Я же сам на них не подаю ни в церковный суд, ни в гражданский.

http://www.novayagazeta.ru/storage/c/2014/01/13/1389632410_305556_96.jpg
Елена Масюк и диакон Андрей Кураев. (Булава — игрушка, купленная в подарок ребенку по дороге.)
Фото: Анна АРТЕМЬЕВА — «Новая»

— Фактический спикер РПЦ Всеволод Чаплин заявил, что Иван Охлобыстин (актер, режиссер и священник РПЦ, временно запрещенный в священнослужении) поднял важную тему по поводу возврата уголовной ответственности за мужеложество, но, говорит Чаплин, этот вопрос должен решать народ на референдуме. Что вы об этом думаете?

— Охлобыстин пробует отойти от своего эпатажного заявления, где он предлагал вообще сжигать гомосексуалистов («живьем в печах». Однополые браки Охлобыстин сравнил с «женитьбой на морской свинке» и «некрофилией». — Е. М.).

— То есть нынешнее его заявление — это потепление?

— Да-да, это уже в сторону смягчения, прямо скажем. А Чаплин, я думаю, просто решил эту тему использовать для того, чтобы переключить общественное внимание с обсуждаемых церковных проблем про «голубое лобби» на общие.

— А вам от патриарха или от Чаплина не советовали как-то по-дружески: ну прекрати, ну не надо больше?

— Нет, мне не звонили даже из академии, не говоря уже о более высоком уровне. Не было даже протокольного звонка, что вы уволены, забирайте документы…

— Люди внутри церкви, когда-либо сталкивающиеся с «голубизной», вам пишут, вам рассказывают, у вас все больше и больше информации на эту тему появляется. Реакции — ноль, что со стороны патриархии, что со стороны Следственного комитета. Что дальше?

— Дальше? Смотрите, какие плюсы происходят независимо от официальной реакции, какой бы она ни была. Пусть даже заметут все снова под «коврик молчания», закроют всем рты, тем не менее, что происходит: первое — да, не скрою, мне радостно знать, что сейчас все епископы, а наипаче заляпанные этим грехом, дежурят у меня в блоге днем и ночью, с ужасом ждут: не назовет ли кто-нибудь их имена

— То есть у вас адреналин?

— У меня от этого адреналин, да. Сочувствия у меня в этом вопросе нет. Плюс для этих епископов в том, что они начинают бояться. Люди начинают бояться. В них проснулся страх, если не божий, то человеческий...

...У нас сегодня умножается количество епископов, умножается количество их прихвостней — карьерно-ориентированных сытых монахов и малослужащих монахов. Это идеальная среда для распространения этого порока. И, соответственно, рано или поздно кто-то опять проколется. Если за нулевые годы было 4 скандала с гомосексуалистами-епископами, начиная с Никона Екатеринбургского (кроме того, Аркадий был снят с Томской кафедры из-за этого; Савва — с поста главы отдела по взаимодействию с армией по громкому настоянию Родионова, тогдашнего министра обороны, и Гурий Парижский (Корсунский. —Е.М.).

— Это все при патриархе Алексии II было?

— Да.

— А при патриархе Кирилле никого не убирали?

— Напротив, трех из этих четырех при Кирилле вернули на кафедры. Реабилитировали.

— А с какой мотивацией вернули?

— А ни с какой, просто назначили. Мотивацию не объясняют.

— А кого вернули из этих четырех?

— Гурия, Савву и Никона.

— Но они своим гомосексуальным традициям не изменили?

— Этого я не знаю. Я лишь говорю, что поскольку даже в нулевые годы в среднем раз в два-три года такой скандал громыхал, то понятно, что сейчас, когда количество епископов увеличилось в три раза, количество таких скандалов скорее даже увеличится. Поэтому весьма вероятно, что годика через два-три будет очередной такой скандал. Но он громыхнет сильнее, чем то, что происходит сегодня. Потому что розовые очки сегодня у людей уже слабее — и у церковных людей, и у нецерковных людей. Копится у людей вот этот отложенный спрос на правду, спрос на чистоту.

— Но такие же гомосексуальные скандалы были и у католиков. Они попытались очиститься, и это вызвало уважение у прихожан.

— Вот это тоже еще один вопрос для меня, потому что руководство нашей церкви составляют люди, которые прекрасно знают католический мир, жили там, работали, учились…

— Тот же Кирилл, кстати.

— …находятся в прекрасных рабочих отношениях с руководителями католической церкви. И поэтому, почему бы не использовать этот опыт, не актуализировать, не поговорить с ними приватно?! И те бы рассказали им, как они тоже заметали десятилетиями эту грязь под «коврики» и в итоге, чем это кончилось. Какие потери они понесли, в том числе финансовые (это доходчивый аргумент — финансовые потери).

— А какие финансовые потери были?

— Ну по общегражданским судам к епархиям. Когда уже не к частному священнику-содомиту иск, а к епархии, которая его покрывала.

— Но пока, получается, что наша церковь покрывает содомию?

— Пока мы не видим реакции.

— Мне кажется, что это связано прежде всего с тем, что церковь слишком похожа на военную организацию, с жесткой вертикалью, и, пока не будет отмашки от Кирилла, все будет уходить под «коврики».

— Вот что точно могу сказать. Ни один из этих четырех упомянутых мною скандалов не приводил к действиям патриархии до подключения федеральной прессы (кроме случая с епископом Саввой, но там был ультиматум генерала Родионова). Даже уровня региональных публикаций для реакции патриархии не хватало. Лишь когда московские издания начинали об этом говорить —  лишь тогда вдруг следовала реакция. Поэтому мой четвертьвековой опыт работы в церкви показывает: каналы самоочищения у церкви замусорены, и без давления извне ничего не произойдет. Я знаю случай, когда губернатор потребовал по этому поводу убрать своего епископа.

— Это где такое было?

— Ну не скажу где. Церковные читатели сами очень легко поймут.

— И послушались, убрали?

— С повышением.

...

— Чем на жизнь будете зарабатывать, Андрей Вячеславович? Лекции читать?

— Ну, наверное, да. А что делать еще?

— Но ведь теперь не каждая академия…

— Епархии, конечно, не будут меня приглашать: епископы будут бояться, это совершенно понятно. Но, поймите, я действительно самый свободный человек в нашем клире. У меня есть гражданская профессия, есть какое-то светское реноме.

— А какая профессия у вас?

— «Преподаватель философии» — в дипломе у меня написано. Светская ученая степень, светское место работы, в конце концов, МГУ никуда не ушел, МГУ, где я уже 20 лет преподаю, не гонит еще. Есть приглашения от других университетов. Я как раз за финансовую сторону своего выживания не очень волнуюсь.

...

— Вы опубликовали в ЖЖ стенограмму встречи митрополита Казанского и Татарского Анастасия со слушателями Духовной семинарии, которая произошла после отъезда комиссии Максима Козлова. Анастасий на этой встрече говорил своим студентам: «Мы им (семинаристам) звоним, они не берут трубки, преподаватели ведут неправильную политику, поддерживают этих хищниц, что похищают наших семинаристов». Разделяете точку зрения Анастасия, которого вы назвали «гомоиерархом»?

— Даже из этих его слов понятно внутреннее устроение этого человека: такая устойчивая ненависть и ревность к женщинам. Вы, дескать, крадете моих мальчиков.

Это откровенная гомосексуальная пропаганда. Это мизогония, ненависть к женщинам. Это часть гомосексуальной пропаганды. Это совершенно очевидно.

— А вы чувствуете, когда общаетесь с кем-то из церковных, что этот человек «голубой»? Это как-то ощущается?

— Вы знаете, с годами, кажется, уже немножко научился. В студенческие годы я не обращал внимания. И для меня, скажем, было шоком, что один из моих одноклассников был даже осужден за это. В 2007 году он был осужден за педофилию. 14-летний мальчик нажаловался на него. Он два года отсидел в тюрьме и, выйдя из тюрьмы, скончался. Для меня это было очень горько, потому что надо сказать, что я как раз всегда думал, что, может быть, из этого монаха получится как раз преемник Анастасия в Казани, потому что он татарин, принявший православие.

— А Анастасий — татарин?

— Нет, Анастасий — русский.

...

— А почему все-таки реально из тех мальчиков, которые учатся в семинариях, так мало становятся священниками? Как жалуется тот же Анастасий. Это связано с церковной грязью, в которую они попадают?

— Отчасти да. Ведь семинария не дает освобождения от армии. И мне не понятен психологический уклад самих этих ребят — ради чего? Условия жизни печальные, перспективы… Ну если вы не хотите сами быть священником всерьез, не принимаете, — зачем? Зачем эти унижения, этот позор терпеть? Вот это молчание ягнят означает страшную социальную вещь. Означает, что дома у них еще хуже.

Проблема гомосексуализма в истории монашества не является новой, она всегда была. Вопрос в степени распространения и в создании вот такого очень агрессивного лобби.

— А это агрессивное лобби когда появилось?

— Я думаю, что все-таки в конце 60-х.

— А сейчас оно агрессивнее, чем в советское время?

А вот мы посмотрим, что будет со мной и чем кончится история с Казанью. Это тот случай, когда логика не может помочь. Налицо традиционный аскетический конфликт разума и страсти. Что победит в душах лиц, принимающих решения, — предсказать нельзя.

— Вы думаете это страсть, а не распущенность?

— Распущенность — это шаг на пути к страсти. Слово «распущенность» предполагает некое разгильдяйство, а страсть предполагает собранность воли и мысли, но вокруг порочного предмета. «Он знал одной лишь думы власть, одну, но пламенную страсть». И это совсем не секс. Страшнее страсть власти или гордыня.

— А вы давно знали про увлечения Анастасия?

— У него репутация была однозначная всегда.

— То есть есть конкретные епископы, у которых однозначная репутация в этой области?

— Да. В том-то и дело. Церковный мир, особенно с советских времен, —  очень узкий.

Поэтому здесь шила в мешке не утаишь. Если бы патриархия всерьез хотела бы эти вещи решать, во-первых, я уверен, что у них все материалы есть, они великолепно знают, кто есть кто. Да даже просто за одну ниточку дернуть, за этого игумена Кирилла (Илюхина), внимательно посмотреть его биографию: где, в каких епархиях он был и делал карьерные шаги, — много можно понять. Ведь где бы он ни бывал, он знал, куда идет, — к тем епископам, которым заведомо именно понравится сам по себе как симпатичный безбородый юноша.

...

— А почему, как вы думаете, нет этого желания?

— Здесь мои понималки кончаются. Учитывая, что должность патриарха пожизненная, должность члена Синода у половины членов Синода тоже пожизненная, мне трудно понять, чего им бояться в противостоянии с «голубым лобби»…

— У меня есть только один ответ: что тот, кто вправе снять, но не снимает, не убирает, — сам каким-то образом в этом замешан.

— Этот ответ многие люди в интернете высказывают, он витает в воздухе, но он затрагивает не мою честь, поэтому не мне на него отвечать. Вопрос, действительно, сейчас идет о чести церкви и руководства церкви. И отвечать на это надо не моим увольнением или лишением сана, а чем-то совсем-совсем иным.

0

25

Из интервью каппаросного диакона для полит.ру.

***

http://polit.ru/article/2014/01/13/kuraev/

Верхи и низы Церкви разъезжаются по встречным полосам

Андрей Кураев и Андрей Винокуров

http://polit.ru/media/photolib/2014/01/13/kuraev-2.jpg

...Каково было отношение к подобным историям до скандала?

Отношение у большинства церковных людей было крайне отрицательным. Но все понимали, что попытки как-то жаловаться будут глушиться. Посмотрите на реалии. Лишь три года назад был создан институт церковного суда. У него две инстанции. Мирянин имеет право обратиться только в низшую инстанцию, в свой епархиальный суд. Но в церкви нет разделения власти на исполнительную и судебной. Соответственно, руководителем этого суда является сам местный епископ. Он состав этого суда утверждает, он же его председатель, и он утверждает его решения. Ну какой смысл тогда жаловаться в такой суд на своего епископа? А в московский Общецерковный суд мирянин, в том числе семинарист, не имеет права ни жаловаться, ни обжаловать.

Скажите, как могло сложиться такое «голубое лобби», представители которого имеют влияние даже в Синоде? Где исторические корни этого явления?

Естественно, не обошлось без руки советского КГБ. Советским властям были очень удобны такие скомпрометированные священники. И для атеистической пропаганды, и для управления ими. Если бы такой епископ или священник стал оказывать сопротивление государственной политике, была возможность посадить его не за веру, а совсем по другой статье, и тем самым сказать, что у нас гонений на церковь нет.

То есть людей нетрадиционной ориентации прямо внедряли в церковь?

Нет-нет, их никто не направлял специально. Но на подобные вещи нарочно закрывались глаза, а также этим людям оказывались поддержка в их карьерном восхождении.

Вызвала ли у вас удивление позиция церкви по поводу скандала и вашего увольнения? Наверное, вы надеялись на поддержку, а получилось, что отец Всеволод Чаплин выступил с умеренной критикой в ваш адрес.

У меня удивление ровно обратное. То, что официальной позиции по скандалу до сих пор нет. Основное наше системное духовенство отмалчивается. Я, честно говоря, ожидал, что определенное количество их представителей побегут впереди паровоза и начнут говорить о том, какой нехороший Кураев, и что такого греха  в нашей среде просто не может быть. Но они молчат… Вот это меня удивляет. Я бы даже сказал, приятно удивляет. Равно как и сдержанность комментария о. Всеволода.

Вы говорили, что ваше увольнение привело к дополнительному интересу и вниманию со стороны общества к вашим постам и проблеме. Не предполагаете, что вами просто пожертвовали ради такой реакции, чтобы с помощью нее решить проблему?

Если такой ценой удастся спасти казанских семинаристов, то я совсем не против. Я даже не считаю, что это будет неравноценный обмен.

...

0

26

А вот и первые реакции голубо-красного епископата. C новогоднего перепития, должно быть.

***

Сыктывкарский епископ Питирим (Волочков)

http://vk.com/wall74284165?own=1

http://www.portal-credo.ru/images/lib/2985/6.jpg

"Да, предатель - всегда соратник Иуды Искариотского. Удивительно, но я и в целом вся епархия, всегда, по Духу его видели именно таким как и всех засланных в лоно Матери Церкви. Но при этом наглец Кураев всегда был убежден в том, что он не разоблачен и есть настоящий аналитик всего происходящего в РПЦ МП. Такое самомнение неофита, рано или поздно приводит к предательству и беснованию.

Наблюдая богословское мышление "миссионера" в разных заведениях Республики Коми, я видел, что оно пропагандируется в кощунственном и порнографическом виде. Пришлось ограничить деятельность этого безобразия.

"К половой тематике у отца Андрея всегда замечался повышенный интерес. В свое время он утверждал, что гомосексуалист вполне может стать священником, если покается и откажется от своего содомского греха. Многие, в том числе и автор этих строк, спрашивали тогда отца Андрея, зачем он вообще поднимает данную тему, какой в этом смысл, какова цель?" - но он молчал. Но шло время и все стало понятным. Молчал то он молчал, но паки заворчал.

Его идеал - свое мнение. Публичность любой ценой, поскольку он стал не востребован епархией и приходами коми Республики и другими епархиями.

Враги Церкви Христовой и либеральные круги хотят навредить ядом кураевщины и кураеведением ослепить народ. Не выйдет.

http://s8.uploads.ru/t/WhR7S.jpg

Моя страна и моя республика встанет за веру. И сбросив грязь клеветы, предстанет чиста перед Господом и Спасителем нашим Иисусом Христом!

0

27

Новую циничную версию казанского скандала и своего сотериологического превращения ("как я стал Каппаросом?") представил у себя в ЖЖ красный диакон А.В. Кураев.

Моя ошибка - 2

16 января 2014 г., 22:31:00

http://l-userpic.livejournal.com/84277664/17549268

С самого начала мне был неясен вопрос: откуда такое чудо – патриархия вдруг расслышала жалобу студентов и встала на их сторону?

Почему жалобы не были положены в архив?

Почему жалобы трехлетней давности были оттуда изъяты и предъявлены нынешним семинаристам?

Почему комиссия встала на сторону жалобщиков и не давила на студентов с целью забрать назад свои показания?

В нашем городке так не принято.

С другой стороны, если вина проректора игумена Кирилла Илюхина доказана – почему такое мягкое «наказание»?

Поговорил сегодня со знающими казанцами.
И все встало на свои места.

Вновь скажу: я ошибся, предположив решимость патриархии начать таки борьбу с голубой заразой.

Все проще. Деньги и власть.

Входные данные такие: митрополиту Анастасию 70 лет. Здоровье расшатано многими отнюдь не монашескими факторами. Впереди маячит уход на пенсию. Кто преемник?

Властям Татарстана удобно, чтобы преемник был бы из местных, а не прислан извне.

В июне 2012 года Казанская епархия преобразована в митрополию с делением на три епархии. Естественнее всего подготовить будущего митрополита, дав ему возможность какое-то время побыть епископом в одной из двух новых епархий.

