Шехина

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Шехина » Синагога » Масоны и евреи


Масоны и евреи

Сообщений 1 страница 20 из 36

1

Elista, "Пешка"

http://peshka.myff.ru/viewtopic.php?id=93

31 марта, 2012г. 15:31:53

На днях на «Пешке» я обещал поделиться некоторыми соображениями по поводу монографии о масонстве видного испанского историка и публициста Цезаря Видаля «Los Masones» (2005). Книга эта в некоторых отношениях весьма примечательная.

http://wpc2.narod.ru/02/vidal_masones.jpg 

Сначала – несколько слов об авторе. «Российскому» читателю имя Цезаря Видаля Мансанареса, наверное, мало о чем говорит, но в Испании это персонаж довольно заметный – юрист и историк по образованию, преподаватель, газетчик, теле- и радиожурналист по профессии, «правозащитник» по призванию, автор множества статей и более 70 (!) книг – исторических романов и монографий. Только в 2009 году им были выпущены сразу 9 трактатов (напомню, что в «иудейском» календаре это был год ТЭША – «девятки»). Причем, трудно найти актуальную тему (в т.ч. и по истории Египта), в которой Видаль уже не отметился бы объемным академическим изданием.

Плодовитость Видаля просто поразительная - его печатную продукцию по праву называют «циклопической». Я специально навел справки о нем у знакомых - люди сведущие в издательских кругах утверждают, что на него работает целый штат «литературных негров». Поверить в такое очень легко - система в Испании сложилась та же самая - рабовладельческая, что в египетском крокодиле РФ.

http://wpc2.narod.ru/02/vidal_bio.jpg
Цезарь Видаль Мансанарес (немного похож на Эмиля Сутовского)

Более важно другое. Видаль – лауреат множества литературных премий, он успел снискать признательность многих израильских политических институтов и учреждений, таких, как «Еврейский Фонд», «Яд ва-Шем», и т.п. Иными словами, перед нами юрист, гуманист, лингвист (говорит на 8-ми языках, по собственным заверениям), сионист и, можно не сомневаться в этом, – пианист, стопроцентно кошерный автор.

Уже поэтому оценка Цезарем Видалем масонства представляет для нас несомненный интерес. В аннотации к его книге написано, что это «первая полная история масонства с момента его создания» - что, конечно же, не соответствует действительности. История эта далеко не полная и, тем более, не первая. Есть куда более полные, добросовестные и занимательные версии истории масонства. Сколько-нибудь новых и неожиданных фактов и умозаключений в труде Видаля я тоже не обнаружил, он показал себя гроссмейстером копипаста, не более того. Не в этом заключается ценность его труда для нас.

А ценность его для нас заключается в том, что кошерный испано-израильский историк возлагает всю вину за катастрофический ход европейской истории последних двух с половиной столетий – всецело на масонов (он ничего не говорит о бруклинских каппаросных цыплятах, о которых мы немало уже наслышаны). В этом тоже нет ничего нового – я мог бы с ходу перечислить несколько десятков фундаментальных исторических трудов, авторы которых утверждали то же самое.

Некоторая новизна заключается, во-первых, в том, что в данном случае мы имеем дело с автором стопроцентно «еврейским», активно так называемых «евреев» выгораживающим. А во-вторых, в резкости и безапелляционности его негативных суждений. Масоны ВИНОВАТЫ ВО ВСЕМ. А ведь еще лет 15-20 тому назад такое трудно было даже представить себе. Масоны были белыми и пушистыми, вкрадчивыми и застенчивыми.

Вся история Испании была прилизана, причесана и отлакирована евреями таким образом, что о «детях вдовы» было позволительно упоминать лишь очень осторожно, и то, как о немногочисленных альтруистах, в запонах и с молоточками, циркулями и угольниками, как о великодушных рыцарях, одержимых великими идеями «благотворительности», «свободы, равенства и братства», «демократии» и «прогресса».

Повторю еще раз – масоны теперь оказались виноваты ВО ВСЕМ, они обрисованы Видалем подлинными белокурыми бестиями-разрушителями. Даже каудильо Франко (сам «еврей по матери»), сделавший себе политическую и литературную карьеру на антимасонстве, был более осторожным в своих оценках.  Как известно, Франко написал целую серию разоблачительных статей о масонах под псевдонимом «J.B.» (Jakim Boor, Jakim Boaz – название «колонн масонского храма»), и она была выпущена в 1950-х годах отдельной книжкой (которую, кстати говоря, еще недавно было очень трудно достать в Испании). Научного интереса она не представляет.

Именно с позиций «франкизма» Видаль и пишет, но делает это с большей резкостью и напором. Также весьма эффектным является заключительный вывод его книги, на котором я еще остановлюсь ниже.

Всецело на счет масонов оказались записаны «Французская революция», установленный после нее режим террора «РФ» и все последующие французские модификации «совка»: наполеоновская империя, реставрация, вторая республика, новая империя, третья республика РФ и т.д.

http://www.linternaute.com/histoire/magazine/dossier/07/revolution-restitution/images/liberte-delacoix.jpg
Эжен Делакруа «Свобода, ведущая народ», 1830 г.

Вообще вся история XIX столетия полностью записана на масонов. И не только во Франции. То же самое – в Италии, Испании, Германии, США и России. Не буду входить в утомительные подробности, тем более, что все это – вещи общеизвестные для людей, когда-либо данной темой интересовавшихся.

То же самое - и в ХХ-м столетии (особенно интересны главы, повествующие о каталонском масонском анархическом терроризме, второй испанской республике и гражданской войне). В 2010 году Видалем была выпущена отдельная новая книга о масонах («La Masonería»), посвященная их деятельности в XX-м столетии.

Согласно исследованию Видаля, уже к концу XIX века все органы власти, вооруженные силы и система образования в Испании полностью и монопольно контролировались масонами. Ими была развалена Испанская Империя, из-за них Испания потеряла все свои колониальные владения (главным образом, в пользу США), из-за спровоцированного ими террора и анархии разрушен конституционный строй (ими же ранее установленный) и стала неизбежной гражданская война 1936-39 г.г.

В годы «второй республики» (1931-36) масонами в Испании полностью контролировался «Народный Фронт», широкая политическая коалиция с превалированием партий самой левой и радикальной ориентации. Что ничуть не удивительно, принимая во внимание их собственную зависимость от Великого Востока Франции – фанатично антихристианской и «левой» масонской деноминации. Непрерывной заговорщической  деятельностью и парламентскими интригами членов лож G.O.d.F. в Испании был организован политический и экономический хаос, подготовлено установление «диктатуры пролетариата» (эвфемизм для еврейского террора) в 1936 г. – точно так же, как это было проделано за 20 лет до того в России.

http://upload.wikimedia.org/wikipedia/ru/2/21/Godf.jpg

Разница заключается в том, что многие испанские «вольные каменщики» из гоев, имея уже перед глазами исторический опыт русской катастрофы и зная о судьбе своих «российских коллег» (также аффилированных в G.O.d.F.), отшатнулись от «республиканского» тоталитарного проекта в самый последний момент и переметнулись на сторону консерваторов. Что помогло некоторым из них сохранить жизнь.

Прошу вас обратить внимание, дорогие друзья, – евреи уже не отрицают наличия глобального политического «заговора» - просто они переводят стрелки и возлагают всю вину за политические эксцессы 700-летнего проекта «мошиах» на масонов.

Между тем, Цезарь Видаль признает в своей книге, что уже к концу XIX – началу XX столетия гойские исследователи масонства пришли к однозначному выводу, что масонство  не обладает политической самостоятельностью ни в одном из его ритуалов и ответвлений, но в высших градусах полностью завязано на еврейскую каббалу и вавилоно-египетские мистерии – иначе говоря, на своих талмудических (халдейских) хозяев. Начиная уже где-то со второй половины XVII века не было и нет никакого гойского спекулятивного масонства, зато есть жидомасонство, и это непреложный исторический факт.

http://wpc2.narod.ru/02/godf_loge.jpg
Интерьер ложи Великого Востока Франции

Сам Видаль пытается энергично отрицать этот вывод, но изложенные в его книге факты и сама многовековая еврейская практика тщательного замалчивания и принижения реальных масштабов масонского влияния свидетельствуют именно об этом. Глава книги Видаля, посвященная разоблачению «антисемитского мифа о еврейском заговоре», в своих основных положениях была скопирована с одноименного памфлета британского «историка» Нормана Кона - «Warrant for Genocide: The Myth of the Jewish World Conspiracy and the Protocols of the Elders of Zion» (1966). Памфлета, надо сказать, на редкость примитивного по представленной в нем аргументации и буквально зияющего умолчаниями и искажениями  истины. Малокачественный копипаст из беспомощной апологии интернационала сатаны.

