Шехина

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Шехина » Синагога » «Евреи» и «совки»


«Евреи» и «совки»

Сообщений 1 страница 16 из 16

1

Предлагаю вашему вниманию, уважаемые друзья, еще одну важную социологическую тему из числа затронутых нами по ходу дискуссии на «Интеллектуальном шахматном форуме» (ИШФ) в 2011 году. Она названа мною «Евреи и совки». Мне кажется, полезно эти материалы освежить в памяти.

С общим полемическим контекстом приведенных ниже сообщений можно ознакомиться на форуме wpc по адресу:
http://wpc.freeforums.org/topic-t132-165.html

Толчком к началу дискуссии послужила реплика ув. Мариньона.

********

marignon
Скажем, вы не считаете нынешний народ России русскими, называя их "совками" (это очень плохо, но мы сейчас не это обсуждаем). Русскими Вы готовы признать только активных русских националистов.

Снова ложь. Вы читали мои скромные заметки по «национальному вопросу» и должны знать, что я вообще не являюсь сторонником использования двусмысленного термина «национализм», - а тем более, абсурдной фетишизации чисто физиологического его аспекта. Почти все сегодняшние патентованные «русские националисты» являются медиумами еврейского влияния. «Национализм» без гимнастики ума и христианской духовности есть пустой и вредный лозунг, не более.

О вреде выхолощенного политического национализма много писали еще К.Н. Леонтьев и В.М. Острецов – высоко ценимые мною русские мыслители. Вместе с тем, вполне естественно, что мне импонирует любое культурное и духовное движение, противостоящее интернационалу сатаны, с его разрушительной идеологией всесмешения и политикой тотального террора, направленной на уничтожение всех гойских народов.

По такому случаю, еще раз приведу цитату из В.М. Острецова на тему происхождения «русского национализма». Надеюсь, она Вам поможет усвоить некоторые основательно забытые истины.

http://wpc2.narod.ru/01/ostretsov_vm_1969.jpg 

Когда-то, в начале XX века, когда общественная жизнь России вышла из своих патриархальных берегов и раскололась на враждебные лагери, возникли впервые не только революционные партии и левые органы печати, но и правые. Возникли левые и правые политические движения. Появились впервые люди, назвавшие себя националистами. В отличие от монархистов и их массовых организаций, число националистов всегда было незначительным и какого-то существенного влияния на ход политической борьбы они не оказывали.

В III Государственной Думе их число не превышало двух-трех десятков. В IV Думе они составляли уже значительную фракцию — 88 человек. Но за стенами Думы их было немного. Это были небольшие группы из журналистов, профессоров университетов и политических деятелей. В народ эти националисты не пошли, и сама их доктрина была создана не для простонародья.

На слух русского человека то, о чем толковали русские же националисты, воспринималось как чисто заморская и даже едва ли не барская выдумка, с революционным душком. Что и имело место в действительности.

В резкой полемике с националистами находились все органы черносотенной, то есть монархической печати. Что, быть может, и есть самое интересное. Кратко излагая суть проблемы, нужно сказать следующее. Националисты из известной триады — “Православие, Самодержавие и Русская народность” — сделали свою триаду — русская народность, парламент, конституционная монархия по английскому варианту.

Русская народность должна была стать господствующей. Это на первом месте. Политическая, кадровая политика правительства должна предоставить русским определенные преимущества в системе административного аппарата и других областях государственной и общественной жизни. Поскольку только западный тип цивилизации способен обеспечить государству и народу процветание, то следует тихо, но неуклонно двигаться в сторону Запада, пример чему подавали и сами правительственные решения тех последних лет: разрешение политических партий, общественных организаций (1906 г.), утверждение в стране думской монархии, то есть парламентской, фактическая отмена цензуры, открытые границы с Западом и прочее в том же духе...

На практике это привело к тому, что фракция националистов в Государственной Думе четвертого созыва быстро вошла в стачку с самыми левыми партиями, стала инициатором Прогрессивного блока и приняла самое активное участие в свержении самодержавия. Некоторые из националистов еще до того пошли на содержание сионистско-кадетского комплота, активно стали выступать в защиту “избранного и гонимого” еврейского народа, не отказываясь от звания умеренных монархистов и националистов. Пример тому — известный последователь Каина и Иуды, этих подвижников прогресса и демократии, В.В.Шульгин.

http://wpc2.narod.ru/01/shulgin_vv.jpg 
Василий Витальевич Шульгин, 1878-1976

Вечно шатающийся в своих воззрениях, хотя и талантливый и очень симпатичный лично, М.О.Меньшиков на своем примере доказал, что сам по себе русский национализм идейно пуст, бесхребетен, неплодотворен и из него ничего, кроме набора пустых, громких и красивых фраз, выжать невозможно.

http://wpc2.narod.ru/01/menshikov_mo_pisma.jpg 
Михаил Осипович Меньшиков, 1859-1918

Что этот национализм призывает русских служить идеалам шатким и неорганичным. Еще там, где с ним была соединена чуткая и бескомпромиссная совесть, врожденный дар логики и искренность без страха иудейского, там еще можно было получить блестящие образцы публицистики. Но не все в конце концов публицисты.

А во-вторых, на одном отрицании и анализе далеко не уедешь. Тем более на утверждении идеалов демократии и прогресса, т.е. революционных и иудейских. Кроме того, в этом случае обеспечен совершенно искаженный взгляд на причины и следствия в русской истории. Ибо взгляд и оценка становятся позитивистскими, а в основе всего — материализм. Отсюда полное непонимание мотивов поведения русских людей в деле созидания Русского государства.

В критике националистов со стороны монархистов самым точным определением было: мы, монархисты, на первое место ставим дух русской народности — Православие и его защиту на земле русской — Самодержавие. А националисты — русскую кровь, которая должна питать материализм и западничество, т. е. начала иудейские. Кому этот национализм нужен?


Виктор Митрофанович Острецов – добрый гений русской православной публицистики. Учитесь у него аккуратной работе с первоисточниками, Мариньон.

Но почему-то всех россиян еврейского происхождения вы, минуя категорию "совков", определяете как евреев, хотя активными еврейскими националистами из них является меньшинство.

Дорогой Мариньон, опять Вы начали перемешивать свой ведьмин бульон из перевернутых и перепутанных понятий? Причем, делаете это с дальним прицелом на разрушение чистого гойского разума и пособничество мессианскому террору? Что ж, давайте еще раз спокойно разберемся, в чем заключается разница между русскими, совками и «евреями». Но вначале позвольте мне ознакомить всех наших читателей с мыслями о «совках» протоиерея Льва Лебедева. В них очень много глубоко верного и ценного для нас.

http://wpc2.narod.ru/01/lebedev_lev.jpg

Русская Зарубежная Церковь в настоящее время как бы едва «зацепилась» за российскую территорию. Она, конечно, удержится на ней, но отнюдь не в качестве Церкви большинства, или основного ядра современных верующих в России. Пара сотен общин с несколькими тысячами прихожан, весьма неопределённым духовенством,— вот пока всё, чем располагает в Отечестве Церковь, сохранившая для Отечества ту веру, ту церковную жизнь, какие и были искони до 1917 и даже до 1927 г. в Великой России!

А откуда было взяться иным батюшкам и иным прихожанам, если все мы, «совки», в том числе и верующие, в России — это глубоко повреждённые, порченные, душевно искалеченные люди! Если кто-то из нас может хорошо мыслить, то «хромает» в моральном отношении; если кто-то неплохо держится нравственно — «хромает» идейно; если кто-то сравнительно здоров психически, то, как правило,— жулик; если кто-то относительно честен, то — нездоров душевно... И так далее.

http://catacomb.org.ua/images/content/hronics/Rock-MPa.jpg

Сомкнувшийся круг 1000-летия Крещения Руси, приведший к великому расколу всей жизни бывшего СССР, обнажил, обнаружил хотя и страшную, но очень ценную правду, современное русскоязычное население бывшего Союза — это подлинная духовная пустыня или область «мерзости запустения, стоящей на святом месте» бывшей России, где изредка встречаются, как некие оазисы или островки, относительно православные и относительно русские явления в виде отдельных людей, имеющих «любовь истины», их дружеских, общественных, культурных, просветительских объединений. Но это именно — малые оазисы, которые не способны обратить пустыню в цветущий сад (дай Бог им хотя бы самосохраниться и не быть занесёнными «песком»!).

«Мерзость запустения» — не просто пустота, это пустота, немедленно заполняемая чем-то противоположным святости. И мы видим, как вместе с легионами бесов на «каноническую территорию» Московской «патриархии», в соответствии с её экуменическими принципами, хлынули все, кому не лень! Католицизм, протестантизм, бесчисленные секты, кришнаиты, иные индуисты, буддисты, оккультисты всех мастей, иностранные и доморощенные маги и колдуны, астрологи (им даже предоставляют средства массовой информации), появились идейные «язычники», даже откровенная «церковь Сатаны», особенно размножившаяся.

http://wpc2.narod.ru/01/belial.jpg

Во все эти церкви и течения, в общей сложности, «совки» устремились не в меньшем количестве, чем в храмы «патриархии». Вера лжи! Почва для всего — самая подходящая. Добрая половина нынешней молодёжи — это или совсем сбесившиеся ублюдки, или кретины, не способные ни мыслить, ни чувствовать ничего, кроме «удовлетворения естественных» и противоестественных потребностей, чему в немалой мере способствует настоящая пропаганда секса, насилия, демонизма во многих средствах информации, книгах, теле- и кинофильмах. Всё самое худшее с Запада, вся его помойка — теперь в России.

А под шум и визг всей этой нечисти идёт спокойная, планомерная работа «мудрецов», уже хорошо нам знакомых.

http://wpc2.narod.ru/02/putin_berl_lazar_wall.jpg

В Москве тихо, без помпы, но с извещениями в печати, уже обосновались официально представительства и «Бнай Брит», и «Великого Востока Франции»... Всегда мечтавшие легально утвердиться в столице России филиалы всемiрной церкви диавола достигли своего, утвердились. В этом отношении тоже сомкнулся некий круг.

Можно вспомнить и слова Гиммлера о том, что в центральной России должно жить тупое население примитивного полуеврейского типа. Таким теперь оно и стало.

http://wpc2.narod.ru/01/russkie_sovki.jpg

«Совки» показали одно из своих главных свойств — желание верить лжи. Можно поэтому констатировать, что русскоязычные «совки» это не только обманываемый «народ», но народ, который сам хочет быть обманутым!
Протоиерей Лев Лебедев «Великороссия: жизненный путь»

Приведенные выше наблюдения и размышления видного историка РПЦЗ Льва Лебедева полезно иметь в виду при рассмотрении вопроса о характерных психологических особенностях «совков» и «евреев» - их сходствах и различиях.

******************************************

0

2

2011-01-28 01:49:00   643

grado
не совсем по теме, но все же:

блогер krylov написал(а):

одарённого русского обычно берут в двойные клещи: с одной стороны, «умные евреи», которые его ненавидят именно как русского, с другой – специально подобранные «бездарные русские», «подонки сракодрищенские», которые его ненавидят конкретно за одарённость. Поскольку же тыркнуться можно только туда или сюда – или к «Галичу и Мамардашвили», или к «Софронову» - то русский мечется: там клющ, а тут плющ.
Ну а потом уклющённым и расплющенным предлагается два выхода. Либо работать забесплатно, дурачком-энтузиастом, чтобы «хоть так дали делать дело» (все плоды которого будут присвоены и высосаны упырями, но об этом энтузиасты предпочитают не думать). Либо сознательно избавляться от одарённости (обычно – путём совершения разных мерзостей, после которых улетает самоуважение, вместе с талантом, на него завязанным; впрочем, можно ещё спиться – тоже распространённый метод социализации) и вговниться в «софроновых». Таких, кстати, особенно любят: проведшие над собой подобную самокастрацию - они потом самые злые бывают. Себе яйца отрезал – а другим клещами раздавливать будет.

звучит правдоподобно,чо... Полностью можно прочитать тута

Валерий Борисович, прокомментируете?

Спасибо, уважаемый grado, - любопытное описание жизненных реалий СССР-Мицраима и египетского крокодила РФ. Но я бы добавил, что речь должна идти не только о «талантах», но, вообще, о всех честных и думающих людях. В системе тотальной лжи «евреи» и «совки» всех таких немедленно берут «в коробочку», в «двойные клещи». И здесь нам очень полезно было бы провести четкое разграничение между психологическими особенностями и функциями «евреев» и «совков» в мессианской кампании по уничтожению разума и христианской нравственности. Тем более что нас об этом давно уже просит наш дорогой Мариньон.

0

3

2011-01-30 12:47:18  646

Итак, давайте немного порассуждаем о «евреях» и «совках», их сходствах и принципиальных отличиях. Не сомневаюсь, что наш дорогой Мариньон прекрасно умеет отличать одних от других и без нашей помощи, но раз уж он попросил, да еще и жалуется на то, что мы отказываем «интернационалу сатаны» в «совковой ортодоксии», придется пойти ему навстречу.

Сразу же должен сделать оговорку, во избежание возможных недоразумений, – «совки» не есть специфическая категория населения, вышедшая из СССР. «Совки» не есть исключительно продукт Совка. Наоборот, это есть состояние падшего гойского ума и духа, значительно более характерное для людей Запада, для «евро-американской цивилизации». Мне об этом и раньше уже приходилось достаточно подробно писать, но сейчас у нас разговор о другом.

Что же представляют из себя големы-совки, или атеистические, оглупленные, расхристанные гои, с социологической точки зрения?

http://wpc2.narod.ru/01/golem.jpg 

Прежде всего – удобную для «евреев», питательную среду обитания.  Для «евреев» это обстоятельство представляется чрезвычайно важным, поскольку лишь в совковой рабской атеистической среде им удается по-настоящему успешно мимикрировать, имитируя почти полное слияние с ней. Ввиду этого обстоятельства, вопрос Мариньона представляется закономерным и вполне серьезным: не происходит ли постепенное растворение «евреев» в питательной совковой среде умственных и психических дегенератов? Для людей малоопытных в «еврейском вопросе» он нередко неразрешим.

Вот лишь некоторые типичные качества совков: трусость, лживость и желание верить лжи, крайний оппортунизм, отсутствие интереса к вечным вопросам бытия (и вообще к серьезным философским проблемам), аморализм, общая редукция, «феминизация» и шизофренизация сознания, в соответствии с талмудическими «7-ю заповедями Ноя» (и идеологией марксизма), пошлость и вульгарность речи, развязность поведения и т.п. 

Почти все перечисленные качества являются настолько характерно «еврейскими», что, в самом деле, появляется искушение поставить знак равенства между этими двумя основными группами населения «западной цивилизации» и «постсоветского пространства».

Искусственным выведением совков раввины занимались на протяжении веков. Нельзя сказать, что в Европе этот процесс проходил безболезненно. Однако в СССР решающая фаза социального «алхимического процесса» оказалась сжата в столь краткие исторические сроки, что он оказался облечен в невиданные по жестокости и масштабу разнузданного террора и мракобесия формы.

http://wpc.pochta.ru/matrix-reloaded-sm.jpg

Совков в СССР выводили поспешно и зверски, не считаясь с жертвами и материальными потерями. Был запущен механизм тотального погрома русской цивилизации, не остановленный до сих пор. Поэтому, наверное, из-за спешки и нечеловеческой жестокости «теургических методов», качество советских совков оказалось несколько отличным от качества совков западных. Но, повторю, это отдельная очень любопытная тема для исследования, мы ее пока затрагивать не будем.

Прежде чем приступить к перечислению некоторых принципиальных отличий «евреев» от «совков», полезно будет еще раз остановиться на описании техники погрома и методах разложения социумов, применяемых «евреями» на захваченных территориях с целью построения вожделенного «царства антихриста». Позвольте мне воспользоваться фрагментами из уже знакомой нам повести «Последняя ступень» замечательного русского мастера слова Владимира Алексеевича Солоухина. Найденная им система выразительных художественных образов и метафор может нам в дальнейшем пригодиться.

http://wpc2.narod.ru/01/solouhin_va.jpg
Владимир Алексеевич Солоухин, 1924-1997

-- Но нашлись ведь и русские...

-- Даже когда страну захватывают открытые и откровенные оккупанты (армия соседней страны), находятся люди, которые начинают сотрудничать с захватчиками. Это происходит в каждой стране. Коллаборационизм. Во Франции были люди, сотрудничавшие с немцами, в Норвегии, в Греции -- всюду. С монголами даже сотрудничали русские князья. Что же говорить про завуалированный захват страны? "Мы? Это вы! Это вы сами, трудящиеся, крестьяне, рабочие, захватили власть".

Из этой формулы исключили интеллигенцию, ибо ее нужно было уничтожить в первую очередь, сразу. Мозг же! Вдруг догадаются. Так что нет, это вы захватили власть. А то, что мы у вас отбираем весь хлеб по разным там продразверсткам, то, что мы насильственно изымаем у вас золотишко, оставшееся от царского режима, то, что мы насильственно закрываем ваши церкви и насильственно загоняем вас в колхозы, -- так это же вы сами делаете. А мы в Кремле только исполнители вашей воли.

И лагеря вы организуете сами, и людей арестовываете, и стреляете их. Ну и хохотал же, наверное, Владимир Ильич, заложив свои пальцы за борта жилетки и закинув свою голову! Говорят, он хохотал очень даже весело и заразительно.

http://wpc2.narod.ru/01/lenin_zelen.jpg

Тут возможна и такая аллегорическая картина. Представьте себе, что люди бегут. Неважно, куда и с какой целью. Бегут. Есть лидеры, есть хорошие бегуны, есть и лодыри, инвалиды, неумехи. Вдруг приказ -- всем бежать в обратную сторону! Вся толпа повернулась. Самые нерадивые неожиданно стали первыми. Прекрасно. Но ведь хорошие бегуны опять могут сравняться с ними и обогнать. Выход один -- обуздать хороших бегунов, подавить их, не давать им забегать вперед. А проще всего -- перебить. Лидеров-то не так уж и много. Перебьешь -- в толпе никто и не заметит. Середнячки же сами смекнут, что не нужно лезть вперед, и все пойдет как по маслу.

Захватив власть, сразу стали действовать. Быстро, по нескольким направлениям. Одного направления мы уже коснулись -- истребление наиболее мыслящих и вообще наиболее крепких русских людей. Тут сразу две цели. Во-первых, подавить, предотвратить возможное сопротивление, во-вторых, ослабить народ. Ведь на этот народ делали ставку в мировой революции, то есть не на сам народ, а на использование его как базы, как материального и людского потенциала. Им этот народ, эта страна нужны были не на два года. Значит, чем он слабее, тем легче будет им управлять, вертеть во все стороны. Ослабление началось истреблением элиты, интеллигенции, дворянства, купечества, духовенства.

-- Но может быть, имея в подчинении сильный народ, легче было им осуществить свои глобальные замыслы? Логично ли было его ослаблять, этот народ?

-- Дело в том, что им был нужен не НАРОД, а просто население, люди, миллионы людей, население страны и ее богатства. Населением управлять легче, чем народом. Именно народ-то им и надо было сокрушить. Они и начали это делать с первых часов своей диктатуры.

В первые годы было запрещено слово "Россия". Оно не употреблялось ни в устной речи (открыто, разумеется), ни в печати. Было запрещено слово "Родина". Вспоминаю фразу из статьи Оси Брика, критика и следователя ЧК, о стихах Анатолия Кудрейко.

http://wpc2.narod.ru/01/briki_mayak.jpg
Брики и Маяковский

Он написал в двадцатые годы: "Этим стихам для того, чтобы быть полностью белогвардейскими, не хватает одного только слова -- Родина". Итак, Родина -- белогвардейское слово. России нет и как бы не было.. Родина и народ -- слова одного корня, как вы понимаете. Значит, надо отучить от понятий Родины, Отечества, родной истории. Все начинается с 1917 года. До этого была тьма, хаос, невежество. Вообще ничего не было.

Ах, как хотелось бы, чтобы ничего не было! Но, к сожалению, было, причем было великое, светлое, славное, которое крепко сидит в памяти народной. Значит, надо его из этой памяти искоренить, выжечь каленым железом, а если не выжигается само по себе, выжечь вместе с людьми.

Поэтому переименовываются города, разрушаются памятники славы, побед, наиболее выдающиеся здания, говорящие о великом наследии прошлого. Народ надо парализовать, превратить его в конце концов в послушное и вот именно парализованное, не способное к самостоятельным действиям население.

-- Оса и златка, что ли?

Кирилл, не поняв, посмотрел на Лизу, переспросил:
-- Какая златка, какая оса?

-- Ну как же. Есть особая порода ос, и есть жужелицы -- златки. Оса выбирает себе хорошую, крупную, жирную жужелицу (читай у Фабра) и наносит ей жалом три парализующих удара в три нервных узла. Жужелица лишается движения. Даже усиком не может пошевелить. И надо ее не убить, а только парализовать. Потому что, если убьешь, она моментально протухнет.

http://dic.academic.ru/pictures/wiki/files/50/275px-Cetonia-aurata.jpg

Там, где водятся эти осы, жаркий климат. Будучи парализованной, она сохраняется свеженькой в течение недели. А это-то и нужно осе. Парализовав жужелицу, оса переворачивает ее на спину и на брюшке ее откладывает яички. Вскоре из них выводятся личинки. Они начинают пожирать жужелицу. Она живая, лежит, но не может пошевелиться, а они ее пожирают, выедают внутренности, чтобы вырасти, набраться сил, стать новыми осами, улететь.