До сих пор вакантно место епископа Чистопольского.

Основных кандидатов было двое: игумен Кирилл Илюхин, проректор КазДС и иеромонах Филарет Кузьмин, ныне занявший место Илюхина.

http://kds.eparhia.ru/www/1new-albom/DSC_8108_36412500000.jpg

В сексуальном вопросе, как говорят мои собеседники, различие Филарета и Кирилла просто: Кирилл бывает более настойчив.

Общая стратегия одна и та же: среди первокурсников найти юношу, который пришел в семинарию не по вере, а «в поисках хлеба куса». Сын матери-одиночки из бедной деревни, не прошедший в университет и желающий поучиться чему-нибудь и как-нибудь вдали от армейской казармы.

Понятно, что такой маловерующий парень довольно быстро начинает «залетать»: нарушать устав жизни духовной школы. То придет из города с опозданием и с пьяным запашком, то пропустит службу, то от него повеет запахом сигареты…

Дальше уже дело техники:
объяснить испуганному первокурснику всю бездонность его падения, ясно обрисовать неизбежность его изгнания из семинарии прямиком в армию… Милостиво простить. «Но лично мне ты нравишься». Предложение покровительства и дружбы. Мелкие взаимные услуги. Рестораны. Помощь деньгами. Баня. Алкоголь. Прикосновения. Предложение секса «ты ни при чем, на тебе греха нет!». Через несколько сеансов все становится более брутальным, роли меняются… Растленного парня уже можно представить Новикову и в конце концов митрополиту.

На мое возражение «Он же старенький!» мне пояснили: но посмотреть и потрогать еще хочется.

Так вот, Илюхин слишком рвался к финалу и двух ребят снасильничал, когда те еще не готовы были сами уступить ему.

От них три года назад и пришли жалобы именно на Илюхина. О чем, не сомневаюсь, патриархия немедленно сообщила казанскому митрополиту, а тот своим подельникам в семинарии.

Итак, есть два кандидата в епископы и потом в митрополиты.

Служили два товарища. Но вакансия одна.

Один из товарищей умнее другого и при этом он знает, что на его друга в патриархии пылится компромат. Понятно, что пришла пора сделать другу подножку.

Как именно Филарет активировал в патриархии старый донос – не знаю. Вероятнее всего – занес хороший конверт. Возможно, он же подбил кого-то из студентов написать повторную жалобу, чтобы дать повод для срочного выезда москвичей.

Интересно, что Козлов в Казани новых жалоб не зачитывал; студентам зачитали лишь старые и только на Илюхина (хотя в мерзости замазано всё руководство КазДС).

Тогда весь паззл складывается: комиссия была заказная, и ее цель была очень точечна: убрать Илюхина. Понятно, почему затронут лишь Илюхин. Понятно, почему наказание Илюхина было никаким: после доказанного уголовного преступления он не отдается под суд и не лишается сана, а с прекрасной рекомендацией улетает в Тверь.

Утечка информации вовне в план не входила. Но произошла. И тогда понятно, почему тот же самый человек, что ездил в Казань и вроде бы разворошил голубое гнездо, так настаивал на ученом совете Академии на моем увольнении.

Просто бизнес. Ничего личного. И ничего человеческого.

***

Я опытный ассенизатор. Но сегодня что-то и мне поплохело от этого...

диакон А. Кураев

0

28

Голубые устрицы против розовой троцкистской креветки

Вчера официальные лица РПЦ МП устами протоиерея Всеволода (Чарли) Чаплина  обозначили позицию церковного истеблишмента в отношении рождественских разоблачений А.В. Кураева.

Позиция оказалась более чем предсказуемой – красному диакону было предложено ПОКАЯТЬСЯ в недопустимых уклонениях от линии партии и вернуться в лоно эффективного менеджмента – или… дальнейшее развитие событий будет происходить по уже известной нам сергианской экуменической формуле: «Кому КГБ не мать, тому б-г не отец».

В своих комментариях на выступление протоиерея Чаплина диакон бросил новый бесстрашный вызов голубому лобби:

«такой реакцией голубые устрицы продемонстрировали места своего обитания, свои размеры и аппетиты».


Складывается впечатление, что мы присутствуем на второй серии балаганного представления Pussy Riot, но уже интерактивном - с хорошо согласованным участием как внутренних пусей, так и внешних. А целью представления является окончательный развал РПЦ и египетского крокодила РФ. Вот только что из этого выйдет?

Приведу видеоролик и полный текст монолога Чаплина в транскрипции редакции сайта "Православие и мир".

***

http://www.pravmir.ru/prot-vsevolod-cha … z2qetRvcaR

Прот. Всеволод Чаплин: У о.Андрея Кураева два пути — покаяться или покинуть Церковь

Протоиерей Всеволод Чаплин прокомментировал высказывания протодиакона Андрея Кураева в СМИ и блоге

Протоиерей Всеволод Чаплин | 17 января 2014 г.

В эфире еженедельной программы "Комментарий недели" на телеканале СОЮЗ протоиерей Всеволод Чаплин прокомментировал высказывания протодиакона Андрея Кураева.

Очень некрасивая и постыдная ситуация сложилась в последние дни Рождественского поста в связи с реакцией протодиакона Андрея Кураева на увольнение его из Московской духовной академии, где он преподавал в качестве профессора.
Увольнения такие имели место и ранее.

В своё время отцу Андрею Кураеву пришлось уйти из Российского Православного университета, где ему и было присвоено звание профессора, потом ему также пришлось уйти из Православного Свято-Тихоновского университета. В этих случаях также как и в случае с Академией и студентов, и преподавателей волновали его выступления и действия. В частности, выступления, которые в решении учёного совета Духовной академии были названы эпатажными.

Я много раз слышал жалобы студентов и преподавателей всех учебных заведений, в которых преподавал отец Андрей, на то, что некоторые его высказывания прямо противоположны тому соборному самоощущению, которое есть у нашей Церкви. Это касалось очень многих его выступлений, — это касалось и его оценки кощунства в Храме Христа Спасителя, и разговоры о том, что христиане якобы не имеют права призывать государство к тому, чтобы оно ограничивало зло и поддерживало добро силой власти, силой закона.

Это касалось и пренебрежительного отношения ко многим святыням, граничащего с кощунством, это касалось разговоров о том, что наши традиции благочестия якобы устарели и никому не нужны. Иногда они просто подвергались осмеянию и уничижению. Периодически отец Андрей в ответ на эту критику говорил, что в Церкви должно быть разномыслие, что не может быть соборной позиции, официальной позиции Церкви по общественно значимым вопросам.

Это суждение очень похоже на то, что в своё оправдание приводили лица, которые ушли в расколы, секты и ереси.

На самом деле у Церкви есть учение, которое связано с общественными вопросами, и которое является частью её предания. Это определения поместных и архиерейских соборов XX-XXI веков, это документы, которые приняты Священным Синодом нашей Церкви. Эти документы основываются не на какой-то политической конъюнктуре, — они основываются на Священном Писании, на учении многих святых, и на том, что чувства и мысли, живущие во Христе – соборное тело нашей Церкви.

http://www.pravmir.ru/wp-content/uploads/2014/01/190759x01.jpg
Протоиерей Всеволод Чаплин: "ленивое тело ты растормоши, в Хабад поскорей поспеши!"

Более того, отдельные высказывания Патриарха, наших иерархов, — все эти высказывания практически всегда соотносятся с Евангелием Христовым, с тем, что говорили и делали многие и многие святые, с тем, как себя ощущает соборное тело Церкви, с тем, как Церковь воспринимает окружающую реальность и тем, что ожидают от неё.

Отец Андрей периодически пытался сказать, что есть различия между Евангелием и жизнью Церкви, — то есть между Писанием и Преданием. Потому что Предание Церкви это не только то, что было сформулировано многие века назад, это ещё и то, что имеет место сегодня. Традиция это не только прошлое, но и прошлое, настоящее и будущее.

Говорить о том, что есть некое несоответствие и даже противоречие между Писанием и Преданием, это значит не верить в Церковь, не верить в Христа. Подобного рода мысли отец Андрей высказывал много раз. С течением времени он стал высказывать их все чаще и чаще.

[Позвольте для сравнения привести небольшую цитату из брошюры основателя МП тов. Сталина "К вопросам ленинизма" (январь 1926 г.). При сопоставлении с речью о. Чаплина сразу становится ясно, к чьей школе риторики он принадлежит:

...если после всего этого Зиновьев решается выступить в своей книге «Ленинизм» (сентябрь 1925 г.) против точки зрения партии, если он потом повторяет это выступление на XIV съезде, — то как объяснить всё это, это упорство, эту настойчивость в отстаивании своей ошибки, как не тем, что Зиновьев заражен, безнадёжно заражен неверием в дело победы социалистического строительства в нашей стране?

Зиновьеву угодно трактовать это своё неверие как интернационализм. Но с каких это пор отход от ленинизма в кардинальном вопросе ленинизма стал трактоваться у нас как интернационализм?

http://www.sceptic-ratio.narod.ru/ku/pic2/stalin-17.jpg
"Церковная благодать"

Не вернее ли будет сказать, что не партия, а Зиновьев грешит здесь против интернационализма и международной революции?
...
Но не следует ли из этого, что неверие в победу социалистического строительства, проповедь этого неверия ведёт к развенчанию нашей страны как базы мировой революции, развенчание же нашей страны ведёт к ослаблению мирового революционного движения.

И.В. Сталин


- админ]

И причина этого скорее всего в том, что он чувствовал и понимал, большинство иерархов, пастырей, мирян не приемлют того, что он говорит и делает. И ответом на это не понимание было не желание покаяться, измениться, стать другим, а желание отомстить и желание настоять на том, что он не такой, как прочие люди, что он может рассчитывать на совершенно особые отношения, потому что у него в руках есть некие информационные возможности.

Он может громко бросить какие-то обвинения, он практически открытым текстом в одном из интервью провел примерно следующую мысль:

«как могли посметь меня тронуть, это не умно, у меня в руках информационные возможности – я могу ответить».


Он отвечает, чтобы отомстить.

Это не случайно, что кампанию, которую Андрей Кураев ведет в интернете, началась примерно с середины декабря и была нацелена на то, чтобы предупредить: «не смеете меня тронуть!».

И наверно опять людям Церкви пытаются сказать, как они посмели тронуть человека, который обладает такими информационными ресурсами, который так громко может бросать те или иные обвинения.

«Я не такой как прочие – я особый, я требую особого отношения к себе», — это идея присутствовала в жизни отца Андрея Кураева в течение многих лет.

Я хорошо помню, как отец Андрей Кураев, тогда еще студент Московской Духовной академии, в то время, когда другие студенты учились или выполняли послушания, проводил значительное время в приемной ректора или коридоре перед приёмной, чтобы предложить какие-то проекты, тексты, — выслуживался.

Выслуживаться, доказывать свою особость, добиваться особенного отношения, — это то, что составляло в то время основную деятельность студента Андрея Кураева.

В 1991 г., став референтом Святейшего Патриарха Алексия II, отец Андрей практически сразу преступил к интригам. В августе этого года, когда окончилась неудачей деятельность Государственной комиссии по чрезвычайному положению, в момент, когда либеральные круги, пресса шельмовали практически любого и требовали отставки любого, кто хотя бы частично был заподозрен в поддержке деятельности ГКЧП, отец Андрей Кураев распространяет среди светских журналистов либеральных изданий написанный им текст, который предлагался в качестве основы для публикации за чужой подписью.

Это доказанный факт. В газете «Куранты» Яков Кротов свидетельствует о том, что Кураев предлагал ему такого рода текст. Целью этой интриги было отстранение от должности по обвинению в сотрудничестве с ГКЧП многих наших иерархов и замена их на людей, лояльных Кураеву или на него самого.

Интрига была раскрыта, Кураев был отстранён от должности референта Святейшего Патриарха. Также звучали обиды, звучали разговоры о том, что он очень много знает и его нужно бояться. Разговоры эти, правда, не выливались в интернет, а были кулуарными.

В данном эпизоде проявился характер этого человека, его горячее желание решать чужие судьбы, используя методы политического доноса.

С течением лет отец Андрей позволял себе все более и более развязные высказывания. Возможно, за этим стояла очень простая мысль, — дайте мне хорошую должность, обеспечьте мне безбедное существование, «иначе вы знаете, как громко я умею ругаться».

И чем дальше, тем больше эти высказывания стали вызвать усмешку и обратную реакцию. И то, что произошло с деятельность отца Андрея в Московской академии – очень логичное развитие событий. Это то, к чему отец Андрей шёл в течение многих лет. Все больше изолируясь от церковного организма, окружая себя подпевалами из числа некоторых представителей церковной и околоцерковной молодежи, и теми людьми, которым он был выгоден, как человек, который вроде бы внутри Церкви выражал несогласие со многим из того, что она говорит и делает.

Теперь протодиакон Андрей Кураев посвящает чуть ли ни большую часть своего времени распространением интернет-сплетен. Тексты, которые он публикует в интернете от своего имени или якобы от чьего-то ещё имени, не содержат ни доказательств, ни официально сформулированных обвинений. Он говорит о грехе мужеложества.

Если действительно такой грех существует, в светской или церковной среде, — он должен быть обличён, и он должен быть наказан по нравственным принципам Православной Церкви. Однако для этого, если говорить о церковной среде, нужен церковный суд, который, как мы знаем, не может не руководствоваться показаниями двух или трёх свидетелей, которые не могут быть анонимными.

Никакого суждения не может быть вынесено на основе сплетен или слухов, кампании, которая имеет определённое отношение к мести уволенного преподавателя духовной школы. Было бы страшно представить, что церковные решения будут приниматься под давлением той кампании, которую сегодня ведёт этот человек.

Тексты Кураева, его блог – отравленный и нечистый источник, и никакой пользы в церковной жизни он принести не может именно в силу того настроя, и того отношения к Церкви, которое из этого источника льётся. Из этого источника не может исходит ничего отрицательного для настоящей церковной жизни, но и тем более не может исходит ничего положительного.

Не случайно, те, кто сегодня поддерживают отца Андрея Кураева, это в основном люди, являющиеся недругами Церкви.

http://www.snob.ru/i/indoc/00/blog_entry_485275.jpg

Это люди, которые, будучи не верующими или мало верующими, которые интерпретируют Евангелие в далёком от Евангелия ключе, пытаются получить контроль над церковной жизнью, заставить получить влияние на решения Церкви при помощи общественных кампаний.

Сегодня это влияние пытаются построить вокруг разговоров о личной жизни духовенства и мирян, завтра могут начать ставить политические условия, послезавтра богословские, но цель одна – заставить Церковь меняться по законам мира сего, лежащего во зле.

Хотят заставить Церковь принимать решения на основе хорошо срежесированных (sic) общественных кампаний, подобных тех, которые были много раз предприняты на Западе для того, чтобы поставить Церковь под контроль. К сожалению, во многих случаях это удалось.

Я очень рад, что тот отравленный и нечистый источник, о котором я сегодня сказал практически игнорируется верующими людьми. Он не повлиял на самоощущение Церкви, и будем надеяться, что этого никогда и не произойдёт. Этот источник питает только тех, кто испытывает к Церкви недобрые чувства и пытается реформировать её вопреки евангельскому слову и наследию святых отцов.

Я надеюсь, что наши архиереи, пастыри, миряне достаточно сильно укрепляемы Божьей благодатью, Божией помощью для того, чтобы не дать проделать с нами того, что проделали с некоторыми христианскими или уже постхристианскими сообществами. Мы должны слушать Бога, а не блоги. Мы должны руководствоваться Священным Писанием и Священным Преданием Церкви, а не переменчивыми влияниями и веяниями мира сего.

Как только ты отвергаешь Божию власть, ты оказываешься во власти антихриста, и нам сегодня об этом нужно четко помнить.

Что же будет с самим отцом Андреем? У него два пути. Первый – очень простой, предписанный нам Священным Писанием, Христом, — покаяться, измениться, стать новым человеком. Наверное, такой шанс всё ещё есть, потому что в жизни отца Андрея было много вдохновляющих, проповеднических, миссионерских, писательских успехов. Может быть не потеряна ещё возможность для того, чтобы вспомнив свою первую любовь ко Христу, понять, что он это его Церковь. В любви в ней можно восстановиться духовно, без мести, без шантажа, — чего я лично, как старый знакомый отца Андрея очень хотел.

Второй путь – приложиться к тем, кто точно также в своё время объясняя свои слова и действия благими разговорами, покинул Церковь и стал её разрушать вместе с его исконными недругами.

Мы помним имена этих людей, — Денисенко, Якунин, Дзюба, — некоторые из них упоминаются в сми, некоторые почти полностью забыты. Когда-то о них говорили как о героях, а потом стали говорить с пренебрежением или перестали говорить вовсе. Очень не хотелось бы, чтобы этот перечень имен пополнился именем протодиакона Андрея Кураева.