Теперь обратимся к такому важному вопросу: чем же вызвано столь резкое изменение отношения евреев (хотя бы их части) к своему верному стратегическому союзнику - масонству? (Будем говорить пока только об Испании, поскольку в РФ это изменение до сих пор почти незаметно.) На мой взгляд, к тому есть несколько серьезных причин, и некоторые из них я постараюсь ниже сформулировать.

1. Прежде всего, масонский «ренессанс» в послефранкистской Испании привел к глубочайшему системному кризису, растлению нравов и развалу экономики, и вину за обрушившиеся на страну беды надо на кого-то свалить. Коррупция в Испании носит почти столь же всеобъемлющий характер, как и в египетском крокодиле РФ. Для канализации недовольства развалом государства нужны «волосатые козлы отпущения» (саир лаазазель) и «каппаросные куры» (кипур-каппарос).

Масонство в этом смысле представляет собой довольно удобный объект (см. п.п. 2-4). Тем более, что в последние годы, благодаря Интернету, открылись многие масонские первоисточники и накопилось немало компромата на «братьев». Розыгрыши и мистификации в стиле Лео Таксиля уже не проходят, и «евреям» приходится реагировать (хотя бы на словах) на изменение информационной среды. Приходится имитировать борьбу с самими собой.

2. Во-вторых, масонством уже выполнена его главная разрушительная роль, и оно стало, по большому счету, ненужным. Изначально спекулятивное масонство было ориентировано на вовлечение самых бестолковых и амбициозных гоев в активную борьбу с церковными орденами, монархией и земельной аристократией (как и вообще с независимыми гойскими собственниками). Однако эти институты и сословия давно уже отошли в прошлое или радикально фальсифицированы, обессилены, ограблены и обезврежены. В наши дни масонство – скорее инструмент слежки за политически активными гоями и их индоктринации в нужном «духе», посредством их перемешивания в ложах с уголовными криптами.

3. Масонская конспиративная система корпоративного протекционизма крайне неэффективна в управлении. Эта мысль проходит красной нитью через всю книгу Видаля, он повторяет этот «шаблон» до тошноты - очевидно, с той целью, чтобы любой читатель хорошенько его запомнил. Он «долбит, как дятел»: масоны очень хороши в заговоре, в интриге, в захвате власти, дележе добычи (имущества репрессированных профанов) и распределении выгодных должностей, пребенд и синекур, но совершенно беспомощны в управлении и некомпетентны в созидательной работе. И в этом поспорить с Видалем довольно трудно.

4. Многие «евреи» сознают, что масонство – это обоюдоострое оружие, и оно может быть направлено «неизвестными высшими посвященными» (S.I.) также и против них самих. Достаточно убедительно это было продемонстрировано перед началом «второй мировой войны». Хотя главной ее жертвой стали христиане, но и евреям тоже слегка досталось, и приобретенный «опыт» им не понравился. А в наши дни приближения к фашистский сфире Ход в «общественно-политической атмосфере» все явственнее ощущаются грозовые очертания. История повторяется.

Любопытно, что Ц. Видаль признает роль OTO (Ordo Templi Orientis) как органа надмасонского и надгосударственного управления. Видимыми основателями этой «масонской академии» были Карл Кельнер и Теодор Рейсс.  Впоследствии (в 1922 г.) они передали  контроль над ОТО сатанисту Алистеру Кроули, который являлся с 1912 г. главой британского отделения ОТО – «МММ», Mysteria Mystica Maxima. Между тем, Кроули никогда не скрывал своего зависимого и подчиненного положения в еврейском оккультизме. Он тоже был всего лишь марионеткой и холуем.

5. Наконец, последнее и, возможно, самое главное. Как я уже неоднократно отмечал ранее, римская католическая церковь не пережила Второго Ватиканского собора (1962-65) и уже превращена евреями в филиал синагоги сатаны. Ее кадры, доктрина и ритуалы инфильтрированы и фальсифицированы иудомасонами ничуть не меньше, чем это произошло в годы «советской власти» с захваченной голубыми чекистами сталинской матриархией. А значит, в принципе, ничто не мешает созданию «евреями» новой системы управления с опорой на «новое католичество», с выпасом гоев при помощи привычной им системы понятий, но с принципиально иным их смысловым наполнением.

Может быть, кто-то из наших читателей захочет поделиться дополнительными соображениями о взаимоотношениях масонов и евреев на современном этапе? А я перейду теперь к финальной части труда Ц. Видаля, в которой он дал общую оценку глобальной политической тенденции нашего времени и сделал интересные прогнозы на ближайшее будущее. Особенно значимые фрагменты текста я выделил и снабдил переводом.

http://wpc2.narod.ru/02/vidal_masones_rojo.jpg

Intentar predecir el futuro sobre la base del pasado es tentador, pero en modo alguno seguro. Del pasado de la masonería sabemos sobradamente que, a pesar de la leyenda rosada, ha demostrado, vez tras vez, un contenido gnóstico e iniciático que choca frontalmente con el cristianismo; que ha demostrado una inmensa capacidad para derribar gobiernos y alcanzar el poder; y que, una vez con los resortes del dominio en las manos, no pocas veces ha demostrado también una pasmosa incompetencia para solucionar los problemas reales y crear un orden estable, a la vez que una repentina tendencia a la corrupción.

Вопреки распространенной розовой легенде о масонах, из прошлого опыта нам уже прекрасно известно, что гностическое инициатическое содержание масонства находится в непримиримом противоречии с христианством. Известно, что масоны чрезвычайно эффективны в свержении правительств и захвате власти. Однако, как только бразды правления оказываются в их руках, масоны демонстрируют удивительную некомпетентность в решении реальных жизненных проблем и неспособность к созданию стабильного порядка, вместе с неожиданной тенденцией к коррупции.

Sus mensajes han podido ser atrayentes y sugestivos; sus resultados, por regla general, han sido deplorables, cuando no cruentos. En ese sentido, la masonería se asemeja a otras utopías de la Historia, como el socialismo y el comunismo. No ha cumplido ciertamente con lo prometido, pero ha puesto de manifiesto una acentuada falta de escrúpulos para conseguir detentar el poder y luego una no menos clara voluntad de implantar una visión no por sectaria más eficaz a la hora de solventar los verdaderos retos con los que se enfrenta, día a día, cada ser humano.

Un futuro en manos de la masonería – como lo ha sido buena parte del pasado – significaría, presumiblemente, un recorte de las libertades de aquellos que no estén dispuestos a plegarse a un discurso único sincrético y multicultural; un aplastamiento de los que no comulguen con un sistema laico en el que la civilización y la fe de cada uno tenga que aceptar sustitución por el masónico guiso amalgamador; un reparto de poder entre los hermanos que no aumentará la eficacia del Estado aunque sí la corrupción y los saldos de determinados “hijos de viuda”; una erosión – quizá más desde dentro que desde fuera – del papel del cristianismo en sociedad mundial; y, finalmente, la consagración de un gobierno que pondrá todo su empeño no en gestionar correctamente sino en controlar los medios de comunicación para mantener sumida en el engaño y en la propaganda a una opinión pública que, bajo ningún concepto, debe saber hacia dónde la dirigen. Los precedentes históricos, como se ha visto en estas páginas, no puede decirse que sean escasos.

http://wpc2.narod.ru/02/godf_csjm.gif

Будущее в руках масонства – как это неоднократно уже случалось в прошлом – по-видимому, означает свертывание индивидуальных свобод всех тех, кто не пожелает прогнуться перед унифицированным синкретическим дискурсом «мультикультурализма». Означает уничтожение всех тех, кто не согласен с унитарной секулярной системой, в которой каждый обязан отказаться от культурных традиций и собственной веры ради масонской чечевичной похлебки. Означает такое разделение власти между «братьями», которое не увеличит эффективности государственного управления, но приведет к росту коррупции и личных счетов некоторых «детей вдовы» и к дальнейшему ограничению – возможно, скорее изнутри, чем под действием внешнего давления – роли христианства в мировом сообществе. И, наконец, к учреждению такого правительства, все усилия которого окажутся направлены не к разрешению жизненных проблем, но к установлению контроля над средствами массовой коммуникации для погружения общества, посредством обмана и пропаганды, в состояние полного невежества относительно того, куда его направляют. Как было уже показано на этих страницах, в исторических прецедентах нет недостатка.