-- Гениально! Лисенок, ты слышишь? Это же точная модель! Да, Россия и есть та самая парализованная жужелица, златка, которая и видит, что ее пожирают, истощают, да не может пошевелиться. Парализована в нервные центры!

-- Достоевский был гений! -- подхватил Кирилл, едва я кончил читать. -- Он понимал, что евреи в своей борьбе главный упор делают на разложение народов с нравственной стороны, со стороны традиций, устоев, семьи, религии. Это вроде как (я где-то читал, у Фабра, наверное) черви, питающиеся трупами погибших животных, не просто пожирают дохлое мясо и кожу, но сначала умеют разжижить их. Фабр это называет приготовлением бульона.

http://wpc2.narod.ru/01/bouillon.jpg

Так вот, черви сначала приготовляют бульон, а потом уж им и питаются. Точно так же поступают и эти. Привнести идею, что нет ничего святого, что все дозволено, высмеять чистые чувства, трогательные движения души и сердца, привести дело к тому, чтобы катастрофически распадались семьи, чтобы люди блудили и богохульствовали, отнять у них святость очага, заставить их плеваться в сторону предков, лишить их корней национального самосознания, смешать народ во всеобщий интернациональный винегрет... Одним словом, приготовить удобоваримый и легкоусваиваемый бульон...

**********************************************

0

4

2011-02-01 15:20:57   650

marignon
Элиста, вот я читаю Ваши сообщения и понимаю, что Вам КАЖЕТСЯ, что Вы самостоятельно делаете разоблачения, что-то разгадываете...
Dans le vrai, Вы - "Колесница Шехины", послушный инструмент цадиков, rien de plus.

Дорогой Мариньон, к сожалению, Вам лишь КАЖЕТСЯ, что Вы что-то понимаете. Одной из распространенных ошибок так называемых «евреев» являются попытки суждения о мыслях, стремлениях и движущих мотивах поведения гоев. Это и по талмуду очень заметно.

Как показала история последних веков, даже раввины, нередко стоящие в интеллектуальном плане на несколько ступеней выше дрессируемых и пасомых ими «евреев», как это ни прискорбно, оказались совершенно неспособны к пониманию психологии, умственного склада и духовности русских гоев.

Поэтому, уважаемый Мариньон, прошу Вас не уподобляться «ослу мессии», нагруженному талмудом, «Зохар» и саббатианской литературой от Иоанна Пламенного. Вместо того, чтобы строить нелепые предположения в духе братца Иоанна, я попросил бы Вас для начала сформулировать свое собственное понимание «целей» цадиков (раз уж Вы сами завели об этом разговор).

Надеюсь, что наши совместные интенсивные занятия гимнастикой ума оказались не напрасными, и данная задача Вам окажется по плечу. Если не хотите обобщать, можете пока сконцентрироваться на частностях, например, на таком вопросе: «хотят ли цадики войны?». Если Вы не понимаете даже «целей цадиков», то едва ли разберетесь в средствах их достижения и используемых при этом «инструментах».

Готов Вам немного помочь. Размышлениям о фашио-коммунистических чаяниях цадиков, об их стремлении к единству-ликуду и единению-йихуду, а также их наивысшим творческим достижениям в области самокритики мною была посвящена тема Исраэль Шамир "Каббала власти" на форуме wpc:

http://www.israelshamir.net/Images/IsraelShamir250.jpg

http://wpc.freeforums.org/topic-t64.html

Еще раз убедительно прошу Вас с ней ознакомиться или внимательно перечитать ее заново. Сделанные по ходу обсуждения книги И. Шамира критические замечания могут оказаться очень полезными для понимания «текущего момента».

А мы, с Вашего разрешения, дорогой Мариньон, пока продолжим изучение заинтересовавшей Вас ранее проблемы «совков и евреев». К приведенным выше мыслям В.А. Солоухина добавлю несколько интереснейших психологических наблюдений и ценных философских обобщений от Ивана Васильевича Овчинникова.

Вам в помощь, в них также содержатся элементы резкой критики перспективной мессианской программы цадиков по уничтожению существования. Прошу Вас, мой антисионистский друг, учитесь мыслить, как великий русский писатель. Или, на худой конец, старайтесь хорошенько запомнить его мысли и повторяйте их повсюду, где только представится возможность, стараясь при этом не вырывать их из контекста.

http://wpc2.narod.ru/ovchinnikov_iv.jpg

И.В. Овчинников «Исповедь кулацкого сына», М. 2000 г.
c.137

Многое из того, что я сейчас говорю о марксизме, созрело и выкристаллизовалось постепенно, в течение всей последующей жизни, но главная суть его была мне ясна уже тогда, в институтские годы. И чем настойчивее вдалбливали мне в голову эту чертову идеологию, тем сильнее укреплялось желание не поддаваться гнусному насилию, тем яростнее хотелось сопротивляться. Но нам вбивали словно гвозди в мозги: верь, верь, верь!

За текстом лекций по марксизму-ленинизму нетрудно было уловить и другое, скрытое внушение: разве ты не видишь, что мы опираемся на массу – темную, тупую, фанатичную массу рабочего люда. Завтра мы вложим в их мускулистые руки суковатые дубины, и они размозжат ваши слишком умные головы: мы дадим им в руки автоматы, и они изрешетят ваши благородные сердца.

http://wpc2.narod.ru/01/plakat_idi_v_baniu.jpg

Итак, если не веришь, если тебе наше учение кажется слишком простым и примитивным (да, оно действительно таково, потому что рассчитано на тупых человекообразных скотов), то хотя бы молчи и делай вид, что ты ничего не понимаешь и тоже едешь с нами. Главное – молчи, молчи, молчи! Не расстраивай нам столь удачно начатую игру. От таких, как ты, заглянувших в наши карты и постигших наши шулерские приемы, большего не требуется. Молчи! А если иногда еще и поддакнешь нам, то это будет уж и вовсе хорошо, и мы осыплем тебя благодеяниями.

http://wpc2.narod.ru/01/plakat_dohod.jpg

Итак, спеши взять пряник, который мы протягиваем тебе, а то ведь у нас есть другие средства и способы сломить твою волю и покорить тебя. Ты хочешь оставаться с теми миллионами, которые взяли в руки билет созданной нами партии. Но они руководствуются железной логикой желудка – ЭТО НАМ ВЫГОДНО! – и тебе никогда не удастся переубедить их.

http://wpc2.narod.ru/01/plakat_ravno_zhena.jpg

Сила и аргументация врага, когда я размышлял над этим предметом, казались столь внушительными, что порой охватывало отчаяние. Я не мог примириться с идеологией, враждебной моему духу, чувству человеческого достоинства и самому человеческому естеству, и часто мое положение казалось мне безвыходным. Дело еще усугублялось моим абсолютным одиночеством. Поделиться с кем-либо своими мыслями и чувствами было не только опасно, но и бессмысленно. Трудно было рассчитывать, что меня поймет средний советский офицер, довольствующийся своим привилегированным положением, внешним лоском и блеском униформы, сытостью и служебной перспективой, но и наиболее развитые, умные и образованные из них.

Вот почему, говоря о гоях, способных правильно понять марксизм, я особенно подчеркиваю нравственную сторону человека. Необходим, конечно, и некоторый духовный опыт брани с грехом. В этой невидимой брани развивается в человеке духовное зрение («духовное око», по терминологии наших монахов-аскетов), помогающее человеку безошибочно угадывать зло как основу и источник греха, гибельного для души. Угадать, разглядеть и отмести, отшвырнуть его грязные, липкие щупальца.

http://wpc2.narod.ru/01/plakat_stalin_mix.jpg

Как прилипчивая заразная болезнь грозит нашему телу смертью, так и греховное зло влечет душу в погибель. Но отвращение к злу, появляющееся в человеке на известной ступени его духовного развития, есть нечто иррациональное, не поддающееся во всей полноте разумному объяснению. Неприемлем, противен, мерзок мне этот дух – все! Так говорит внутренний голос, и никакими логическими доводами его не переубедишь. Именно этот внутренний голос властно зазвучал в моей душе, и я понял и решил, что «марксистом-ленинцем» я не стану никогда.

Таким образом, лживость еврейской пропаганды не следует понимать упрощенно. Она многолика, многоэтажна, изворотлива. «Род лукавый и прелюбодейный» в этой области ни с кем не сравним и неподражаем.

http://wpc2.narod.ru/01/medvedev_putin_zvezda.jpg

c.242

Революция, гражданская война и последующий террор еврейской Чеки истребил эту элиту русской нации – утрата для России невосполнимая. Небольшая ее часть, оказавшаяся за границей, на сегодняшний день почти вымерла – голос ее все слабее и слабее доносился до России. Истребляя свою элиту, нация совершает акт самоубийства – это лучше всего видно на примере России. Удел народа, лишенного своих вождей, - рабство. Никакое образование не в состоянии поднять пролетария до уровня аристократа, шлифовка человеческая никогда не заменит отметины перстом Божиим.

Я хожу по улицам советских (бывших русских) городов и всматриваюсь в лица прохожих. Их много. Они быстро сменяют друг друга, но эти книги читаются легко. В древности на лбы или щеки рабов раскаленным железом ставили клеймо, чтобы всегда отличать раба от свободного. Советские люди не нуждаются в клеймах – дух рабства оставляет на них клейма куда более глубокие и явные.

   
http://wpc2.narod.ru/01/plakat_zhit_stalo_luchshe.jpg http://wpc2.narod.ru/01/plakat_zhenschina_na_parovoz.jpg 

Самые неприятные и наиболее удручающе действующие из них те, на которых отражается тяжеловесный практический ум «образованных пролетариев».

http://wpc2.narod.ru/01/plakat_china_bez_slovaria.jpg

Это ходячие бревна в пошло-модных туфлях, костюмах и пальто. Их головы увенчаны шляпами – всегда претенциозными. Пошлость – наиболее характерный признак той «избранной» толпы, новой «элиты», которая вполне заслуживает названия «советская».

http://www.russ.ru/var/russ/storage/images/pole/revolyucioner-ponevole/1084338-1-rus-RU/Revolyucioner-ponevole_articleimage.jpg

Далее идут «массы народные», отупевшие от серой монотонной жизни в работе, пьянстве и лицезрении бесконечных пустых и опустошающих телевизионных программ. Это те, которые примирились со своим рабством и, кажется, нашли в нем «высшее» блаженство, «царство Божие на земле».

http://wpc2.narod.ru/01/sovki_kolhoz_alco.jpg 

И лишь изредка встретишь лицо, оживленное, подлинное, мыслью с печатью высшего духа – признаком избранничества, но это, кажется, удел обреченных. Лавина низости и пошлости мерзкой тиной расплывается по русской земле, засасывая в свои приторно-сладостные (разве не услаждаются черви в навозе?) недра все среднее, земное, животно-страстное и удушая все, что пытается ей противостоять.

Гигантский поток беженцев из Советского Союза в конце второй мировой войны образовал за границей второй слой эмиграции, численно не уступающий потоку первой эмиграции, качественно же несравнимо ниже. И это естественно. По замыслу еврейской мировой революции, которая должна отдать всю землю во власть мирового еврейства, первый удар наносится по ведущему слою враждебной нации – по ее умственной, нравственной и духовной жизни. Само собой разумеется, что с первым потоком эмиграции ушла из России лучшая часть русского общества, не попавшая под топор еврейско-чекистского террора.

По замыслу еврейских теоретиков революция должна быть «перманентной», т.е., непрерывной, должна продолжаться до полного установления еврейского господства над всем миром. А потому, срубив головы высшему слою враждебной нации (в данном случае – русской), еврейская Чека «углубляет революцию» и переносит свой удар на средние слои населения – трудовое крестьянство в деревне, ремесленников, служащих и наиболее добросовестных людей из рабочих.

Именно по этой категории русского населения прошлась еврейско-чекистская гильотина в двадцатых-тридцатых годах.

**********************************************

0

5

2011-02-06 13:51:42   656

А мы тем временем, с Божьей помощью, будем продвигаться дальше в изучении социального феномена «совков» и «евреев». На этот раз, позвольте мне предложить вашему вниманию, дорогие друзья, выдержки из повести И.В. Дроздова «Оккупация».

Иван Владимирович Дроздов – летчик и артиллерист, орденоносец, доблестно отвоевавший четыре года на фронтах «второй мировой войны» и чудом уцелевший, талантливейший журналист, служивший референтом у генерал-лейтенанта авиации Василия Сталина (сына «мошиаха бен Иосиф»), автор многочисленных рассказов и очерков, интересный и плодовитый русский писатель. Воистину это человек-легенда, и его биография по-своему уникальна.

Ранее я уже знакомил вас с фрагментами из его автобиографической повести «Последний Иван», в которой он очень увлекательно поведал о своей работе корреспондентом «Известий» и редактором издательства «Современник». Та его книжка позволяет  читателям заглянуть в идеологическую кухню советского Агитпропа, проследить скрытые пружины механизмов власти в СССР-Египте-Мицраим, догадаться о технике осуществления еврейского тотального контроля над информацией, над «умами и душами совков».

Для нас все эти журналистские тайны весьма и весьма поучительны, поскольку помогают понять, как вообще может существовать еврейская система тотальной лжи, больших каббалистических мистерий и ритуальных сплавов. Это та самая совокупность фактов (или, во всяком случае, чрезвычайно важная их часть), которая позволяет охватить рассматриваемый нами на этих страницах частный вопрос о систематическом надувательстве шахматных любителей и о разведении кипур-каппаросных кур.

Повесть «Оккупация» (1999 г.) рассказывает о первых шагах И.В. Дроздова в журналистике, о его юности и жизненных «университетах». В ней нет особенной философской глубины – той, что мы видели у В.М. Острецова и И.В. Овчинникова, и некоторые рассуждения Ивана Владимировича могут даже показаться несколько наивными, с точки зрения «высшей социологии» и научного сионоведения, с позиций наших сегодняшних знаний.

Но с Острецовым и Овчинников в области рефлексии и философских обобщений вообще тягаться очень трудно – у них почти каждая мысль, каждая фраза бьет в десятку. Это качество высочайших гениев, и достигается оно лишь на пути неимоверных духовных страданий, мучительных размышлений и самоотречения. Это крестный путь, и не каждому выпадает его повторить. Нам остается только восхищаться этими людьми и стараться хоть чуточку, хоть в чем-то на них походить. Они – гордость и слава русской литературы в эпоху тотального антирусского погрома.

Дроздову выпал иной путь, хотя тоже очень нелегкий и полный испытаний, но не лишенный и удивительных подарков судьбы – как будто какая-то невидимая рука вела его по жизни, так что удача постоянно сопутствовала Ивану Владимировичу почти во всех его начинаниях. Поразительный, теплой души, талантливый и обаятельный человек – пожалуй, немножко дамский угодник, но это обстоятельство лишь добавляет остроты и увлекательности его повествованию. 

Вот, с историей его «прозрения» я и хотел бы вас ознакомить. Книгу И.В. Дроздова «Оккупация» можно скачать в сети, и, конечно, я всем рекомендую прочитать ее целиком. Не пожалеете. Повествование не всегда ровное по качеству изложения, но есть и просто блестяще написанные страницы.

http://wpc2.narod.ru/drozdov_iv_voina.gif
И.В. Дроздов
«Оккупация»

Для понимания природы взаимоотношений русских с евреями в советское время скажу, что мое поколение было воспитано на ложных идеях интернационализма, – в том плане, что мы, русские, большая могучая нация, должны пренебрегать своими интересами и заботиться вначале о братьях своих меньших, а уж потом о себе. Отсюда пошли и обустройство окраинных республик, прилепившихся к России, и поднятие целины в казахстанских степях, и всякие другие щедроты, сыпавшиеся на головы малых народов – и все за счет России, русских. Евреев мы любили особенно, как любят в семье больного ребенка; ведь они несчастные, их везде и всегда обижали, и даже в давние времена случалось, что страшные египтяне или бешеные испанцы и совсем изгоняли из своих пределов.

http://berkovich-zametki.com/Nomer33/Eygenson2.jpg

И только вот теперь, при советской власти, русские возлюбили их настолько, что всюду пропускали впереди себя, и в институты принимали в первую очередь – их учили всех, поголовно, давали им высшее образование, а затем продвигали вперед и выше – в научные учреждения, в министерства, обкомы, органы надзора. Освобождали от работы на шахтах; женщины еще трудились под землей, а евреи нет, и в колхозах их не было, а чтобы женщина-еврейка работала на строительстве плотин, мостов, шоссейных и железных дорог – этого уж и помыслить нельзя. Для таких дел хватало славянок. И это считалось правильным и как бы одобрялось сверху, а наверху у нас восседала партия – «ум, честь и совесть эпохи». Она-то уж во главе со Сталиным, отцом народов, знала, где и кто должен трудиться.

http://wpc2.narod.ru/stalin_zhidobor.jpg

Я был продуктом эпохи, к евреям относился с любовью, жалел их и недоумевал, если кто-нибудь при мне позволял о евреях сказать что-нибудь плохое. О русских – говори, об украинцах – тоже, о грузинах, киргизах, чукчах – потешайся, даже анекдоты рассказывай, но о евреях! – молчок. Не надо. Евреи самые умные, они хорошие. А тот, кто их недолюбливает – злодей.

Заметьте: недолюбливает! Любит, но не до конца. И уже – злодей. Чуть ли не преступник. Так мы относились к евреям.

Я беру газету и ухожу к себе. Стал на выбор читать статьи. Батюшки мои! Как же тут изгалялись авторы над бедными евреями! Именно такая мысль и приходила на ум после каждой статьи: «Евреи бедные, их обижают». Космополиты выставлялись такими злодеями, что, казалось, фашисты, которых мы только что одолели, меньше нам причинили зла, чем эти... «беспачпортные бродяги человечества» – так называли авторы статей разных фельдманов, кацев, Рабиновичей.

Теперь, спустя более полстолетия после этих событий, я уже знаю, что такая крутая брань в адрес евреев замешивалась и вбрасывалась нам в голову самими же евреями. Сталин-то со Ждановым, отдавая приказ на развязывание борьбы с космополитами, не сумели оценить того факта, что борьбу-то эту они поручают не русскому человеку, который только что вернулся с фронта и примеривался, как спасти себя и свою семью от голодухи и как устраивать свою жизнь дальше. Борьба-то эта велась не из пушек, где мы приобрели немалый опыт, а со страниц газет, где сидели те же львовы, фельдманы, кацы, рабиновичи. А они-то уж знают, как обратить любую кампанию на свою пользу.

http://wpc2.narod.ru/efimov_stalin.jpg
Борис Ефимович Ефимов (Борух Фридлянд), 1900-2008, дважды лауреат сталинской премии (1950, 1951), лауреат Государственной Премии СССР (1972), Герой Социалистического Труда (1990), долгожитель и классик еврейского Агитпропа; 13 сентября 2000 г. удостоился благодарности президента Египетского крокодила РФ В.В. Путина — «за большой личный вклад в развитие отечественного изобразительного искусства и в связи со 100-летием со дня рождения»

Я потом приеду в Москву, буду работать в «Известиях» – поднимусь на самую вышку журналистской иерархии, стану экономическим обозревателем, меня привлекут к писанию докладов главам государства – вначале Хрущеву, а затем Брежневу; многое мне откроется на этих ступеньках партийной кухни. Тайны еврейского ума я постигал на каждодневных совещаниях «узкого круга» в кабинете главного редактора, коим был зять Хрущева, бухарский еврей Алексей Иванович Аджубей.

http://www.pseudology.org/information/images/adzhubey_ai.JPG
Алексей Иванович Аджубей, 1924-1993

В тот же далекий послевоенный год, сидя в редакционной комнатке многотиражки «На боевом посту», я, конечно, и не догадывался, что грубая кричащая брань газетных статей не столько разоблачала евреев, сколько вызывала к ним сочувствие. И потому никто из нас не пожалел, когда кампания борьбы с космополитизмом вдруг в одночасье оборвалась.

Однажды утром мы пришли в редакцию и увидели редактора своего веселым, к нему по коридору пробежал сияющий Смилянский, и еще какие-то евреи забегали в редакцию, и были так возбуждены, так бурно выражали радость, что мы решительно не могли понять, что же случилось. И только потом, получив газеты и не увидев в них ни одной строчки, осуждающей космополитов, поняли: атака на евреев захлебнулась. Сталин потерпел поражение; по-моему, он даже не завоевал новых рубежей. Вскоре я узнаю, что евреи как были в министерствах, обкомах партии, горкомах, так там и остались. Но особенно они продолжали занимать все ключевые посты в средствах информации.

http://wpc2.narod.ru/stalin_v_uzhase.jpg

И лишь немногих из них удалось вытеснить из редакций газет. Там образовался некий вакуум, который стали заполнять русскими. Между прочим, в этот вакуум судьба скоро засосет и меня. Мне вначале дадут закончить ускоренный курс на факультете журналистики в Военно-политической академии имени Ленина, а затем пригласят работать в центральную газету Военно-Воздушных Сил «Сталинский сокол».