***

Комментарий диакона Кураева:

Каминг-аут патриархии

Jan. 17th, 2014 at 6:52 PM

http://l-userpic.livejournal.com/84277664/17549268

Когда один человеке говорит о скрытых мотивах действий другого человека, то получается своего рода исповедь. Откровение своих собственных помыслов. Проецирование своей модели поведения на другого.

Очень показательно, что мои официозные критики не могут даже и помыслить, чтобы кто-то из клириков говорил и действовал просто по велению своей совести. Только заговоры, подкупы, продажи, интриги, рейтинги, карьерные планы...

Страшноватый мир они создали для себя.

Выбор после многодневного раздумья сделан. Враг Церкви назначен.

А вот гомоепископов приказано считать невидимыми и несуществующими. Но парадоксальным образом именно такой реакцией голубые устрицы продемонстрировали места своего обитания, свои размеры и аппетиты. Ведь лобби – это не только те, кто занимается этим делом, но и те, кто, имея возможность помешать, не мешает, а молчит, покровительствует, изощряется, оправдывает, изо всех сил делает вид, что ничего особенного не происходит.

0

29

Из статьи Андрея Десницкого на сайте газета.ру.

***

http://www.gazeta.ru/comments/column/de … l#comments

Темный двойник РПЦ

13 января 2014, 08:12

http://desnitsky.ru/wp-content/uploads/2011/01/andrey_square.jpg

...Еще в советские годы человек по имени Сергей Фудель, никому не известный, не занимавший никаких важных церковных должностей, писал о «темном двойнике церкви» — и его слова, по сути, до сих пор не прочитаны и не оценены. Уже в наши дни семинаристы — молодые ребята с искренней верой и чистыми стремлениями — называют такой двойник «системой».

Мол, есть церковь, в которой служат Богу и помогают людям, а есть «система», в которой живут для денег, славы и удовольствий, пользуясь подчиненными как расходным материалом и заранее отпуская себе все грехи.

И одно, к сожалению, слишком тесно переплетено с другим: можно постараться минимизировать свои контакты с системой, добиться максимальной независимости от нее, но не замечать ее можно лишь ценой добровольного самоослепления.

А бороться с ней и вовсе немыслимо: сожрут и остатки выплюнут, тому много есть примеров. И внешним об этой системе лучше и вовсе не знать, не то они ее и примут за церковь.

Кто-то из столкнувшихся лоб в лоб с системой приспособился, кто-то разочаровался, кто-то ушел с проклятиями в частную жизнь, в атеизм, в какую-нибудь «истинно-православную» юрисдикцию, состоящую из «родных и знакомых Кролика». А кого-то она особенно и не затронула — и все живут дальше как могут.

Чем бы ни окончился казус Кураева, он уже произвел неотменяемый эффект: оказывается, можно быть целиком и полностью в церкви и за церковь, но при этом вне и против системы, категорично и бескомпромиссно. О ней можно говорить публично и без богохульства, ее нравы можно обсуждать в терминах канонического и уголовного права.

Возможно, Кураева постараются привлечь к ответственности за клевету — но ведь пострадавшие и свидетели действительно существуют, и судебное разбирательство с их участием будет куда более скандальным событием, чем публикации в блогах.

Похоже, что носитель средневековых одеяний отец Андрей убедился, что задача вписать средневековое сознание в современное информационное общество сложнее, чем казалась на первый взгляд.

Слишком легко на выходе получается смесь ролевой игры в традиционные ценности с постмодернистской всеядностью в частной жизни. Похоже, придется искать какие-то новые формы, способы и методы, пригодные для нынешней социальной реальности, а не для XIX века.

Хочется верить, что это возможно, и что казус Кураева, чем бы он ни казался для конспирологов, в конечном счете будет способствовать очищению церкви от ее темного двойника — яко с нами Бог.

0

30

Последние боевые сводки в блоге А.В. Кураева.

***

Интервью диакона газете "Вечерняя Москва" (фрагменты).

***

Как дьякон Андрей с голубым драконом сражался

http://s2.uploads.ru/t/I4oX7.jpg

22:51 18 января 2014

Татьяна Медведева

– о.Андрей, почему именно сейчас вы решили рассказать о голубом лобби в РПЦ?

– Сама эта тема давно обращала на себя внимание в церковной среде. Священники, епископы и семинаристы с горечью рассказывали мне об этом. Но эти рассказы неизменно сопровождались просьбой: «Ой, только ты никому об этом не говори. На меня не ссылайся». И вот в декабре появились жалобы казанских семинаристов на домогательства. Эти жалобы убедили Комиссию Московской Патриархии, что такая проблема существует, а следы работы самой этой комиссии попали в казанскую прессу. Эти жалобы могли быть придавлены голубым лобби. И я решил поддержать комиссию Патриархии – сделать тему достаточно публичной, чтобы ее нельзя было замолчать. Просто хотелось помочь конкретным ребятам из этой семинарии.

Но последующая реакция оказалось боле чем неожиданной. Меня выгнали из Московской Академии, а сегодня отец Всеволод Чаплин уже угрожает мне отлучением от Церкви. Две недели после моей статьи про гомосексуальное епископское лобби патриархия молчала. Я полагал, что она могла бы выбрать из четырех возможностей:
1) промолчать

2) начать борьбу за нравственное очищение Церкви

3) «симметрично» наказать и меня и гомоепископов

4) открыть огонь только по мне как нарушителю заговора молчания.

Сегодня стало ясно, что выбран наихудший для будущего Церкви вариант. Страсть мщения оказалась выше разума.

– Вы упомянули, что около 50 епископов из 300 принадлежат к голубому лобби. Неужели так много?

– По тем жалобам, которые получаю я – да – такое число епископов. Но само лобби – гораздо больше. К лобби принадлежит люди, которые не только сами участвуют в этом грехе, но и те, кто об этом молчит, кто покрывает это. Скажем, есть нормальный епископ – аскет и подвижник. Но он боится связываться с голубыми карьерно-перспективными священниками, у которых есть связи в московских верхах. И поэтому он их награждает, он их повышает, дает хорошие характеристики, хотя в душе, конечно, презирает. И получается, что человек стал заложником и соучастником работы этого голубого лобби.

– Некоторые имена вы даже назвали. Был эпизод, что при Патриархе Алексии нескольких епископов отстранили, а при Патриархе Кирилле вернули. Это Гурий, Савва и Никон. Почему их вернули?

– Я не знаю. Это вопрос к Патриарху. И беда в том, что Патриархия не сделала даже попытки объясниться с людьми…

– Есть версия, что специально в советские годы в РПЦ внедрялись голубые священники. Это так? Или они всегда там были?

– Они были всегда. Но в советские годы КГБ помогало их карьере. Скомпрометированный человек легко управляем.

– О Ленинградском митрополите Никодиме Ротове – учителе Патриарха Кирилла всегда ходило много слухов. Сейчас все вышло на поверхность. У него точно была голубая ориентация?

– Точно можно говорить только об одном. Что у него была именно такая репутация – это факт новейшей церковной истории. С первых моих лет учебы в семинарии при упоминании его имени сразу же и монахи, и священники употребляли термин «Никодимов грех». И все понимали о чем идет речь. Но еще раз – человек и его репутация не всегда одно и то же. И все же наличие определенной репутации становится значимым фактором биографии данного человека.

– Иван Охлобыстин предложил вернуть уголовное наказание за мужеложство. Не начнется ли в церкви охота на ведьм?

Сегодняшнее интервью Всеволода Чаплина показывает, что на роль ведьмы назначен я. А в остальном – нет. Охлобыстин – частное лицо, он не лидер церковной политики.

– Сейчас много карьеристов приходит в церковь?

– Да. Сейчас церковь некоторыми людьми воспринимается как один из карьерных лифтов.

Происходит открытие множества новых епархий и это дает возможность множества синекур для офисного планктона в рясах. Можно сидеть рядом с епископом, формально считаться монахом, но на самом деле серьезно к исполнению монашеских обетов не относиться. Есть такая печалька в нашей церковной жизни. И когда молодой человек находится рядом с епископом, не имеет серьезной работы, молитвы, физической нагрузки, питание у него сверх нормы – банкеты для епископа и его спонсоров … Жизнь такого карьериста глубоко безнравственна по определению. Он все время ищет как сделать своему начальнику приятное. Есть огромный риск, что такой человек сорвется во что-то очень нехорошее.

– Вы не боитесь мести за ваши разоблачения?

– Все возможно. Но у меня здесь по соседней комнате ползает семимесячный внучок. И мне уже пора думать о том, что я ему расскажу. Я ему собираюсь рассказывать легенды, сказки, героические истории про воинов и богатырей. И если он однажды меня спросит: «Дедушка, а ты сам – воевал или нет?» И что я ему скажу: «Ты знаешь, один голубой дракон зашипел на меня. Я испугался и спрятался в домике». Неудобно мне будет. Пришла и мне пора дать ответ на классический вопрос – «Какой пример вы подаете детям?!».

***

Комментарий Максима Шевченко:

«о.Андрей Кураев поднял больную тему, гонения на него будут продолжаться»

http://s0.uploads.ru/t/D1T4x.jpg

– Максим Леонардович, что вы думаете о призывах дьякона Кураева к РПЦ – очиститься от голубого лобби?

– О том, что рассказал дьякон Андрей Кураев, должен думать Священный Синод. Об этом много писали, мне приходилось с этим сталкиваться. Я считаю, что церковь должна очиститься от всех, кто позорит священнический сан – в отношении кого, есть такие подозрения. Все это должен решить церковный суд. О. Андрей взвалил на себя очень тяжелую миссию – разговор о голубом лобби в РПЦ. Я так понимаю, к нему обратились студенты – ребята из Казанской семинарии. о.Андрею невозможно пойти против совести, против Христа. Он очевидно дал слово. И поклялся самому себе – быть может. Или духовник ему сказал: «Стой до конца». о.Андрей не прав только в одном – он стал апеллировать к либеральной общественности. Во всем остальном он абсолютно прав.

– Он говорит о 50 голубых епископах из 300. Вы согласны с этим цифрами?

– Про цифры я ничего не знаю. Надо сосредоточиться на конкретных судьбах. Если есть конкретные люди, на которых есть конкретные обвинения и свидетельства – то надо этих людей зачищать. Никакую статистику и обобщения во внимание принимать не нужно. Надо разбираться с каждым конкретным случаем. Просто должен быть церковный суд. Есть жалоба – надо с ней разбираться. Иногда может иметь место и клевета – страшная и порочащая человека. По казанской семинарии есть тема. Надо разбираться с Казанской семинарией. А мыслить «вообще» – это не христианское дело.

– Вы согласны, что есть проблема карьеристов, функционеров, которые приходят в церковь?

– Карьеристы всегда были есть и будут. Клерикальная структура – это управленческая структура. В церкви карьера только одна – это карьера Иисуса Христа. Это карьера страдания и войны с духом века сего. о.Андрей стал бросать вызов именно духу века сего. Карьера о.Андрея будет в том, что он будет подвергаться гонениям. Что он будет подвергаться унижениям и поношениям. Но это «карьера» – христианская. А другая карьера, она где угодно – хоть в КГБ, хоть в церкви, хоть в ЖЭКе, хоть в министерстве сельского хозяйства. Она совершенно одинакова. Патриархия – это просто бюрократическая, управленческая структура. Если люди приходят ради карьеры в какую-то структуру – это свойство человеческой природы. Это все наследие синодального и советского времени.

– о.Всеволод Чаплин осадил, если так можно выразиться, о.Андрея, призвал его служить Богу, а не блогу, покаяться за свои разоблачения. Что вы об этом думаете?

– Я обычно с о.Всеволодом соглашаюсь. И люблю его как человека. И хорошо его знаю. В данном случае о.Всеволод действует на стороне официальной клерикальной структуры – бюрократической. о.Андрей поднял тему, от которой церковь стонет давно. С конца 80-х – начала 90-х всегда эта тема обсуждалась, все говорилось. Я помню екатеринбургский скандал, когда зона и тюрьмы взбунтовались против епископа, отказавшись принимать его, обвинив его в том, что он голубой. Я оцениваю выступление о.Андрея как крайне мужественное и христианское. Он идет на большие проблемы. И они будут расти. Но очевидно, он дал слово, что будет стоять до конца. Я уважаю такую позицию. Как известно, в истории христианства люди говорили: «На сем стою и не могу иначе». Их поливали грязью, тянули на костры… Но именно так живет христианство в истории. Никто из нас не без греха. И о.Андрея можно за многое упрекнуть. За его посиделки с Pussy Riot – я его упрекал и буду упрекать. Но его мужество в борьбе со злом – может вызвать только уважение к нему.

– Некоторые считают, что он подрывает авторитет церкви, выноси сор из избы. Мол церковь сама должна во всем разобраться…

– Кто должен разобраться? Я православный. Моя жена православная. В стране еще 80 миллионов православных. Вы проведите опрос среди 80 миллионов: «Хотите ли вы, чтобы некоторые священнослужители в РПЦ были содомитами?» И вы получите репрезентативную выборку. Уверен, что подавляющее большинство скажет: «Нет. Не хотим». Значит, надо с этим бороться. Этот порок умещается в сотые доли процента. Основная масса православных верующих, монахов, священнослужителей – это достойнейшие люди. Себя они считают грешными. Так принято в православии. Чем строже живет человек, тем больше говорит о своих грехах. Монастыри, приходы – там безупречные люди в подавляющем большинстве. Но есть в стаде и плохие овцы. От них надо очиститься. Это очевидно и однозначно. И здесь не может быть компромиссов. Не надо лезть в жизнь каждого человека. Это он пусть со своим духовником разбирается. Но если известны случаи активного воздействия на молодых как это рассказывается про Казанскую семинарию – это преступление. Таких людей надо выводить за штат. Должно быть проведено расследование. о.Андрей не порочит церковь и не мажет ее черной краской. Он работает на очищение церкви. Он избрал очень тяжелую миссию. Его будут гнать и порочить. Но представим себе Христа на его месте. Если бы Христу студенты казанской семинарии рассказали о том, что там творится – разве бы он смирился с этим? Так Синедрион и осудил Христа, когда он обвинял фарисеев и служителей Синедриона –«порождением ехидны». Православные верующие должны помолиться за о.Андрея, чтобы Господь укрепил его и нашу церковь.

– Сейчас много говорят про «голубизну» Никодима Ротова – учителя Патриарха Кирилла. Что вы об этом знаете?

Это абсолютная клевета. Это обсуждать даже не стоит. Кто-то хочет порочить мертвых. Это все полная чушь. Я знаю многих учеников Владыки Никодима – это выдающиеся священнослужители, епископы нашей церкви – они много сделали для ее созидания. Их имена у всех на слуху. Одно дело разбирать ситуацию в Казанской семинарии, другое дело – порочить имя одного из выдающихся богословов, мыслителей и строителей церкви в советское время.

– Почему Патриарх Кирилл до сих пор не высказался по делу Андрея Кураева?

– Я не считаю, что Патриарх Кирилл должен комментировать выказывания дьякона. Мы не должны тут указывать. Святейший Патриарх в курсе этого конфликта. о.Всеволод согласовал свое выступление с Патриархом. В любом случае – в церкви дышит Дух Божий. Церковь разрешит этот скандал в исторической перспективе – как надо, а не по человеческой суете. Уверен, что Патриарх скажет свое слово, когда результаты расследования будут точно известны. Церковное расследование – дело не быстрое. Надо все досконально выяснить, чтобы не было ошибки.

***

Комментарий диакона Кураева к выступлению о. Всеволода Чаплина:

http://l-userpic.livejournal.com/84277664/17549268

Ну если о. Всеволод Чаплин решил вынести наружу события августа 1991 года, то я последую его примеру.

В основном то, что Чаплин пересказывает со слов Якова Кротова, верно.

Осталось только добавить некоторые черты:

1. патриарх Алексий на дух не переносил "никодимовцев", хотя не был и "лаврским": он все же выпускник петербуржской Академии. Сразу после оглашения итогов голосования на Соборе 1990 года его окружили синодальные никодимовцы и настойчиво просили, чтобы на освобождающуюся петербуржскую кафедру был назначен архиеп. Кирилл. Все мы знаем, что в итоге туда был поставлен архиеп. Иоанн Снычев.

2. патриарх Алексий в 90-91 годах всерьез опасался митрополита Питирима и его связей с семьей Горбачева. Очень хотел поначалу снять и Пархаева - но не решился.

3. Архиепископ Кирилл посты в ОВЦС и в Синоде получил до патриаршества Алексия. И процесс притирания был у них долгим и непростым.

4. во дни августовского путча митрополиты Питирим и Кирилл и в самом деле занимали очень осторожную позицию "вне борьбы" и старались патриарха удержать в тех же рамках.

5. когда победитель определился, патриарх был очень доволен тем, что вовремя оказал поддержку именно ему. И решил, что этот момент можно использовать для перемен на церковном олимпе.

6. Именно ради этого патриарх Алексий просил меня передать ту самую бумажку Кротову - на тот момент автору самой читаемой в победивших демократических кругах газеты "Куранты".

7. Несколько дней после выхода статьи Кротова митр. Кирилл требовал от патриарха опровергающего письма в редакцию газеты. Тот выдержал несколько звонков, потом все же решился отойти назад.