Para muchos, sin duda, ese conjunto de resultados no puede resultar más apetecible en la medida en que, supuestamente, provocará una fusión sincrética de todos los credos, un gobierno de una minoría semioculta sobre una mayoría manipulada por los medios de comunicación, y la creación de una sociedad apaciguada en la que los planes neocoloniales se llevarán a cabo gracias a las logias de los países dominados, siguiendo el modelo napoleónico, y los problemas sociales ni siquiera serán conocidos, evitando así la inquietud en la masa de la población.

Buscándolo o no, ese gobierno se asemejaría no poco al del Mundo feliz de Huxley o al 1984 de Orwell y cuesta mucho no especular con su posibilidad en el marco de una UE cuyo proyecto de Constiución futura – elaborado por el masón Giscard d’Estaing – no es democrático, cuya identidad como civilización va camino de convertirse en inexistente salvo en lo que al antiamericanismo y a la judeofobia se refiere, y cuyo pensamiento espiritual parece estar dirigiéndose hacia un hedonismo absurdo mezclado con ese ocultismo de supermercado denominado New Age.

Naturalmente, es posible que, llegado ese momento, los sabios, a semejanza de los que componían logias como la de las Nueve Hermanas o la Lautaro fracasen estrepitosamente y tan sólo suman a sus gobernados en mayores miserias; es posible también que la labor de zapa del pensamiento crítico no sea lo suficientemente eficaz como para lograr la sumisión fácil de todo el orbe a la dictadura de lo políticamente correcto y es posible, por último, que los cristianos decidan que no están dispuestos a vender la creencia en el Dios que se encarnó en Jesús para salvar al género humano a cambio de un Cristo ocultista, maestro entre otros maestros. No les será fácil porque esta vez el precio ofrecido será muy superior a las treinta monedas de plata. Sin embargo, si resisten la tentación de venderse, entregarse o rendirse, aún quedaría esperanza para la verdad y la libertad en este mundo.

Cesar Vidal, “Los Masones”, Barcelona 2006, Planeta, p.381-383


Естественно, существует возможность того, что на определенном этапе политика мудрецов, вроде тех, что входили в ложи Девяти Сестер и Лаутаро, потерпит окончательный крах и принесет огромные бедствия всем тем, кто оказался в их власти. Возможно также, что подрывная деятельность по разрушению способности критического мышления (во фразе Видаля присутствует любопытная игра слов: «zapa» означает «подкоп», «тихая сапа» - таким образом обыгрывается «фамилия» бывшего премьер-министра Испании от PSOE, масона-социалиста Хосе Луиса Родригеса Сапатеро (Zapatero), излюбленной мишени всей испанской «правой» публицистики – мое прим.) не окажется достаточно эффективной для подчинения всех и вся диктатуре «политической корректности».

Наконец, также возможно, что христиане не согласятся продать свою веру в Бога, воплотившегося в Иисусе ради спасения рода человеческого, в обмен на «Христа-оккультиста», одного из многих «учителей человечества». Это будет не так-то просто, поскольку цена на этот раз окажется куда более высокой, чем тридцать сребреников. Тем не менее, если они сумеют преодолеть искушение продаться, подчиниться или сдаться, все еще остается надежда на торжество истины и свободы в этом мире.

*********************************

Замечательные слова. Если бы автор еще постоянно добавлял: «масоны и талмудические евреи», «масоны и еврейские каббалисты», «масоны и крипты-саббатиане», то цены бы его разоблачениям и прогнозам не было. А так операция по «размежеванию с масонами» и созданию очередного «козла отпущения» получилась не очень убедительной. Ведь в нашей памяти еще свежи пламенные лозунги отца «социалистического сионизма», идейного наставника Карла Маркса – раввина Моисея Гесса, из его программной работы «Рим и Иерусалим» (1862). Моисей Гесс (ХЕТ) писал о французских революционных масонах в таких выражениях:

http://upload.wikimedia.org/wikipedia/commons/thumb/0/0a/Moses_Hess.jpg/200px-Moses_Hess.jpg
Мозес Гесс, 1812-1875, отец «социалистического сионизма»

«Французы и евреи!» – восклицаете Вы. – «Значит христианско-германская реакция была права!»
Да, дорогой друг, животный инстинкт, позволяющий издалека учуять врага, всегда безошибочен…

Французы и евреи! Конечно же, они созданы друг для друга.

Щедрая помощь, оказываемая Францией цивилизованным народам с целью их национального возрождения, не найдет во всем мире более благодарного объекта, чем наш народ.

Вы знаете старинную пословицу: дети и глупцы говорят правду.

на моисеевых, то есть социалистических принципах…

Любопытно, что все надежды на «торжество истины и свободы в этом мире» Цезарь Видаль связывает исключительно с позицией христиан. И это мы готовы засчитать ему в плюс. На так называемых «евреев», с их ультрафашистской моноидеей и специфическими гендерными особенностями, действительно, надежды почти никакой нет. Смешно было бы на таких лицемеров и извращенцев надеяться.

К сожалению, и с самим Видалем Мансанаресом особых надежд связывать не приходится. Доверившись ему, мы оказались бы загнаны в очередной ложный бинер – мнимое противостояние голубого «иудохристианства» новой волны (а ля папа Борух XVI и Гундяев-Собакин) с коричневым оккультизмом в стиле New Age. Все отличие между ними сводится лишь к используемой демагогии и степени забесовления их адептов. К Истине не имеют отношения ни те, ни другие.

Весьма характерно, что Видаль обрушился на известного испанского писателя Фернандо Санчеса Драго с пошлыми обвинениями в «антисемитизме», едва лишь тот высказал вполне здравую мысль о плановом характере «второй мировой войны», о ее подготовке раввинами и об отсутствии у гоев реального выбора между двух зол, в ней представленных. Я постараюсь проследить за этим конфликтом и, по возможности, выяснить его исход.

А в заключение этой небольшой рецензии на книгу Ц. Видаля о масонах, позвольте мне привести образец его наезда на «тихую масонскую сапу» - бывшего испанского премьера Родригеса Сапатеро. Думаю, что поставленные им вопросы носят риторический характер и не требуют ни ответа, ни перевода.

http://upload.wikimedia.org/wikipedia/commons/thumb/c/cb/Jos%C3%A9_Luis_Rodr%C3%ADguez_Zapatero_en_el_Foro_Econ%C3%B3mico_Mundial_%28recortada%29.jpg/200px-Jos%C3%A9_Luis_Rodr%C3%ADguez_Zapatero_en_el_Foro_Econ%C3%B3mico_Mundial_%28recortada%29.jpg
Хосе Луис Родригес Сапатеро, род. 1960 г.

Preguntas que se hacía Vidal en su blog en noviembre de 2008.

“1. ¿Es casualidad que la asignatura de educación para la ciudadanía reproduzca el modelo masónico educativo?
2. ¿Es casualidad que la ampliación del aborto y la legalización de la eutanasia preconizadas por ZP se encuentren entre las metas de la masonería?
3. ¿Es casualidad que el matrimonio de homosexuales defendido por la masonería haya sido uno de los proyectos estrella de ZP?
4. ¿Es casualidad que la ofensiva laicista de ZP se corresponda milimétricamente con los planes expresos de la masonería?
5. ¿Es casualidad que la vía libre para los experimentos científicos sin ningún tipo de barrera moral (…) se corresponda con las tesis de la masonería?
6. ¿Es casualidad que el análisis erróneo y demagógico de la actual crisis económica que realiza ZP sea el mismo que propugna la masonería?
7. ¿Es casualidad que la masonería respalde el proyecto parcial y sectario de la mal denominada memoria histórica?
8. ¿Es casualidad que los movimientos separatistas de Vascongadas y Cataluña coincidan con el deseo histórico de Francia de mantener ambas regiones como Estados colchón que debiliten a España?
9. ¿Tiene alguna relación el juez Garzón con la masonería?
10.¿Tiene alguna relación ZP con la masonería?”.

0

2

Elista

2 апреля, 2012г. 15:39:51

Дмитрий
Уважаемый Валерий Борисович, большое спасибо за столь интересную статью. Действительно, это очень похоже на то, что евреи робко (пока еще) пытаются свалить всю вину на масонство, а затем и избавиться от него вовсе. В "Протоколах Сионских Мудрецов" в протоколе под номером 14 это сформулировано предельно четко:

Когда, наконец,  окончательно  воцаримся  при помощи государственных переворотов,  всюду  подготовленных  к  одному  и  тому  же  дню,  после окончательного признания негодности всех существующих правительств (а до этого пройдет еще немало времени,  может,  и целый век), мы постараемся, чтобы против нас уже не было заговоров.