Но вообще-то, если говорить строго, атака Сталина на евреев не достигла серьезной цели. У «величайшего полководца всех времен и народов», как тогда называли Сталина, получилось так, как иногда случалось у нас на войне: прикажут разбить противника, а мы, как следует не разведав его силы, даже не узнав, где он располагается, сунем нос и получим сильнейший удар сдачи. И потом, отступив, долго зализываем раны, а противник, одушевленный нашим поражением, переходит в наступление. Евреи хитрее немцев, они сразу в наступление не переходят, а поглубже зарываются и долго копят силы.

http://wpc2.narod.ru/stalin_borsch.jpg

Итак – евреи!..
Мысль эта электрической искрой ворвалась в сознание и осветила мозг. Это было прозрение. К хорошему вело оно меня или плохому, я не думал, но то, что это было прозрением, я уже понял тогда. Мне это новое состояние не прибавило радости, – оно из тех умственных приобретений, о которых народ наш еще в древности сложил пословицу «Горе от ума», но я уже тогда вступил на такую дорожку жизни, где принцип «Меньше знаешь, крепче спишь» не мог стать для меня руководящим.

Разумеется, к такому прозрению вела меня вся предыдущая жизнь, и раньше было немало поводов для подобных размышлений, но, повторяю: я был загипнотизирован системой воспитания, душа и ум были закрыты для восприятия иных убеждений, кроме советских. Теперь я вижу, что очень многие люди моего поколения так и не могли отряхнуть с себя груз навешенной им на уши лжи, но многие, слава Богу, очнулись, посмотрели на мир своими глазами.

И я теперь могу сказать: чем сильнее ум и острее восприятие окружающего мира, тем скорее пробуждаются в нем инстинкты сохранения рода. Обществу, как и армии, нужны свои командиры и полководцы. Случается, что народ деградирует, блуждает в потемках, и он даже может погибнуть, если из среды своей не выделит лидера, который умом, словно лучом прожектора, осветит дорогу к победе.

Что же до меня – долго я барахтался в потемках. Добролюбов в двадцать три года «светил» всему человечеству, Лермонтов и Есенин стали первыми на Руси поэтами, я же в этом возрасте «впервые задумался».

Теперь, когда мы отбросили в сторону учебники, составленные евреями, – ведь даже грамматику русского языка писал еврей Бархударов, – и нам открылись подлинные документы новейшей истории, по-иному смотрим и на многие эпизоды собственной жизни. Оказалось, что не только моя жизнь, но и судьба всей моей семьи, да и трагическая участь родной деревни Ананьено, в прошлом Слепцовки, стала следствием бесконечных реформ, проводимых в России сплошь нерусским правительством во главе с Бланком-Лениным, а затем Джугашвили-Сталиным.

Хотя на свет я и произведен русскими людьми, но уже с младенческих лет жил по рецептам и планам евреев.

Иудейские имена я произнес уже в трехлетнем возрасте; повторял за взрослыми забавный стишок-игру:
Ленин-Троцкий и Щипай
Ехали на лодке,
Ленин-Троцкий утонул,
Кто остался в лодке?
Малыши кричали: «Щипай, Щипай!..» Ну, их и начинали щипать.

Разумеется, мы тогда не знали, что главные лица в нашем государстве Ленин и Троцкий были евреями. Об этом не знали и наши родители.

http://wpc2.narod.ru/01/international.jpg

Мне думается, о существовании этого племени немногие знали и в нашей деревне, – по крайней мере, слова «еврей» я от них не слышал. И уж, конечно, вряд ли кто в деревне, где насчитывалось сорок дворов и триста жителей, знал авторов реформ, которые нам навязывали крикливые уполномоченные в кожаных куртках и с наганами в руках.

Вечерне-синие глаза долго на меня смотрели, смягчились немного. В них даже блеснул зайчик интереса и доброго побуждения. Заговорил с улыбкой и как-то так, отвлеченно:

– Странные мы, русские люди! Серьезно полагаем, что везде у нас друзья, нас ждут и готовы броситься нам на шею.

Встал из-за стола, прошелся из угла в угол, потом резко повернулся ко мне и зло, почти враждебно проговорил:

– Не ждут нас, не ждут! И нет у нас в редакциях друзей, – вот если бы ты приехал из Одессы! И нос бы имел немножко другой, не такой, как у нас с тобой, – картошкой. Не такой – слышишь! Ах, господи! До капитана выслужился, а в глазах наивность детская. Рукопись нам принес. Обрадовал!

http://wpc2.narod.ru/drozdov_young.jpg
И.В. Дроздов

Да если ты сам Пушкин или Лермонтов – все равно им не нужен. Я тут случайно и потому говорю с тобой по-дружески, а если б на другого напоролся – и говорить бы не стал.

Сел однофамилец за стол, в окно долго смотрел. А потом, когда повернулся, я увидел в его глазах боль и участие. На дверь посмотрел и тихо этак проговорил:

– Спрячь ты свою рукопись и никому здесь не показывай. Ты газеты про космополитов читал?.. Знаешь, что кампания против них велась?

– Знаю, да чтой-то она быстро захлебнулась. Видно, газеты не в те колокола ударили.

В те они ударили, в те, да только шею тем редакторам свернули, а космополиты как сидели во всех министерствах да редакциях, так и сидят. Так вот... повесть-то свою ему отдашь, космополиту, а он читать ее не станет, а взглянет на твою физиономию черноземную и скажет: а ты, парень, эти штучки литературные брось, своим делом занимайся, а это уж... оставь нам. Литературу русскую мы вам будем делать, мы.

– Кто это – мы? – спросил я с закипавшим раздражением.

– Мы – это значит – они, те, про которых ты в газетах читал. Ах, да что с тобой говорить! Дай-ка рукопись, я ее скоренько посмотрю.

Четверть века я проработал в журналистике; ни из какой газеты или журнала не уходил по своей воле – с одного места на другое меня переводили, и сегодня могу сказать: с падением всего уклада жизни при «демократах», оказавшихся мелким жульем и воришками, упала до самого низкого уровня и отечественная, русская журналистика.

Больно видеть газеты, пестрящие пошлой болтовней о ресторанах, ночных бабочках, казино и стиральных порошках, они еще и потеряли все жанры и формы подачи материала, уронили прекрасный русский язык, наработанный многими поколениями журналистов, подменили его сорочьей трескотней полуместечкового еврейского жаргона. Ныне в газетах может работать всякий мало-мальски грамотный человек, лишь бы он был евреем.

Журналистика повторила участь русской литературы, в которую в двадцатые годы хлынула орда одесских крикунов, о коих метко сказал Константин Федин: ныне всякий полуграмотный еврей – уже писатель.

А замечательный философ и литератор Василий Васильевич Розанов примерно в то же время так описал это наваждение в нашей истории:

http://bibliotekar.ru/rus-Rozanov/1.files/image001.jpg

«Еще двадцать лет назад, когда я начинал свою литературную деятельность, "еврей в литературе" был что-то незначительное. Незначительное до того, что его никто не видел, никто о нем не знал. Казалось – его нет. Был только один, одинокий Петр Исаевич Вейнберг, переводчик и автор стихотворений, подписанных "Гейне из Тамбова". Только двадцать лет прошло: и "еврей в литературе" есть сила, с которой никто не умеет справиться...
Через издательство, через редактуру нельзя торкнуться не в какую дверь, чтобы через приотворенную половинку ее ни показалась черная клиновидная бородка, как на рисунках пирамид в Египте, с вопросом: "Что угодно? Я секретарь редакции Захаров. Рукопись? От русского? Перевод!!? Извините, у нас свои сотрудники и от посторонних мы не принимаем"».

Я пришел в редакцию столичной газеты еще через тридцать лет после нарисованной Розановым картины. Газета военная; в военной журналистике как-то еще держался дух русского слова, где-то по углам редакций еще шевелился русский человек. К тому ж момент для меня сложился счастливый: кампания борьбы с космополитизмом только прошла. Не шибко она их задела, но все же вымела кое-кого из контор и редакций.

Однако же мы отвлеклись в область дидактики и грустных размышлений по поводу явлений, ставших для России сущим бедствием, подрезавших ей крылья, остановивших ее полет к неизвестно каким высотам. Болит и кровоточит рана от сознания, что ни отцы наши, ни мы не сумели прервать распространение чумы и тем приостановили рост нашего любезного русского народа.

Простите нас, миллионы неродившихся малюток – наших сыновей, дочерей и внуков, не ступивших ножонками на землю, не вдохнувших воздух, не увидевших солнца, лесов и полей от нашей дури и беспечности. Всех врагов отбивали мы на поле брани и жизней своих ради вас не жалели, а тут помрачило наш разум сладкоречие чертей и бесов, отшибло память, вышибло дух телевизором и рок-поп-какофонией. Простите, хотя мы и знаем: прощения нам нет, и нет конца страданиям сердца от сознания этой вины.

http://wpc2.narod.ru/efimov_crocodile.jpg
Карикатура Боруха Фридлянда («Бориса Ефимова»): восьмая «держава» – крокодил

А тем, кто все-таки родился, расскажу о том, как все было, как мы старались уберечь свое Отечество, сохранить дух и разум – как выдирались из мрака лжи и чужебесия, как теряли остаток сил, но и до сих пор еще сохранили веру.

Итак, судьбе было угодно, и я пришел в редакцию. Хорошо бы, конечно, чтобы не я один явился на подмогу русским в столичную журналистику, а и вся бы моя батарея, весь бы наш полк, но друзей моих боевых рядом со мной не было. Вернувшиеся с фронта товарищи, – те три процента из сверстников моего поколения, уцелевших в войне, – пошли на заводы поднимать страну, поехали в колхозы сеять, пахать и жать. Игнатьева, Никитина, Фридмана и Добровского надо было кормить, а поесть они, как я успел заметить, не дураки…

**********************************************

0

6

2011-02-08 00:44:27   661

дебилоид
Уважаемый Валерий Борисович, Вы не раз высказывали мысль, что евреи - не нация, а интернационал сатаны, некая общность, вроде педерастов.

Да, уважаемый дебилоид, именно так – интернационал сатаны. Можно даже добавить, что современное «еврейство» есть организованное извращение, что-то вроде умственной и духовной педерастии, иногда сопровождаемое педерастией физиологической. Одно другому нисколько не мешает, даже наоборот.

В то же время у евреев, в отличие от педерастов, существуют все же общие физиологические особенности - взглянув на фото, скажем, Б.Гельфанда, В. Корчного, Марка Захарова, или, не к ночи будь помянут, Л.Д. Троцкого, любой человек сразу определит национальность упомянутых товарищей.

Здесь Вы не совсем точны. Определит далеко не «любой», не «сразу» и не «национальность», а нечто совсем иное. Пожалуйста, давайте еще раз взглянем на приведенную выше картинку:

http://wpc2.narod.ru/stalin_v_uzhase.jpg

Здесь хорошо видно, что изображенные физиономии «евреев» не имеют никаких характерных этнических черт, но, вместе с тем, есть в них и нечто такое, какое-то особенное выражение, что делает их узнаваемыми для опытных наблюдателей. Есть нечто общее. Вот Вы, дорогой дебилоид, как бы определили, что это за «печать на лицах»?

Кстати, И.В. Дроздов внешне похож на еврея. Во всяком случае, глядя на него, вспоминается отчего то мой школьный учитель физики. Тот же Овчинников  легко идентифицировал еврейскую принадлежность парочки допрашивавших его кгбшников.

Мне приходилось уже об этом писать в «Sine Qua Non» - действительно, есть среди «евреев» легко узнаваемые типажи – особенно на фоне традиционно славянского населения из «русской глубинки». Это лица с ярко выраженными хамитическими чертами, так называемые Homo Syriacus  (которых среди «евреев» примерно в 10 раз больше, чем носителей черт «семитской расы», при всей условности и неопределенности термина «семиты», коль скоро его начинают употреблять в «расовом» смысле).

Но они далеко не исчерпывают всей совокупности интернациональной этнической смеси, именуемой сегодня «еврейством». Кого-то Овчинников мог легко опознать, а многих, наверняка, и «недооценил». Вообще, тезис о «еврейской нации» мне представляется настолько абсурдным, что, повторю, я слишком много внимания уже уделил его опровержению.

В то же время, если посмотреть даже на Вас, не зная, что это за человек, то  В.Б. Салова запросто можно принять и за англичанина, и за немца, и при желании за кого-нибудь еще.

Еще раз прошу Вас, уважаемый дебилоид, не придавать чрезмерного значения чисто физиологическому аспекту. Проблема значительно глубже и сложнее.

Возникает вопрос: русские, немцы, англичане - это нации или нет ? Ведь в наше время внешние отличительные признаки выражены у евреев, как правило, намного ярче, нежели у те же англичан.

Дорогой дебилоид, Вы, как и Мариньон, почему-то вновь и вновь возвращаетесь мыслями к вопросу о «нации» - настолько искусственному, запутанному и мифологизированному, что разобраться в нем сегодня едва ли представляется возможным.

Еще Константин Леонтьев отмечал, что весь этот «национальный вопрос» и «национальная политика» были придуманы в XIX веке масоном Наполеоном III, и сделано это было для разрушения традиционной государственности европейских народов, основанной на религиозной самоидентификации, - в конечном итоге, для стравливания народов и их уничтожения.

А тов. Сталин (вернее, его научные руководители) «национальный вопрос» запутал окончательно. Но почему Вас привлекает именно этот крайне неудачный и искусственно созданный термин – «НАЦИЯ»?

Мне уже приходилось высказываться ранее о том, что, на мой взгляд, значительно более уместным и целесообразным было бы говорить не о «национальности» евреев, о об их особой гендерной принадлежности. Почему бы не выделить «евреев» в особую гендерную группу и не ввести отметки в столь любимые мешихистами паспорта, справки-объективки, трудовые книжки, военные билеты и прочую гебешную бумажную мутотень? Почему бы не отмечать в паспорте пол человека: «М», «Ж» или «Ж/Д»? Можно было бы еще добавлять «П» или «С» для физиологических педерастов и содомитов.

Чем не решение? Коротко и ясно. Вы бы, например, возражали против такого решения, дорогой дебилоид?

Приезжает, например, Рома Абрамович в какой-нибудь провинциальный городишко, поселяется в гостиницу. Администратор берет его паспорт, спрашивает для порядка: «Ваш пол, товарищ?» Ага, «Ж/Д», все ясно – подселяем в номера, занятые «Ж/Д», «П» или «С». К «М» или «Ж» селить нельзя.

Что касается русских, немцев, англичан и т.д., то они в настоящий момент независимой национальной государственностью уже не обладают. Даже сколько-нибудь выраженной национальной культурой уже обладают лишь в очень незначительной степени – можно говорить лишь о слабых отголосках великих народных («национальных») культур, о подорванных народных культурных традициях. Все уже очень сильно выровнено, опошлено, усреднено. Произошло именно то, чего так опасался К.Н. Леонтьев.

В то же время, у талмудических и каббалистических «евреев» никакой национальной культуры не только нет, но никогда и не было, а вместо этого была принципиальная установка на имитацию, нивелирование и уничтожение всех и всяческих национальных культур. Что и было реализовано интернационалом в XIX и ХХ-м столетии. Вот мы сейчас на обломках былого величия и сидим, грустную думку думаем, занимаемся гимнастикой ума.

*******************************************

0

7

Уважаемые друзья, позвольте мне привести несколько дополнительных фрагментов из автобиографической повести И.В. Дроздова «Оккупация».

Иван Владимирович оставил нам интереснейшую летопись политических событий конца сталинской эпохи (и начала хрущевской) и сумел отразить в ней психологическую подоплеку жесточайшего конфликта между «евреями» («мессианскими насекомыми») и дезориентированными советскими людьми («гоями-животными»). Весьма поучительно и увлекательно – и как раз нам в тему. 

Борьба между еврейским ультрафашизмом и христианским нравственным персонализмом продолжается, и о ней должен быть проинформирован каждый. Сегодня решается, быть человечеству или не быть. Как справедливо отметил И.В. Дроздов, вопрос по-прежнему заключается в том,  «одолеют ли русские антихриста?» (интернационал сатаны).

Попутно отмечу, что у Ивана Владимировича недавно появился персональный сайт, на котором выложены все его замечательные книги. Так что приглашаю всех заинтересовавшихся ознакомиться с его творчеством поближе.

http://ivandrozdov.ru/knigi

Как и ранее, я счел уместным сопроводить страницы повести «Оккупация» краткими комментариями и иллюстрациями. Нумерация страниц носит приблизительный характер (печатного издания у меня на руках нет).

http://soprotivlenie.ws/data/images/img/665_image.jpg

37
Слово «русский» становилось ругательным, оно исчезло со страниц школьных учебников, из газет, журналов, а потом и со страниц книг художественной литературы. Армия русских писателей (в кавычках, разумеется – мое прим.), которую возглавил Максим Горький, принялась старательно утюжить мозги доверчивых соотечественников, железной метлой выметала из сознания читателей все, что касалось подлинной истории русского государства.

Безыменский выговаривал мечту своих сородичей:

http://upload.wikimedia.org/wikipedia/ru/a/aa/Bezymensky.jpg
Александр Ильич Безыменский, 1898-1973

О скоро ли рукою жесткой
Рассеюшку с пути столкнут?

Еще круче выражался Александровский:

Русь! Сгнила? Умерла? Подохла?
Что же! Вечная память тебе.

Евреям удалось с 1917 года установить табу на изучение сущности еврея. Я теперь, взошедший на рубеж двадцатого столетия, могу сказать: запрет на изучение еврея и еврейства был величайшим вашим достижением, господа иудеи (собственно, даже слово «иудеи» является не вполне корректным обозначением для современных талмудических и каббалистических «евреев» - мое прим.)


В редакции столичной газеты «Сталинский сокол»:

Задумались мы оба. Идем молча. А Турушин вдруг замечает:

– Ты, Иван, знать должен: чем выше поднимаешься по служебной лестнице, тем чаще евреи дорогу перебегать будут. Надо выдержкой запасаться, закрывать себя глубже. Я в этом отделе три года работаю, а никогда не знаю, что они думают и что замышляют. Одно вижу: своих тянут. При каждой возможности тебя по носу щелкнут, а своему дорогу дадут. Меня съесть не могут: большой я, имя громкое: шевельни – гремит сильно. А шума они боятся. И света тоже.

http://morok.ru/sites/default/files/images/audio/deti_podzemki01.jpg

Ты вот как вступился за меня, голос возвысил – Игнатьев ниже голову опустил. У него на лбу пот выступил. Видел я. И Фридман, этот бес на метле, весь скукожился. Они всякой атаки боятся, думают тогда они: а с какой такой стати этот тип хвост на них поднимает? Вдруг за ним сила какая идет?.. Вот и тебя испугались.

А как только к нам Артамонов зашел и сказал, что тебя редактор позвал, тут у нас в комнате тишина наступила, как в могиле. А Фридман тихонько вышмыгнул в коридор и по кабинетам стал шастать: что да зачем тебя редактор вызвал. А потом, вернувшись, что-то шепнул шефу, и тишина у нас до самого твоего возвращения воцарилась.

Я же тебя на улицу вытащил – это для того, чтобы ты чего лишнего им не сказал. И вообще: их помучить надо. Пусть они до конца работы ничего не узнают, а когда мы в редакцию вернемся, ты делай вид веселого, беспечного человека. Улыбайся больше, всякие веселые вещи рассказывай, о разговоре с редактором – ни гу-гу. Они тогда уже и не от любопытства, а от страха сон потеряют. Га-га!.. Делай, как я тебе говорю. Я-то уж ихнего брата знаю.

83
– Соболев Павел Николаевич, – представился мне инженер-полковник. И начал с вопроса:
– Вы какое училище кончили?..
– Грозненскую авиашколу. Получил аттестат штурмана военной авиации. Раньше нас называли летнабами – летчиками-наблюдателями.
– У вас есть опыт боевой работы?
– Почти нет. Я сделал всего несколько боевых вылетов. Потом попал в резерв, а из резерва в Бакинское Училище зенитной артиллерии. За четыре месяца нас сделали огневиками.
– Странно! Тут, скорее всего, вредительство. В генеральном штабе были у нас масоны, – они, конечно, вредили.

http://wpc2.narod.ru/02/masonic_symbols.jpg

Так впервые я услышал слово «масон». Высказал и сам предположение:

– Америка поставила нам мудреные пушки – «Бофорсы», командирам нужны были знания высшей математики, так я думаю, из этих соображений нас, летчиков, и еще группу подводников и отобрали. Я потом стрелял из «Бофорсов» – громоздкие это были системы, хватили с ними горя.

– Может быть, и так. Но не исключаю и вредительства. Я в годы войны служил начальником вооружения воздушной армии, хватал за руку масонов. Зловредная это была публика.

Я ничего не сказал об этой «публике», поскольку не знал о ее существовании, но, забегая вперед, замечу, что с полковником Соболевым мне суждено было общаться до самой его смерти в 1965 году, многое я узнал от этого человека, многим ему обязан.


84

Я заметил:

– Но писатель он хороший, я люблю Горького.

http://upload.wikimedia.org/wikipedia/commons/thumb/2/2d/1935_genrich_jagoda_maxim_gorki.jpg/220px-1935_genrich_jagoda_maxim_gorki.jpg
ИЕГУДИЛ ХЛАМИДА (Максим Горький) и Енох Иегуда (Генрих Ягода) в 1935 г.