8. я не раз был свидетелем того, как в меняющихся обстоятельствах патриарх Алексий отрекался от своих прежних слов и даже подписей (пример - случай с прокоммунистическим "письмом 53-х"). Это была одна из причин, сделавших для меня нравственно невозможным дальнейшее пребывание на посту его пресс-секретаря.

***

Диакон А. Кураев вытащил на свет старую заметку 25-летнего о. Всеволода Чаплина как образец "принципиальной церковной позиции" ("свободы разномыслия"). И сделал вывод, что за минувшие годы юношу духовно "испортили":

Кто ответит за духовное убийство этого замечательного юноши?

Между тем, вот две цитаты из той статьи 25-летнего Чаплина, в которых его антихристианская личина выступила со всей отчетливостью:

"Московские новости" 16 мая 1993.

http://s5.uploads.ru/t/oeh3J.jpg

Уполномоченных не вернешь. Жалко. Но, может быть, удастся возродить союз, симфонию церковной и светской власти? А то и создать теократию? Если государство не видит, кто ему угрожает, можно и подсказать: это, конечно же, «тайные структуры» и «малые народы», давно руководящие, как беспомощным младенцем, великим и богоносным русским народом. Небезызвестный Союз православных братств, а вслед за ним и Санкт-Петербургский владыка весьма в этих подсказках преуспели.


Яд "замечательного юноши" изливается по поводу русских патриотов и митрополита Иоанна (Снычева).

А вот еще чаплинская цитата:

Получая взамен шанс занять место старых госидеологов, мы вновь начинаем строить Вавилонскую башню. Башню, которую уже посрамил Господь в семнадцатом, когда Русское православие было справедливо судимо и наказано Им за неправду и леность, за оскудение духа и бессильную злобу мракобесия. История может повториться. И тогда восстановленные на райкомовские деньги храмы снова опустеют, а на уроках закона божия школьники будут колошматить друг друга ненавистным катехизисом.
Вы этого хотите, отцы и братия?


В таких выражениях отец Всеволод изрыгал - даже не яд, а неистовое революционное пламя - в адрес Русской поместной церкви.

Можно сделать вывод, что "юноша" за минувшие 20 лет нисколько не изменился.

***

Комментарий священника в блоге Кураева:

Дмитрий Сиверс
19 января 2014, 14:01:52 UTC

Уважаемый о. Андрей. У меня вопрос, который не дает мне покоя. Вы говорите о существовании полит-технологов в патриархии. Ну, хорошо, допустим, они там есть. Тогда почему они так паршиво работают? Я церковнослужитель, и много лет работаю в храме. Сегодня на крещении храм был почти пустой. Такого раньше не было (обычно храм был забит битком). Где результаты работы полит-технологов? Почему есть их полит-решения, но абсолютно отсутствует анализ фидбеков с их стороны? Где вообще оценка обратной связи? Была акция Pussy Riot. После показного судилища резко снизился престиж церкви. Патриарх подставился с часами, квартирой, и в каждом случае реакция патриархии была какой то как назло, ну строго противоположной той, что повысила бы престиж и патриарха и его команды. Чаплин, Энтео, Фролов...народ просто шарахается от церкви уже, по разговорам в кулуарах есть небывалое падение интереса спонсоров, но такое ощущение, будто "наверху" как будто живут в паралельном мире, закусили удила, и уверенно принимают непопулярные решения. Ну хорошо, допустим, государь-император страны иногда вынужден принимать непопулярные решения (денег не хватает, или нет политической воли), но ведь в случае с патриархией все их промахи абсолютно не укладываются в проблему нехватки денег или желания действовать. Почему означенные политтехнологи работают столь плохо, о. Андрей?

http://diak-kuraev.livejournal.com/591916.html#cutid1

Прямо удивительный вопрос! Как же может не понимать клирик, что церковные "политтехнологи" как раз над тем и работают, чтобы всеми доступными им методами ПОНИЖАТЬ АВТОРИТЕТ ЦЕРКВИ И РУССКОГО ПРАВОСЛАВИЯ?

***

0

31

Сегодня мятежный диакон раскрыл в своем блоге некоторые юридические механизмы и принципы действия ДИКТАТУРЫ ГЕНДЕРНОГО ПРОЛЕТАРИАТА - как на церковном, так и на "общефедеральном" уровне.

Ничего нового и удивительного для нас в приведенном описании нет, ибо сам еврейский талмудический менталитет насквозь проникнут идеей полной мессианской безнаказанности за творимые беззакония - безнаказанности, олицетворяемой черным магическим ритуалом КИППУР-КАППАРОС.

Так что первой жертвой вавилонских "евреев" в любой оккупированной ими стране становится ее правовая система. Она целенаправленно подменяется театрализованным фарсом, пропагандой и террором в отношении "недовольных".

Законность и ультрафашистские "евреи" - несовместимые понятия.

Поэтому никакая борьба с "голубым лобби" не может увенчаться успехом до тех пор, пока не сломлен киппур-каппаросный менталитет талмудических и каббалистических адептов.

Решительный слом вавилонского языческо-криминального менталитета - наша первоочередная задача. Как только покончим с халдейской ритуальщиной, мистики-гомосеки разбегутся сами.

Тем не менее, вот заметки диакона А.В. Кураева, объединенные общим названием "Почему я не...". Их полезно сохранить.

***

Почему я не пошел в церковный суд

Jan. 20th, 2014 at 1:31 PM

http://l-userpic.livejournal.com/84277664/17549268

Потому что:

1. Клирик может подавать в свой епархиальный суд лишь на своего епископа или клирика своей епархии. Но он не может подавать в суд на клирика или епископа чужой епархии. Я клирик Москвы и не могу подать в епархиальный суд Казани, равно как не могу в московский епархиальный суд не могу подать жалобу на действия казанского игумена и или тверского митрополита.

2. В общецерковный суд я как клирик могу подать только в порядке апелляции на проигранный суд епархиальный (а он невозможен в силу описанного в п.1).

3. Понятно, что письменное обращение в суд со столь серьезными обвинениями требует документальной подтвержденности, Значит, я должен был бы раскрыть имена потерпевших, зная, что их личные данные и рассказы гарантированно станут известны их священномучителям. А вот действенная реакция суда (который в церкви абсолютно подчинен власти епископа) вовсе не гарантирована. Где за последние сто лет хоть один епископ, лишенный сана за дурь в обращении с зависимыми от него людьми? Епископ Диомид проявил дурь по отношению к тому, кто повыше его – к патриарху – и сана был лишен.

В 2011 в прессу просочились скандальные фото гомооргий архиепископа Житомирского Гурия (Сергея Александровича Кузьменко), председателя Синодальной богословско-канонической комиссии УПЦ. 10 февраля 2011 года он был …
Лишен сана?

Нет - отправлен за штат якобы по состоянию здоровья. Ныне же владыка Гурий служит в местном женском Анастасиевском монастыре стоя на епископском орлеце…

Так точно ли церковный суд непредвзят по отношению к епископам?

4. Есть серьезные сомнения в том, правомочен ли вообще церковный суд разбирать уголовные обвинения:

"Когда Церковь заявила, что у неё будет создан Церковный суд и подала документы на изменения в Уставе, то Министерство юстиции указало, что никаких судов, кроме государственных, у нас по Конституции существовать не может. Тогда РПЦ объяснило Минюсту, что это только громкое название, а по сути это обычный "товарищеский суд" без юридических полномочий. Минюст согласился, что ЦС, может существовать, но вопросы , которые он рассматривает, не должны совпадать с вопросами, имеющимися в Уголовном, Гражданском, Трудовом и других кодексах РФ, не могут противоречить Конституции и законам РФ".
- http://mixmaxov.livejournal.com/968463.html.

Склонение к сожительству семинаристов, алтарников, шоферов и келейников для "продвижения по карьерной лестнице" в Уголовном Кодексе РФ называется Статья 133.

Понуждение к действиям сексуального характера:

«Понуждение лица к половому сношению, мужеложству, лесбиянству или совершению иных действий сексуального характера с использованием материальной или иной зависимости потерпевшего...».


Так что церковный суд даже не вправе принимать к собственному рассмотрению подобные обвинения.

Единственное, что он может – вслед за постановлением гражданского суда и завершением всех апелляционных процедур принять еще и церковную меру наказания (как в случае с лишением сана автогонщика иеромонаха Илии)

***

Почему я не пошел в светский суд

Jan. 20th, 2014 at 1:29 PM

http://l-userpic.livejournal.com/84277664/17549268

1. Потому что я не являюсь надлежащим истцом. Я не потерпевший и не свидетель.

2. Потому что я не получал надлежащих полномочий и просьб от потерпевших

3. Потому что я не верю в непредвзятость нашей судебной системы и ее устойчивость от давления со стороны социальных элит в случае настойчивых просьб от местного митрополита к местному губернатору.

4. Потому что письменное обращение в суд требует документальной подтвержденности, Значит, я должен был бы раскрыть имена потерпевших, зная, что их личные данные и рассказы неизбежно станут известны их священномучителям. А вот действенная реакция суда вовсе не гарантированна.

***

Тут уместно вспомнить старый анекдот.

Первое судебное заседание.
Судья объявляет:

"Перед началом наших слушаний адвокат истца передал мне 10 тысяч долларов. А адвокат ответчик передал мне 15 тысяч долларов. Так, ответчик, заберите пять тысяч долларов, и я буду судить по закону!".


Чтобы суд был независимым - давление местных элит на него должно быть уравновешено политическим заказом с федерального верха: "дело резонансное с серьезными социально-политическими последствиями! Поэтому не раскачивайте лодку, судите строго по закону, не взирая на лица и звонки!".

Выхода на Путина у меня нет. Поэтому я пошел за "резонансом" в прессу.

***

Почему я не пошел к Патриарху

Jan. 20th, 2014 at 12:46 PM

http://l-userpic.livejournal.com/84277664/17549268

1. Потому что ничего ранее неизвестного Патриарху я бы не сообщил. Он прекрасно знает своих епископов. Он глава церкви и обладает всей полнотой информации.

2. Физические возможности для встречи с Патриархом давно и глухо перекрыты. С тем же успехом можно сказать «пойди к президенту и расскажи ему о Сердюкове».

Во времена Алексия Второго священник и в самом деле имел шанс напрямую подойти к Святейшему. Не в патриархии, конечно, но во время службы. Узнав, например, о том, на каком престольном празднике будет Патриарх, приехать туда в рясе, войти в алтарь и после причастия духовенства, когда весь клир подходит под благословение к архиерею, подойти самому и что-то за минуточку сказать.

Уже два года как такой возможности для отцов не осталось. Доходит до абсурда: даже сослужащий священник, начинающий Литургию (совершающий проскомидию до приезда Патриарха) - и то не может подойти под благословение к своему архиерею. Епископ Сергий, глава протокола, своим телом и неласковым словом жестко отсекает всех, кто недостаточно высок в табели о рангах. Понятно – время Патриарха на вес золота и его надо беречь. Давно уже начали отсекать и меня. Зачем же идти туда, где тебя явно не желают видеть?

3. Записаться на прием к патриарху невозможно. Не всякий губернатор или епископ может по своей инициативе попасть к патриарху. Ну а если меня вежливо спросят «по какому вопросу?» и я скажу «пожаловаться на епископов-гомосексуалистов» - каков шанс быть принятым? Ниже нулевого. Для городских сумасшедших приема нет.

4. Можно было бы подать рапорт в письменном виде. Но именно при Патриархе Кирилле отлажена система работы с документами. Рапорт, направленный на имя Патриарха, канцелярией разворачивается и передается в профильный отдел патриархии. Там его читают и кладут на стол руководителя отдела с проектом соответствующей резолюции Патриарха (если руководитель решит эту бумагу передать дальше). И после этого рапорт вновь начинает свое странствие по кабинетам уже собственно патриаршей канцелярии. На любом этапе (если податель письма не имеет высоких «погон» любого ведомства) письмо частного лица и клирика может быть остановлено. То есть его видят десятки глаз. И у меня нет ни малейшей уверенности, что среди этих глаз не будет тех, что принадлежат к голубому лобби. Скорее есть уверенность в противоположном.

5. Знают о силе голубого лобби и сотрудники патриархии. Поэтому никто не решился бы приставить свои ноги к такому письму и пролагать ему дорогу к Патриарху. О мере запуганности духовенства говорит его нынешнее (в лучшем случае) молчание.

6. Неужели вы думаете, что за десятилетия работы и общения в патриархии я не видел, что происходит или не происходит с подобными письмами и их подателями? Не видел поразительных карьерных взлетов уже засвеченных голубков? Я же не сельский дьякон. И если я говорю, что «система очистки замусорена и глуха» - я все же знаю, что говорю.

7. Понятно, что письменное обращение к Патриарху со столь серьезными утверждениями требует документальной подтвержденности, Значит, я должен был бы раскрыть имена потерпевших, зная, что их личные данные и рассказы почти гарантированно станут известны покровителям их священномучителей. А вот действенная реакция Патриарха вовсе не гарантированна (что мы видим по казанской и сыктывкарской историям)

(это серия постов с ответами на вопросы «а почему вы не… почему сразу в прессу?»)

0

32

Еще несколько превосходных саморазоблачительных материалов разместил у себя в ЖЖ диакон Андрей Кураев. Позднее их прокомментирую, пока только текст.

***

Из интервью "Московскому комсомольцу" от 21 января 2014 года:

Борец с голубым драконом

http://www.mk.ru/daily/newspaper/interv … konom.html

http://l-userpic.livejournal.com/84277664/17549268

— Мы с вами беседуем в интересный и даже, я бы сказал, исторический день. Две недели после моих публикаций была пауза. Все ждали — как отреагирует патриархия. Патриарх молчал, но, несомненно, думал о случившемся, переживал. Я считаю, у патриарха был выбор: он имел все шансы стать лидером общественных симпатий, если бы назвал вещи своими именами, если бы подтвердил, что да, мы начинаем борьбу за моральное очищение церкви. Симпатии духовенства и народа были бы ему тогда гарантированы даже в случае, если бы эта борьба была только имитирована, но не проведена всерьез… Но, как я вижу по выступлению отца Всеволода, на роль врага назначили меня. Как всегда, виноват не тот, кто нагадил, а тот, кто шарахнулся от кучи.

0

33

Беседа диакона А.В. Кураева с протоиереем М.В. Ардовым в редакции журнала "Новое время".

***

http://www.newtimes.ru/articles/detail/77233

«Реальное покаяние — это не декларации»

Андрей Кураев и Михаил Ардов - об итогах патриаршего служения владыки Кирилла

http://s8.uploads.ru/t/kgmVn.jpg

1 февраля исполнится пять лет, как на Поместном соборе РПЦ был избран патриархом митрополит Кирилл. За эти годы в РПЦ и вокруг патриарха произошло множество скандалов: «двушечка» фигурантов дела Pussy Riot, разоблачение «нехорошей патриаршей квартиры», история с заретушированными часами «Брегет». И аккурат к пятилетнему юбилею — новый скандал: известный богослов и популярный блогер Андрей Кураев заявляет о существовании в РПЦ «голубого лобби». Что сегодня происходит в РПЦ, почему так и не было покаяния за сотрудничество с КГБ и советской властью и нужно ли это раскаяние для очищения Церкви — в редакции спорили протодиакон Андрей Кураев и протоиерей Михаил Ардов

Пять лет назад мы встречались с вами и обсуждали выборы патриарха Кирилла. Отец Андрей тогда объяснял , почему он поддерживает кандидатуру будущего патриарха- де предложение Кирилла развивать церковную экономику сделает церковь независимой от государства Прошло пять лет при патриархе Кирилле — стала ли церковь свободной от государства?

Андрей Кураев: Во-первых, для русского патриарха пять лет – это молодость. В 20-м веке патриарх находится у кормила церковной власти в среднем 20 лет. Поэтому сейчас еще отнюдь не пришло время подведения итогов.

Второе: я полагаю, что патриарх Кирилл нам действительно от Бога дан, это Промысл Божий. И события вокруг него, то, что выпало на его понтификат, обогащают нашу церковную копилку очень интересным опытом.

Во-первых – ставится очень наглядный эксперимент о толерантности нашей Церкви в медицинском смысле этого слова. Сможет ли церковный организм воспротивиться бацилле папизма, явно ожившей внутри нее самой?

Во-вторых Бог нам послал опыт общественной обструкции… У нас был опыт гонений, был опыт соучастия в делах власти, но не было такого опыта, когда государство более или менее нейтрально, а на улицу бывает выйти стыдно.

Надо уметь вести ежедневный и сложный диалог со множеством разных людей. И это очень важно для церкви. Это то, о чем писал Карташев в замечательной книге «Воссоздание Святой Руси». Его идея была такова, что идея симфонизма, симфония церкви и государства – это классика церковной святоотеческой мысли. Та случайность, что сейчас у нас нет ни царя, ни патриарха, писал Карташев, не должна вести нас к тому, чтобы церковь от этой своей мечты о симфонии отказалась. Напомню, что эта мечта о симфонии выражается в двуглавом орле, византийском и позднее московском – единое тело и две головы, царь и патриарх. Карташев писал, что если церковь не может вести диалог с государством, она должна вести диалог с обществом.