Для этого мы немилосердно казним всех,  кто встретит наше воцарение  с  оружием  в  руках.  Всякое  новое учреждение  какого-либо  тайного  общества  будет тоже наказано смертной казнью,  и те из них, которые ныне существуют, нам известны и нам служат и служили,  мы раскассируем и вышлем в далекие от Европы континенты.

Так мы поступим с теми гоями из масонов, которые слишком много знают: те же, которых  мы  почему либо помилуем,  будут оставаться в постоянном страхе перед высылкой. Нами будет издан закон, по которому все бывшие участники
тайных обществ подлежат изгнанию из Европы как центра нашего управления.

Тут сионские глупцы прямо указывают на то, что после выполнения масонством своей миссии ("когда мы воцаримся") оно станет не нужным и даже опасным ("мы постараемся, чтобы против нас уже не было заговоров"), и его надлежит уничтожить.
Опасаются таки еврейчики своего "обоюдоострого оружия"...


http://vrot.su/info/img/protokol_sions.jpg

Вы совершенно правы, уважаемый Дмитрий, - бросается в глаза корреляция с планами «Протоколов» (№15 у С.А. Нилуса в книге «Близ есть при дверех»). Особенно, в связи с обсуждавшейся нами темой «окончательного воцарения сионских мудрецов» и тем плачевным состоянием, в котором находится ныне Ватикан и сталинская матриархия.

Тут вот еще что любопытно – Ц. Видаль утверждает в своей книге, что единственными «последовательными борцами с масонством» в XX-м столетии были Сталин и Франко. Это утверждение имеет под собой некоторую реальную историческую базу и подтверждается целым рядом фактов. Действительно, в 1930-е годы обоим мессианским вождям пришлось сражаться с масонами-т(а)роцкистами, и эта борьба приняла весьма ожесточенные формы.

http://wpc2.narod.ru/02/franco_mussolini.jpg
Франсиско Франко и Бенито Муссолини

Так, например, Видаль упоминает документ, известный как «Доклад Степанова» - отчет Стояна Минеевича Иванова (Минева, 1890-1959) в Коминтерн о его «командировке» в Испанию. Болгаро-швейцарский «профессиональный революционер» и видный деятель Коминтерна (Степанов-Минев-Иванов-???) писал в своем секретном докладе о том, что около 90% руководящего состава «республиканцев» были масонами.

Известно, что НКВД в Испании занималась охотой на масонов-«т(а)роцкистов» и была увлечена ею ничуть не меньше (а то и больше), чем «борьбой с франкизмом». А генерал Франко объявил открытие сезона охоты на масонов еще в самом начале гражданской войны – в сентябре 1936 года. Так что, в некотором роде, Сталин и Франко действительно были союзниками.

Именно это обстоятельство – «измену делу революции» и «союз с фашистами» - инкриминировали Сталину «т(а)роцкисты». Это был превосходный всамделишный междусобойчик в Коминтерне, в самом сердце интернационале сатаны. Закончился он, как известно, «второй мировой войной», в ходе которой обе еврейские враждующие фракции нашли «умиротворение» в апокалиптической бойне гоев.

Здесь я должен выразить благодарность уважаемому Шаблону за то, что он напомнил нам о книге «Красная симфония» Иосифа Ландовского. Точно неизвестно, кто был ее автором, но книга, в самом деле, удивительная. По моему мнению, это лучший политический детектив двадцатого столетия, основанный, к тому же, на реальных исторических событиях. Потрясающее свидетельство той эпохи и, во многих отношениях, документально точное.

Я уже упоминал ранее на ИШФ о том, что условно приписываю авторство книги «литературной фракции НКВД». По всей видимости, «Красная симфония» была написана и «вброшена на Запад», с целью проинформировать все еще христианскую Европу того времени о чудовищной «революционной действительности» в СССР.

Еще совсем недавно эту книгу было так же трудно достать в Испании, как и сборник статей Франко о масонстве (хотя мне известны, как минимум, два ее испанских издания 1952 г. - в Мадриде и Барселоне). В 2010 году она была вновь издана барселонским издательством «Styria De Ediciones Y Publicaciones» и, одновременно, была выложена в сети целиком, в электронном формате на испанском языке.

http://wpc2.narod.ru/02/sinfonia_en_rojo_mayor_styria.jpg

Мне самому эту книгу удалось приобрести уже давно, лет 12 тому назад (причем, совершенно удивительным образом – возможно, я еще расскажу потом эту историю), и несколько неизвестных русскому читателю глав из нее были мною переведены. XXXIX-я глава под названием «Люди?» с натуралистическим описанием пыток в НКВД была размещена мною в июле 2008 года на форуме wpc в теме «Кроули, Гурджиев и проект «Мошиах», вот здесь:

http://wpc.freeforums.org/topic-t51-15.html

А теперь – обещанная история о «героях матрицы». Она взята мной из книги Иосифа Ландовского «Красная симфония» («Sinfonía en Rojo Mayor», Madrid 1952). Сороковая глава («Рентгенография революции») этого политического детектива уже давно гуляет по различным сайтам (в т.ч., она была размещена в архивах «Русского неба» и на старом сайте wpc: -- ) и даже оказалась напечатана в 1996 г. отдельной брошюрой под названием «Откровения троцкиста Раковского».

Однако, целиком эта удивительная книга, насколько мне известно, никогда еще ранее в России не публиковалась. Как утверждают издатели брошюры с допросом Раковского, в Аргентине в 1968-м году вышло русское издание «Красной симфонии», но мне нигде более информация о нем не попадалась. Приводимая ниже 39-я глава была переведена мной с испанского несколько лет тому назад. Так что: «публикуется впервые».

Комментарии к ней дам позже, а пока только текст. Пожалуйста, дорогие друзья, сравните его с приведенным выше описанием расправы над участниками «заговора против Гитлера».

Предупреждаю сразу, что текст не для слабонервных, - читать его тяжело и мучительно. В 39-й главе с поразительным реализмом рассказано о методах работы НКВД и о чудовищных, нечеловеческих пытках, применявшихся на Лубянке к высокопоставленным заключенным, многие из которых были позднее осуждены на так называемом «Третьем московском процессе» 1938 г..

Можно сказать, что в этом документально-художественном повествовании показано, как дегуманизированная кобо-кроулианская ДОТУ (или аморальная теория «людей-бактерий» нашего гостя Владислава) может быть (и, на самом деле, оказалась) доведена до ее самых страшных логических последствий.


Это был всего лишь один из фрагментов сталинской расправы с т(а)роцкистами. Я потом добавлю еще пару очень интересных практических примеров «охоты на масонов», описанных в том же сочинении «И. Ландовского». А пока приведу мой перевод эпилога «Красной симфонии», из которого становится понятнее общее умонастроение ее создателей. Публикуется впервые.

http://wpc2.narod.ru/02/sinfonia_en_rojo_mayor.jpg

Jose Landowsky, médico al servicio del Jefe de la Policía Soviética, «Sinfonía en Rojo Mayor», Madrid 1952, p. 484

Эпилог

     На этом, собственно,  заканчиваются воспоминания доктора Иосифа Ландовского. Далее следуют многие страницы, уже не поддающиеся расшифровке, беспорядочные и бессмысленные записи, где тысячу раз повторяются имена его супруги, дочерей и сына.
     Должно быть, он утратил рассудок после прочтения следующего письма
[его шефа по НКВД чилийца Габриэля, фигурирующего в повести также под именами «Рене Дюваль» или «Гавриил Гавриилович Кузьмин» – мое прим.]:

     Мой дорогой друг,

Только что прочел написанное вами. Не беспокойтесь, доктор. Ваша любовь к жене и детям велика и прекрасна – поверьте, она не оставила меня равнодушным. Мое сердце, казалось бы, давно уже закрытое к проявлению простых человеческих чувств, неожиданно забилось в благоговейном согласии с вашим.

Покидая вас, чувствую себя вашим должником. Я вижу, что вас не перестают мучить неумолимые угрызения совести. Вы по-прежнему чувствуете себя жалким убийцей, недостойным Божеского и людского снисхождения. Нет, доктор, вы вовсе не заклятый преступник. Сами того не подозревая, все это время вы были борцом против сил зла.