На это Деревнин категорически проговорил:

– Дурной человек не может быть хорошим писателем. Горький был лизоблюд, царедворец. Посетил лагерь заключенных. Люди там содержались в ужасных условиях, но рассказать об этом писателю боялись. И тогда выступил вперед мальчик и решительно заявил: «Я хочу с вами говорить». Горький выслушал, заплакал и уехал. Он даже не подумал, какая судьба ждет смельчака после его отъезда. В тот же день он был расстрелян. И вы хотите, чтобы я после этого уважал Горького? Да я теперь книжки его в руки не беру.

Я, конечно, о Горьком ничего подобного не знал и не был готов выслушивать такие откровения. Для меня Горький – «буревестник революции», великий писатель. Больше того, он друг Ленина, а уж Ленин-то был не только для меня, а и для всего моего поколения выше Бога и солнца. Портрет Ильича я всю войну носил у сердца в партийном билете. Мне подобные рассуждения казались святотатством, я считал, что за них можно на Лубянке оказаться, но слова сказаны, я косо взглянул на майора: на груди у него светился академический ромбик – значит, академию закончил, ведает, что говорит.


85

Капитан был невысок ростом, крепко сложен, лет ему под сорок. По виду чисто русский человек. Я к тому времени, поработав в отделе информации с месяц, стал помимо своей воли вглядываться в лица людей: искал еврея. Там, в отделе информации, словно муравьи на лесной куче, клубились евреи. Одни шли к Игнатьеву, предлагали какие-то материалы, другие заглядывали к Фридману. Вначале я поражался количеством друзей, приятелей и знакомых у этого человека, а потом Турушин мне сказал: «Фридмана знают все в Москве, и Фридман знает всех».

И я, сидя у двери, первым встречал каждого человека и провожал его. Разумеется, взглядом, поражаясь их сходству и однообразию речи. Они все сутулились и, войдя в комнату, как-то сторожко оглядывали нас, будто мы за спиной держали камень и вот-вот их ударим. С нами они вежливо здоровались и непременно улыбались.

Я думал: а почему мы, русские, такие разные: один веселый, вот как и они, улыбчивый, другой серьезный, вежливо кивнет, но выражения лица не изменит, а третий и совсем тебя не заметит, пройдет к кому надо и во время разговора не улыбнется, сохранит серьезное, а может, даже и суровое выражение. Наш русский почти не говорит, а лишь что-то предложит или спросит и, получив ответ, уходит.

Еврей же ведет себя шумно, суетится, часто взглядывает то на одного сотрудника, то на другого, и глаза его вопрошают, сверлят, ощупывают.

http://wpc2.narod.ru/02/ceka_1917.jpg

Прислушиваясь к его разговору, я вдруг понимал, что дела у него нет, что зашел он к Фридману так, по пути, или по какому-нибудь пустячному поводу. И почти все они звонят по телефону; если аппарат занят у Фридмана, подойдет к Турушину, но чаще ко мне, – очевидно, по той причине, что я младший по чину, – и звонит. А, дозвонившись, долго и громко говорит, – и тоже ни о чем. В разговоре увлекается и перестает тебя замечать. Иногда и сядет на край стола: кричит, хохочет – словно филин в лесу.

Каждый из них нес в нашу комнату шум и смутную тревогу. Я потом где-то прочитал, что «евреи любят шум и смятение». Именно, смятение. Удивительно точно сказано.

88
Величайшие беды и разрушения – плата за нашу слепоту и беспечность. Тысячи статей и книг о вредоносности еврея не могли подвинуть нас к принятию мер против этой опасности, и только потери миллионов братьев-соотечественников в годы репрессий, а затем и сама «погибель земли русской» открыли нам глаза на еврея. Мы его увидели, узнали и теперь перед всем человечеством встал вопрос: «Одолеют ли русские Антихриста?».

http://wpc2.narod.ru/02/mms_o_slavianah.jpg

Если не одолеют – лежать в развалинах всем странам Европы, а затем и Африки, и Америки, захлебнуться ядовитой жижей из отравленных рек и морей всем народам мира – в том числе и самим евреям.



Для меня и моей семьи настало время материального достатка; я теперь получал хорошую зарплату – три с половиной тысячи, да плюс хлебные и квартирные, в ту пору эти надбавки нам еще сохраняли. Большим сюрпризом для нас с Надеждой явились гонорары. Если раньше я их зарабатывал на стороне, то теперь их платила мне и родная газета. За спортивную подборку из Энгельса нам выписали по триста рублей, а за очерк я получил тысячу двести. Игнатьев начислил за него шестьсот, а редактор эту цифру удвоил. В среднем я теперь стал получать пять тысяч рублей в месяц.

Деревнин сказал: «Это зарплата министра первой категории». Министру третьей категории, например социального обеспечения или культуры, платили три тысячи шестьсот рублей, секретарю обкома партии третьей категории, таким как Полтавской, Псковской областей, платили тоже три тысячи шестьсот рублей. Уборщица получала семьсот, средний рабочий на московском заводе тысячу восемьсот... такие тогда были зарплаты.

http://wpc2.narod.ru/01/plakat_dohod.jpg

Самая большая разница – в шесть-семь раз. Разница между рабочим и министром – в два-три раза. Выдерживался принцип социализма; думаю, очень справедливый принцип (вместе с тем, в деревне действовала система прямого рабовладения, см. ниже – мое прим.).

Демократы установили новую систему оплаты труда. Рабочий получает шестьсот-восемьсот рублей, генеральный директор кампании тридцать-пятьдесят тысяч долларов, столько же берет себе директор банка. Разница более чем в тысячу раз! Вот она – визитная карточка демократии (а это уже визитная карточка не демократии, а ультрафашистской еврейской системы, под которую как раз и подгоняли Россию раввины в годы «социализма» посредством постепенного разрушения гойского разума и совести - мое прим.).

http://wpc2.narod.ru/02/trotsky_negri.jpg

90
Тепло и дружески встретила нас хозяйка дома – Анна Кудрявцева, женщина лет тридцати, цыганисто-черная, стройная, с обворожительной улыбкой, знавшая силу своего обаяния. Я слышал, что она имеет звание капитана органов безопасности, но здесь была в коричневом костюме и светло-желтой кофте с отложным воротником. Кругленькая головка с волнистыми волосами ладно сидела на длинной лебединой шее, – у меня мелькнула мысль: «Еврейка», и стало вдруг понятно, почему Кудрявцев помалкивал о евреях, но, впрочем, едва мы сели за стол и я рассмотрел трех ее сестер и мужей – все были чистыми славянами, и мое подозрение рассеялось.

Был среди гостей дядя лет пятидесяти в погонах подполковника органов безопасности – этот сильно смахивал на еврея, но я к нему не пригляделся, не понял этого, да и вообще, надо сказать, что мне хотя уж и перебегали дорогу евреи, но я против них не имел тогда ни зла, ни предосторожности.

http://www.trueorthodox.com/pictures/gulagcamp1.jpg

Наверное, этим можно и объяснить нашу расслабленность, когда все мы, выпив коньяк и вино, вдруг разговорились и стали метать стрелы даже через стены Кремля. А начал критику властей Сережа. Он недавно был в гостях у своей тети в деревне, а перед этим ездил в Узбекистан на соревнование планеристов, и стал рассказывать нам о том, что узбеки на сборе хлопка получают четыре рубля за трудодень, а его тетя все годы после войны, не разгибаясь, работает на полях Орловщины, а выписывают ей на трудодни по восемь копеек, то есть работает она бесплатно.

http://wpc.pochta.ru/plakat-vse-radostnee.jpg

– Вот вам наша политика в сельском хозяйстве! – заключил Сережа.

Я тоже, будучи в Энгельсе, что-то слышал о бесплатной работе моих земляков-саратовцев и о том, что в русских колхозах установлен режим крепостного права – там паспорта находятся в сейфе у председателя колхоза и он их никому не выдает. Что-то и я сказал на эту тему. И тут вдруг поднимается подполковник, выходит из-за стола и, обращаясь к хозяйке, громко с дрожью в голосе вещает:

– Я не понимаю, Аня, что за публика собралась в твоем доме? Ты говорила, будут журналисты, а тут я слышу речи какие!

И направился к выходу. И уже готов был взяться за ручку двери, как раздался зычный бас Буренкова:

– Подполковник! Вернитесь на место!
– Это еще что такое? – возмутился офицер.
– На место!

Тот нехотя сел на свой стул.

– Ну? Что вы мне скажете? – метал искры из черных глаз.
– Вы нам только что говорили о кремлевских руководителях, о беспорядках в стране, а теперь испугались и хотите свалить такие разговоры на нас. Не выйдет! – грохнул по столу кулаком Буренков и встал. Подполковник приоткрыл рот от изумления, сжался. Буренков продолжал:

– У меня свидетели, – обвел всех взглядом, – а вы один. А теперь идите! Вздумаете болтать – пущу на распыл! Не забывайте, меня сам Сталин недавно на беседу приглашал.

Подполковник побелел, на лбу выступила испарина, он как-то криво улыбнулся:

– Я вас попугал, а вы уж и поверили. Я только об одном вас попрошу: осторожнее надо о политике партии и правительства. Мало ли что на уме у ваших слушателей. А что до меня... Не волнуйтесь и не бойтесь. Аня меня знает, я человек надежный.

Подполковник остался, но мы уж теперь сидели молча. О чем бы ни заговорили, все не клеилось, и мы скоро разошлись.

0

8

И. В. Дроздов «Оккупация» (продолжение)

Счастье редко бывает безоблачным, а если и случается таковым, то чаще всего ненадолго. Конец моей беспечной жизни в газете «Сталинский сокол» возвестил Фридман. Он как-то забежал в отдел, подсел к моему столу и этак тихо, будто речь шла о пустяке, сказал:

– Чумак будет выступать на партийном собрании.

Я сделал большие глаза, очевидно они выражали: «Ну, и что? А я тут при чем?» Но Фридман на меня не взглянул и, следовательно, моего удивления не заметил. Спокойно продолжал:

– Изучает твои очерки.

А это уже меня касалось. Я к тому времени опубликовал три или четыре очерка, о каждом из них на летучках высказывалось хорошее мнение, но полковник Чумак, как я уже знал, ни о ком ничего хорошего не говорит. Он всегда критикует. И двух журналистов и писателя Недугова заклеймил страшным ярлыком: «У них мало Сталина».

http://wpc2.narod.ru/01/stalin_antisemitism.jpg

Это был удар ниже пояса; от такого обвинения никто не мог защитить, и оно касалось не только обвиняемого, но и заведующего отделом, по которому проходил материал, и ответственного секретаря, подписавшего его к печати, и заместителя главного редактора, дежурившего по номеру, и самого главного, который в ответе за все происходящее в газете. Чумак заведовал отделом партийной жизни и был как бы негласным комиссаром редакции. Его боялись.

Я взял подшивку и просмотрел все свои материалы: Сталина в них и вообще не было. Холодок зашевелился у меня под кителем, мне сделалось не по себе.

Любопытная беседа о содомитах с бывшим однокашником по Грозненской авиашколе, командиром созданной Василием Сталиным «золотой пятерки» летчиков-асов, дважды героем Советского Союза полковником Алексеем Воронцовым:

А Воронцов меня выручает:

– Ну, а если по-твоему гомики это комики в цирке – ладно, пусть будет так. Пусть они там смешат честную публику. Не знаешь ты их – и ничего. Это мы потерлись в столице, так и узнали. А в других городах про них вроде и не слышно. Они все больше в конторах важных, да в министерствах. Как крысы, по злачным местам шуруют. И в кресла больших начальников лезут; тянут друг друга и лезут. В Африке обезьяна есть такая: она как вспрыгнет на дерево – хвост другой подает. Так они и карабкаются на самую вершину за бананом.

http://wpc2.narod.ru/02/gay_swedish.jpg

Гомики да педики, да всякая одесская шушера на тех обезьян похожа. Скоро вся власть к ним перейдет, Иосиф Виссарионович недавно жамкнул их по башке – кампанию против космополитов учинил, да они-то ужом извернулись, выскользнули из рук. Новую кампанию надо начинать.

Я решил: гомики это и есть космополиты (к тому же выводу пришли и мы: «синагога и содом суть сиамские близнецы, и разделить их нельзя – мое прим.). Но чтобы не вызвать новый взрыв смеха, я о своей догадке умолчал. А только подумал: «Эти ребята, наверное, тоже от евреев натерпелись – ворчат против них».

Воронцову нравилось поучать меня и говорить со мной, точно со школьником. И делал он это не обидно, а даже и как-то тепло, по-отечески ласково. Все другие его товарищи, видно, не осуждали меня за то, что я путаю гомиков с комиками, а посматривали на меня сочувственно и вполне дружелюбно. Я был для них тем наивным провинциалом, к которому еще не пристала отвратительная грязь знаний о сексуальных меньшинствах.

104
Воронцов обнял меня за плечи.

– Ах, ты, Иван, наивная душа! Хорошо тебе жить с твоим идеализмом. Во всем ты хорошее хочешь увидеть, законам веришь. А жизнь, она не законами управляется, а самодурством разным, да вражьем поганым. Ты там на фронте из пушек палил, да ребят немецких, таких же, как мы с тобой, крушил, так уж думал, и всех врагов одолел, а вот приехал в столицу и увидишь: врагов-то тут побольше, чем там на фронте было.

Вот он, Вася-то, сын Владыки мира, меня сегодня жамкнул, а я не однажды видел, как и сам он плачет в тисках вражья разного. Да я думаю, и отец его живет да оглядывается: не знает, откуда смертушки ждать.

У него недавно приступ сердечный был – от пустяка случился. Играл он, как всегда, сам с собой в бильярд, а потом к окну подошел, задумался. А кий-то и упади на пол. В ночи звук резкий раздался, а Иосиф Виссарионович метнулся за портьеру: думал, значит, выстрел это. Ну, сердце-то и затрепыхалось. Три дня после этого аритмия была: сердце то ударит, а то остановится. В другой раз три удара, на четвертый остановка. Хорошо это, скажи?.. Попросил Светлану позвать, да сына Василия, а ему и в этом отказали.

– Сталину?.. Отказали?.. Да кто ж над ним права такие имеет?

http://d.img22.rian.ru/images/3948/99/39489940.jpg
И. Сталин с сыном Василием и дочерью Светланой

– Имеют, значит, – ответил спокойно Воронцов. – Германию на лопатки положил, страху на весь мир нагнал – так, что и Черчилль в его присутствии сесть не смел, а вот простого семейного счастья не заслужил. Не пускают к нему сына с дочерью.

Мы однажды сказали генералу, чтоб он к отцу обратился, да самолетов у него для округа столичного побольше попросил, а он нам сказал: «Когда-то я теперь к нему попаду». Посмотрел на нас и добавил: «Вы что же думаете, я с отцом каждый день щи хлебаю?.. Нет, ребята. Если в три месяца раз допустят к ручке, так и радуйся». А вот кто это такую жизнь даже Сталину мог устроить, этого я пока тебе не скажу. Знаю, но не скажу.


109

– А что же майор Макаров, начальник отдела кадров? Зачем же одних евреев набирать! Несправедливо это.

Панна отвечала спокойно:

– Макаров человек подневольный, над ним редактор, а над редактором Шапиро сидит.

– Какой Шапиро? Уж не тот ли, который в «Красной звезде» был?

– Он и есть. Его теперь в Главное политическое управление перевели, он кадрами всех военных газет заведует. А ему наш Фридман напрямую звонит. Он, я думаю, наш Фридман, масон высокого посвящения. Уж больно развязно со всеми разговаривает, даже с таким, как генерал Войцеховский, близкий человек к Васе Сталину.

– Слыхал я про масонов, а только о них ничего не знаю. Это те же космополиты, что ли?

http://upload.wikimedia.org/wikipedia/ru/2/21/Godf.jpg
Великий Восток Франции – халдейское летоисчисление

– Ну, нет, эти ребята покруче будут. Космополитом всякий может быть, к примеру меня возьми: нерусская, так могу и не любить Россию и народ русский. Лапотники они, иваны, вроде тебя. Ты вот и в центральной газете работаешь, а про масонов ничего не знаешь. Масоны, они, конечно, из евреев все, или почти все, у них дисциплина и цель: они к власти рвутся.

Во время войны с немцами сидели тихо да подальше от фронта уползти старались – в Ташкент, Ашхабад, Коканд, а теперь снова из щелей полезли, войну нам объявили. И война эта будет пострашнее прежней, много русских людей она возьмет и разруху нам пуще той, что в Гражданскую и в Отечественную была, учинят.


...

– У мужа моего в журнале свой Войцеховский есть. А они все как сообщающиеся сосуды и живут по принципу: ты мне, я тебе. Войцеховский списанные машины журналу дал, а за это пять своих человечков в редакцию натолкал.

Считай, он выиграл маленькую операцию. Они сейчас всю власть захватывать будут, и главная цель – печать. Кремль они давно заняли, там и яблоку негде упасть, а теперь – министерства, печать, банки. Во время-то войны их сильно потеснили, многие Москву покинули, а теперь они возвратились, им должности и квартиры подавай. Перво-наперво, столичные города занимать будут: Москву, Ленинград, Киев, Минск... Ты-то считал, что война для тебя закончилась, а тут снова на войну попал, да еще на самую передовую.

Мысленно перенесусь я с того времени в день нынешний, когда я не по документам, не по рассказам, а по одним лишь своим воспоминаниям пишу эти строки. Я часто, почти каждый день, получаю письма от читателей моих книг, меня иной раз спрашивают: как я отношусь к Сталину? Почему не высказываю о нем своего мнения? Скажите же, наконец, что вы о нем думаете?

Да, о Сталине я молчу. Я не историк, не рылся в архивах и не изучал тему Сталина, а мнение субъективное, свое собственное, высказывать боюсь. Боюсь ошибиться, ввести в заблуждение своих читателей. А все дело в том, что Сталин, как целое, неделимое, не укладывается в моем сознании.

С одной стороны, этот владыка расширил границы империи, принял Россию с сохой, а оставил детям и внукам с атомной бомбой. Сталин – полководец, одержавший победу в самой тяжелой из всех войн в истории. И он же после войны поднял уставший до предела народ на великую стройку и за пять лет восстановил все разрушенное за время войны – города, заводы, села. И уже через пять лет мы стали жить в относительном достатке и с достоинством, а потом и вырвались так далеко вперед, что покорили космос, создали надежный ядерный щит и возглавили поход человечества к прогрессу.

http://wpc2.narod.ru/02/stalin_rasstrel_roditelei.jpg

Все это было, но было и другое – и главное: русский народ потерял свою русскость, из народа превратился в население, которое уже в этом веке оказалось неспособным сдержать напор сатанинских сил и тихо полезло в хомут, сработанный за океаном.

Гигантская империя, созданная ценой стольких жертв и усилий, рухнула в одночасье, едва к ней прикоснулись руки трех пьяниц-инородцев.

Население не знает своего рода, не помнит подвигов и деяний отцов,– оно мало чем отличается от стада овец, где каждая особь видит хвост впереди идущей и толкается в стаде, бездумно перебирает ножками, не зная, не ведая и не желая знать, куда их ведут, зачем их ведут и где опустится над ними топор.

Русский народ за время правления еврея Бланка-Ленина, грузина Сталина, а затем еще и нескольких интеллектуальных пигмеев – и тоже нерусского происхождения, превратился из народа в население, и теперь нет уверенности: выживет ли?

http://nstarikov.ru/new/wp-content/uploads/2012/02/stalin_na_tribune_mavzoleya.jpg

Русские люди часто являли пример для других стран и народов,– они за то прослыли богоносной православной нацией, но они же и показали всем народам пример того, что может случиться с ними, если правление над собой они будут доверять инородцам. Я иногда думаю: неужели народ Русский, как сын его Александр Матросов, не бросится на амбразуру дота ради спасения человечества?.. Вначале он позволил убить в себе душу, а потом и положил на плаху голову.

Ну, а Сталин? Какова же тут роль Сталина?

Я незадолго до смерти Иосифа Виссарионовича, по заданию Василия, разыскал в Москве капитана Ужинского, который в немецком концлагере жил в одной комнате с Яковом, старшим сыном Сталина. И долго беседовал с ним, изучая все, что относилось к жизни Якова в плену. Так он мне сказал, как Яков, характеризуя отца, обмолвился: он больше всего боялся своих друзей, знавших его прошлое, – их он, одного за другим, расстрелял, а еще он боялся... русского народа.

Видно, понимал нелепость такого исторического парадокса, когда грузин по воле иудеев-ленинцев воцарился на русском престоле. Заметим тут кстати, что и грузин-то он необычный. Биографы пишут, что он сын сапожника, но мог ли простолюдин-сапожник двенадцать лет обучать сына в духовной семинарии, а затем отправить его в Рим в годичную школу иезуитов – факт, упорно скрывавшийся от народа.


Вот и судите теперь, мой дорогой читатель, почему я до сих пор ничего не говорю о Сталине. А если прибавить ко всему сказанному еще и то, как страдала и мучилась при Сталине наша многодетная семья, как она металась в поисках пропитания и как деревня моя многолюдная, песенная Слепцовка частью вымерла, а частью разбежалась по свету, и я сам, восьмилетний мальчонка, очутился в тридцать третьем голодном году на улице в Сталинграде и видел там трупы замерзших людей.