- То есть вы — за симфонию государства и Церкви. На светском языке — это то самое сращивание церкви и власти, против которого выступали солистки «Пусси Райт».

Кураев: Я говорю о том, что симфония церкви и общества должна прийти на смену симфонии церкви и государства. С людьми надо объясняться и договариваться, а не просто с царем.

Михаил Ардов: Отец Андрей недооценивает церковные каноны. РПЦ – организация, которую в 1943 году создал товарищ Сталин, явочным порядком свезя 18 епископов и сделав патриархом своего гэбешного агента Сергия Страгородского***.
***Патриарх Сергий был избран в 1943 г.

Они изменили постановление последнего легитимного Собора 1917-1918 годов. И все, что было дальше – абсолютно нелегитимно. Они построили Московскую патриархию по образу и подобию КПСС, их устав – абсолютно как у КПСС. И сейчас он такой же, но его немножко изменили. Соответственно, митрополитбюро, генсек-патриарх; митрополитбюро ни перед кем не отчитывается, выше их всех, соборы – это формальность, как съезды. И все это продолжается.

А этот «успешный менеджер» господин Гундяев размножает митрополитов путем простого деления – их сейчас уже 300, а он хочет сделать 500. А до революции в России было три митрополита – только в Москве, Петербурге и Киеве. И все это ложится на приходы страшным бременем. Потому что всю эту армию начальников надо содержать. И не просто содержать, а они должны ездить на машинах, ходить в дорогих облачениях и т. д. И это при том, что в лучшем случае в каком-нибудь районе максимум три-четыре процента православных верующих, а вообще-то два. В Москве один процент приходит на Пасху в церковь. А они лгут, что у них 80 процентов, пиарят себя перед Путиным, что они такие влиятельные.

- Вы хотите сказать, что РПЦ и при советской власти, и сейчас так же зависит от государства?

Ардов: Я принял священный сан в 80-х годах. Меня тогда и отправили в ярославскую деревню. Я, между прочим, сам не сразу понял – это была внутренняя миграция. Я уходил в церковь, а церковь была гетто. Там не распространялись некоторые абсурдные обычаи советского времени. У нас не было партсобраний, мы были в стороне, на нас смотрели или как на жуликов, или как на сумасшедших. Но мы надеялись, что вот каким-то образом закончится советская власть, и церковь, Московская патриархия, к которой мы принадлежали, получит свободу, вот тогда она покается, будут удалены наиболее одиозные фигуры....

Я думаю, и до сих пор там есть специальные не просто завербованные гэбэшники, а засланные гэбэшники. Мне один работник органов рассказывал, как его знакомому приказали стать попом, и у него была жуткая история, потому что жена говорила – я попадьей не буду, вплоть до развода. Так вот, думали, когда не будет советской власти, тогда будет покаяние, очищение.

- А что же произошло?

Ардов: Настали 90-е годы, умер патриарх Пимен, избрали Алексия, но никаким покаянием и не пахло. Церковь не покаялась в прислуживании Сталину и генсекам, потому что РПЦ – сталинское детище, единственное, которое никогда никак не перестраивалось и не очищалось. Тогда в 92-м году я принял решение оттуда уйти. Потому что, если ты заложник, каковой была церковь в советское время, если тебя держат за горло и ты говоришь какую-то чушь, то тебя нельзя судить за это. Но если тебя отпустили, а ты продолжаешь нести все ту же околесицу, то тогда уже, прости, до свидания.

http://s9.uploads.ru/t/BrJlT.jpg
В январе 2009 г. протодиакон, профессор Московской духовной академии Андрей Кураев и священник Российской православной автономной церкви о. Михаил Ардов обсуждают в редакции The New Times выборы патриарха

- Правда ли, что когда в 90-х годах были открыты архивы КГБ, выяснилось, что многие священнослужители сотрудничали с органами и у них были агентурные клички, в том числе у нынешнего патриарха.

Ардов: Кирилл был агент по кличке Михайлов.

Кураев: Архивы не были открыты, они были только приоткрыты, и то, что оттуда было вынесено о. Глебом Якуниным***, честно говоря, не несет никакой нравственно значимой информации. Я до сих пор считаю, что если, сотрудник ОВЦС (Отдела внешних церковных сношений. – The New Times) встретился с журналистом из Никарагуа, поговорил с ним и потом написал докладную записку начальству, прекрасно понимая, что дальше она пойдет в МИД или в КГБ, – простите, я в этом греха не вижу. Потому что этому иностранцу от КГБ плохо никак не будет. Это совершенно нормальная практика, уверяю вас, во всех странах. Это не стук. Это нормальный обмен профессиональной информацией.

- Вы же не знаете, какие донесения писали те люди.

Кураев:  Вот. И вы не знаете. И Якунин не знает. Самое страшное - если священник вдруг выдает органам приватную информацию, которую узнал на исповеди. Это безумие, это преступление и церковное, и гражданское. Но пока нет таких свидетельств. Более того, я признаю, что не очень понимаю, был ли у КГБ интерес к этому. Представьте себе, я прихожу на исповедь где-нибудь в 82-м году, каюсь: я, православный человек, вчера вечерние молитвы не до конца прочитал и в пятницу молока выпил. Для КГБ это интересно? А то, что я читаю «Архипелаг ГУЛАГ» или друзьям даю почитать, я это грехом не считаю и поэтому батюшке об этом не рассказываю.

- А кто-то, может быть, рассказывал.

Кураев: Вот опять – документы в студию, как говорится. Далее: если батюшки стучали, то стучали прежде всего друг на друга, чтобы сделать карьерку. То есть это было просто само-вредительство Церкви: от этого было плохо нам самим, а не вам. Но тут еще надо учесть, что нередко этот стук был в сознании стукача нравственно оправдан. Ну представьте себе, вот если я узнаю, что мой коллега по академии домогается до семинаристов, и я знаю, что идти к ректору с этим вопросом бесполезно (то есть я однажды пробовал, и орали на меня, а не на того). Тогда ради блага студентов и церкви я пробую подключить госаппарат и офицеру ГБ, курирующему академию, я говорю о произошедшем в надежде на то, что, может быть, они с этим справятся. Я убежден, что в ряде случаев те епископы или священники, которые вот такую печальную личную информацию о своих коллегах докладывали органам, полагали, что тем самым помогают очищению церкви. А заодно решали свои маленькие карьерные проблемы.

- Наверное, КГБ прежде всего интересовали настроения прихожан. И именно об этом как раз и были донесения.

Кураев: А если я знаю, что этот священник «голубой», то тогда я («я»- это персонаж моего рассказа, а не диакон Кураев) им рассказываю, что он еще и «Архипелаг ГУЛАГ» читает. И тогда, может быть, КГБ этого товарища за Солженицына отодвинет, но зато какое-то количество молодых людей будет спасено от его домогательств. Ну сложнее жизнь, чем в газетных прописях.

Ардов: Мне архиепископ Киприан – тот самый, который в должности управляющего делами Синода все время общался с чиновниками из Совета по делам религий, – говорил, что им в Совете всегда было удобней и проще иметь дело с теми, кто пришел туда из КГБ, а не с теми, кто пришел из партийных органов. Потому что партийные были идейные и как марксисты ненавидели религиозное сознание и религию, а гэбэшники были реалисты. Церковью всегда занималось ГБ. Поэтому, соответственно, сейчас такая не разлей вода симфония: раньше партийные гэбэшникам мешали на полную катушку использовать церковь, а теперь все главное, наоборот, сюда направлено – давайте ценности, скрепы. К сожалению. Ведь что есть за душой у бедного Путина, какие три кита, на которых он стоит? Это великая победа Сталина над Гитлером, спорт и Московская патриархия. Больше ничего нет.

Кураев: В этом мое принципиальное расхождение с отцом Михаилом: он считает, что все плохое началось с 43-го года. Я говорю: вы оптимист, батюшка. Гнильца у нас завелась на много столетий раньше, и за это время успела стать нормой. Но поэтому, соответственно, и нынешних деятелей так уж совсем макать в это лицом не стоит, не они первые. И не надо видеть личностные проблемы там, где проблемы системные.

- Время от времени в общественном пространстве заходит разговор о люстрации. О покаянии. Вы считаете, это помогло бы церкви, если бы вышли епископы и сказали: да, так было, мы сотрудничали с КГБ, мы не защищали тех людей, которых в советское время за веру в Бога сажали в тюрьмы?

Ардов: Покойный патриарх Алексий Второй сказал в каком-то интервью в «Комсомольской правде» такую обтекаемую фразу, что вот, если мы в чем-то были неправы, мы просим прощения. Но в церкви разработан специальный чин покаяния. Известно, как два патриарха в Смутное время в Успенском соборе каялись от лица своего, от лица народа и князей. Вот что-то в этом роде Церковь и должна была бы сделать.

Кураев: Знаете, в чем наше отличие? Вот он поп, а я профессор. Поэтому я считаю, что покаяние – это не чин покаяния. Недостаточно просто выйти на площадь и позвенеть кадилом, что-то поцеловать, или что-то продекларировать. Это будет кукареканье. Реальное покаяние – это не декларации, это изменение школьных учебников. Я считаю, что работа со студентами гораздо серьезнее меняет душу людей и наше будущее, чем однажды сделанная декларация. Ну, крайне легко сегодня взять и сказать: «Сталин – сволочь, и те, кто с ним сотрудничали, тоже». Ну и что? Никакого нравственного подвига в этом сегодня нет. А если завтра придет новый тиран, те же самые епископы, которые сегодня в угоду демократической власти проклинают вчерашних тиранов, станут славить новых. Главные перемены происходят в стенах семинарий, а не в публичных декларациях. Если вы, скажем, возьмете учебники для Тихоновского университета, главного церковного вуза Москвы, то там найдете очень жесткие оценки, например, Патриарха Сергия. Учебники для Московской семинарии помягче, но тоже, уверяю вас, без фанфар. Ну, известная формула, кто контролирует прошлое, тот контролирует будущее.

- Аккурат накануне пятилетнего юбилея пребывания на патриаршем престоле патриарха Кирилла вы выступаете с разоблачениями, пишете о скандале в Казанской семинарии, о так называемом «голубом лобби». Вы тем самым помогаете патриарху Кириллу или наоборот?

Кураев: Во-первых, я искренне и тогда считал, и сейчас считаю, что я хочу помочь патриарху по мере моих скромных сил. И в декабре, например, когда это начиналось, моя логика была следующей. О том, что такие разные печальные сексуальные истории в семинариях время от времени бывают, любой церковный человек знает. Различные слезницы по этому поводу я слышал или получал раньше, но всегда в режиме: отец Андрей, только это между нами. То есть никому больше об этом не говорите и так далее. А здесь что получилось? Неожиданно вдруг эта жалоба и сказание были расслышаны на патриаршем олимпе, и оттуда приехала комиссия разбираться. Первое чудо. Второе чудо, эта комиссия не давила семинаристов: молчите и заберите жалобы, а напротив, говорила: ребята, не бойтесь никого, рассказывайте. Третье чудо: по итогам разбирательства эта комиссии уговорила местного митрополита расстаться с проректором, обвиняемым в приставаниях к семинаристам. Потрясающая вещь. И когда об этом произошла утечка в казанской прессе, и я это увидел – я счел, что патриарх решился, и надо ему помочь. Потому что я понимаю, что «голубое лобби» есть, что оно будет давить сейчас и на патриарха, и на отца Максима Козлова*****, чтобы все это снова замазать какой-нибудь грязной шпатлевкой молчания. И поэтому я решил, что надо помочь вывести это из круга замалчивания, сделать этот факт достоянием публичности. Поэтому начал об этом писать. Да, я ошибся, и как оказалось, у патриарха не было таких планов. Но, мне кажется, у Бога они были.

Ардов: Да, действительно, гомосексуалисты в монашестве были всегда. Но то, что они есть в Московской патриархии, это еще и особая работа. В советские времена, когда можно было за гомосексуализм немедленно сесть в тюрьму******, то гэбэшники нарочно ставили таких монахов на епископские кафедры. Потому что ими было легко управлять.

Кураев: Одна из идей, которую я вбросил в медийное пространство, написав такую новогоднюю сказку в своем блоге – если в самой церкви не срабатывают механизмы самоочищения, то есть надежда на доброго батюшку-царя. Если для государя церковь – это одна из скреп его власти, и вдруг она оказалась с гнильцой и теряет нравственный авторитет, то в его же интересах провести какую-то санацию…

- Батюшка-царь – это Путин?

Кураев: В данном случае – да. Это новогодняя сказка, мне вот так грезится после шампанского, пузырьки в голове еще играют.

- Тогда вы можете практически объяснить, как это будет сделано?

Достаточно беседы двух умных людей в одном кабинете. Но конкретика такова: ничего не происходит. И люди из придворного кремлевского окружения мне говорят (и я им верю), что Владимир Владимирович искренне гордится тем, что он обеспечивает свободу совести в стране и не вмешивается в дела церкви. И в этом случае тоже не будет вмешиваться в кадровую политику, предоставляя церкви самой решать свои кадровые вопросы, в том числе и в Татарстане. Они мне объясняли, что эта сказка не станет былью.

- За время патриаршества Кирилла его много критиковали за склонность к роскоши. Это нормально для христианской церкви – быть богатой?

http://s9.uploads.ru/t/9yE5T.jpg
Протодиакон Андрей Кураев (слева) и священник Михаил Ардов в редакции The New Times пять лет спустя. Январь 2014 г.

Кураев: Сразу скажу – да. Это нормально.

Ардов: Вчера был День памяти великого святителя, великого церковного учителя Василия Великого*******. Известно, что он служил в очень дорогих красивых ризах. Убранство храма у него было богатое, но ходил он обычно в бедной одежде. У него не было денег, а когда он умер, его не на что было похоронить. То есть для Бога, для церкви богатство позволяется. Но не для служителей.

Кураев: Если не считать, что у этого самого Василия Великого были рабы. Это видно из его писем – «Намерен же я довести до сведения твоего благонравия, что большую часть рабов имеет пресвитер сей от меня». И при этом он святой человек. Понимаете, понятие нормы – это культурно обусловленная вещь. И в былые времена, действительно, роскошь епископа считалась нормой. Но то, что могло считаться нормой тогда, не стоит перетаскивать в 21-й век. Не все прецеденты церковной истории достойны того, чтобы стать парадигмой жизни в современности.

- Почему мы никогда не слышим голоса церкви, когда речь идет о милосердии, о «милости к падшим», к тем же заключенным?

Кураев: Предположим, церковь должна заступаться за права заключенных, но не просто же сказать парадную речь на эту темы, да? Не об этом же идет речь? Потому что парадная речь у нас на эту тему есть, естественно, и в интернете, если захотите, найдете. Если всерьез, то когда церковь не просто об этом говорит на парадных форумах, а начинает давить на власть, и требовать, и проверять, то как минимум это кончается тем, что священникам перекрывают доступ в колонии, где реально находятся сотни тысяч людей, которым нужны обычные батюшки. От которых потом пахнет и с которым можно посидеть, наедине поговорить, помолиться, душу открыть, и т.д. Потому что эти батюшки будут восприниматься как политические агенты.

- Государство сейчас считает главными врагами гомосексуалистов. Вот и председатель синодального отдела РПЦ по взаимодействию с обществом протоиерей Всеволод Чаплин призвал провести референдум по вопросу о введении наказания за гомосексуализм. Послужит ли скандал, который вы подняли, к очищению церкви или это очередная уловка – отвлечь внимание от более сущностных проблем церкви?

Кураев: Финал, я думаю, до некоторой степени может быть обозначен 1-го февраля, когда в нашей церкви будет отмечаться 5-летие восшествия патриарха на патриарший престол. Это означает, что съедутся все епископы и будет или архиерейское совещание, а может быть, даже и Собор, Синод, как минимум. То есть чрезвычайно удобная площадка для того, чтобы патриарх и в открытом, и в закрытом режиме обратился ко всем епископам, а может быть, и сделал бы уже вместе с ними определенные оргвыводы. Вот сейчас мяч у патриарха. Он абсолютно свободен в своих действиях. Если он сейчас решится не заметать открывшуюся грязь под ковры, под лавки, а решится возглавить чаемое народом движение за нравственное очищение церкви, он станет всенародно любимым иерархом. Но если промолчит – по сути именно своим молчанием он громко объявит себя покровителем голубого лобби.