Вы многое видели и о многом догадывались, но все же не могли и подозревать, кем вы были на самом деле, поскольку не в силах были понять, кем был я...

Вспомните все, что я вам рассказал в ту ночь в Париже; все, что вы сочли ложью и игрой.

Вспомнили?... Все это было правдой... Ваше предательство разрушило мои планы побега и надолго приковало меня к галере Террора узами любви к моей матери, и ярость моя толкнула меня на попытку убить вас. Признаюсь вам в этом и прошу вашего прощения, - простите меня так же, как и я простил вас тогда, поняв, что мы оба были узниками любви к нашим близким.

Вы не были убийцей, и мой долг объяснить вам это. Если поступки ваши казались вам дурными, то лишь потому, что, следуя моим указаниям, вы не понимали подлинных мотивов и целей этих действий. Если бы только я мог открыть их вам, то, поверьте, вы осознанно действовали бы точно так же. Вы были моим товарищем в самой безумной и смелой борьбе, какую когда-либо вел человек с силами Ада.

http://wpc2.narod.ru/01/trotsky_cherepa.jpg

     Да, мой друг. Меня действительно превратили в демона. Во мне убили почти все святое, лишили Бога, Родины, Совести, Любви..., но когда в этот Ад вовлекли и мою мать, тот демон, которого из меня сотворили, восстал против них с поистине сатанинской, безграничной ненавистью... Во внутрипартийной борьбе я нашел превосходную возможность утолить ненасытную жажду мести. Как я их пытал!... как уничтожал!... как заставлял убивать друг друга!...

В этом мирке зло, убийство, жестокость и преступная расчетливость – незаменимые качества, только и позволяющие вскарабкаться по ступенькам, ведущим на самые вершины Власти. И я взошел по ним. Не замечая во мне властных амбиций, Сталин считал меня мистиком, очарованным его ореолом «божественности»... Таким вы меня и наблюдали несколько раз... Представьте же теперь, каково мне было сохранять эту маску день за днем, год за годом...
     
Вначале моя месть была всего лишь спортом, забавой, развлечением..., но по мере восхождения к головокружительным вершинам Ужаса, моя слепая ненависть к ним становилась диалектически ясной: сатанинской.
     
С отчетливой ясностью я понимал, что обожествляемые вожди коммунизма были совсем не богами. Секретом их силы, залогом их триумфов было всепоглощающее чувство ненависти, безграничной ненависти ко всему, которое, ввиду этой-то самой безграничности, заставляло их ненавидеть и друг друга. На этой фундаментальной истине и базировался мой план действий. Я использовал их ненависть и звериную злобу, чтобы заставить их уничтожать друг друга. Эта бесконечная яростная склока между марксистами является, вероятно, неизбежным следствием самого учения Коммунизма. Она начинается еще при рождении Интернационала (Бакунин-Маркс) и продолжается, не затихая, с той поры, все с той же неутолимой жаждой крови.
     
«Зло плохо и для зла», - сказали вы мне как-то. Это верно. Не отрицаю, что я был преступником..., убийцей убийц.

http://wpc2.narod.ru/02/trotsky_negri.jpg

     Я мечтал стать величайшим из всех убийц, убив и верховного убийцу: Сталина.
     
Но это не он, а «ОНИ» стоят за каждой революцией и за каждой войной. Без «НИХ» не было бы сегодня и этого Ужаса Коммунизма. Без них Человечество нынче не было бы обречено на заклание на Всемирной бойне, - в ходе войны и перманентной революции, нового Вселенского потопа, на этот раз, огненного.

Да, доктор, Сталин и Рузвельт уже пришли к соглашению... Сработает ли их план?... До настоящего момента, да.
     
Я бы сказал, что «ИМИ» движет уже не жажда абсолютной власти над всеми людьми на Земле, но некий сатанинский замысел уничтожить само Создание Творца...
     
Я хочу, я просто обязан воспрепятствовать этим планам, хоть бы эта попытка и стоила мне жизни. Я расскажу всем лидерам, ответственным за судьбы Европы, приговоренной «ИМИ» к смерти, о планах Рузвельта и Сталина... Пока еще во власти этих людей спасти свои страны от гибели. Пусть предоставят Гитлеру и Сталину уничтожать друг друга...,  они не могут допустить вовлечения их стран в бессмысленную бойню, чтобы оказаться затем порабощенными Сталиным или «ИМИ»...
     
Да, мне известны глупость и коррумпированность приговоренной Европы..., однако Террор все еще не охватил ее, в ней еще существует Христианство: все еще возможна Любовь.
     
Если же глупость в союзе с поголовным предательством все же приведут в итоге к разрушению христианских наций, каким бы диким парадоксом это вам ни казалось, но единственной надеждой спасения для выживших останется Сталин. Только Сталин может быть гарантом разделения сил Зла. Противодействия им и их нейтрализации, их столкновения, наконец..., самоуничтожения.

Видимо, само Божье провидение заставило вас помешать мне убить Сталина. Пока он жив, силы Зла будут разделены... А как сказал Иисус: «всякое царство, разделившееся само в себе, опустеет».
     
Поверьте, я оставляю теперь вас одного с тяжелым сердцем; если представится возможность и будет к тому у вас желание, обязательно вернусь, чтобы забрать и вас с собой. Сейчас это невозможно. Вы единственный человек в С.С.С.Р., к кому я до сих пор испытываю привязанность.
     
Лидия, единственная любовь моей жизни, покончила с собой, почувствовав, что я предал ее Молоху Коммунизма. Ее смерть показала мне, что любовь в этом Аду невозможна.

Несколько дней назад умерла и моя мать. Бог сжалился над этой святой женщиной, позволив ей умереть спокойно, в незнании. Закрыв поцелуями ее веки, я почувствовал на себе ее взгляд из вечности. Она запомнила меня навсегда таким, каким я был. Я поклялся перед Богом и перед ней, что ей не придется стыдиться своего сына...

Ее смерть, отчасти, и стала причиной моего письма к вам. Не хочу, чтобы вы стыдились своей супруги и детей, которые уже давно могут видеть вас только таким, каким вы навсегда остались в их памяти... Мужайтесь, мой дорогой друг!... Ваша жена и дети были убиты по приказу Ягоды, когда он принял решение ликвидировать вас. Дай вам Бог силы и стойкости в эту минуту. Не знаю, чем утешить вас в вашем безмерном горе.

Прощайте, доктор. Оставляю вам деньги, иностранную валюту, ключи на случай, если вы также захотите бежать с началом войны. Если только вам удастся выбраться на свободу, я вас найду сам.

Утешьтесь, для вас, наконец-то, завершилась эта «красная симфония».

Прощайте, доктор; навсегда или, кто знает? - быть может, до встречи на свободе. Мужества и смирения вам желает ваш друг.

Габриэль

*******

0

3

Elista

3 апреля, 2012г. 22:19:59

Все-таки «Красная симфония» - замечательная книга. С удовольствием еще раз перечитал некоторые главы из нее. К сожалению, в сети зачастую циркулируют неточные переводы, как видно из следующего примера.

Р. - Несмотря на это. Очевидно, что они не чувствовали опасности. Вы учтите, что каждый масон втайне надеялся на большее, чем было в действительности. Они же видели, что всё большее число масонов появляется в правительствах. Тогда все политические лидеры союзников были масонами, за очень небольшим исключением. Поэтому каждый из них надеялся, что ему-то, как раз повезёт больше других. Они все почему-то верили, что революция остановится на буржуазно-демократической форме типа Англии.

К. - При той политической картине, которая была в 1917 году в России, надеяться на это было, по крайне мере, наивно.

Р. - Так они и были наивными. Масоны абсолютно не извлекли никакого урока из Великой Французской революции, где они играли выдающуюся роль. Эта революция поглотила большинство масонов, начиная с самого Грандмастера Орлеанской ложи его величества масона Людовика Шестнадцатого, а затем поглотила и жирондистов, гебертистов, якобинцев и так далее; и если кто и выжил, то это только благодаря наступившему месяцу Брюмера.

К. - Вы хотите сказать, что масоны обязательно должны умереть от революции, которая им обязана своим возникновением?

Р. - Совершенно точно, потому что они все гои, а революция-то еврейская. Вы сейчас сформулировали принцип революции, который окружён большой тайной. Каждый масон должен умереть. Я - масон, вы знаете об этом, не так ли? Я сейчас скажу вам масонский секрет, который они обещают, но не раскроют ни на 25-ой, ни на 33-ей, ни на 93-ей степени, ни на какой степени никакого ритуала. Ясно, что я знаю об этом не как масон, а как один из людей принадлежащих к «Им».