Много покосил тот голод славянского люда, одних только украинцев полегло шесть миллионов.

http://despravda.com/wp-content/uploads/2011/04/golodomor.jpg

Нам могут сказать: не один только Сталин сидел в Кремле и управлял страной, он и сам был во вражеском окружении, но это уж дело историков определить степень вины тех или иных политиков. Вполне возможно, что Сталин пытался освободить Кремль от чужебесов, но не сумел этого сделать.

http://wpc2.narod.ru/02/stalin_vernus.jpg

И это во многом его извиняет. Но и все равно: человека судят по делам, а не по его намерениям. Я же говорю о том, что было, что есть, чему я был свидетель.
Трудно, – ох, как трудно мне говорить о Сталине!..

Разговор с Алексеем Воронцовым о гибели хоккейной команды спортклуба ВВС МВО 5 января 1950 г., через две недели после 70-летия И.В. Сталина:

– Жду, конечно. Я-то слышал звон, а ты, надо думать, в курсе дела.

– И я мало чего знаю. Разбились и все. Ползут такие слухи, что наш генерал виноват, но слухи они и есть слухи. Мне-то он ничего не говорил.

http://www.darkgrot.ru/images/image116.gif

(За несколько дней до авиакатастрофы уволили тренера команды Матвея Иосифовича Гольдина, и в самолете его не оказалось. Так же не полетели в Свердловск три ведущих игрока команды ВВС, а история с «опозданием на рейс» Всеволода Михайловича Боброва вообще носит детективный характер, и существует несколько ее версий. Много странного в этой трагедии. – мое прим.)

Свет потушили, но спать не хотелось. Болит душа от сознания такой великой потери. Каждого хоккеиста мы знали в лицо, любили их, гордились победами своей команды. Я не могу вообразить такого: разбились! Разум отказывается верить. А душа болит так, что хочется плакать. Не на войне погибли, а в мирное, светлое, счастливое время.

– Слышь, Алексей! На войне тоже от потерь страдали, но будто бы не так рвалась душа. Я помню, как однажды на краю лужицы нашел немецкую листовку. Прочитал: «Иван! Мы идем освободить тебя от жидов, а ты идиот: лезешь за них под пули. Хоть бы подумал, какой ценой платишь: десять тысяч человек в сутки!.. А сколько раненых?..»

Меня потрясла эта цифра. Я все время думал: сколько же мы потеряем за год, за два – за всю войну?.. (приблизительно полторы тысячи «Афганистанов» и примерно одну «перестройку» – мое прим.)

– Теряли много. У нас в полку состав истребителей почти полностью заменялся за полгода. У Василия Сталина из прежнего состава полка будто бы осталось несколько человек. И это летчиков! Ты ведь знаешь, как нелегко их подготовить. А за что воевали? Нас-то хоть понять можно: за семью, за Родину, – наконец, за свою честь и свободу, а они?.. За чужие земли? Но Россию хоть бы и победили, но как владеть такой огромной территорией? В тайге и болотах попробуй, закрепись!..

За окнами открылось небо, и звезды весело мигали, будто радовались встрече с нами. И чудилось, они тоже хотели бы спуститься к нам и послушать нашу беседу.

Воронцов продолжал:

Чем дальше от нас война, тем я чаще задумываюсь о ее смысле (о смысле больших каббалистических мистерий второй мировой войны и их месте в 700-летнем проекте "мошиах" нами было очень много написано, см. на сайте http://wpc.pochta.ru - мое прим.). За менее чем полстолетия нас во второй раз столкнули с немцами. И заметь: у нас и у них вожди-то пришлые, из инородцев. Гитлер, по слухам, австрийский полуеврей, и в нашем тоже будто бы смесь грузинской крови и еще какой-то. Одни говорят: осетин в нем сокрыт, другие Пржевальского ищут. А немцы полуеврея раскопали. Зовут-то Иосифом.

– Не может этого быть! – воскликнул я, противясь всем сердцем таким измышлениям. – Что он осетин – в это как-то еще можно поверить, а вот что полуеврей? Чушь какая-то!

И я думаю: чушь, а вот Василий... Он когда выпьет сверх меры, в себя смотрит, точно глубокий старик перед смертью. Я тогда слышу, – я будто бы даже клетками своими ощущаю боль его души. В другой раз сверлит меня темным полубезумным взором, тихо проговорит: «Тебе хорошо – у тебя национальность есть, а я что такое? Кого любить я должен?.. Вот ты русский, людей своих любишь, а я кто?.. Залез бы ты хоть на час в мою шкуру...»

http://wpc2.narod.ru/02/stalin_vas_ordena.jpg
фронтовик Василий Сталин

Мне в такие минуты страшно смотреть на него. Глаза-то его и без того неопределенный цвет имеют, а тут то мрак в них колодезный закопошится, а то желтые искры сверкнут. И не смотрит он в одну точку, а мечет взгляд то в одну сторону, то в другую. И дышит неровно, и кулаки до хруста в пальцах сжимает. Я ему однажды сказал:

– В Бога поверьте. Легче вам станет.

А он мне:

– В какого Бога? Вы это серьезно?..

И уж если много выпьет, он тогда обхватит меня рукой за шею, горячо шепчет в ухо:

Дурачье только верит в интернациональность, нет в природе никакой интернациональности. Каждый ищет и тянется к своему родному человечку, чтоб похож был на него. Если, к примеру, твой земляк, тамбовский, то ему люб нос картошкой, и глаза синие, вот как у тебя. Но кого мне искать? Грузина?.. Я этих кацо не понимаю. Чужие они! Зовут меня в Тбилиси, а я не хочу. Но, может, во мне больше русского понамешано?.. Русские мне ближе, у меня мать русская, и дед...

Он часто проговаривался о деде, но скажет: «дед» и дальше не идет. В другой раз примется говорить о природе Центральной Азии, какую-то породу лошади вспомнит. И опять молчок. Но мы-то знаем: Пржевальского поминает, внуком его себя чувствует. А однажды заплакал даже. Про себя тихо-тихо бормотал: кто же я такой? Ну, кто, вы мне скажите?..

Выходит, если кровь перемешана, то мутит это человека, мучается он всю жизнь. Не знает, кого ему любить, а без любви жить нельзя. Любовь она силу человеку дает и крепость земную. Если любит, так ему и легко, и весело – он даже и ходит иначе; его словно бы незримая сила по земле несет.

0

9

Уважаемый Элиста! Возможно, мой комментарий покажется Вам мелочным и бессмысленным, я просто полез почитать про гибель советских хоккеистов в авиакатастрофе, так вот они разбились на  самолёте Ли-2, копии американского Дугласа DC-3
http://upload.wikimedia.org/wikipedia/commons/thumb/3/3e/Li-2_HA-LIQ_01.jpg/320px-Li-2_HA-LIQ_01.jpg

http://ru.wikipedia.org/wiki/Ли-2
http://ru.wikipedia.org/wiki/Авиакатастрофа_в_Свердловске_5_января_1950_года

Но на Вашей фотографии:
http://www.darkgrot.ru/images/image116.gif

итальянский транспортно-пассажирский самолёт того же, что и Ли-2, класса,  Фиат G.12 или его улучшенная версия G.212
http://crimso.msk.ru/Images6/AI/AI58-8/27-8.jpg
http://avia-museum.narod.ru/italy/fiat_g-212-s.gif
http://en.wikipedia.org/wiki/Fiat_G.212

0

10

Да, уважаемый Creux du van, это не особенно важное дополнение. Но за фотки импортных самолетов спасибо.

Продолжаем публикацию страниц повести И.В. Дроздова «Оккупация».

*******

События развивались по какой-то нарастающей спирали: не успели опомниться после гибели спортсменов, как случилась другая, поразившая меня история: прихожу в редакцию, а кабинеты пустые. И в нашем отделе не вышли на работу Никитин, Домбровский, Серединский – все евреи. И во всех других отделах сидели одни русские. Впервые я своими глазами увидел пропорцию русских и евреев: из семидесяти человек, работавших в редакции, русских было человек тридцать.

http://www.infoaviatrans.ru/wp-content/uploads/2011/09/9_01.jpg

Зашел к главному редактору; обрадовался – он сидел за своим огромным дубовым столом. Кивнул мне и склонился над гранками. Я спросил:

– Почему людей мало? Выходной что ли?

Устинов ответил просто, впрочем, тихо:

– Евреи не вышли на работу.

– Почему?

– Не знаю.

Все мы слышали, что Сталин, затевая борьбу с космополитами, приказал в Сибири и на Дальнем Востоке построить лагеря для евреев, и я подумал: уж не туда ли их всех этой ночью?

Устинов сказал:

– Советую Вам не распространяться на эту тему. Будем ждать.

В конце работы в редакцию пришел лектор и говорил о вреде, который наносили нашему государству врачи-отравители, шпионы всех мастей. Сообщил, что евреи, работавшие в нашей редакции, переправили американцам списки всех командиров авиационных частей, и даже эскадрилий. Фамилий корреспондентов не называл, но мы все знали, кто ездил по частям, писал о летчиках.

Лекция оглушила. Молча расходились по комнатам. Говорить ни о чем не хотелось.


… (Разговор с А. Фридманом)

Ты что, Иван! Как можно не знать таких простых вещей. Хорош бы был ваш командующий, если бы на снабжении у него сидел генерал с такой же физиономией, как у тебя. Кто бы и чего ему дал? Да приди ты на любую базу – там все дадут, если ты человек приличный.

– Приличный? А как они сразу и узнают – приличный я или неприличный?

– А морда? Куда ты денешь свою морду? Разве на базе там не имеют глаза и не видят, кто к ним пришел? Если морда как сковорода и на ней можно картошку жарить – значит, не их, не наш. Татарин ты и есть татарин.

– Какой же я татарин?

– Для нас вы все на одно лицо: татары! И если уж ты татарин – какая же тут приличность? И кто тебе чего даст?.. Ты, Иван, вообще меня удивляешь: не можешь понимать простых вещей. Ты знаешь, что о тебе сказал ретушер Коган?.. Он сказал, что это не ты пишешь очерки, которые хвалит редактор. Человек с такой мордой не может писать очерки.

http://wpc2.narod.ru/drozdov_young.jpg

Ну, ладно, мы отвлеклись: ты мне скажи, есть ли в редакции наши? Что говорит редактор? Ты к нему заходишь запросто – скажи: что он говорит? Я сейчас детей отправил к дяде в Мытищи – у него русская жена, его не возьмут, моя жена уехала в другой город к подруге, а я бегаю, как заяц, по друзьям – и тоже захожу только к русским, как вот теперь зашел к тебе. Скажи: что происходит? Почему нам так приказали – не ходить на работу?.. Я знаю, что ты знаешь!..

http://www.e-reading.org.ua/illustrations/1005/1005082-Melikhov_Birobidzhan.jpg

… По дороге он горячо дышал мне в ухо:

– Спроси, что с нами будет. Что тебе стоит – спроси. Я тебя от имени всех наших прошу. Тебе зачтется. Не раз еще спасибо скажешь, что сделал это для нас.

http://mirageswar.com/uploads/posts/2011-03/1300862961_cb02dc04642074c.jpeg

Разговор с Василием Сталиным и Алексеем Микояном.

125

– Вчера у нас в редакции все евреи не пришли на работу.

Сталин после некоторой паузы, не поднимая на меня глаз, спросил:

– Много у вас в редакции евреев?

– Всего у нас сотрудников семьдесят человек, сорок из них – евреи.

Микоян засмеялся, сказал:

– Сорок?.. А скоро будет из семидесяти семьдесят один. А вам они предложат должность вахтера.

http://www.ogoniok.com/common/archive/1999/4592/05-36-39/05-38-1b.jpg
летчик Алексей Анастасович Микоян с машиной, подаренной Василием Сталиным

http://lh5.ggpht.com/-1NqR-zYY7yY/Tq4pGqdkS0I/AAAAAAAAKFk/dW5gerFQ2jk/img0ee88208c25ea1e0ebec96e31d8dacdf.jpg
Степан Анастасович Микоян, род. 1922 г.

Генерал улыбнулся:

– Если еще предложат.

И после некоторой паузы строго спросил:

– А чего это ты судьбой евреев озабочен? Можешь не беспокоиться: они уже вернулись на работу. И перед ними извинились. Не так-то просто сковырнуть эту братию. Не раз уж пытались.


О «гимнюке» С.В. Михалкове и литературной банде А.Б. Чаковского:

126

Выделяется из очеркистов Михалков. У него есть две-три удачные басни, но очерков он не пишет или пишет редко. Есть поэма для детей «Дядя Степа», ее расхвалили критики, ее издают и переиздают, но я прочитал ее внимательно и ничего не нашел в ней остроумного. Уродливо долговязый милиционер всем стремится на помощь... Ни сюжета, ни композиции, и стертый, как старая подошва, язык...

Забегая вперед скажу, что, работая в издательстве «Современник», я узнал об органической близости Михалкова к той среде критиков, о которой Маяковский сказал: «Они все – коганы».

И мне стало ясно, почему этот литератор, подпадавший под характеристику Шолохова «А король-то голый», так превозносится литературной бандой Чаковского, так щедро увенчан всеми мыслимыми и немыслимыми званиями и наградами – и Герой труда, многократный лауреат, и академик Академии педагогических наук... Наконец, чуть ли не в молодости вознесенный на пост Главы российских писателей, на котором и пробыл до глубокой старости...

Если бы мне нужно было сравнить кого-то с Растиньяком, я бы лучшей кандидатуры, чем Михалков, в цеху своем литераторском не нашел.

http://upload.wikimedia.org/wikipedia/commons/thumb/e/e6/Vladimir_Putin_13_March_2003-4.jpg/280px-Vladimir_Putin_13_March_2003-4.jpg
Президент Египетского крокодила РФ Владимир Путин награждает Сергея Михалкова орденом  «За заслуги перед Отечеством» II степени (13 марта 2003 г.)

Скажут: Дроздов ругается. Видно, здорово насолил ему Серега Михалков.

Нет, мне лично ничего плохого он не сделал. Но мы должны знать, что за люди ходили в «героях» у нас в двадцатом столетии, кто их сажал на командные высоты, как они «подпиливали» фундамент Российской империи.

http://upload.wikimedia.org/wikipedia/ru/thumb/b/b6/Chakovsky_AB.jpg/220px-Chakovsky_AB.jpg
Александр Борисович Чаковский (1913-1994), главный редактор «Литературной газеты» в 1962-1988 г.г., секретарь правления Союза писателей СССР-Египта-Мицраим в 1962-1991 г.г.

Сговор в Беловежской пуще – это лишь заключительный акт трагедии Российской империи, три инородца лишь подписали зловещую бумагу о развале самого могучего в мире государства, не сделай этого они, так сделали бы другие, – Русского государства к тому времени уже не было, оно представляло собой трухлявый пень, изъеденный Михалковыми да чаковскими, бандой лжеученых вроде Шаталина и Арбатова, Примакова и Аганбегяна, миллионной ратью журналистов и писателей-иудеев, алчной армией молодцов из русских, которых назвали шариковыми или шабес-гоями...

Все они за деньги и лауреатские медальки все семьдесят лет точили и подпиливали Русского исполина, а в Беловежской пуще его лишь толкнули – и он упал. И лежит почти бездыханный до нынешних дней. Некому его поднять. Нет Русского народа, а есть бездуховный сброд, ведомый в бездну Киркоровым и Пугачихой.

http://b.img22.rian.ru/images/36411/24/364112403.jpg
Новые гусские: Филипп Киркоров (Генкин?) и Фаина Боруховна Певзнер («Алла Пугачева»)

Слышу вопрос читателя: поднимется ли поверженный Илья Муромец?
Об этом мы еще с тобой, дорогой читатель, будем говорить.

У людей таких, как Михалков, а их, к сожалению, было много, за спиной маячили зловещие тени главных разрушителей – лжебогов, которым русский народ молился в двадцатом столетии: Ленина, Сталина, Хрущева, Брежнева, Горбачева, Ельцина (а за их спинами, в свою очередь, маячили мистики-каббалисты – мое прим.).

Близится день, когда все предатели и мучители русского народа будут названы поименно. Велик будет этот список, велико будет к ним презрение.


Пятого марта 1953 года умер Иосиф Виссарионович Сталин. А не прошло и месяца, – кажется, в начале апреля, – Хрущев освободил от должности и его сына – Василия Сталина.

Я позвонил в гараж, попросил прислать машину. Диспетчер замялась.

– Ваша машина в ремонте.

И положила трубку. Я понял: началась опала.


129

– Ну, Панна, нагнала страху. Лучше бы сидеть мне во Львове в маленькой газетенке «На боевом посту» и не лезть сюда к вам в столицу.

– Ну, ну – запел песню труса. Не думала, что сидит в тебе пескарь-обыватель. Но если не ты, не мы с тобой, кто же мать-Россию защитит?.. Над ее головой не успела одна война прошуметь, как тотчас же началась другая. И поверь мне, Иван, эта новая война только началась, долгая и страшная, потому как противник-то у нас похитрее немецких фашистов будет. У него тысячелетний опыт покорения народов.

И лезет он не с автоматом, не с пушкой, а со сладенькой улыбочкой. И окопы свои роет не в поле, а в министерских кабинетах, в Кремле, в обкомах и редакциях.

http://via-midgard.info//uploads/posts/2012-08/thumbs/1346133904_1282582457_x_f2ddacd4.jpg

– Верно ты говоришь, Панна. Наш генерал приказал выписать мне пропуск в ЦК – не на тот этаж, где секретари сидят, а туда, где инструктора. Так я иду по коридору и читаю вывески, а на них пестрят имена: Коган, Лившиц, Осмаловский, Ливеровский...

– Вот, вот. Это их окопы. Придет момент, и они объявят народу: власть переменилась, банки в частные руки, заводы хозяину. А на трон взгромоздится их Продиктор – представитель Мирового правительства.

http://wpc2.narod.ru/02/stalin_predictori.jpg
Внутренний Предиктор СССР «Начинаю про Сталина рассказ…»

– Да откуда ты все это знаешь? – воскликнул я.

Панна улыбнулась и ничего не ответила. А я подумал: вот что значит быть женой главного редактора главного журнала страны.


Я зашел в отдел информации – там сидела одна Панна. Турушин к тому времени уволился, работал в каком-то спортобществе тренером, на моем месте сидел Сеня Гурин, но ни он, ни Фридман, ни Игнатьев в редакцию не являлись, и Панне приходилось одной трудиться за весь отдел.

– А где же ваши? – спросил я, принимаясь вместе с ней сортировать папки.

– Они, как зайцы, бегают по Москве, ищут новую работу.

– И как – находят?

За них не беспокойся, не пройдет и недели, как все они расползутся по редакциям газет и журналов. Моему супругу уж навязали двух наших, – и, кажется, среди них Фридман.

– Но он же и заметки путевой написать не может, как же будет работать в иллюстрированно-художественном журнале? Сказала б ты об этом мужу, зачем же берет его?

Панна молчала, а я вдруг вспомнил примерно такой же разговор с майором Макаровым по поводу Серединского. И подумал: наверное, и тут навязывают сверху. И Панна ответила:

Мой муж редкого сотрудника может взять по своей воле. Чуть случится вакансия, тут же следуют звонки – и звонят все больше жены или референты, но попробуй им откажи. Недавно прислали парня, страдающего болезнью Дауна. Головой трясет, языком едва ворочает – сказали: «Найдите должность».

http://www.thedailygreen.com/cm/thedailygreen/images/einstein-bee-quote-bogus-nw-md.jpg

Пришлось увольнять способного журналиста, который писал прекрасные репортажи и даже очерки. Ты, Иван, не удивляйся: поток евреев в столичные города теперь усилится. Русских будут выдавливать изо всех редакций. Банки они захватили еще до войны, теперь пойдут на штурм газет, журналов и министерств.

http://wpc2.narod.ru/02/israel_imia.jpg

– Да что вы, в самом деле! – не выдержал я. – Всюду только и слышишь: бесшумная война, оккупация... А мы-то – спим, что ли?.. если уж все это так, то надо же действовать!

Успокойся и сиди тихо. Ты вот уже на мушку попал и не знаешь, когда грянет выстрел. Не хотела я тебе говорить, да лучше уж, чтобы ты знал.

Слова ее тихие, и даже будто бы нежно участливые, точно обухом ударили по голове. Кровь хлынула в лицо, в висках застучало. Понял, о чем она говорит: я попал в списки «окружения», и над всеми нами нависла угроза. Но откуда она знает? Неужели и в такие дела муж ее посвящается?

– Тебе муж говорил?

У мужа Фридман был – он и рассказал. Евреи все знают. Васе-то вашему антисоветчину шьют. Одиннадцать миллионов растрат. Он ровно бы кабинет свой превратил в клуб антисоветчиков, и они там регулярно собирались.



В тот день маршал меня не вызвал – сильно занят был, потом он уехал в войска, неделю пробыл там, а через неделю жизнь преподнесла мне очередной сюрприз: я был вызван в Главное политическое управление Советской Армии и полковник Шапиро, тот самый Шапиро, который принимал меня в «Красной звезде», не предлагая даже сесть, сухо проговорил:

– Есть намерение послать вас в Румынию. А пока выводим за штат, ждите назначения.

И склонился над бумагами, давая понять, что разговор окончен.

– Если я не соглашусь?
– Не согласитесь – демобилизуем.