Ардов: Отец Андрей действительно настроен оптимистически, но я бы сказал, что он хочет излечить мертворожденного. Патриархия, повторяю, это не церковь. Я вспоминаю 1994 год. На второй день Пасхи я служил литургию у себя на Головинском кладбище. Когда служба закончилась, увидел, что в храме стоит человек в дорогом кожаном пальто. Это был Сергей Александрович Филатов, тогда руководитель администрации президента. Он сказал: «Как хорошо, что здесь открылся храм». «Да, – отвечал я, – на кладбище должна быть церковь. Но только имейте в виду: этот храм не принадлежит к Московской патриархии. Мы им не подчиняемся». – «А кому же вы подчиняетесь?» – с изумлением спросил Филатов. «Мы принадлежим к Русской Зарубежной Церкви, – ответил я. – Вы ведь представляете себе, что такое Патриархия? Она нисколько не изменилась и не «перестроилась» не только с брежневских, но и со сталинских времен». «Да, – согласился мой собеседник, – но их страшно тронуть. Там происходят такие процессы…»

Как знаем, с тех пор дважды сменился президент, регулярно меняются руководители администрации. А в Патриархии, судя по всему, все еще происходят такие «процессы», из-за которых власть имущим «страшно тронуть» этот реликт коммунистических времен. Вот они и сотрудничают друг с другом.

0

34

Бурсацкие рассказы из ЖЖ красного диакона.

***

О трех семинаристах, распутном игумене и мудром архиерее

"Однажды один игумен, трудившийся инспектором в N-ской духовной семинарии, задумал совратить троих семинаристов. С первым все прошло без особых хлопот. Батюшка зазвал его в келью под каким-то предлогом, напоил водкой, почти бесчувственного уложил в кровать и получил от него все, что хотел.

Со вторым вышла проблема. То ли водка не подействовала, то ли спортивное прошлое отрока сказалось - но он набил о. игумену рыло и сбежал, как Иосиф от жены Потифара.

Третий был постарше и поумнее. Игумен его и просил по-всякому, и пугал, и взоры делал, и намекал на чудные карьерные перспективы - но так в келью и не заманил.

Решили семинаристы подать жалобу архиерею. А N-ским архиереем был муж весьма строгой жизни и большой учености, изрядный специалист по церковному праву.

Семинаристы отправились к нему втроем: Новый Завет они кое-как изучали, 1 Тим 5:19 помнили и сразу решили, что поодиночке идти смысла нет.

Владыка принял их радушно, напоил чаем, внимательно выслушал, расспросил обо всех подробностях. И спрашивает первого:

- Значит, дорогой, у вас с о. игуменом было все: и fellatio, и penetratio, и..?

Отрок, залившись краской стыда, кивнул.

- При этом он тебя не избивал, не связывал, физически никак не принуждал, правильно? Ну так я тебя поздравляю: ты мужеложник. По 62-му правилу Василия Великого на это полагается 15 лет отлучения. Но по нынешним временам обычно эти правила применяются с некоторым снисхождением, к тому же можно учесть твою юность и то, что это первое падение, так что я тебя по икономии отлучаю всего на пять лет. А бумажку свою можешь забрать: по 6 правилу II Вселенского собора жалобы на клириков от отлученных не принимаются.

Обратившись ко второму семинаристу, владыка продолжил:

- А ты, друг мой, бийца. По 56 Апостольскому правилу, причетник, досадивший пресвитеру, отлучается. И это ведь словесное досаждение имеется в виду, а батюшка после тебя неделю тональным кремом щеку мазал! Так что, как говорится, a fortiori. По 126 правилу Номоканона при БТ за битье клирика полагается три года отлучения.

Что значит "он сам виноват"? Вину клирика определяет церковный суд! Ты что же, собрался судебные полномочия в моей епархии восхитить? С жалобой твоей та же история, II Вселенский-6. Уж извини, я бы и рад ее принять, но святые каноны никак не позволяют...

Да, кстати, по факту отлучения вы оба отчислены из семинарии, тем более, священный сан вам теперь точно не светит. Завтра зайдите в канцелярию за документами.

Третий семинарист, трепеща, прошептал:

- Владыко святый, а моя жалоба...

- Какая такая жалоба? У тебя же там никакой конкретики, одни домыслы. Намекал, подмигивал, сальные анекдоты рассказывал, песню Пугачевой про полковника напевал - это все, конечно, нехорошо, но каноническим преступлением не является. А что он тебя во алтаре за афедрон хватал - так, наверное, тебе уголек из кадила попал между ягодиц, батюшка хотел его потушить, а ты невесть что подумал по своей испорченности.

И, раз уж ты напомнил про жалобу, ты ведь читал Устав нашей семинарии - а там прямо сказано, что любые прошения на имя архиерея от семинаристов направляются только с письменного благословения о. инспектора. Что-то я не вижу тут его резолюции. Это, знаешь ли, дерзкое нарушение субординации, так что придется мне и тебя отчислить.

Проводив бывших семинаристов, владыка вызвал к себе игумена. Долго он его распекал за то, что студентов распустил, и они теперь в архиерейские покои табунами ходят со своими писульками. Наконец, когда игумен был уже ни жив ни мертв, владыка промолвил:

- Все, отец N, кончилось мое терпение, решил я тебя за твои художества гнать из семинарии поганым веником. Кстати, и оказия есть. Мне из Москвы пришло повеление нашу епархию разделить натрое и представить кандидатуры новых епископов. Так что шей саккос, готовь орлецы и пиши речь при наречении во епископа Анальского и Тайноудинского!"

0

35

Сенсационное интервью А. Кураева неизвестному изданию, запрещенное к публикации администрацией и.о. президента.

Запретный разговор

Jan. 27th, 2014 at 7:18 PM

http://l-userpic.livejournal.com/84277664/17549268

Это интервью было подготовлено, но не вышло. Стоп-сигнал пришел из администрации президента, причем как реакция на мое имя, а не на содержание беседы.
Так что если журналисты впредь будут спрашивать меня о том, идет ли процесс сращивания церкви и государства в России, я буду отвечать иначе, чем в былые годы.

- Какова церковная ситуация на Украине?

А.К.: Главная беда - это качество епископата. Хуже, чем в России. А народ там более благочестив, чем у нас. Там живое православие, потому что еще жива украинская деревня. Это и плюс и минус. Парубки из сел идут в семинарию, но особой тяги к знаниям и вкуса к книге у них нет. Когда я сам учился в 80-х годах в семинарии, одной из трех на весь Союз, эта особенность уже чувствовалась. Было два слоя – ребята с Украины, воспитанные в семейном благочестии (что, безусловно, прекрасно), но не имеющие тяги к книге, и выходцы из интеллигенции, русские горожане, которые сами прогрызли себе путь к вере сквозь броню семейного атеизма. Это различие сказывается до сих пор.

Скажу так: когда я еду на Украину, я, конечно, могу привезти чемоданы богословских книг из Москвы. Но пока мне не доводилось привозить в Россию серьезные богословские книги, написанные православными украинскими авторами.

- В связи с ситуацией на Украине протоиерей Георгий Коваленко и два других священника Московского патриархата выступили перед протестующими на Майдане, став, по сути, живым щитом между «Беркутом» и демонстрантами. Их появление можно ли рассматривать как изменение отношения украинской митрополии к противоборствующим силам?

А. К.: Их выступление вполне укладывается в правила церковных приличий, бытовавших во времена патриарха Алексия II. Священник может обладать определенными политическими взглядами, но не может выдавать их за точку зрения всей церкви. Священник не обязан быть политически стерильным животным (человек – «политическое животное» по Аристотелю). Если я священнослужитель, это не значит, что я не должен интересоваться погодой, футболом или политикой. Более того, мой долг как христианина давать этическую, евангельски обоснованную, оценку происходящему в общественной жизни. Но священник не должен диктовать свою политическую позицию духовным чадам.

- Вы упомянули, что выступление священнослужителей на Майдане соответствует традиционным нормам, принятым во времена покойного Патриарха Алексия II. Насколько эта политика соответствует нынешним традициям Патриархата?

А. К.: Конечно, сейчас в Москве уже другая доктрина. У украинской митрополии есть своя административная независимость, и священники этим пользуются. Они не стараются загнать всех в один политический блок. На мой взгляд, это разумное поведение. Священник может бывать на разных майданах, но свой храм он не может превращать в точку политической активности. Храм – это политически нейтральное место. (О нет, дорогой диакон: масонская ложа - это "политически нейтральное место". А христианский храм - место сосредоточения общенародной соборной воли по ликвидации масонства и нейтрализации мессианских насекомых. - админ)
...

Дальше идет сплошное тра-та-та, тра-та-та, уже хорошо нам знакомое по предыдущим выступлениям жидолюбиваго диакона. Мы это словоблудие смиренно опускаем и переходим к содержательной части:

...

- Вы хотите сказать, что патриархи и епископы закрывают глаза на содомитов?

А. К.: Да. Никто из них не пробует бороться с этим в своей епископской среде. И мало кто решается на эту борьбу даже в подчиненном им духовенстве. Священнику легче угодить под наказание за проповедь или интервью, за второй брак, чем за доказанный гомосексуализм. Даже хороший епископ, узнав, что у него завелся такой священник, сплошь и рядом не лишает его сана, а отправляет в другую епархию с хорошей характеристикой. Или даже напротив, организует ему карьерный рост, чтобы московское «голубое лобби» было о нем самом хорошего мнения – мол, он понимает правила игры.

Когда я говорю о 50 гомо-епископах, я говорю о 50 гомосексуалистах. Но все 360 епископов русской церкви – члены голубого лобби. Ведь они знают больше моего, но десятилетиями молчат.

Каналы самоочистки церкви забетонированы. Их можно только взорвать извне пришедшим действием, то есть таким, которое не предусмотрено «протоколами». (Нужен церковный Тесак. - админ) В радикальный взрыв и избавление от всего дерьма, я, впрочем, не верю. Но, может, удастся хотя бы проветрить...

Есть общая стратегическая беда с нашей страной и с церковью. Про страну многие говорят: мы проедаем богатство наших детей, продавая невосполняемые энергетические и природные ресурсы, мы по сути живем за счет будущих поколений.

С церковью творится нечто подобное. Сейчас властный класс Церкви проедает ресурс доверия и симпатии к нашей вере.

В стране у власти пока находится поколение, которое начинало свою карьеру в советское время. Они еще помнят, как притеснялась религия в СССР: у них перед глазами разрушенные церкви. И у них есть желание восполнить ту старую несправедливость. В их сознании церковь – пока еще мученица. (Соврал диакон, не удержался. Сейчас у власти находится поколение ЗАВЕРШАЮЩЕЕ ДЕЛО ИНТЕРНАЦИОНАЛА САТАНЫ ПО УНИЧТОЖЕНИЮ РУССКОЙ ПОМЕСТНОЙ ЦЕРКВИ, НАМЕРЕННО ДИСКРЕДИТИРУЮЩЕЕ РУССКОЕ ПРАВОСЛАВИЕ ПРИ ПОМОЩИ ЕГО ЧЕКИСТСКОГО СИМУЛЯКРА. - админ.)

Но скоро подрастет поколение нынешних студентов, свободных от этого комплекса вины перед церковью. Они видят ее сильной, сытой, властной, давящих своих критиков. О церковной жизни они узнают из интернет-скандалов...

Дальше снова тра-та-та, тра-та-та. Пропускаем.

...

А у нас? Где доклад Козлова? То, что этот доклад и породившие его жалобы семинаристов до сих пор не в Следственном комитете, говорит о многом.
Уже после возвращения Козлова в Москву было заседание Синода. Про Казань - ни слова.

Каждый день не-реакции патриархии умножает ее же неприятности. Такое бездействие лишь подтверждает мой тезис о наличии голубого лобби в церковной власти.

Тра-та-та...

Ради правды, ради Евангелия, ради детей.

...

И вдруг снова интересная декларация научного атеиста А.В. Кураева:

Повернется ли нынешний скандал к позору нашей церкви или ad majorem Gloria Dei, зависит от реакции Патриарха.

...
Это что за алеф-мем-гимел-далет? Прошу вас, загляните в тему В.В. Розанов: «Антисемитизм – антииезуитизм»

В.В. Розанов: «Антисемитизм – антииезуитизм»

http://wpc2.narod.ru/01/jesuits_amdg.jpg

Нашей церкви не хватает, как бы это странно ни звучало, профессионального лицемерия – то есть действия в соответствии с ожиданиями зрителей. (Заявка вполне в стиле Л.И. Брежнева: "ЛИЦЕМЕРИЕ ДОЛЖНО БЫТЬ ЛИЦЕМЕРНЫМ". - админ.) Светские или церковные люди порой ожидают от церковных деятелей вполне определенной и прогнозируемой реакции по каким-то вопросам. Назвался груздем – полезай в кузов. И очень удивляются, что порой не слышат от нас вроде бы неизбежных «святых банальностей».

Далее эта иезуитская проповедь красного диакона проиллюстрирована иезуитским же примером.

Римский папа Иоанн-Павел II, наверно, был сложным человеком, как и все мы. Однажды в него стрелял турецкий террорист. А когда Папа пришел в сознание, первыми его словами были «Я его прощаю». Простил ли он его на самом деле или нет, не знаю – это его личное дело. В тюрьму к Агдже Папа пришел через десять лет после суда.

Но, даже находясь в больнице в болевом и наркотическом шоке, Папа четко понимал, что все ждут от него именно этих слов. Вот такого высокого профессионального лицемерия нам не хватает.

http://wpc2.narod.ru/01/jesuits_amdg_cherubims.jpg

Ну проще же всего было сказать: «Мы сами в шоке. Но мы услышали. Проблема обозначена, создана комиссия для ее изучения, просим народного содействия. Никакой пощады извращенцам!». Все. Казанская грязь не долетела бы до Москвы. Отчего этого не было сделано?

Меня искренне удивляет дефицит умных PR-технологов в церковной среде. Мне очень не нравится, что политтехнологии вошли в жизнь церкви. Мне горько, что в православном университете открыта кафедра церковного пиара (не журналистики, а именно пиара!). (Диакон уже открыто глумится. - админ.)

Но вдвойне мне не нравится, что эти патриархийные пиарщики и политтехнологи свою работу делают на твердую двойку. Патриархия – богатая организация, она может себе позволить нанять дорогих консультантов. Я даже знаю, что такие попытки были.

Но я поражен, насколько топорно это все делается. Отцы, если вы взялись играть в настольный бильярд, ну вы хоть ознакомьтесь с правилами. Например, не может один и тот же человек заниматься PR и GR. Я – про отца Всеволода Чаплина.

Он, например, всегда ищет в моих действиях или конспирологию или корыстные замыслы. Он говорит, что Кураев то ли делает карьеру, то ли мстит за то, что карьера не удалась, то ли гонится за рейтингом.

Хорошо. Уел меня, обличил. Но в каком свете тем самым он выставил и себя и Церковь? Не странно ли, что среди предполагаемого им перечня мотивов моих действий нет предположения о том, что христианский священнослужитель может действовать просто по велению совести.

И вдвойне неприятно то, что с моими нынешними критиками в былые годы я пьянствовал и сплетничал не раз. И я помню, как тот же самый Чаплин рассказывал мне об «альтернативно ориентированных» епископах, и даже стебался над ними … (Довольно мощный, политически взвешенный пинок по филейным частям лжепротоиерея из клоунской династии Чаплиных. - админ.)

- Вы просчитывали реакцию Патриарха Кирилла на ситуацию вокруг вашей персоны?

А. К.: Да, я просчитывал его реакцию как умного человека и пастыря. Мне просто хотелось создать медийную атмосферу, в которой Патриарх смог бы начать очищение Церкви.

Результат превзошел мои ожидания. Возможно, это стратегия: ради задуманных Патриархом будущих великих реформ Церкви нужно сделать церковную жизнь всецело управляемой сверху, а для этого надо запугать священников на десятилетия вперед. Мол, смотрите: никакие «былые заслуги» не помогут разногласящим.

- А что если его решение будет означать лишение вас сана?

А. К.: Ну что ж, я его приму. Он мой Патриарх до самого конца.

- Не допускаете для себя перехода под другую юрисдикцию?

А. К.: Нет, я не доставлю такого удовольствия моим критикам.

- Ваши оппоненты утверждают, что вы связались с «болотной оппозицией». Какие отношения у вас этими политическими активистами? Поступали ли от них какие-либо предложения поучаствовать в их деятельности?

А. К.: Старого медведя новым фокусам не учат. Я свой выбор сделал, когда мне было 19 лет. Тогда я был очень политизирован... Тра-та-та.

...

- Но ведь остались живые миссионеры?

А. К.: Живой миссионер говорит живыми словами и потому неизбежно создает проблемы. А кому проблемы нужны?

Вдобавок, у нас атрофировано чувство сословной солидарности. Епископ никогда не станет защищать своего священника. Вот в Читинской епархии отец Сергий Таратухин отказался освящать колонию, где тогда сидел Ходорковский. Потому что сам он в советские годы сидел в тюрьме и знал, в каких нечеловеческих условиях там содержатся заключенные. Он сказал, что не может освятить этот инструмент пытки. Его лишили сана.

http://gdb.rferl.org/00B23DDD-801E-4E5A-8E5E-485B923591F2_w220_s.jpg
Священник Сергий Таратухин

Живой миссионер обязательно хоть кому то да не понравится. Сколько будут его терпеть?