К. - И что это?

Р. - Каждая масонская организация создаёт все необходимые предпосылки еврейской революции. Это очевидная цель масонства, созданного для вовлечения гоев в процесс своего самоуничтожения. Очевидно, что это делается под разными предлогами. Они всё прячут за широко известным лозунгом: Свобода, Равенство, Братство. Вы понимаете? Но поскольку еврейская революция имеет в виду уничтожение всего среднего класса общества, народа в целом, то это на самом деле самоубийство любого и каждого масона. Вы, конечно, понимаете, что вся эта помпа секретности, окружающая масонство, на самом деле нужна, чтобы скрыть реальные секреты масонства, тем более, их последующее уничтожение. Если бы вы на машине времени попали бы в далёкое будущее, то обратите внимание на то, какие глупые лица будут у масонов, которые будут умирать от рук настоящих еврейских революционеров. Как они кричат, какие у них заслуги перед революцией! Это зрелище, когда можно умереть…, но от смеха.


Уважаемый Шаблон, мне кажется, зарубежники использовали не самую лучшую версию перевода из Ландовского.

Пожалуйста, сравните с текстом книжки, выпушенной в 1996 г. московским издательством «Вестник». Напомню, что допрос Раковского - это всего лишь часть 40-й главы из «Красной симфонии», даже не вся глава целиком. Называется она «Радиография революции».

http://wpc2.narod.ru/00/Landowsky.htm 

Вот как звучит приведенный Вами фрагмент текста о французских масонах в этой, на мой взгляд, более удачной версии русского перевода («гебертистов» я позволил себе поменять на «эбертистов», от фр. Jacques-René Hébert). Литера «Г» означает «Габриэль», «Р» - Раковский.

http://wpc2.narod.ru/02/sinfonia_en_rojo_mayor_styria.jpg

Р. …Не напрасно настоящей партией «беспартийного» Троцкого был древний «Бунд» еврейских пролетариев, из которого родились все московские революционные ветви и которым он дал на девяносто процентов своих руководителей; не официальный и общеизвестный Бунд, а Бунд секретный, вкрапленный во все социалистические партии, вожди каковых почти что все находились под их руководством.

Г. — И Керенский тоже?

Р. — Керенский тоже… и еще некоторые вожди не социалисты, вожди политических буржуазных фракций.

Г. — Как так?..

Р. — Вы забываете о роли масонства в первой фазе демократически-буржуазной революции?

Г. — Она тоже подчинялась Бунду?

Р. — Разумеется, в качестве ближайшей ступеньки, но фактически подчинялась «Им».

Г. — Несмотря на вздымающийся прилив марксизма, который угрожал также их жизни я привилегиям?

И вот теперь следует приведенный Вами отрывок:

Р. — Несмотря на все это; понятно, что они не видели такой опасности. Имейте в виду, что каждый масон видел и думал увидеть в своем воображении больше, чем было в реальности, потому что он воображал себе то, что ему было выгодно. Доказательством политического могущества их ассоциации для них являлось то, что масоны находились в правительствах и во главе буржуазных государств, причем количество их все время увеличивалось. Имейте в виду, что в те времена все правители союзных наций были масонами за очень малыми исключениями… Это был для них аргумент большой силы. Они верили целиком в то, что революция задержится на буржуазной республике французского типа.

Г. — Согласно тем картинам, которые мне рисовали о России в 1917 году, нужно было бы быть очень наивным человеком, чтобы верить всему этому…

Р. — Они такими были и есть. Масоны не научились ничему из того первого урока, каким была для них Великая Революция, в которой они играли колоссальную революционную роль; она пожрала большинство масонов, начиная со своего Великого Мастера Орлеанской ложи, правильней сказать, масона Людовика 16-го, чтобы затем продолжать уничтожать жирондистов, эбертистов, якобинцев и т.д, и если кто-либо выжил, то это получилось в результате месяца Брюмера.

Г. — Не хотите ли вы сказать, что масоны обречены умирать от руки революции, вызванной при их же содействии?

Р. — Совершенно точно. Вы сформулировали истину, облаченную большой тайной. Я масон, вы уже знали об этом. Не так ли?.. Ну так вот я расскажу вам, что это за такой большой секрет, который обещают раскрыть масону на одной из высших степеней… но который ему не раскрывается ни на 25-й, ни на 33-й, ни на 93-й и ни на какой самой высокой степени любого ритуала… Ясно, что я знаю об этом не как масон, а как принадлежащий к «Ним».

Г. — И каков он?

Р. — Каждая масонская организация стремится добиться и создать все необходимые предпосылки для триумфа коммунистической революции; это — очевидная цель масонства, ясно, что все это делается под различными предлогами, но они всегда прикрываются своей известной трилеммой. Понимаете?.. А так как коммунистическая революция имеет в виду ликвидацию, как класса, всей буржуазии, физическое уничтожение всех буржуазных политических правителей, то настоящий секрет масонства — это самоубийство масонства как организации, и физическое самоубийство каждого более-менее значительного масона
Вы, конечно, можете понять, что подобный конец, подготовляемый масону, вполне заслуживает тайны, декоративности и включения еще целого ряда других секретов, с целью скрыть настоящий… Если когда-нибудь вам случится присутствовать при какой-нибудь будущей революции, то не упустите случая понаблюдать жесты удивления и отражение глупости на лице какого-нибудь масона в момент, когда он убеждается в том, что должен умереть от руки революционеров… Как он кричит и хочет, чтобы оценили его заслуги перед революцией!.. Это зрелище, при виде которого тоже можно умереть, но от смеха.

Второй вариант перевода значительно ближе к тексту оригинала.

0

4

Шаблон

4 апреля, 2012г. 03:15:49

Спасибо, Валерий Борисович, за представленный перевод. Как я понимаю полной версии "Красной симфонии" на русском языке нет?

Elista написал(а):
Я уже упоминал ранее на ИШФ о том, что условно приписываю авторство книги «литературной фракции НКВД». По всей видимости, «Красная симфония» была написана и «вброшена на Запад», с целью проинформировать все еще христианскую Европу того времени о чудовищной «революционной действительности» в СССР.

Внимательно прочитав главу "Люди?" у меня также возникли сомнения по поводу авторства этого повествования. Слишком по театральному выписаны действующие лица (без обсуждения литературного таланта автора и действительности происходившего).

Elista написал(а):
И вот теперь следует приведенный Вами отрывок:

настоящий секрет масонства — это самоубийство масонства как организации, и физическое самоубийство каждого более-менее значительного масона…


Сильное уточнение. Я о нечто подобном думал, но конечно не мог представить, что вектор этих сил прежде направлен во внутрь, а не во вне.

У Николая Боголюбова в книге “Тайные общества XX века” приведен интересный абзац про то, с кем масонам надо бороться:

Если говорить о том, где на самом деле раскрывалась идеология Иллюминатов Вайсхаупта, нужно рассмотреть документ, ставший известным под названием “НОВЫЙ ЗАВЕТ САТАНЫ”, хранившийся баварскими Иллюминатами как совершенно секретный.

Итак, “Новый Завет Сатаны” гласит:

— Первая тайна в деле управления людьми — овладение общественным мнением, причем нужно настолько долго сеять раздоры, сомнения и насаждать противоречащие друг другу воззрения, пока люди не потеряются окончательно и не утратят ориентировку в замешательстве, и не решат, что лучше в политических вопросах вообще не иметь собственного мнения. Должно возбуждаться народное недовольство; распространяться бездуховная, нечистая и противная литература.

Далее, задачей прессы является доказывать неспособность не-Иллюминатов во всех областях государственной и религиозной жизни.

— Вторая тайна состоит в том, чтобы во главу угла ставить слабости людей, все дурные привычки, все достойное сожаления, и все ошибки — до тех пор, пока люди не перестанут понимать друг друга.

Прежде всего нужно бороться с силой отдельной личности, поскольку нет ничего опаснее ее. Если она обладает творческой духовной энергией, она в состоянии достичь большего, нежели миллионы людей.

— Посредством зависти, ненависти, раздоров и войны, через лишения, голод и распространение заразы (например, СПИДа — прим. автора) все народы должны быть доведены до того, что они не будут более видеть никакого выхода, кроме того как полностью отдаться в подчинение Иллюминатам.