Поднял на меня желтые глаза и с какой-то противной дрожью в голосе добавил:

– Вы были ближайшим сотрудником Василия Сталина. Многих теперь вызывает следователь, не исключено, что понесут наказание. Так что я бы на вашем месте радовался: вам светит служба за границей.

http://amnesia.pavelbers.com/Vasiliy%20Stalin3.jpg
Василий Сталин на обложке журнала «Time», 1951 г.

– Что я должен делать?

– Сидеть дома и ждать вызова.

И потянулись долгие дни ожидания. Но вот через месяц или полтора меня снова вызвал Шапиро и вручил документы, в том числе и проездные: вначале я должен был явиться в посольство – это в Бухаресте, а затем отбыть в Констанцу, в штаб наших войск…


139

Фридман залпом осушил стакан вина, кинул в рот кусок колбасы и придвинулся к моему уху:

– Ты сделал мне хорошо. Помнишь, спросил у Сталина, что с нами будет. И это уже хорошо. Евреи такого не забывают. Так вот: слушай внимательно.

Фридман перешел на шепот со свистом, и мокрые крошки изо рта летели мне в лицо.

– Двадцать человек из ближайшего окружения Васи рассылают по посольствам, а там... тихо возьмут, и – крык!..

Он приставил палец к виску.

– ... на распыл. Всех! До единого!..


Вспоминаю отца Владимира Ивановича. Он часто просыпался ночью, садился у стола под иконами, курил. По деревне с наганами ходили активисты продовольственных отрядов, забирали зерно, муку и все съестное, а у нас в семье было десятеро, чем кормить ораву детей?.. Он от страданий и умер в сорок пять лет от роду.

Заснул я под утро.

Отредактировано Elista (Пятница, 28 декабря, 2012г. 14:47:49)

0

11

Продолжаем знакомиться с повестью И.В. Дроздова «Оккупация» (1999 г.).

147

– Ах, Господи!.. Вот она, наша русская простота! Не можем и помыслить, что чья-то злая воля держит нас в своих цепких руках. Рабочий, стоящий у станка, колхозник, идущий за плугом, – те могут жить спокойно, они рабы, их дело кормить и обувать – создавать ценности, но если ты приподнял голову, стал заметным, – ты должен служить режиму или исчезнуть. А режим оккупационный, власть чужая, и пострашнее для России той, что вы сокрушили на поле боя.

http://wpc2.narod.ru/02/plakat_osvobodi_sebia_sam.jpg

148

– Я полагал, мне в посольстве работу дадут или тут, где-то рядом. Сама же говорила: в газете румынской хотят русского иметь.

– Хотят-то они хотят, – советского хотят, да только не русского. И нам пресс-атташе нужен – и тоже не русский, я по заданию первого секретаря посольства справки наводила: нет ли у тебя родственников из евреев?.. Оказалось, никого. Чист ты и светел, аки стекло, а для них гой поганый. Они такого-то пуще огня боятся. А и в газете румынской одни паукеристы сидят, – они тоже справки наводят. Им это просто: позвонили нашему же первому секретарю – информация готова. И ты им не нужен. Они лучше прокаженного возьмут, чем Ивана.

– Кто это – паукеристы?

http://wpc2.narod.ru/02/pauker_anna.jpg
Анна Паукер (Ханна Рабинсон, 1893-1960), министр иностранных дел, лидер коммунистической партии Румынии в конце 1940-х – начале 1950-х г.г.

– Анна Паукер у них есть, до недавнего времени членом Политбюро была. Это такое же чудовище, как в Германии Клара Цеткин, а у нас в России Фанни Каплан или мадам Крупская.

– Крупская?..

– Да, Крупская. Для нас, идиотов, она – жена Ленина, да детей любила, пуще матери обо всех нас заботилась, а она... сущий дьявол в юбке. Приказала из библиотек все книги по русской истории выбросить. Классиков вместе с Пушкиным и Толстым... Особенно Достоевского ненавидели, о котором картавый Ильич прокаркал: «Архи-с-квер-р-ный писатель!» Это за то, что Федор Михайлович «Дневник» написал, в котором сущность евреев раскрыл. И слова пророческие ему принадлежат: «Евреи погубят Россию». Много зла эта польская жидовка натворила, да только-то народу русскому ничего не ведомо. В потемках он сидит, народ русский. А те, кто вновь рождаются, и вовсе ничего не знают.


161

Наверное, есть люди, в том числе уважаемые, достойные, в жизни которых женщины не играли заметной роли. Тогда иное дело, можно эту сторону и опустить, но что касается моей жизни, я бы в ней отметил две примечательные черты: первая – во всех моих делах, и особенно в мире духовном, психологическом, важнейшую роль играли женщины; а во-вторых, я как сквозь строй шел между евреями и они, как шомполами, больно лупили меня по спине.

http://wpc2.narod.ru/02/homo_evrei.jpg

Ни одну книгу я не написал без моральной поддержки и без самой разнообразной помощи женщин, и ни одну книгу не напечатал без жесточайшего сопротивления евреев.

(Очень любопытный момент. В этих строках Иван Владимирович интуитивно подошел к сравнению и противопоставлению женщин и евреев. Тут бы и развить тему «гендерных противоречий». Увы, груз мифа о «еврейской национальности» не позволил этого сделать. Заложенные в нас с детства ложные понятия и представления зачастую не позволяют адекватно осмыслить важные социальные проблемы. – мое прим.)

Ну, и как же после этого я бы в своих воспоминаниях не писал о женщинах, как бы я не сказал в их адрес добрых благодарственных слов?..


162

Аня вдруг спросила:

– А вы не любите евреев?

– А почему я должен их любить? Почему никто не спрашивает, люблю ли я киргизов, грузин, эстонцев.

(Снова глубоко ошибочный подход, ибо «евреи» не нация; в плане преференций можно делать выбор между тремя основными гендерными группами – мужчинами, женщинами и евреями; киргизы и эстонцы здесь совершенно не при чем; как мы уже показали в других темах, вопрос о «любви к евреям», в конечном итоге, сводится к вопросам об отношении к содомии, рабовладению, черной магии и вампиризму, то есть, к вопросам, давно уже разрешенным в рамках христианской ортодоксии. Отсюда и ненависть евреев к христианству. – мое прим.)

Почему это для всех важно: любит ли человек евреев?..

Не знаю, но все евреи в нашей редакции про каждого русского хотят знать: любит ли он евреев? Некоторые об этом прямо меня спрашивают.

– Но откуда вы можете знать?

– Ко мне все заходят, многие мне строят глазки. Мужики, как коты: фу! Неприятно! Особенно евреи (имитаторы мужчин - мое прим.). Эти так норовят облапить, головой прислониться к щеке. Я таких ставлю на место, но они заходят в другой раз и снова пристают. Неужели не понимают, как они мне противны.

В редакции много евреев?

Открытых не очень, но скрытых – через одного. Не вздумайте откровенничать: загрызут.

http://wpc2.narod.ru/02/crypto_vse.jpg

А наш редактор?

У него жена еврейка. Ой, это такая броха! Она сюда приезжала. Он мужик как мужик и даже глазками стреляет, а она – тьфу! Вы бы посмотрели! Ноги толстые, как тумбы, голова к плечам приросла – так разжирела; ходит как пингвин. Он-то благодаря ей и полковником рано стал, и редактором его назначили.

– Вы, Аннушка, точно работник отдела кадров, такие тонкости знаете.

– Уши есть, вот и знаю. Я слушать умею. И – молчать. А в нашем коллективе это важно. Вот послужите – увидите.

Сощурила глаза, надула губки:

А в политотделе яблоку негде упасть. Там генерал Холод – чистый еврей, и все его заместители на одно лицо. Вот кого надо бояться! Чуть что, они на парткомиссию тащат. Там тебе за пустяк какой живо выговор влепят, а как выговор – так и из армии по шапке.

– Ты знаешь такие подробности?

– Как же мне не знать, я документы оформляю.

http://upload.wikimedia.org/wikipedia/commons/thumb/d/d4/Stamp_Soviet_Union_1954_CPA_1749.jpg/300px-Stamp_Soviet_Union_1954_CPA_1749.jpg

Я вывел одну отрадную для нас, русских, закономерность: насколько плохо знает нашу душу еврей, настолько глубоко проникаем мы при долгом общении с ними в их внутренний психологический механизм. Отсюда же вытекает и тот очевидный факт: ни одного яркого или сколько-нибудь верного образа русского человека не удалось отобразить в литературе еврею, и зато как много ярчайших, верно угаданных и глубоко проникновенных персонажей, образов и даже типов евреев создали в своих произведениях русские писатели.

Вспомним Янкеля из повести Гоголя «Тарас Бульба», оборотистого жида из бессмертной книги Достоевского «Записки из мертвого дома», а «Яму» Куприна? А рассказ «Жид» Тургенева? «Жидовская кувырк-коллегия» Лескова?

Наконец, семья евреев из чеховской «Степи», пламенные чекисты из «Страны негодяев» Есенина... Все главные произведения Ивана Франко посвящены разоблачению иудейства. Заметим тут кстати, что жида нам не показали только писатели, породнившиеся с евреями.

http://img12.nnm.ru/f/5/2/c/b/c9acf1904917d0109a18ae49a71.jpg

Стыдливо умалчивал о наличии в нашей жизни этой роковой силы многомудрый Лев Толстой, глубокомысленно закрывал глаза на них всезнающий поводырь советской литературы Максим Горький, боялись тронуть их пальцем Алексей Толстой, Федор Панферов и уж, конечно, изощренный шабес-гой Фадеев.

http://www.chaskor.ru/posts_images_201012/392_300_21687_fadebi.jpg
писатель Александр Александрович Фадеев, 1950 год (1901-1956), генеральный секретарь СП (1946-1954) – «изощренный шабесгой».

13 мая 1956 года покончил с собой на даче в Переделкино выстрелом из револьвера в сердце.
Сохранилась партийная характеристика А.А. Фадеева, всего в двух словах: «Хороший, великолепен».
Из воспоминаний А.А. Фадеева о Х-м съезде РКП(б), март 1921 г.: «…Я был так близко от Ленина, что не удержался и украдкой потрогал рукой его за пиджак». Фадеев принял личное участие в подавлении Кронштадтского антисемитского мятежа, был ранен. «Любимый ученик» Розалии Самойловны Землячки.
- мое прим.


Одни боялись Луначарского, другие покорно, с угодливой улыбочкой, выпрашивая лауреатские медальки, бежали под хлыстом еврея Чаковского, больно стегавшего по нашим спинам своей «Литгадиной», которую родная коммунистическая партия вручила ему с тайным замыслом отучить русских писателей от слова «русский».

Не отучила. Жив курилка! Мы еще помним, что есть на свете русские люди, есть и вечно пребудет Россия!

Что же до писателей, которые закрывали глаза на важнейшую проблему русской жизни: проблему еврея, то о них можно сказать словами Дрюмона: «Им не удалось сварить и кошачью похлебку». В самом деле, как жалко выглядят их книги сегодня, когда на глазах у всего мира сбывается пророчество Достоевского: «Жиды погубят Россию».

Они погубили Советский Союз, повысили смертность, почти на нет свели рождаемость; миллионы людей вымирают ежегодно в голоде и холоде... Где ж вы были, господа русские писатели советского периода нашей истории? Почему не показали людям эту страшную опасность?

http://www.pseudology.org/Kojevnikov/images/sp_cccp.JPG

Народ кормил вас, обувал-одевал, построил для вас прекрасные жилища, от своей скудной зарплаты выделял вам жирные гонорары, – вы видели крадущегося в Кремль врага, не могли не видеть! – и – молчали. Подло, трусливо – молчали. И свою-то жизнь вы кинули коту под хвост. Где ваши книги? Кому нужны теперь ваша ложь и фарисейство? Кто добрым словом помянет ваши имена, вспомнит лоснящиеся жиром физиономии, увешанные медальками лацканы пиджаков?

«Подпиливателями» назвал вас ваш же коллега Солоухин, который и сам, вымаливая лауреатские медальки, всю жизнь шаркал каблуками в приемных литературных генералов.

Насмотрелся я на вас, наказнился. Дорого мне дались душевные страдания свидетеля этого очередного грандиозного предательства русской интеллигенции. И пусть мне простят ваши дети и внуки – не могу я не сказать об этом своему несчастному народу. А если мне скажут: «Ты тоже был участником этого постыдного спектакля», я подниму над головой «Литературную газету» с разносными статьями в мой адрес и покажу на статью А. Яковлева «Против антиисторизма в русской литературе» – в ней отец перестройки назвал дюжину особо вредных русских писателей, вредных для него, конечно, и для его друзей. Там было и мое имя. Главный демон Кремля тогда начисто перекрыл нам кислород, и нас прекратили печатать.

http://wpc2.narod.ru/02/yakovlev_gorbachev.jpg
М.С. Горбачев и А.Н. Яковлев – опекуны каппаросной курицы

И не будь у меня этого убедительного алиби, пожалуй, я бы не осмелился бросить в лицо моим прежним товарищам такие ужасные обвинения.

Большой интерес представляет оценка И.В. Дроздовым численности жидов и жидовствующих в СССР-Египте-Мицраиме.

Эта армия иначе называлась Пятой колонной, или Агентами влияния, как их назовут в начале девяностых. Авангард армии – все еврейское население, то есть семь миллионов; полукровки и породнившиеся с ними – эти стояли во втором эшелоне и насчитывали в своих рядах двадцать-двадцать пять миллионов – и поджидки, то есть жидовствующие, способные за деньги продать не только Родину, но и мать родную; этих расставили в третьем эшелоне, и было их не меньше тридцати миллионов.

http://wpc2.narod.ru/01/holocaust_gas_chamber.gif

Итак, против нас, измотанных и голодных и ничего не понимающих, не видевших и не слышащих, выдвигалась сытая и коварная, хитрая и жестокая, занимавшая все важные и теплые места в государстве армада численностью в шестьдесят – семьдесят миллионов.

173

Начиналась Третья мировая война – на этот раз совершенно непохожая на все войны, имевшие место в истории, – информационная. И как всякий бой в прежних войнах начинался с сигнала трубачей, так и в этой войне раздалась новая музыка, новые речи, перед глазами замелькали новые картинки...

Много лет спустя мы только разгадаем, что война с нами уже давно идет. Мы, русские, в те годы напоминали пингвинов, вставших на задние лапки и внимавших всему этому. 

http://wpc2.narod.ru/02/mels_mogendavid.jpg

И самое трагическое состоит в том, что мы и сейчас стоим, как пингвины, слушаем и смотрим, и не понимаем, что это за музыка, что это за речи, что это за картинки нам показывают. Мы в оцепенении. И лишь одно только увидели: война нами проиграна, России уж нет, остались одни обломки, на которых мы и сидим.

http://wpc2.narod.ru/01/putin_medvedev_goyim_ne_podozrevayut.jpg

И еще признаюсь чистосердечно: я хотя и работал в центральной газете, и общался с людьми, близкими к сыну Сталина, и сам несколько раз беседовал с ним с глазу на глаз, но ни о какой войне в то время и не подозревал. Я был тем же оболтусом, как и миллионы моих соотечественников, я на евреев не смотрел, как на представителей Пятой колонны, уже вступившей с нами в войну.

Скажу больше: Троцкий был для меня ужасным злодеем, но евреи?.. Они, конечно, бяки и пролазы, но разве нет таких людей среди нас, русских? Евреи всякие бывают. Вот хотя бы и Фридман. Бездельник он порядочный, пустозвон, клеветник, но случилась со мной беда, он принял участие и будто бы уже помог. А теперь, по словам Елены, какой-то толстяк Фиш мне помогает. Так за что же я их всех буду ненавидеть?..

http://wpc2.narod.ru/02/mms_nenavidim_bezmerno.jpg
Менахем Мендель Шнеерсон, 7-й любавический ребе, 1902-1994

Здесь я вынужден возразить «ребе королю-мошиаху»: вот так вот просто «уничтожить всех (евреев) без исключения», к сожалению, нельзя. Конечно, любой подлинный гуманист, любой человек, небезразличный к судьбе человеческой цивилизации, должен был бы стремиться к ограничению популяции умственных и духовных извращенцев, террористов, сатанистов и ультрафашистов.

Однако пока на планете есть лица с пониженной познавательной способностью (дураки) и есть инструкция (талмуд и каббала), делающая возможным эффективный выпас этой биомассы (как говорят предикторы: «с устойчивым по предсказуемости результатом»), то будут и контрафактные «евреи», причем, в таком количестве, какого только пожелают вавилонские вожди интернационала.

Никакими мерами репрессивного характера полностью избавиться от них нельзя. Об этом свидетельствует сама история. Дураки были и будут всегда. Суровая для всех нас истина заключается в том, что ни один дурак не способен устоять перед очарованием ультрафашистской моноидеи «избранной плоти», и уже по одной этой причине он всегда будет завербован в интернационал сатаны при малейшем к тому желании его вождей – халдейских жрецов.

Если на одну чашу весов положить редуцированные умственные способности того или иного потенциального «еврея», а на другую – детализированную инструкцию подрывных действий, власть, богатство и возможность безнаказанно попирать ногами людей, по своим личным качествам и дарованиям безмерно такого потенциального «еврея» превосходящих, то вторая чаша весов, к сожалению, почти всегда перевесит. Говорю: «почти» лишь для того, чтобы избежать догматических формулировок.

Именно поэтому главный удар следует наносить по самой инфернальной инструкции «евреев», по их информационному обеспечению – по талмуду и каббале. А также по идеологическому «наследию трупца» (М.М.Ш.) и против дьявольских козней его сегодняшних клевретов (включая И.В. Левитова).

Как справедливо отметил апостол Павел:

«наша брань не против крови и плоти, но против начальств, против властей, против мироправителей тьмы века сего, против духов злобы поднебесных.» (Еф.6:12)

Простите, что отвлекся.

Рассказ о смерти и похоронах полковника Кулинича, опытного политработника в редакции газеты «Советская Армия».

176
На следующий день мы пришли в редакцию и увидели, «как много собратьев» было у Кулинича. Они не пришли на работу. Грудились где-то на квартирах, готовили похороны. Кулинич погиб в субботу, а утром в понедельник из Москвы прилетела группа евреев и с ними раввин в длиннополом сюртуке и черной шапочке на макушке.


177

Я закрылся у себя и писал. Исписанные листы носил к Аннушке. Она мне говорила:

Там у них такое творится... Плачут и читают молитвы. И наши, русские, с ними!.. – восклицала Аннушка и таращила на меня прелестные, детски наивные глаза. – Чевой-то они, а?..

Ритуал, значит, такой.

http://wpc2.narod.ru/01/kapparot_chitka.jpg

– Ну, это у них, евреев. И с ними даже генерал Холод. А наши-то, наши-то чего?.. Вот ведь. А так-то... в обычное время – ходят по редакции, как все нормальные люди, и не скажешь, что они такие. А?.. Ну, что вы молчите?..

Сказал же – ритуал. Он, Кулинич, знать, важная птица у них, если из Москвы прилетели.

– И Акулов с ними! Наш-то редактор!

– А ему нельзя в стороне стоять. Раз кормишься с их ладони – помни хозяев. Одно меня удивило: как их много в редакции. Армия, военная газета, а поди ж ты, сколько собралось. Чернов говорит: семьдесят процентов. Или уж директива такая, чтоб во всех газетах они работали?

http://wpc2.narod.ru/02/stalin_syezd_sp_1934.jpg
В кулуарах Первого Всесоюзного съезда советских писателей, 1934 г.

– Говорю ж тебе: Холод – еврей. Он-то уж знает, кто в редакции должен работать. Это вот тебя прислали... Видно, недосмотрел. А, может, нет у них таких, чтоб очерки писали.

Вздохнула Аннушка, посмотрела на меня ласково:

– Да уж... Хорошо, что ты не с ними. И Чернов, и Грибов, да еще Бобров Александр... Уважаю вас. Не хотела б, чтоб и вы там... плакали да молились. – И, с минуту помолчав: – Командующий приказал самолет готовить. В Москву гроб повезут.

Из беседы с генерал-майором Семеновым, командующим авиацией Румынской группы войск:

179

Генерал назначил мне час встречи.

На следующий день я на редакционной машине подъехал к нему, он бегло прочитал статью, поблагодарил за помощь и, ничего в ней не поправив, подписал. Прощаться не торопился.

– Да посидите со мной, я закажу чаю, и мы поговорим. Вы ведь тоже летчик и были помощником у Василия Иосифовича. Я был на охоте, хотел к вам подойти, да вас румынские министры в плен взяли. Они, дурачье, думают, что вы были помощником Сталина – того, большого, а я киваю головой и говорю: да, да – этот юноша был могущественным человеком в государстве, перед ним маршалы прыгали на полусогнутых. Они мотают башкой и лопочут на своем языке: ай-яй, какая важная птица к нам залетела!..

http://wpc2.narod.ru/02/stalin_vas_pilot_tu-4.jpg
Василий Сталин за штурвалом бомбардировщика Ту-4

Откинувшись на спинку кресла, генерал хохочет, и на его груди позванивают ордена, которых у него много, и золотая звезда Героя Советского Союза. На фронте он командовал полком истребителей, встречался с Василием Сталиным, который тоже командовал истребительным полком. Генерал, успокоившись, говорит:

Слышал я, что Василия посадили. Это ужасно. Он был храбрый летчик, я сам видел, как однажды он возвратился на аэродром с двадцатью пробоинами на боках машины.