Церкви нужны именно разноречащие и даже противоречащие друг другу миссионеры.
Сегодня в обществе нет единого нравственного авторитета. Это значит, что и в церкви должны быть разно-мыслящие люди, которые способны налаживать диалог с разными социальными стратами и группами. Помню, митрополит Кирилл несколько лет назад очень правильно говорил, что «православие – это субкультура России». (Гундяев - эффективный менеджер субкультуры египеского крокодила РФ. - админ.) Именно не единый и общий культурный код, а субкультура. Одна из многих. И обреченная искать общий язык со многими другими субкультурами. С разными политиками и учеными, с рокерами и с детьми…

- Насколько консерватизм священников влияет на политические настроения сочувствующей церкви интеллигенции?

Тра-та-та, тра-та-та.

Сто лет назад, в революционной горячке восстанавливая патриаршество, романтически голосовали против обер-прокуроров и не проговорили всерьез канонический статус Патриарха. И он так заметно стал дрейфовать в сторону «восточного папы». Боюсь, нас заразила бацилла папизма. Причем в таком масштабе, что католикам и не снился. (Нет, дорогой диакон, вас всех поразила и умертвила бацилла жидовствования. - админ.)
Так что нас ждет еще дискуссия и поиск честных и богословски ответственных ответов на вопросы: В чем властен Патриарх?...

Тра-та-та.

- Разве в этой эволюции и делегировании власти нет акта смирения?

А. К.: Смирения кого перед кем? Есть такая шутка у семинаристов: Зачем смиряться самому, если можно смирить ближнего?

Тра-та-та.

Мы получили свободу впервые за двадцать веков нашей истории. (Такое впечатление, что это заявление уже сделано диаконом ОТ ИМЕНИ ГОЛУБОГО ЛОББИ. - админ.) И неужели лишь для того, чтобы построить абсолютную монархию внутри самой Церкви? Помните у Алексея Толстого:

«Мятежный дух исчез совсем.
Кричат манчжуры дружно:
Нам Конституцию зачем?
Нам палку, палку нужно!».

Если это естественный результат самоорганизации церкви, то это очень серьезно.
Нет, не могу считать это итогом церковной истории. Мы (голубой вагон? - админ.) все-таки проедем и эту станцию.

Конец. Замечательные откровения.

0

36

Небольшой, но содержательный опус красного диакона на тему "сталинская матриархия и каноны". Сопровождается видео-лекцией.

***

Как бы каноническое

Jan. 28th, 2014 at 1:44 AM

http://l-userpic.livejournal.com/84277664/17549268

("как бы" означает, что вот так вот следовало бы сделать, если бы у нас в церковной жизни каноны соблюдались):

На некого игумена Кир-ла из некоей Ка-анской епархии поступает жалоба (донос).

Патриархия или сама епархия воспоминает, что Карфагенский поместный собор 401 года постановил своим 79 (в Кормчей - 80м) правилом:

Определено и сие: когда на состоящих в клире бывает донос, и объявляются некоторые обвинения: тогда, частью для отклонения нарекания на церковь, частью ради достоинства клира, по каковым причинам и оказывается им снисхождение, частью для избежания гордаго злорадования еретиков и язычников, аще желают, как и должно, защищали свое дело и попещися о доказательствах своея невинности, да учинят сие в течение года, в котором должны быти вне общения. Аще же в течении года вознерадят очистити свое дело: то после сего никакой глас от них да не приемлется".

То есть обвиненный клирик автоматом запрещается в служении на год, однако при этом ему дается право на защиту.

Каждый клирик, говорит блаж. Августин, должен иметь всегда перед глазами две вещи: совесть и доброе имя (conscientia et fama); для нас самих достаточно совести, а ради других нам необходимо доброе имя:

"совесть для тебя, а доброе имя ради ближнего твоего" (conscientia tibi, fama proximo tuo)
[Sermo I de vita et moribus cler. [Migne, s.1., t.39, p.2, col.1569; Ср. Augustini ер.(65) ad Xantippura episcopum [Migne, s.1., t.33, col.234 и сл.]

Так как каждый клирик должен пользоваться добрым именем, то правило, изданное по этому поводу, предписывает следующее: если на клириков, вследствие каких-либо преступлений, публично подана жалоба (δια τινά εγκλήματα έλεγχθέντας) или в обществе пронесся слух, что они совершили какие-либо преступления, то, ради своего доброго имени и авторитета церкви, они должны употребить все усилия, чтобы в течение года оправдать себя перед церковным судом и вместе с тем показать перед общественным мнением свою невинность. Если же они не успеют сделать этого в течение означенного времени, то теряют право на оправдание и предаются суду.

А то обстоятельство, что, как постановляет правило, такие клирики в течение года должны находиться вне общения, бывает, как говорит в толковании данного правила Зонара, не потому, что на основании поданной жалобы доказана их виновность (так как в таком случае они были бы низвергнуты), но единственно потому, что они довели людей до сомнения относительно того, что ими совершено преступление (Алфавитная Синтагма, III,502).

***

Хорошее правило. Одно из тех, о которых я давно говорю: каноны - это мечта Церкви о себе самой. Но вовсе не компьютерная программа, реализующая сама себя. (Если в б-гословской системе красного диакона, почерпнутой на кафедре научного атеизма, каноны - это "мечты", то догматы, надо полагать - "галлюцинации" - админ.)

Моих нынешних критиков оно ставит перед дилеммой:

или перестать меня шпынять моей вполне продуманной фразой о том, что "каноны надо поцеловать и положить на книжную полку"

или начинать тотальную чистку Церкви, руководствуясь канонами, опять же хотя бы на время забыв про меня.

Ну тошнит же уже от пропагандистского лицемерия - "мы клянемся в верности святоотеческим канонам, ни на йоту от них не отступаем и будет верны им и впредь!". (а вот инф. пламенных нисколько не тошнит, они ничтоже сумняшеся продолжают поглощение блинчиков с известной начинкой - админ.)

И при этом ни попытки серьезного обсуждения темы "мы и наши каноны".

0

37

от инф. пламенных нисколько не тошнит, они ничтоже сумняшеся продолжают поглощение блинчиков с известной начинкой


Мой друг Иоанн совсем куда-то пропал.

Либо в глубокой печали от скандала, постигшего Церковь, либо достиг такой ступени смирения, на которой понял, что общение на форумах тщетно.

0

38

Продолжаем подборку публикаций по теме "голубое лобби сталинской матриархии". Фрагмент интервью диакона А. Кураева газете "Собеседник". Еще раз напоминаем вам, уважаемые друзья, что вся эта фарисейская "обличительная кампания" проводится вавилонскими кураторами МП строго по методологии игры в наперстки: ложный тезис - ложный антитезис - фатальный синтез.
Никакое обличение "голубого лобби" без вскрытия подлинного источника содома в талмуде и каббале не может достигнуть цели. Истинный "мессианский смысл" ведущейся политической "игры" может быть сколь угодно далек от целей, декларированных диаконом. Синагога и содом суть сиамские близнецы, и разделить их нельзя.
Как всегда, в тексте интервью мною выделены наиболее интересные места и дан краткий комментарий (в скобках красным цветом).

***

http://diak-kuraev.livejournal.com/606847.html#cutid1

http://sobesednik.ru/politics/20140130- … kdesktop=1

"Собеседник", раздел "Политика"

30 Января 2014

Андрей Кураев:

Дав отмашку на "праведную ненависть", патриархия сделала страшную вещь...

http://sobesednik.ru/sites/default/files/styles/460x_any/public/sobesednik_person/image/ku_0.jpg?itok=TfoCCcQj
"Научный атеист А.В. Кураев с внучкой Катей", фото А. Алешкина

...

- Видимо, сейчас Патриарх, если он не видел отчета, поинтересуется – где он? Раз уж такой скандал получился. Но на вас же в Казани, вроде, в суд подали?

– Еще нет. Я в самом деле интересовался в блоге, могу ли я передать суду письма с именами пожаловавшихся, но это была форма самозащиты. Тут надо понимать, что церковь сегодня достаточно внеправовая институция. В том смысле, что правовое мышление у наших епископов и близко не присутствует («Я – князь», и это всё). И поэтому у них первая реакция – раздавить. (Важно понимать, что абсолютно внеправовой институцией является в РФ само халдейское самозваное "еврейство". А симулякр церкви "РПЦ МП" есть всего лишь филиал синагоги сатаны. Отсюда и все "церковные неустройства". - админ.) Поскольку я не нахожусь в епархиях упомянутых епископов, им важно дотянуться до меня. И проще это сделать там, где все схвачено – через церковный суд. А я предупредил этот ход, спросив их публично: вы сами-то готовы встретиться с теми парнями, которые про вас рассказывают неприятные вещи? В ответ – тишина. Как только я сказал, что мои информаторы готовы прийти в суд, как свидетели защиты с моей стороны, сейчас же мне перестали грозить судом.

- Вы всегда были немножечко фрондер в РПЦ. По крайней мере у вас такая репутация. Сейчас, после разоблачений, ситуация для вас в церкви стала некомфортной?

- Напротив. Очень комфортной. Я так хорошо себя не чувствовал много лет. (В кои-то веки синагога поручила диакону сыграть роль "положительного героя" - конечно, ему приятно: новая роль, новые эмоции. - админ.) Во-первых, знаю, что очень многие достойные люди молятся обо мне. И священники, и епископы, вплоть до отшельников в абхазских горах. Потому что существующая ситуация достала всех в церкви. Поэтому ощущаю над собой некий защитно-благодатный купол. У меня сейчас как никогда в жизни есть убеждение: то, что я делаю сейчас, это правильно. Это важно.

Второе. С меня спала некая корпоративная связка. Я ведь не обо всем говорил в былые годы, так как чувствовал внутреннюю (не официальную) обязанность: все-таки пытаться по возможности истолковывать действия Патриархии в лучшую сторону, защищать ее. Сейчас мне сказали: это уже не надо. (Неужели раввины взяли курс на развал лжецеркви?- админ.) Хорошо, значит, я – свободный человек. А для человека моего склада (обычного московского городского интеллигента) это самое удобное: быть этаким свободным радикалом. В химическом смысле этого слова, не в политическом.

- В данном случае четко видна грань между верой и церковью как институтом. Она и для вас там проходит?

- Нет. Я много на эту тему говорил и писал книжек еще в 90-е годы, что я как раз не верю в тезис о невидимой церкви, объединяющей добрые души. Для меня все-таки вера христианская и церковь (в том числе в ее воплощении в аппарате Московской Патриархии) – достаточно близкие единые вещи. (Так и должен отвечать любой научный атеист и талмудист: главное - аппаратные игры. - админ.)

- Девушкам из PR вы сказали, что в их случае церковь показала себя в невыгодном свете именно как институция. Но ведь и в истории с Казанью – то же самое...

- Нет ничего странного. Мы с вами вернулись во времена средневековья – в том смысле, что все прозрачно, все на виду. (Аналогия диакона крайне неудачна - к средневековью созданная раввинами антисистема не имеет никакого отношения. Конечно, если только он не имеет в виду средневековые гетто. Все равно, лучше было сказать иначе: "мы с вами вернулись во времена концентрационного лагеря Освенцим". - админ.) И люди не отворачивались от Бога, даже видя безобразия и священников, и епископа своего, и бояр, и князя... Мы сегодня снова живем на виду, как в большой деревне – такими нас сделал Интернет. Значит, надо учиться жить в стеклянном доме, как это было всегда в любом селе, когда все всё друг про друга знали. (Снова ложная аналогия - ведь сегодня все заключенные на виду, но о жизни администрации концлагеря и ее планах им почти НИЧЕГО НЕ ИЗВЕСТНО. - админ.)

Но и в те времена, зная недостатки священников, люди умели отличать свое к ним отношение. Адам Олеарий, немецкий ученый, путешествовавший по России в 30-е гг. XVII века, писал о священнической скуфейке: "Шапочку эту попы в течение дня никогда не снимают. Это священный предмет. Кто бьет попа и попадет на шапку или же сделает так, что она упадет на землю, подлежит сильной каре. Тем не менее попов все-таки бьют. Чтобы при этом пощадить святую шапочку, ее сначала снимают с попа, потом колотят его хорошенько и снова аккуратно надевают ему шапку". (Заметно, какое удовольствие красному диакону доставляет любой рассказ об избиении православного священства. - админ.)

- А вы готовы снять с Московской Патриархи эту скуфейку?

– Нет, я веду борьбу не против институций, а за людей. А для разоблачений патриархии вполне достаточно заявлений о. Чаплина.

- То есть не готовы возглавить движение за очищение церковных рядов?

- Вы недооцениваете силу моей лености. Я ничего не хочу. Даже кафедру в университете не хочу возглавлять. Я не общественный деятель, не лидер. Совершенно это не моя роль. (Какая у диакона роль, мы догадываемся.) И сейчас тоже не буду.

- Но при этом ведете вы себя как лидер. Вы же должны отдавать себе в этом отчет.

- Это мое перо, мой язык, моя голова. Но организационных талантов у меня нет. (Да, все организуют раввины, а Кураев - всего лишь послушный исполнитель чужой воли.) Я знаю свои недостатки. Например, я не смогу стать олимпийским чемпионом. Даже по керлингу.

- Никто от вас этого и не требует.

- А почему вы тогда требуете, чтобы я стал общественным лидером?

- Потому что вы высказываете мысли, которые требуют продолжения в действии.

- На самом деле мне прежде всего хотелось бы действий со стороны Патриарха. Он отвечает перед Богом и народом за нашу церковь.

- Митрополит Казанский после отъезда комиссии РПЦ отчаянно ругал семинаристов. В его словах не было и тени раскаяния...

- И близко нет.

- Он чувствует свою безнаказанность. Хотя он отвечает за сложившуюся ситуацию. Есть вероятность, что он понесет наказание?

- Может понести. Но наказание, которое я предвижу, максимум – просто увольнение на покой со всеми почестями и т.д., со всей казной, которую он с собой украдет из епархии. Вы это тоже должны понять: все эти митрополиты, если они будут уволены, быстро продадут все автомашины, всю недвижимость, какую только можно. И положат на личный банковский счет. И спокойненько будут миллионерами доживать век и покупать мальчиков, если они им нужны. У них все будет в шоколаде, даже в отставке.

– А у вас? Вы ожидаете каких-то санкций против себя?

– Не знаю. Я уже на пенсии. Я служу, но заштатно, и в храме не получаю зарплату. Там я как диакон, волонтер. То есть меня очень трудно наказывать. Поэтому единственное, что может быть, это лишение сана.

- Вы как-то сказали, что церковь советского периода, церковь гонения вам была ближе. Это церковь, в которую вы пришли. Сегодня церковь во многом казнящая, и это вам неблизко. Насколько РПЦ, на ваш взгляд, готова меняться, чтобы очищаться от своих проблем и становиться той церковью, которую бы вы хотели видеть?

- Многие люди сегодня говорят: я крестился не в этой церкви. В этих словах есть правда. Другие меня упрекают: вы вынесли сор из избы. А куда вынес? Мы привыкли (нам в последние годы только и твердят это): церковь общенародная, весь наш народ – православный. Так вот, я к православному народу и обратился.

Рассказал то, что вижу, слышу, причем, не только сейчас, но и за годы своих странствий по стране, бесед со священниками...

Да, многие священники очень хотят очищения. Потому что эти гомосексуальные истории – лишь маленькая часть огромной проблемы. Ведь любое сексуальное понуждение, сексуальное рабство – проявление общего деспотизма. Это некое проявление крепостного права, наличествующего в церкви. Вот это действительно кошмар. Почему церковь – христианская организация в XXI веке стала жить по принципам крепостного права? (Снова лицемерие. Система жесточайшего рабства и бесправия, созданная раввинатом в египетском крокодиле РФ не идет ни в какое сравнение с крепостничеством. Ибо это рабство у материализованных бесов, а не у людей.)

Епископы поставили знак тождества: церковь – это мы. И – самое страшное – эксплуатируется самое святое чувство человека: чувство веры, желание служить Богу, людям. Но тебе говорят: ты не сможешь этого сделать, если ослушаешься меня. И здесь жуткий шантаж – не за зарплату, за душу. Священник, к примеру, искренне всю душу, веру вкладывает в служение, а ему говорят: крест на стол положишь, если то-то и то-то не сделаешь.

По сути, церковная верхушка существует в правовом вакууме. (мы все оказались в правовом вакууме, созданном синагогой сатаны.) Они для себя не признают никаких регламентов в обращении с подчиненными. Это касается и отношений Патриархии с региональными епископами. Епископов – с настоятелями. Настоятелей – со вторыми священниками. И так вплоть до прихожан. Верхушка не признает прав нижестоящих и их человеческого достоинства. Это страшно. Любая более верхняя ступень абсолютно изолирует себя от давления и критики снизу.

Но я знаю, что в истории церкви бывало хуже. (История сталинской матриархии ведет отсчет с декларации митрополита Сергия 1927 года. Какой именно "церковный" период имеет в виду лукавый диакон?) Пусть не в отношении распространения гомосексуализма среди епископов. (Вспомним уже знакомую нам почти ломоносовскую формулу: "могущество жидовское содомом произрастать будет".) Но это же не единственный грех. И стяжательство, продажность, коррупция – всё это бывало в истории церкви.