— Если какое-либо государство подорвано революцией или вследствие гражданской войны стоит перед опасностью нападения внешнего врага, то это всегда благоприятный ход событий и работает в нашу пользу.

— Нужно людей приучить к тому, чтобы они брали квитанции как подлинные монеты, довольствовались внешней стороной, гнались за удовольствиями, находясь в непрерывном поиске чего-то нового, запутываясь в нем и в конце концов следуя за Иллюминатами; этого можно достичь через хорошее вознаграждение масс за их подчинение; этим же можно привлечь их внимание.

Посредством развращения общества люди будут лишены всякой веры в Бога.

— Через последовательную обработку словом устным и письменным, а также специально разработанные формы обмана массы будут склонены в сторону воли Иллюминатов.

Способность самостоятельно мыслить должна быть ликвидирована у людей посредством внедрения преподавания готовых взглядов;

духовные силы должны быть подорваны применением пустой демагогии. Свободные мысли, выдвигаемые партиями, должны ораторами Иллюминатов растягиваться настолько, чтобы у людей, утомленных от слушания, выработалось отвращение к ораторам любых ориентаций.

В противоположность тому, государственное учение Иллюминатов должно преподноситься гражданам в не утомительной форме, чтобы они могли спокойно его воспринять.

Массы должны оставаться слепы, неразумны и лишенными собственного мнения, чтобы они не могли дискутировать на темы государственного устройства; управлять ими должна справедливая, но неумолимая сила и принцип безусловного подчинения.

— Мирового господства можно достичь только окольными путями, посредством целенаправленного подрыва всех подлинных свобод — законодательства, порядка выборов, прессы, свободы личности, а прежде всего системы воспитания и образования народа — и при строжайшем соблюдении тайны обо всех мероприятиях.

— Через целенаправленное расшатывание государственного устройства правительства нужно мучить до тех пор, пока они не будут готовы передать нам всю свою власть ради сохранения мира.

— В Европе надлежит возбуждать непонимание между людьми и народами, расовую и религиозную ненависть для того, чтобы появились непреодолимые расколы, чтобы ни одно христианское государство более не могло найти себе поддержки, потому что все прочие страны будут бояться, а любые союзы против Иллюминатов будут бессмысленны...

— В других частях света должны сеяться раздоры, беспорядки и враждебность для того, чтобы приучить государства к страху и подавить всякую возможность оказать сопротивление.

— Путем делегирования президентам прав объявления военного положения вся военная мощь также окажется в руках Иллюминатов.

— “Непросвещенные государи”, напротив того, должны устраняться посредством дворцовых переворотов и агентурных операций, не позволяющих им заниматься государственными делами.

— Путем продажности высших государственных должностей правительства должны быть поставлены в кредиторскую задолженность перед Иллюминатами после предоставления им серии займов, что существенно увеличит их государственный долг.

— Посредством специально отрежиссированных экономических кризисов, в ходе которых все доступные денежные средства будут изыматься из оборота, этим производится тем самым подрыв денежного хозяйства у “не-Иллюминатов”.

Сила денег должна стать единственной силой, движущей торговлю и производство, чтобы посредством денег промышленники могли получить и политическую власть. Наряду с Иллюминатами в эту категорию должны попасть и зависящие от них миллионеры; полиция и солдаты должны оставаться неимущими.

— Через введение всеобщего равного избирательного права должно быть установлено безраздельное господство большинства. Через приучение к самостоятельности производится уничтожение семьи и ее воспитательной силы. Через образование, основанное на фальшивых данных и лживых учениях, молодежь должна быть оболванена, уведена в сторону и развращена.

— Связь с уже существующими и основание новых лож вольных каменщиков, продолжающих дело рассеянных организаций, чтобы достичь желаемой цели. Никто не знает их и их целей, и менее всего глупцы из числа не-Иллюминатов, которые будут стремиться к членству в открытых ложах вольных каменщиков, только для того, чтобы глаза им успешнее засыпали песком.

— Посредством всех этих мероприятий народы должны подталкиваться к мысли о том, чтобы пригласить Иллюминатов на роль мировых правителей. Новое мировое правительство должно представляться благодетельным руководством-ширмой, к которому прибегают совершенно добровольно (ООН прим. автора).

Если какое-либо государство будет против него возражать, его соседи начнут против него войну. Создание такого правительства требует организации мировой войны.

(КОРАЛЬФ: “Майтрейя, мировой учитель будущего”, Конни-Ферлаг, 1991, стр. 115 и сл.).

0

5

Elista

4 апреля, 2012г. 11:36:28

Гроссмейстер Филипп Эгалите

Шаблон
Спасибо, Валерий Борисович, за представленный перевод. Как я понимаю полной версии "Красной симфонии" на русском языке нет?


Насколько мне известно, был выполнен, как минимум, один русский перевод – в Аргентине в 1968 году, - но мне его обнаружить не удалось. Кроме того, может еще существовать и русский первоисточник. Что, правда, необязательно, поскольку книга могла быть написана кем-нибудь из иностранных членов Коминтерна, из числа получивших доступ к еврейской чекистской «кухне» и потрясенных происходящим в СССР.  В том, что книга была написана инсайдером, сомнений быть не может.

Сильное уточнение. Я о нечто подобном думал, но конечно не мог представить, что вектор этих сил прежде направлен во внутрь, а не во вне.

Отличий много. Как можно заметить, в 1-м варианте перевода  часть текста опущена, а словосочетание «коммунистическая революция» систематически заменено на «еврейскую революцию». Не только по форме, но и по сути, к такому переводу можно предъявить претензии, поскольку еврейской является не только всякая «коммунистическая», но и любая «фашистская» революция. Как и вообще практически любая революция последних столетий.

К тому же, столь частые упоминания «еврейской революции» едва ли могли получить одобрение цензуры франкистской Испании. И без того книга насыщена глубокими и гуманистическими «антисемитскими» оборотами и обобщениями.

2-й вариант практически дословно следует оригиналу испанского издания 1952 года.

К числу недостатков обеих версий перевода можно отнести следующий фрагмент, способный ввести читателя в заблуждение.

В испанском издании 1952 г.:

Lo eran y lo son. Los masones no han aprendido aquella primera lección que fué la Gran Revolución, en la cual jugaron un enorme papel revolucionario, y devoró a la mayoría masónica, empezando por su Gran Maestre, el Orleáns; mejor dicho, por el masón Luis XVI, para continuar con girondinos, hebertistas, jacobinos, etc., y si sobrevivieron algunos fué gracias al Brumario.


1-й перевод:

Так они и были наивными. Масоны абсолютно не извлекли никакого урока из Великой Французской революции, где они играли выдающуюся роль. Эта революция поглотила большинство масонов, начиная с самого Грандмастера Орлеанской ложи его величества масона Людовика Шестнадцатого, а затем поглотила и жирондистов, гебертистов, якобинцев и так далее; и если кто и выжил, то это только благодаря наступившему месяцу Брюмера.

2-й перевод (более точный):

Они такими были и есть. Масоны не научились ничему из того первого урока, каким была для них Великая Революция, в которой они играли колоссальную революционную роль; она пожрала большинство масонов, начиная со своего Великого Мастера Орлеанской ложи, правильней сказать, масона Людовика 16-го, чтобы затем продолжать уничтожать жирондистов, эбертистов, якобинцев и т.д, и если кто-либо выжил, то это получилось в результате месяца Брюмера.

В оригинале, конечно же, имеется в виду не Людовик XVI, а его родственник герцог Орлеанский, представитель младшей - Орлеанской ветви Бурбонов, в годы «революции» принявший прозвище «Филипп Эгалите». Известно, что масонам удалось убедить его принять пост гроссмейстера Великого Востока Франции, после того, как от этой сомнительной чести отказались сам Людовик и его братья – граф Прованский и граф д’Артуа. Филиппа Орлеанского использовали в качестве «полезного идиота».

http://upload.wikimedia.org/wikipedia/commons/6/6b/Philippe_d%27Orl%C3%A9ans_en_grand-maitre_du_GOF.jpg
Портрет герцога Орлеанского в облачении гроссмейстера Великого Востока Франции (ок. 1777 г.)