185

Офицеров, служивших в Румынии, демобилизовали – без пенсии и с мизерным выходным пособием. Многим не хватало месяца до пенсии – все равно: снимай погоны. У меня до пенсии с учетом фронтовых годов, каждый из которых засчитывался за три, не хватало три месяца – уволили. Ну, да ладно: о пенсии не думалось. Жизнь только еще начиналась...

0

12

Еще несколько запомнившихся страниц из повести И.В. Дроздова «Оккупация».

Рассказ о застолье советских офицеров в 1950-е годы.

190

Ната Генриховна подняла руку, просила тишины:

– У меня есть презабавный анекдот – из еврейской жизни. Послушайте! Так слушайте же, я вам говорю!

И при наступившей тишине рассказала простенький, гулявший в то время по всем компаниям анекдотец. В бесхитростных выражениях в нем повествовалось о том, как некто Михаил Абрамович приехал из командировки и застал жену свою с любовником и как та чисто по-еврейски выкрутилась из щекотливого положения.

Все мы от души смеялись, хвалили жену генерала за умение копировать евреев, но генерал сидел как каменный. И когда мы успокоились, в наступившей тишине прогремел резкий командный голос:

– Ничего не нахожу тут смешного!

И, уставившись на жену покрасневшими глазами, добавил:

Не тебе бы мазать евреев, которые на тебя так похожи. Подумала бы о детях своих.

Тут подал свой голос полковник:

– Ну, что же поделать, если евреи таковы!

Генерал повернулся к нему, его щеки налились кровью, губы пересохли:

А это, мил друг, уж попахивает антисемитизмом. В тридцатых годах за такие речи пулю в затылок получали.

http://wpc2.narod.ru/02/nkvd_1930.jpg

Меня эти слова словно ужалили. Я сказал:

– Слава Богу, нынче не тридцатые годы.

– Да? Не тридцатые? – рычал генерал, теперь уже меня испепеляя взглядом. – А жаль, что не тридцатые. Вася Сталин тоже думал, что не тридцатые. А где он теперь?

192

– А ты успокойся, тут большой политикой пахнет. Новый владыка свидетелей убирает. Все сталинское как метлой выметается. Интернационалисты вздыбили хвост, говорят, оттепель началась – то есть к ним лицом повернулись, во власть их тянут. От ЦК партии во все области эмиссары разъехались, там на ключевые партийные посты своих людей назначают. Явных евреев не берут, а ставку на полтинников делают, да породнившихся с ними, да откровенных шабес-гоев. Такова теперь политика.

http://wpc2.narod.ru/02/horus_crypto.jpg

Хрущев в Латвии был и там Калиберзину сказал: «Если хоть один волос упадет с головы еврея, я вас в порошок сотру». Так что ты теперь притихни и особенно-то не возникай. Пусть забудут немного, что ты с Васей Сталиным работал. Его во Владимирской тюрьме заперли, как графа Монте-Кристо, и одну только женщину к нему пускают – ну, ту, что пловчихой была.

http://wpc2.narod.ru/02/capitolina_vas.jpg
Капитолина Георгиевна Васильева, 1919-2009, обладательница более 20 рекордов СССР-Египта-Мицраим в плавании вольным стилем

Ты ее знать должен. А в нашей редакции – заметил, как они расплодились; в вашем-то отделе один Кудрявцев из русских остался.


197

Процесс оккупации завершен, враг захватил все командные высоты, разрушил наше хозяйство и разграбил казну. Люди голодают, женщины перестали рожать. Вчера был день очередной годовщины блокады Ленинграда. Немцы окружили город, сожгли Бадаевские склады продовольствия. Но людям и голодным надо было работать, давать оружие фронту. Они отражали налеты гитлеровской авиации, тушили пожары. Формировали и посылали на фронт отряды ополчения. Ленинградцы стояли насмерть и не пропустили врага.

По телевизору выступала женщина, сказала:

– Трудно нам было, люди падали на улицах, умирали у станков, но... все-таки нам было легче, чем сейчас. Мне нечем кормить детей.

И женщина заплакала.

http://wpc2.narod.ru/02/jewish_elite.jpg
Мессианские насекомые на марше

Желание открыть людям глаза на противника, на природу наших бед и, в конечном счете, победить врага – вот откуда берутся мои силы.
Тогда, в 1945-м, мы отодвинули оккупацию немецкую, но были слепы и не видели, что Россию охватывают новые тиски – на этот раз ее горло сжимают липкие еврейские лапы.

http://wpc2.narod.ru/02/crypto_bug.jpg

Моя судьба, судьба моего командующего и моих друзей... Мы были жертвами бесшумных боев, которые вели с нами от имени родной коммунистической партии окопавшиеся в Кремле и на Старой площади сионисты. Нам, конечно, и невдомек было, что коммунизм и сионизм – это две стороны одной медали, одной и той же армии, которая стремилась установить над миром единое правительство – конечно же, еврейское.

http://wpc2.narod.ru/02/zion_prestidigitation.jpg
У халдейской мессианской «медали» оказалось не две, а значительно больше сторон…

Об этом мы узнаем позже – из таких книг, которые я уже упомянул: Генри Форда, Дугласа Рида и некоторых других авторов.

Но это все я говорю своим читателям, своим соотечественникам теперь, а тогда...

http://wpc2.narod.ru/02/bolchevism_face.jpg

205

Вот так выгребались из литературы крамольные темы. Мы растили елки, а редакторы и цензура делали из них палки. Тут, кстати, и причина анемичности и беззубости русской литературы советского периода. В этих условиях даже и честный писатель, и смелый вынужден был показывать не то, что нужно читателю, а то, что пропустит редактор. А невысказанная правда – та же ложь, только в приятной упаковке.

Какой-то мудрец древности, кажется, Диоген, сказал, что книги нужны людям только полезные, остальные следует писать на песке. А для истекающего столетия, когда мир потрясали войны и революции, рушились монархии, погибали народы, важным персонажем истории стал еврей. Особенно рьяно еврей принялся разрушать российскую государственность. Достоевский вынужден был сказать: «Евреи погубят Россию».

Повторю здесь удивительно меткое высказывание и французского писателя Дрюмона: если вы пишете книгу на социальную тему и не затрагиваете еврейства, то вы не сварите и кошачьей похлебки.

http://wpc2.narod.ru/02/crypto_vori.jpg

О евреях мы не писали – совсем не писали. Разрешалось в их адрес говорить одни комплименты. Ну, этих-то комплиментов хватало. Многие литераторы старались друг перед другом – как же! Книгу заметит и расхвалит критика. Критики-то, как выразился Маяковский, «все коганы».

В этом я убедился, когда работал в издательстве «Современник» и каждый день читал книгу на предмет подписания к печати. Мне почему-то не хотелось хвалить евреев, и в моих рассказах и очерках их не было. А когда я в первой своей серьезной работе – романе «Покоренный атаман» вывел ученого и дал ему все ту же фамилию Каирский, мне редактор сказал: «Каирского замените на Каирова». Я возражал, но он наотрез отказался подписывать роман. Пришлось варить «кошачью похлебку». Впрочем, черты еврейские в образе ученого сохранились, за это мне досталось от критиков.

В самом деле, как же можно писать роман о нашем времени и делать вид, что евреев в нашей жизни нет, они не существуют? А они, между тем, делали все революции в нынешнем веке, заварили гражданскую войну, учинили нам репрессии, погром русской деревни, и затем все годы советской власти занимали командные посты в печати, литературе, искусстве, науке. Дуглас Рид написал:

«Почти все руководители русской революции были восточными евреями. Символические акты цареубийства и святотатства совершались ими же, и немедленно был объявлен закон, фактически запрещавший всякое обсуждение роли евреев в революции и всякое упоминание в этой связи о "еврейском" вопросе».

http://wpc2.narod.ru/02/novy_mir_feb_1970.jpg
Редколлегия «Нового мира», февраль 1970 г.. Сидят (слева направо): Б.Г. Закс, А.Д. Дементьев, А.Т. Твардовский, А.И. Кондратович, А.М. Марьямов. Стоят: М.Н. Хитров, В.Я. Лакшин, Е.Я. Дорош, И.И. Виноградов, А.И. Сац. В том же месяце А.Т. Твардовский был вынужден уйти из редакции.

Литератор должен был ослепнуть, чтобы не видеть еврея, не писать о нем. Он, конечно, не ослеп, но сделался «ограниченно видящим». Таких-то вот подслеповатых писателей еще со сталинских времен обвешивали лауреатскими медалями, называли классиками. И если уж говорить начистоту: это они, овладевшие искусством в упор не видеть еврея, повинны в том, что на глазах всего изумленного мира обрушилась российская держава, и наш народ, прежде всего русский, усыпленный и одураченный, без боя сдан в плен евреям.

http://wpc2.narod.ru/02/gorky_stalin.jpg

Многих русских писателей советского периода я бы сравнил с часовыми, которые видели подползающего врага и умышленно не подняли тревогу.

Так русская интеллигенция в очередной раз предала свой народ (позволю себе уточнить – не русская, а советская интеллигенция; напомню еще раз замечательно точную оценку протоиерея Льва Лебедева: «Если на свете может быть что-либо более презренное, чем советская «культурная интеллигенция», то это только — епископат Московской «патриархии»!» – мое прим.).

http://wpc2.narod.ru/01/plakat_brezhnev_edinstvo.jpg 

Странная душонка у этой самой русской интеллигенции! Когда уже ей на смену придут настоящие люди? (После столь основательного погрома России мессианскими насекомыми людей на планете может уже и не найтись. – мое прим.)

Отредактировано Elista (Понедельник, 31 декабря, 2012г. 03:36:40)

0

13

Еще несколько ярких, запоминающихся фрагментов из повести «Оккупация».
Рассказ уже о хрущевских временах. И.В. Дроздова увольняют из захваченного евреями  журнала «Гражданская авиация». Разговор по душам с женой Надеждой.

208

Да тут и думать нечего! Это даже хорошо, что тебя из седла выталкивают. В другое седло вспрыгнешь, писателем станешь. Мне твои рассказы очень даже нравятся. Только ты больше пиши о тех, кто тебя грызет в жизни, – о евреях пиши. Вот тогда уж совсем интересно будет.

– Что ты говоришь – о евреях? Да кто же печатать такие рассказы будет? А если где-то и напечатают, все редактора узнают и бояться меня будут.

– Трусишка ты, Иван! А жизнь, она та же война. Здесь смелость нужна, и даже отвага. Особенно для писателей. А нет этого – брось перо, займись другим делом.

Я слушал Надежду и в душе посмеивался над ней. Не подозревал я тогда, что в этих-то простых и ясных как божий день словах и заключена вся мудрость не только нашей профессии, но и самой жизни. Побеждает тот, кто не боится, кто идет в наступление, а если вот так, дрожать и трусить... Ну, тогда иди в рабство, живи так, как повелит хозяин. И никакой другой логики в жизни нет.

Утром следующего дня я подал рапорт о расчете. А уже через час был готов приказ, в котором я из журнала увольнялся, а на мое место назначался инженер Семен Моисеевич Раппопорт.

Не скажу, что после разговора с Надеждой и моего ухода из журнала я стал в своих рассказах «шевелить» еврейскую тему, – слишком это была запретная тема, но я все-таки уже смелее выходил на проблемы, которые волновали многих людей и которых боялись писатели.


213

Я рассказал Степану Акимовичу (имеется в виду маршал авиации С.А. Красовский, литературной обработкой мемуаров которого занимался И.В. Дроздов – мое прим.) свою печальную историю. А он тут же позвонил в ЦК. И я слышал его разговор:

– Владимир Ильич? У меня дельце к вам небольшое...

И рассказал обо мне. А когда закончил, положил трубку.

http://upload.wikimedia.org/wikipedia/commons/0/06/%D0%9A%D1%80%D0%B0%D1%81%D0%BE%D0%B2%D1%81%D0%BA%D0%B8%D0%B9_%D0%A1%D1%82%D0%B5%D0%BF%D0%B0%D0%BD_%D0%90%D0%BA%D0%B8%D0%BC%D0%BE%D0%B2%D0%B8%D1%87.jpg
Степан Акимович Красовский (1897—1983)

– Завтра пойдете в ЦК к Степакову Владимиру Ильичу.

И вот я у Степакова. Был он тогда очень большим человеком в нашей партии, – кажется заведовал отделом пропаганды. Затем сразу после отстранения Хрущева от власти и объявления его зятя Аджубея политическим авантюристом Степакова на короткое время назначат главным редактором «Известий». Я в то время там работал и мог видеть, какой это порядочный и честный человек с чисто русским характером и русским взглядом на жизнь. Затем его пошлют в Китай послом, а оттуда и вовсе куда-то задвинут.

http://wpc2.narod.ru/02/stepakov_vi.jpg
Надгробие на могиле В.И. Степакова на Кунцевском кладбище г. Москвы, 1912-1987

Слабый умом и волей Брежнев, однако, нашел в себе силы продолжить политику Хрущева на уничтожение православных храмов, увеличение производства спиртного и на вытеснение русских со всех ключевых постов.

О поступлении в Литературный институт им. Горького.

Далеко шла фантазия. Институт представлялся трамплином, с которого полечу в литературу и даже в вечность.

Разговоры об опасностях закрепляющейся над нами еврейской оккупации воспринимались как фантазии неврастеников, я их быстро забывал.

Говорили отовсюду, да и сейчас я нередко слышу: «Прост ты, Иван. А простота-то хуже воровства». Может, и есть во мне такое свойство характера, да не совсем это верно.


216

Одно обстоятельство занозой вонзилось в сердце и кровоточило: здесь учат евреев! В этом ужасном мнении я укрепился, когда, толкаясь между ребятами, услышал, что у директора института три заместителя и все они евреи: Исбах, Россельс, Борщаговский.

Вспомнились Шапиро, Львов, Фридман, Сева Игнатьев, три еврея, оскорбившие меня в политотделе Львовской дивизии...
Да, уж... Хорошего от них ждать не приходится.

217

– Вон пошел Россельс, он приехал из Прибалтики. Сегодня приехал, я его видел в Союзе писателей. Он там доложил, что был в Таллинне, Риге и Вильнюсе. Ходил по квартирам, набирал отделение переводчиков. И привез одиннадцать человек – футбольную команду, их будут экзаменовать – да? Они уже зачислены! Россельс знал, кто и кого должен переводить на русский язык.

http://eknigi.org/uploads/posts/2011-06/thumbs/1308304931_1287227024_master_translate_1959_001.jpg
«Мастерство перевода», выпуск 1, 1959 г.

http://wpc2.narod.ru/02/rossels_perevod_editors.jpg

– Видел я этих молодцов, – гудел чернявый парень с помятым и небритым лицом. – Они прямо с поезда прошли к директору института.

http://www.litinstitut.ru/uploads/rectors/ozerov.jpg
Виталий Михайлович Озеров, ректор Литературного института в 1955-58 г.г.

– И все евреи, – подал кто-то голос.

– А кого же еще привезет Россельс, – чертыхнулся длинный. – Киргизов? Да?..

Будучи евреем, он громко говорил о евреях, что для русских людей несвойственно. Я потом в этом буду постоянно убеждаться. И сейчас, едва лишь включишь телевизор и на экран выпрыгнет политик вроде Хакамады, Явлинского, Черномырдина, то и непременно услышишь знакомый пароль: «Я человек русский...» и так далее. Одна только эта фраза говорит о нерусскости человека. Но, конечно же, главная черта национальности – это дела.

Не скажу, что русские не замечены в неблаговидных поступках (уместнее было бы в данном случае вести разговор о христианах, о гоях, о мужчинах и противопоставлять их представителям «третьего пола» – мое прим.), но если они подличают или говорят то, что требуют от них хозяева, то делают это нелегко и непросто; у них в этих случаях я напряжение слышу – и в лице и в голосе.

У еврея любая ложь и подлость с языка точно пушинка срывается, он даже возгорается при этом, чувствует одушевление. Русский же, если несет вам подлость, то кряхтит при этом и краснеет; сразу видно, ему нелегко, его мнет и теснит какая-то внутренняя сила, он готов тотчас провалиться в преисподнюю. Это потому, что у него совесть. Она его камнем давит, глотку сжимает – ему в этом случае говорить трудно.

228

На последнем уроке произошло событие, потрясшее институт и ставшее известным далеко за его стенами. На втором или третьем уроке к нам пришла тревожная весть: где-то в Московском или Ленинградском, а может, в Новосибирском университете, – я сейчас этого не помню, – студенты отказались слушать профессора, читающего курс истории Коммунистической партии. И даже будто бы силой выставили его за дверь.

http://wpc2.narod.ru/02/history_kpss.jpg

То было время, когда Хрущев крушил все сталинские порядки, в городах сбрасывали с пьедесталов памятники «вождя народов», до небес поднимался авторитет эренбургов, шостаковичей, – евреи визжали от радости, кричали на всех перекрестках о наступлении «оттепели». И студенческая молодежь, болезненно чуткая ко всяким новациям, высоко поднимала голову навстречу переменам.

Русские парни и девушки не понимали, что послабления делались евреям, – это им, прежде всего, мешала железная строгость Сталина, власть партии, не дававшая им разгуляться. Если говорить образно: в костер медленно ползущей на Русь еврейской власти плеснули бензин и змея эта поползла быстрее. Вздыбила шерсть космополитическая шваль всех сортов, называвшая себя интеллигенцией и крушившая русскую культуру; озверела еврейская молодежь.

231

Очень скоро я уже знал всю подоплеку кипевших в институте страстей. Ключом к пониманию любого эпизода служила французская поговорка, но не «ищи женщину», а «ищи еврея».

Раскрывалась передо мной и природа людей, которых евреи клеймят тавром антисемита, которых по постановлению Ленина, принятому сразу после революции, без суда расстреливали: это, как теперь я понимал, были люди, узнавшие природу еврейства, могущие объяснить своим соплеменникам опасность, исходящую от этой маленькой, но страшной народности (совсем не «маленькой» и не «народности», а интернационала, гендерного сообщества – мое прим.). Иными словами, это люди посвященные, которым открылась тайна еврейства.

http://wpc2.narod.ru/02/lenin_devil.jpg

И невольно думалось: а что же такое Ленин? Что же такое Свердлов, Дзержинский и все Красины, Луначарские, Бухарины, Зиновьевы?.. Ответ напрашивался сам собой.

http://wpc2.narod.ru/02/lenin_bogdanov_chess.jpg
А.М. Горький наблюдает за игрой В.И. Ленина и А.А. Богданова на о. Капри, апрель 1908 г. («зевок века»)


Разговор со студентом Литературного института Бениславом Стаховским, сыном секретаря Одесского обкома партии.

Когда заседание кончилось и члены бюро разошлись, я попросил Стаховского задержаться. И тут заговорил с ним уже другим тоном:

– Вам не кажется, что избранный вами метод борьбы с евреями не принесет большой пользы нашему обществу?

– А у вас есть другой метод?

http://wpc2.narod.ru/02/allah_akbar.jpg

Я задумался. Поднялся из-за стола, подошел к окну. В институтском дворике, среди побагровевших деревьев, там и сям чернели стайки студентов, слушателей Высших литературных курсов, бойко пробегали с портфелями профессора, аспиранты. Я повернулся к Стаховскому, отвечал серьезно:

– Признаюсь вам, что я только здесь понял, что с еврейским засильем надо бороться. И что борьба эта будет длительной и серьезной.

http://wpc2.narod.ru/01/rav_pomni_synok.jpg

– Ага, вы только здесь поняли, а я с пеленок слышу стон об этом их засилье. Отец-то у меня уж более двадцати лет как секретарь Одесского обкома. Одесского! – слышите? А там сам воздух и берег моря пропахли чесноком.

– Вас как зовут? – спросил я.

– По паспорту я Бенислав, но стихи подписываю Владислав.

– Вы поляк?

– Я русский! А это дурацкое имя дал мне отец. У него, видите ли, прадед был поляком, а я в наказание за такой генетический пассаж таскай это ненавистное имя и объясняйся с каждым любопытным, как вот теперь с вами. А скоро еще и по шапке будут давать за то, что я какой-то нерусский.

– Ну, это вы слишком! Мы по природе своей интернационалисты.

– Нас такими сделали два еврея – Маркс и Ленин.

Я посмотрел на дверь.

– Ну, а уж это, Бенислав... вам бы не следовало говорить. Особенно здесь, в партбюро.

– Теперь уж близится время, когда не говорить об этом, а кричать будут на всех перекрестках. И мне свое имя переменить поскорее надо. Надеюсь на вашу помощь. В милиции-то не очень торопятся удовлетворять такие просьбы. И правильно делают. Евреям потакать не желают, но я-то не еврей, хотя у меня и фамилия черт знает какая! Хочу Иваном стать. А фамилию возьму: Страхов. А? Ничего? Иван Страхов! Отец обидится, и мать тоже, но они прожили свою жизнь под защитой Марксовой сказки о братстве народов, а в окна нашему поколению стучится новая теория: та, что род славянский не убивать, а спасать будет.

Я опять посмотрел на дверь: не слышит ли кто? «Странный он парень, этот Стаховский! – думал я о своем собеседнике. – В семье такого важного партийного начальника воспитывался, а несет ахинею». Мне тогда еще казалось, что такие взгляды абсурдны и ни к чему хорошему не приведут.