- Но ведь никогда не было так, чтобы церковь от всего этого полностью очистилась...

- По крайней мере, было следующее. Церковь переходила из столетия в столетие. И некоторые проблемы очищались. Например, та же коррупция. Все-таки в Российской империи она была весьма и весьма придушена с помощью госаппарата, обер-прокуроров. Это была победа регламентов над былым феодальным произволом. (Диакон хотел сказать: "победа масонства над русской поместной церковью", - но не решился.) Или в советские времена – этого было гораздо меньше. Но опять же потому, что у церкви был внешний контроль. (ОГПУ) Так что некоторые пути исцеления совершенно понятны. (Одна из любимых тем красного диакона: "ОГПУ как блюститель церковной нравственности".)

Но, к слову, голубое лобби начало складываться в РПЦ именно 60-х годах... Советской власти очень понравилась эта тема (ведь голубого священника можно было крепко держать на крючке уголовной статьи). И она помогала этой опухоли расти, и к концу голубое лобби успело занять ключевые посты в церкви.

- Но советской власти нет уже более 20 лет. Что мешало Патриарху Алексию вычистить эту грязь?

- Я не готов сейчас ответить на это. (Почти по В.В. Розанову: "Все это страшно грустно. Он так много читал... Так много учился, знает..." - И НЕ МОЖЕТ ОТВЕТИТЬ НА ПРОСТОЙ ВОПРОС.)

- Выходит, даже Патриарх не в силах сместить это лобби?

- В силах, не в силах, хочет, не хочет – не знаю. По факту, за последние 20 лет оно возросло…

- Но, согласитесь, голубые скандалы – не единственная беда РПЦ. А бизнес церкви, а все остальное? А паства, значительная часть которой (только и слышишь эти призывы) стремится примерно наказать всех, кто, как ей кажется, оскорбляет чувства верующих?

- Это действительно было очень неумное решение Патриархии. Потому что фарш невозможно провернуть назад. Однажды дав людям отмашку «вы имеете право на ненависть», потом отнять это право у них крайне тяжело. Патриархия тогда с этими митингами молитвенными, по сути, дала отмашку на «праведную ненависть». Это страшная вещь. И это останется в истории. (Кураев - еще один "борец за уменьшение зла и негативов в этом мире". От антидиффамационной лиги ADL.)

Но есть третий путь очищения церкви. Это не внешний управляющий в лице обер-прокурора или КГБ, а, так сказать: «Вся власть – Советам!» То есть дать прихожанам, людям церковным, возможность принимать решения в вопросах, касающихся их собственной церкви.

– А как же ваши собственные слова, что сегодня церковный народ – во многом воинствующие люди, для которых обряды важнее сути?

- Наше общество серьезно меняется. В том числе и церковное. Сейчас Патриарх правильно настоял на том, чтобы крестить людей только после их оглашения (т.е. знакомства их с христианской верой) (только после ознакомления с душепагубными ересями сталинской матриархии). Если это действительно будет последовательно доведено до ума, ситуация изменится. И потом, хотя бы потихонечку, но ряд вопросов приход может решать сам. И надо постепенно круг этих полномочий прихожан расширять.

А сегодня, благодаря этой истории с Казанской семинарией, у РПЦ есть уникальный шанс – церковь может невероятно повысить свой авторитет. Потому что, если люди увидят, что она способна честно замечать свои проблемы, обсуждать их и решать...

- Но, судя по всему, едва ли способна. Ведь уже были такие возможности – когда гремели разные скандалы: и нанопыль, история с часами, девушки PR с судом над ними, сейчас вот казанская история…

- Вернемся к этой теме хотя бы 1 февраля. В этот день на пятилетие интронизации Патриарха все епископы Русской церкви съедутся в Москву. Как правило, у нас в эти дни (замечательная традиция, появившаяся при Патриархе Кирилле) в нечетные годы проходит Собор, а в четные – архиерейское совещание (по сути это то же самое, только без столь громкого названия и обязывающих решений). Думаю, Патриарх не ограничится просто приемом. Полагаю, будет еще закрытое корпоративное общение. Мне кажется, это прекрасная возможность для него озвучить свою позицию, призвать к чему-то. К чему – не знаю, я не Патриарх. Очевидно, что-то будет сказано в закрытом режиме. А что-то – в открытом. Поэтому будем ждать. Но ситуация сегодня такая, что отвечать надо уже не словами, а действиями. (Никакой публичной реакции МП не последовало.)

Елена Скворцова.

0

39

В прошлом месяце газета «Собеседник» разместила любопытный материал: фото-галерею «публичных людей», отметившихся в последнее время своими антисодомическими высказываниями и политическими инициативами. Правда, без упоминания «Закона Димы Яковлева», также, отчасти, антигейского и антипедофильного.

Приведу для справки эту робкую попытку систематизации, помня о том, что любые такие факты следует помещать в должный исторический контекст, изложенный нами ранее в теме «Гоминтерн и синагога».

Гоминтерн и синагога

Следует учитывать, что уничтожение разума и морали, духовное растление и принудительная содомизация являются неотъемлемой составной частью 700-летнего мессианского проекта «антихрист» и программы «построения коммунизма» на планете (Verichip + HAARP + содомизация всей страны = коммунизм). Это общая стратегия борьбы талмудистов с гетеросексуальным человечеством. А политическая диалектика раввината давно уже была изложена В.И. Лениным: шаг вперед, два шага назад.

Поэтому такие политические инициативы всегда следует воспринимать с немалой долей скепсиса. Подобные заявления могут быть ориентированной на электорат фальшивой демонстрацией «доброй воли», (в целях повышения публичного «рейтинга» политика), а некоторые из них - вроде драконовых мер Охлобыстина и Жириновского, могут являться умышленной провокацией, рассчитанной на дискредитацию попыток сопротивления еврейскому содомскому проекту. Впрочем, отдельных, наиболее наивных депутатов, могут разыгрывать и втемную.

Повторим еще раз: без параллельного разоблачения талмуда и каббалы эффективная борьба с содомом невозможна. Ибо, как заявил раввин Акива Татц: «мессианское семя находится в содоме». А мешихизм (антихристианство) есть внутренний эсхатологический смысл вавилонского сатанизма (талмудического иудаизма).

Степень деградации «общественного сознания» и «политического волеизъявления» сегодня такова, что ни один из депутатов Госдумы, ни один тележурналист, ни один «политик» не может позволить себе открыто выступить против еврейского антихристианского проекта, не лишившись при этом работы или самой жизни. Мы давно уже живем в обществе тотальной лжи, в царстве трупа антихриста М.М. Шнеерсона (1902-1994).

Напомню, что мы, авторы «Шехины», выступаем за комплексную программу решения проблемы голубого еврейского лобби. Необходимо обрести почву под ногами и осознать, наконец, всю серьезность сложившегося положения. Единственно возможная программа борьбы с содомом заключается в следующем:

1. Безоговорочный роспуск интернационала сатаны («еврейства») и его стратегических союзников (масонов и ЛГБТ сообществ).

2. Введение моратория на изучение талмуда и каббалы на следующие 7 тысяч лет (строже всего - для хамитических «евреев»).

3. Конфискация в пользу национальных государств «еврейского» (халдейского) воровского общака.

4. Публичное наказание и поругание наиболее активных «еврейских» террористов, повинных в трех русских холокостах и прочих глобальных преступлениях против гетеросексуального человечества.

5. Создание для еврейских экстремистов, не желающих расстаться с ультрафашистской моноидеей «избранной плоти», еврейской сатано-гендерной автономии в Биробиджане и их поселение там, без права пересечения границы.


Поскольку содом представляет собой часть еврейской мессианской программы и неразрывно с ней связан, не может быть иного способа борьбы с ним, кроме решительной делегитимизации самого контрафактного еврейства. Все остальное - игра на публику и манипуляция сознанием.

***

http://sobesednik.ru/photos/20140110-an … onans-foto

10 Января 2014

Антигейские высказывания высокопоставленных лиц, вызвавшие наибольший общественный резонанс [ФОТО]

Громкие слова Ивана Охлобыстина, попросившего Владимира Путина срочно вернуть в УК статью за мужеложство, нашли мощную поддержку в РПЦ: протоиерей Всеволод Чаплин даже предложил вынести данный вопрос на референдум, объяснив, что уголовное наказание за однополую связь – важная тема для российского общества. Мы вспомнили другие антигейские высказывания известных людей, вызывавший столь же сильный резонанс.

http://s9.uploads.ru/t/cYgfM.jpg
Иван Иванович Охлобыстин (22 июля 1966, дом отдыха «Поленово», Тульская область) — российский актёр, режиссёр, сценарист, драматург, журналист и писатель. Священник Русской православной церкви, временно запрещённый в священнослужении.

1. В 2004 году радикальные поправки в разработанный депутатом Геннадием Райкиным законопроект о введении уголовной ответственности за гомосексуализм предложил Владимир Жириновский. Лидер ЛДПР посчитал, что ограничение свободы сроком до 5 лет слишком мягкое наказание за столь серьезный проступок, и предложил ввести смертную казнь. После длительной полемики с главой ЛДПР профильный комитет Госдумы решил отклонить малоперспективный законопроект.

http://s9.uploads.ru/t/TU7Cf.jpg
Владимир Вольфович Жириновский (до 10 июня 1964 года — Эйдельштейн; род. 25 апреля 1946, Алма-Ата, Казахская ССР, СССР) — российский политический деятель, заместитель председателя Государственной думы (с 2000 по 2011), основатель и председатель Либерально-демократической партии России (ЛДПР), член Парламентской ассамблеи Совета Европы. 5 раз участвовал в выборах Президента России (1991, 1996, 2000, 2008, 2012).

2. В апреле 2012 года в эфире своей программы «Исторический процесс» Дмитрий Киселев заявил, что законодательного запрета гей-пропаганды недостаточно – необходимо запретить гомосексуалистам становиться донорами, а также сжигать и закапывать их сердца, чтобы избежать распространения ВИЧ-инфекции. Однако его предложение взорвало сеть только через год – на волне рассмотрения закона о запрете гей-пропаганды. Эпатажные заявления Киселева вызвали множество комментариев в блогосфере и СМИ.

http://s9.uploads.ru/t/mrPnL.jpg
Дмитрий Константинович Киселёв (род. 26 апреля 1954, Москва, СССР) — российский журналист, телеведущий, генеральный директор российского международного информационного агентства «Россия сегодня», заместитель генерального директора ВГТРК.

3. Пожалуй, самые жаркие споры и дискуссии вызвала инициатива о законодательном запрете пропаганды гомосексуализма среди несовершеннолетних. Одним из авторов федерального закона, окончательно принятого Госдумой в июне 2013 года, была депутат Елена Мизулина. Рассмотрение и утверждение закона вызвало громкую критику со стороны ЛГБТ-сообщества, правозащитников и большинства западных стран. В частности, представители ПАСЕ заявили, что закон нарушает Европейскую конвенцию о правах человека.

http://s9.uploads.ru/t/7uSga.jpg
Елена Борисовна Мизулина (род. 9 декабря 1954, Буй, Костромская область, РСФСР, СССР) — российский государственный и политический деятель, депутат Государственной думы РФ VI созыва от партии «Справедливая Россия», председатель комитета Госдумы по вопросам семьи, женщин и детей. Являлась депутатом Госдумы II, III и V созывов; состояла в КПСС, «Яблоке» и СПС. Доктор юридических наук (1992), профессор, заслуженный юрист РФ.

4. Громкий ажиотаж вызвала инициатива депутата Госдумы Алексея Журавлева, предложившего в сентябре 2013 года лишать родительских прав людей, практикующих «гомосексуальные связи». Идею народного избранника, пообещавшего идти со своей инициативой до конца, совершенно неожиданно раскритиковал скандально известный Виталий Милонов, назвавший законопроект вмешательством в семейные дела граждан. Не оценила инициативу Журавлева и Елена Мизулина – она заявила, что задумка ее коллеги невыполнима. 

http://s8.uploads.ru/t/KBv9w.jpg
Алексей Александрович Журавлёв (род. 30 июня 1962, Воронеж) — российский общественный и политический деятель, депутат Государственной думы РФ VI созыва от «Единой России», действительный государственный советник Российской Федерации 1 класса, с сентября 2012 года председатель политической партии Родина, член фракции «Единой России»[1].

5. В середине декабря 2013 года экс-священник и актер Иван Охлобыстин на творческом вечере в Новосибирске предложил «запихивать геев живьем в печку».

http://s8.uploads.ru/t/W3anq.jpg
Свое радикальное предложение он объяснил тем, что гомосексуалисты представляют угрозу его детям. Оскобленные заявлением Охлобыстина представители общественности уже собирают в интернете подписи под петицией на имя генпрокурора Юрия Чайки с требованием возбудить уголовное дело, а американская пресса угрожает шоумену визовыми санкциями.

0

40

Для более глубокого понимания контекста (а может быть, и побудительных причин) вышеприведенных высказываний и инициатив "публичных людей", уместно еще раз вспомнить прекрасные видео-лекции Ирины Бергсет и общественного движения "Русские матери", размещенные в последние месяцы на youtube. Они упоминались ранее в дискуссии на сайте polemics.ru.

О ситуации на форуме "Пешка"

Стоит привести их снова – в назидание лукавому диакону, который выставляет РПЦ "вертепом разбойников", без объяснения мессианской предыстории вопроса и сегодняшних политических реалий.

***

Ирина Бергсет сняла на днях новое отличное видео про Илью и его товарищей по гоминтерну: "Педокарта современной Европы".

Со статистикой там что-то не в порядке, но по смыслу все верно.

***

Сегодня, как в России в 1917 г., но уже в масштабе всей Европы, происходит установление диктатуры гендерного пролетариата.

Вот еще одна превосходная лекция Ирины Бергсет (Фроловой) - о проделках интернационала сатаны в Италии.

Что вытворяют содомиты (в союзе с синагогой) в Италии, да и по всей Европе?

Они опускают гойское гетеросексуальное население при помощи искусственно создаваемого “кризиса”, доводят до полной нищеты, отбирают детей под предлогом “плохой заботы” о них, а затем начинают платить “приемным родителям” по 400€ в день на ребенка за СОДОМИЗАЦИЮ детей. А иногда и вообще продают их на органы.

Все шириковы и гариковы, одесские и женевские, в равной мере, заняты реализацией этой изуверской программы.

Поэтому они так Ириночку Бергсет и ненавидят. Вот ее видео:

«Отмена в Италии понятия Отец и Мать. Ирина Бергсет»

***

Доклад Виктора Елкина, помощника латвийского депутата Европарламента Т.А. Жданок, на 1-м Всероссийском родительском съезде в Колонном зале Дома союзов 9 февраля 2013 г.:

КАК ОТНИМАЮТ ДЕТЕЙ В ЕВРОПЕ!

***

Ирина Бергсет (Фролова) наделена необыкновенным талантом - страстью, энергией, душевной силой, искренностью, красноречием - для мобилизации дрессированных совочков на битву против общего гендерного врага.

http://i.t30p.ru/16FQ

Против голубых и красно-коричневых.

Эта женщина достойна восхищения. И я всем участникам полемикса рекомендую как можно шире распространять ее видео.

Вот еще одна превосходная работа Ирины:

«Как переучивают детей на геев в школах Франции»

***

...Ирина Бергсет представляет для гламурных талмудических гендеров куда большую опасность.

Поскольку она способна мобилизовать на САМОСТОЯТЕЛЬНЫЕ антисодомические (и антисемитские) действия широкие массы совочков - разумеется, при условии, если получит доступ к СМИ или сумеет каким-то образом раскрутиться через интернет.

Поэтому голубое лобби ей всеми силами пытается создать репутацию сумасшедшей.

***

Между тем, любому человеку, знакомому с политическими реалиями западной жизни, известно, что мужчины и отцы семейства полностью лишены на Западе (как и в РФ) всех гражданских прав, и если только дело доходит до суда (до еврейской фикции правосудия), то рассчитывать отцам абсолютно не на что.

В этом смысле очень показательна глава "Men Are Being Kicked in the Teeth" в книге канадского политолога Генри Макова «Иллюминаты-2. Обман и обольщение.»

Типичная история, и очень реалистично все описано.

Если в деле Бергсет все получилось с точностью до наоборот, то совершенно ясно, что Ирине пришлось столкнуться с очень серьезной мафиозной структурой, которая ставит интересы своей гендерной группы даже выше, чем навязанная гоям-совочкам политика феминизма.

Тут и обсуждать нечего. Ирине пришлось столкнуться с голубым лобби, и, к ее чести, она это довольно быстро сообразила.

И сделала должные выводы.

***

Ответ Ирины Бергсет шахматному журналисту-гомосеку Илье Одесскому:

«Тюрьма за отказ детей от секспросвета в Германии»

***

0


Вы здесь » Шехина » Синагога » Голубое экуменическое лобби