Сцена в общежитии литинститута.

234

Ольга, показывая на меня, сказала:

– Я привела к вам секретаря партийной организации. Пусть он посмотрит, как вы живете. И пусть скажет, можете ли вы в таком состоянии создавать русскую поэзию, продолжать дело Пушкина.

Низкорослый и краснолицый махнул рукой:

– Русская поэзия уже создана. Вот он ее соорудил. – Показал на портрет Пушкина. – А продолжать ее будут господа евреи. Нам Пастернак сказал: «Печатать будут тех из вас, кто нам понравится».

http://wpc2.narod.ru/02/pasternak_chukovsky.jpg
Б.Л. Пастернак и К.И. Чуковский (Левенсон) на 1-м съезде союза писателей, август 1934 г.

Я спросил: «А кому это вам?» Он ткнул себя в грудь, повторил: «Нам». Вот и вся история. А я не хочу нравиться Пастернаку. Значит, и ходу мне не будет. А посему выпьем.

236

Вот где собака зарыта: русские мы, а русским в России хода нет. Так за что же ты бился там, на фронте, секретарь, лоб свой под пули подставлял?.. Нам газеты нужны, журналы, а там – евреи.

Сунул я свою круглую шлепоносую морду к одному, другому, а они шарахаются, точно от чумного. Они печатают Евтуха, Робота, Вознесенского. Да еще татарочку с еврейским душком Беллу Ахмадулину. А ты, говорят, ступай отселена, от тебя овчиной пахнет. А?.. Что ты скажешь на это? Ты кого защищал там, на фронте? Их защищал? Ихнюю власть – да?.. Эх, старик! Немцев утюжил бомбами, а того не понимал, что к Москве уж другой супостат подобрался. Этот почище немца будет, он живо с нас шкуру сдерет.

Анциферов замолчал и долго сидел, уронив голову на колени.


236

...Мои современники, друзья шли в литературу из глубин народа – дети рабочих и крестьян, нарождающийся после войны новый слой русской интеллигенции. У них перед глазами были кумиры: Есенин, Хемингуэй, который любил повторять: "Хорошие писатели – пьющие писатели, а пьющие писатели – хорошие писатели". Это была философия медленного самоубийства. Но для моих однокашников коварная философия сработала быстро.

Дима Блынский – талантливейший из молодых поэтов, поехал в Мурманск, там спился и домой вернулся в цинковом гробу.

http://wpc2.narod.ru/02/blynsky_di.jpg
Дмитрий Иванович Блынский, 1932-1965

Николай Анциферов – блещущий юмором, искрометный стихотворец – в ресторане выпил дозу, не смертельную для высоких и могучих телосложением его собутыльников, но для него, низкорослого и голодного, оказавшуюся роковой.

http://www.gamy.info/pics/antziferov.jpg
Николай Степанович Анциферов, 1930-1964

Ваня Харабаров – тоже низкорослый паренек из Сибири, выпил около литра водки, уснул и больше не проснулся.

http://wpc2.narod.ru/02/harabarov_im.jpg
Иван Митрофанович Харабаров, 1938-1969

Им всем троим было по двадцать пять – двадцать шесть лет (к моменту гибели - чуть больше, едва за 30 – мое прим.). Тоненькие книжечки их стихов, как крылатые вестники рожденных народом талантов, остались нам в память и назидание о страшной и коварной силе алкоголя».

237

Глядя на них, я вспоминал чей-то рассказ о Булгакове, который жил в доме, выходящем окнами на институтский скверик, и работал здесь же дворником. На нем был белый холщовый фартук, кирзовые сапоги и кожаный картуз на манер того, что носили московские кучера того времени. Однажды, завидев идущих по двору сразу пятерых приехавших из Одессы и уже ставших знаменитыми поэтов – Багрицкого, Сельвинского, Светлова, Долматовского, Александровского, Михаил Афанасьевич отставил в сторону метлу, снял шапку и, низко поклонившись, угодливо их приветствовал:

http://wpc2.narod.ru/02/bulgakov_monument.jpg

– Здра-а-вствуйте, господа русские писатели!


Дискуссия на заседании бюро московского горкома партии с повесткой дня: «О положении в Литературном институте».

239

Раздались голоса:

– До какого безобразия все дошло!..

– Надо гнать к чертовой матери!..

– Сейчас же принять решение! А насчет секретарей Союза писателей доложить свое мнение в Политбюро. Куда там смотрят Фурцева, Поспелов... Им поручена идеология.

Что вы хотите от Фурцевой? Она замуж вышла... за Фирюбина. А Фирюбин, заместитель министра иностранных дел... сами знаете: он еще почище будет Россельса и ему подобных.

http://wpc2.narod.ru/02/furtseva_firubin.jpg
Екатерина Фурцева с супрогом Николаем Фирюбиным

– Но Поспелов?..

Кто-то проговорил тихо, на ухо сидящему рядом:

– Матушка-то у него... Да он с пеной у рта защищает этих самых... Россельсов.

Сидевший возле меня полный и седой мужчина наклонился к соседу и совсем тихо проговорил:

– Суслов там... серый кардинал сидит. От него все идет.

Сосед ему ответил:

Да и сам Никита Сергеевич Хрущев... Первородная-то фамилия у него Перелмутр. Сионистская гидра во все щели заползла. С ней и Сталин не совладал.

http://wpc2.narod.ru/02/horus_crypto.jpg

Егорычев, обращаясь к нам, институтским, сказал:

Прошу запомнить: если и впредь позволите нарушать принципы национальной политики – спросим строго. А сейчас вы свободны. Нам все ясно.

Оглушенный, выходил я из горкома партии. С товарищами не говорил. Они шли, опустив головы, и тоже молчали. Я между тем думал: «Но если он, Егорычев, и эти, сидящие за столом, допустили такое... Что же нас ожидает?..»

240

Забегая вперед, замечу: скоро состоится Пленум ЦК партии или очередной съезд, на нем с резкой критикой Хрущева выступил Егорычев, и тут же был снят с поста секретаря Московского горкома партии.

http://wpc2.narod.ru/02/egorychev_ng.jpg
Николай Григорьевич Егорычев, 1920-2005, 1-й секретарь московского горкома КПСС в 1962-67 г.г.

(Н.Г. Егорычев был снят уже при Л.И. Брежневе, после его критического выступления на июньском Пленуме ЦК КПСС 1967 г.:

Едва представился повод, как Брежнев избавился от Егорычева. На пленуме ЦК, который собрался после арабо-израильской войны в июне шестьдесят седьмого, Егорычев сказал, что из событий на Ближнем Востоке надо извлечь уроки….
Л.Млечин «Железный Шурик», М. 2004 г.

– мое прим.)

Один за другим «ушли» со своих постов первый секретарь ЦК комсомола Павлов и Месяцев.

http://wpc2.narod.ru/02/mesiatsev_nn_gosteleradio.jpg 
Николай Николаевич Месяцев (1920-2011), председатель Гостелерадио СССР-Египта-Мицраим в 1964-70 г.г.

На их места приходили «серые мыши», которых никто не знал, но которые национальную политику партии (на самом деле – не «национальную», а гендерную политику – мое прим.) понимали примерно так же, как понимали ее директор нашего института и три его заместителя.

Впрочем, трех заместителей Егорычев все-таки успел вымести из нашего института, а несколько позже убрали и Озерова.

На его место поставили Ивана Николаевича Серегина – человека русского, порядочного, инвалида Великой Отечественной войны (Иван Владимирович полагается на память и допускает неточность – в должности ректора литинститута В.М. Озерова сменил Алексей Андреевич Мигунов, 1958-64 – мое прим.). Приличные люди пришли и на место трех «лихих мушкетеров».

С тех пор в институте начались благие перемены. Приемную комиссию составили из русских; они стали принимать студентов по справедливости: учитывались способности и соблюдался баланс по национальностям (еще раз вынужден напомнить: «евреи» не национальность, а половая принадлежность, или интернационал сатаны – мое прим.).

Я перешел на третий курс, когда случилось особо важное событие в студенческой жизни: нам разрешили издавать печатный журнал. Меня вызвала секретарь ЦК партии по идеологии Екатерина Алексеевна Фурцева.

http://wpc2.narod.ru/02/furtseva_game.jpg

241

– Ах, да – извините. Я совсем забыла. Но перейдем к делу: прошу вас отнестись с большой осторожностью к формированию редакции. Вы, очевидно, уж поняли атмосферу, царящую в писательском мире. Там, видите ли, доминирует народ одной небольшой национальности (тов. Фурцева, с подачи тов. Сталина, также плохо разбиралась в вопросах национальной и половой принадлежности – мое прим.). Они будут следить и при малейшем вашем усилии потеснить их истерично завизжат.

Лукаво сощурила свои прекрасные глаза, ждала моей реакции. И она последовала в следующих моих рискованных словах:

– Екатерина Алексеевна! Я попал к вам по какой-то редкой счастливой случайности; и наверняка другого подобного случая у меня не будет. Позволю задать вам вопрос: почему в стране, где живет восемьдесят два процента русских, писательская организация сформирована из... этих... лиц небольшой национальности? Известно ли вам, что их в писательском справочнике больше семидесяти процентов?

Влажные блестящие глаза русской красавицы потемнели – стали еще прекраснее. Невольно мне в голову влетела мысль: а этот безобразный лысый толстяк, который носит русскую фамилию, но на самом деле Перелмутр, – он, будучи секретарем Московского горкома партии, где-то увидел эту чудную, изящную женщину и сделал ее вначале секретарем райкома партии, а затем вытащил и на самый верх партийной иерархии... Понимает толк в женской красоте. (Здесь Иван Владимирович тоже не совсем прав: он не понимает особенностей каббалистической системы управления. Загадка головокружительной политической карьеры Е.Фурцевой была разъяснена мною в брошюре «Практическая каббала», она имеет отношение к экстатической каббале Авраама Абулафии. - мое прим.)

Мысль промелькнула мгновенно и завершилась выводом: однако и умна она, и тактична. И вот... русского парня решила сделать редактором.

http://wpc2.narod.ru/02/furtseva_cine.jpg
 

К месту будет рассказать о дальнейшей судьбе Фурцевой. Пройдет несколько лет, Хрущева в Кремле заменит Леонид Брежнев – близкий приятель, не удержавшийся от соблазна дать пинка своему шефу и благодетелю, человек столь же бесцветный и малограмотный, лишенный и малых признаков русского самосознания.

Екатерину Алексеевну переместят на должность министра культуры. Здесь она будто бы сохраняла свою первородно славянскую суть, как могла сдерживала напор разрушительных сил «небольшой национальности», но муженек Фирюбин все больше корежил ее русскую душу и, как мне рассказывали Александр Огнивцев и Константин Иванов, мои близкие товарищи, все чаще «отбрасывала коленца», непредсказуемые и трудно объяснимые с точки зрения русских национальных интересов.

http://wpc2.narod.ru/02/furtseva_suprug.jpg 

Это она вдруг санкционировала смещение Иванова с поста главного дирижера Большого симфонического оркестра СССР, бывшего на протяжении десятилетий славой и гордостью русской музыки и культуры, она же создала в Большом оперном театре обстановку, невыносимую для великого певца Огнивцева... И много других «черных» дел потянулось за нею, – видимо, работал у нее под боком иудей Фирюбин. Впрочем, и не совсем еще она сдавалась. И в результате сыпалась на нее критика справа и слева, а с критикой выплескивалась и клевета.

Помнится мне, все чаще и все горячее закипали толки и кривотолки вокруг ее личности, пошла гулять по свету весть или клевета о какой-то сверхроскошной даче... А однажды влетела нам в уши и весть черная: будто залегла она в ванну, вскрыла вену и – тихо умерла.

0

14

Приведу еще один фрагмент повести «Оккупация» с описанием того самого скандального заседания бюро московского горкома партии, которое упомянуто выше.  Напомню, что одним из стоявших на повестке дня вопросов было «положение в Литературном институте».

Но вот секретарша, подняв на меня глаза, тихо проговорила:

– Дроздова приглашают.

Я вошел. И в мою сторону словно по команде повернули головы все члены бюро, сидевшие за П-образным столом. Их было человек семьдесят: директора крупных столичных заводов, рабочие, академики, ректоры институтов. Во главе стола сидел первый секретарь горкома партии Егорычев. Он казался маленьким, похожим на подростка.

Прямые волосы лежали двумя рядами, образуя посредине белую полоску. Вид у него был славянский, лицо строгое. Заговорил громко и, как мне казалось, был уже заранее нами недоволен:

– Дроздов! Подойдите вот сюда, – указал мне место недалеко от себя и так, чтобы меня все видели. – Будете отвечать на вопросы. Постарайтесь говорить коротко, у нас на ваш институт отведено тридцать минут. Вот секретарь Союза писателей Мирнов... – он показал на старого сгорбленного человека, стоявшего по другую сторону стола, – он вас, всех членов партийного бюро, называет бузотерами. Что вы на это скажете?

– Это его право, – отчеканил я громко и каким-то металлическим, не своим голосом. И подумал: «Говори спокойно. Слова подбирай помягче». Однако слышал, как гулко стучит сердце, и ничего не мог поделать со своим волнением. Еще подумал: «Я теперь понимаю, почему Зарбабов уклоняется от партийной работы» (Михаил Николаевич Зарбабов – профессор философии, секретарь партбюро института, его замом назначили И.В. Дроздова – мое прим.).

– Резонно, – согласился Егорычев. – Хотя и не очень понятно. А теперь скажите: по какому принципу комплектуются студенты, много ли среди вас русских?

– За весь институт сказать ничего не могу, но наш первый курс... когда случился эпизод с профессором Водолагиным, разделился на две части: двадцать три человека против профессора и только семеро выступили на его защиту. Не знаю, кто по национальности эти двадцать три человека, но все они молятся на Пастернака, ненавидят классиков русской литературы и хвалят все американское. Из четырнадцати студентов, набранных на отделение переводчиков, все четырнадцать – евреи.

– А это откуда известно?

– Они сами говорят. Наконец, фамилии: Дектор, Лившиц, Розенблат...

– А если они все талантливы?.. Вот их и притащил из прибалтийских республик Россельс!

– Может быть!

– Не может такого быть! – вскинулся Егорычев. – Что вы соглашаетесь с точкой зрения расистов?.. Этак мы в России и всю власть скоро декторам отдадим! Драться надо с такими наглецами, как Россельс, и всеми вашими руководителями... В том числе и главарями Союза писателей!..

http://www.afghanistan.ru/wp-content/uploads/2012/09/8125egor.jpg
Николай Григорьевич Егорычев

Он гневно посмотрел на Мирнова и продолжал:

– У одного из них ночная кукушка из лекторов, другого за гонорар и за большой тираж глупой книги купили...

– Я попрошу!.. – вскричал Мирнов.

– Нет, это я буду вас просить удалиться к себе в деревню, иначе выгоним из партии, как злостного предателя ее интересов... Вертухаев расплодили в Москве, шабес-гои, масоны и сионисты!.. Залезли во все щели, подмяли газеты, журналы, – всю культуру!..

http://wpc2.narod.ru/02/egorychev_tomb.jpg

Он поднялся и стал в волнении ходить возле стола. Поднимал над головой кулаки, и говорил, говорил... Но что он говорил, я не разбирал.

Мирнов вдруг ойкнул, схватился за сердце, захрипел:

– Я этого не прощу, я участник Гражданской войны, у меня орден...

И он стал валиться на спины сидящих возле него членов бюро. Двое подхватили его, понесли к двери. Кто-то тянул руку:

– Таблетка нитроглицерина. Суньте под язык.

Секретарь кивнул сидящему с ним рядом молодому человеку, очевидно референту:

Срочно организуйте врача. А то еще окочурится...

Оглядел всех нас, представителей, института. И обратился к сидящим за столом:

– Думаю, с институтом все ясно. А?.. Как вы считаете?..

Раздались голоса:

– До какого безобразия все дошло!..

– Надо гнать к чертовой матери!..

И далее по тексту, приведенному выше, с заключительными горькими словами:

Они шли, опустив головы, и тоже молчали. Я между тем думал: «Но если он, Егорычев, и эти, сидящие за столом, допустили такое... Что же нас ожидает?..»

Ожидало именно то, что и произошло – третий русский холокост, так называемая «перестройка». Я посмотрел документальный фильм о герое описанного эпизода под названием «Их 20 век. Николай Егорычев».

http://static.etvnet.com/shared/image/media/205591/ih-20-vek.jpg

Производство: Россия, 2001
Режиссер: Сергей Тихомиров
Ведущий: Анатолий Лысенко
Герой фильма: Николай Егорычев

Центральное Интернет ТВ представляет "Их 20 век. Николай Егорычев" онлайн. Николай Григорьевич Егорычев - партийный и советский деятель. В 1962—1967 годах был первым секретарем Московского городского комитета КПСС. Награжден орденами Ленина, Отечественной войны I степени, Красной Звезды, Дружбы народов, "Знак Почета", медалями "За отвагу", "За оборону Москвы", "За взятие Берлина", "За освобождение Праги" и многими другими.


Интервью с Н.Г. Егорычевым сопровождено документальными кадрами «в тему» - вот и весь фильм. Наверное, интервью было соответствующим образом обработано, однако и из оставленного материала становится ясно, что видный партийный сановник  ровным счетом ничего не понимал в «еврейском вопросе», его уровень антисемитской подготовки был практически нулевым. Что, впрочем, вполне естественно – иначе и быть не могло. Иначе его и близко не подпустили бы к руководящим должностям в талмудическом царстве антихриста.

Видно, что Николай Егорычев был порядочным, честным, добросовестным человеком, но уровень его гуманитарного образования был крайне низким. Трудное, нищее детство; сразу после десятилетки – МВТУ им. Баумана (бронетанковый факультет), затем война, два ранения. После окончания войны – продолжение прерванной учебы в техническом вузе, комсомольская и партийная работа. Когда же овладевать гуманитарной антисемитской теорией?

Как отметил сам Николай Григорьевич, из каждых 22-х человек его года рождения (1920) выжил только один.  Однако он, похоже, не понял подлинного смысла этого факта. А факт этот означает, что в больших каббалистических мистериях «второй мировой войны» было целенаправленно выкошено целое поколение русских людей, почти поголовно. Я уже неоднократно объяснял ранее, для чего халдейским жрецам была необходима эта кровавая бойня – для мичуринского выведения новой «расы» обмороченных существ - «советского народа», представители которого уже не способны понять разницу между христианством и каббалистической «ереминой верой» сталинской матриархии.

Оставшиеся в живых русские люди, ввиду их малочисленности, не представляли для талмудического режима никакой опасности (впрочем, очень многих после войны добивали уже в ГУЛАГе, см. док. фильм «Колыма»). Некоторых из наиболее темных и «идейных» русско-советских  людей могли даже выдвигать и на руководящие посты. Они были полностью подконтрольны, а создавали видимость «русского коммунизма» (вместе с криптами).

По всей видимости, супруга Н.Г. - София Ефимовна тоже была из членов интернационала – она служила секретарем московского горкома комсомола. Таким образом, контроль мессианских насекомых над потенциально опасным гоем был полным.

Одной из причин головокружительной карьеры Николая Григорьевича в СССР-Египте-Мицраиме (очевидно, оставшейся ему неизвестной) была его фамилия: ЕГОРЫЧЕВ. Его партийный рост пришелся как раз на годы вхождения во власть Хоруса-Хрущева. В египетских мистериях Сета и Гора это был немаловажный фактор. Вскоре после смещения Хрущева, убрали и Егорычева – услали послом в Данию.

Любопытно, что повторный его допуск к «активной политике» пришелся как раз на годы «нового мышления» М.С. Гор_бачева («глаза Гора», «Гора-победителя»). В 1988 году, на очень короткий срок, Егорычева назначили полномочным послом в Афганистане, и ему пришлось руководить выводом советских войск (охарактеризованным им самим как «предательство»).

Разумеется, никаких серьезных последствий описанное заседание бюро московского горкома, при всем к тому желанию его участников, иметь не могло. Слишком неравными были силы. Как справедливо отметил в своей повести Иван Владимирович Дроздов:

Итак, против нас, измотанных и голодных и ничего не понимающих, не видевших и не слышащих, выдвигалась сытая и коварная, хитрая и жестокая, занимавшая все важные и теплые места в государстве армада численностью в шестьдесят – семьдесят миллионов.

Какой из всего этого мы можем сделать вывод? Только один – УЧИТЬСЯ, УЧИТЬСЯ И УЧИТЬСЯ АНТИСЕМИТИЗМУ. Мессианские ультрафашистские насекомые должны быть обезврежены.

0

15

Endspiel
Это я,опальный и поэтому совершенно раскрепощенный Endspiel Вас лишаю покоя,простите!


Эндшпиль, вы можете лишать нас покоя в вашей персональной теме. В прочих темах прошу не флудить.
Пока вы были занесены мною в группу "Скрытные, стирающие свои сообщения" и слегка понижены в правах. - Всего лишь необходимая профилактика погрома.
Ваши сообщения в этой ветке также будут перенесены мною в "Поезд Москва-Одесса".

0

16

Спасибо,батенька,очень признателен!

0


Вы здесь » Шехина » Синагога » «Евреи» и «совки»