Вообще, надо отметить, что Орлеанская ветвь Бурбонов с самого начала отличалась гендерной  гнильцой – к ее представителям роялисты всегда относились настороженно. Таких масонских карьеристов халдейские жрецы используют в своих зловещих мессианских целях особенно охотно. В годы террора «РФ» гроссмейстер «Филипп Эгалите» собственноручно отправил своего кузена  на эшафот. Вот как описывает этот исторический эпизод Ц. Видаль в своей книге:

В январе 1793 года революционное правительство решило привлечь  Людовика XVI к суду по обвинению в измене – весьма специфическое обвинение, принимая во внимание поведение революционеров в течение почти четырех лет. Процесс проходил перед лицом более семисот депутатов Конвента, заменившего собой Национальную Ассамблею. На третьей неделе месяца Конвент признал короля виновным в измене 426-ю голосами против 278. При обсуждении меры наказания 387 проголосовали за смертную казнь, а 314 – за тюремное заключение. Среди сторонников смертной казни находился гроссмейстер Филипп Эгалите.

В этот момент один из депутатов предложил перенести казнь короля на неопределенный срок. Предложение было отвергнуто с разницей всего в один голос – Филиппа Эгалите. 20 января было выставлено на голосование новое предложение – о немедленном приведении приговора в исполнение. Оно было принято 380 голосами против 310, и на следующий день Людовик XVI был гильотинирован.

С. Vidal “Los Masones”, Madrid, 2006, p.111-112


И это еще не самый худший образец еврейского гендерного «правосудия», - как показал российский и испанский римейк французского террора, бывает куда хуже, без всяких «голосований».

Масонская карьера самого «Филиппа Эгалите» также завершилась трагически. Он сложил с себя полномочия гроссмейстера Великого Востока Франции и 22 февраля 1793 года выступил со следующим разоблачительным заявлением в «Journal de Paris»:

« Dans un temps où personne, assurément, ne prévoyait notre Révolution, je m'étais attaché à la franc-maçonnerie qui offrait une image d'égalité, comme je m'étais attaché au parlement qui offrait une image de la liberté. J'ai, depuis, quitté ce phantôme pour la réalité. Au mois de décembre dernier, le secrétaire du Grand Orient s'étant adressé à la personne qui remplissait auprès de moi les fonctions de secrétaire du Grand Maître, pour me faire parvenir une demande relative aux travaux de cette société, je répondis à celui-ci, sous la date du 5 janvier : « Comme je ne connais pas la manière dont le Grand Orient est composé, et que, d'ailleurs, je pense qu'il ne doit y avoir aucun mystère ni aucune assemblée secrète dans une République, surtout au commencement de son établissement, je ne veux me mêler en rien du Grand-Orient ni des assemblées de francs-maçons».

«Я поступил в масонство, которое явилось для меня залогом равенства, в такое время, когда еще никто не мог предвидеть нашей революции; точно так же поступил я в парламент, который я считал олицетворением свободы. Но с тех пор пришлось мне оставить эти мечты и обратиться к действительности. Не зная, из кого состоит «Великий Восток», я считаю, что республика, особенно, при самом своем возникновении, не должна терпеть ничего скрытного, никаких тайных обществ. Я не хочу иметь более ничего общего с неизвестным мне «Великим Востоком», ни с собраниями масонов

Адаптированный перевод из книги Александра Селянинова, «Тайная сила масонства», СПб., 1911, с.75-76.


http://rus-sky.com/history/library/power.htm

Такое заявление «гражданина Эгалите» было встречено масонскими «братьями» с «ледяным холодком», 13 мая 1793 года у него был отобран титул «гроссмейстера»:

Un « froid glacial » accueillit cette déclaration puis on procéda à « la dégradation maçonnique du citoyen Égalité en le faisant démissionnaire, et on le dépouilla de son titre de Grand maître ».


Судя по всему – перед нами один из тех исторических фактов, которые трудно принять на веру, но еще труднее опровергнуть. В промежутке между своим антимасонским заявлением (5 января 1793) и его опубликованием (22 февраля 1793) герцог Орлеанский собственноручно отправил на эшафот не просто своего кузена, но, пожалуй, единственного человека, который к тому моменту находился между ним и гильотиной. 

http://www.diagnopsy.com/Revolution/images/0384.jpg

Уже 6 ноября масонские братья отрезали голову своему бывшему «товарищу», «гроссмейстеру» и «гражданину». Повод для обвинения в еврейском царстве сумасшедших найти было не трудно – Филиппа Эгалите обвинили, одновременно, и в роялизме, и в осуждении Людовика XVI.

Обвинительный акт Филиппа быстро составлен; судьи его быстро пришли к убеждению. Он обвинен в роялизме, заговоре и многом другом; ему вменяется в вину даже то, что он подал голос за казнь Людовика, хотя он и отвечает: "Я подал голос по убеждению и совести" (из «стремления к уменьшению зла и негативов в этом мире» - мое прим.). Он приговорен к немедленной смерти; наступающий мрачный день 6 ноября - последний, который суждено ему видеть.
Томас Карлейль «Французская революция»


Еще один прекрасный пример политической шириковщины.

Русская страница Википедии приводит любопытный анекдот:

Перед гильотиной Филипп потребовал две бутылки шампанского и взошёл на эшафот с совершенным бесстрашием. Когда палач Сансон собирался снять с него сапоги, Филипп сказал: «Оставьте; они лучше снимутся после, а теперь поспешим». Ненавидевшие его роялисты отметили: «Жил как собака, а умер, как подобает потомку Генриха IV».


В «Красной симфонии» ничего не сказано прямо, но по приведенному выше тексту

она пожрала большинство масонов, начиная со своего Великого Мастера Орлеанской ложи, правильней сказать, масона Людовика 16-го,

- можно подумать, что и Людовик XVI тоже был масоном.

http://upload.wikimedia.org/wikipedia/commons/thumb/5/53/LouisXVI-France1.jpg/220px-LouisXVI-France1.jpg

Большинство историков эту гипотезу отвергает. Хотя известно, что два младших брата короля Людовика были масонами – упомянутые выше граф Прованский и граф д’Артуа. Им обоим довелось править Францией после реставрации 1814 года: под именами Людовика XVIII и Шарля Х. Вполне возможно, что и самого Людовика XVI могли заманить в такую «игру» - в 18-м столетии, до «французской революции» подлинная суть масонства еще мало кому была понятна – по выражению Пушкина, это была «модная болезнь».

Кстати говоря, и гнилую орлеанскую ветвь Бурбонов масоны тоже усадили на трон – старший сын Филиппа Эгалите правил Францией с 1830 по 1848 год, с именем «Луи-Филипп I», с прозвищем «король-гражданин» и под номером 69. Неплохой номер для семьи с гендерными отклонениями.

Мы видим, что ситуация параллельная с царской семьей Романовых. Почти все окружение Николая II было масонским, он сам последовательно проводил масонскую внутреннюю и внешнюю политику, был связан с мартинистами (Папюс был его личным «медиумом-спиритом»), но факт его собственной принадлежности к тому или иному масонскому ритуалу отрицается. Истинную роль Николая II в больших каббалистических мистериях по уничтожению России установить не так-то просто.

У Николая Боголюбова в книге “Тайные общества XX века” приведен интересный абзац про то, с кем масонам надо бороться:

Да, у меня есть эта книга Н. Боголюбова. Иллюминатский «Новый завет сатаны» куда ближе к содержанию «Протоколов сионских мудрецов», чем сатирический памфлет Мориса Жоли «Диалог в аду между Макиавелли и Монтескьё, или Политика Макиавелли в XIX веке» (1864). И составлен был значительно раньше. Именно поэтому так называемые «евреи» предпочитают о нем умалчивать в своих спекуляциях на тему о «литературном плагиате» авторов «Протоколов».

Еще выскажусь по поводу «страшной масонской тайны». Истинная цель масонов начертана на их знаменах: «Свобода, Равенство, Братство». Это не позитивный лозунг, а именно обозначенная цель, к уничтожению которой их деятельность объективно направлена. В том же самом смысле, как в советском анекдоте о плакате на здании артиллерийского училища: «Наша цель – коммунизм». Не следует в этом отношении питать никаких иллюзий.

0

6

Elista

5 апреля, 2012г. 23:52:02

"Красная симфония", гл. 38 "Ягода сломлен"

Шаблон
Если позволите, приведу еще цитату Климова:

Все тайные общества мира (масоны, иллюминаты, иезуиты) — это вербовочные пункты, где дегенераты ищут людей с гомосадистическими наклонностями, а найдя — активно продвигают к рычагам власти. Само собой, «древняя иудейская вырожденческая секта» им активно способствует.


Не помню, где-то встречалось примерно следующая мысль:
Каждый масон - педераст, и каждый осознанный педераст вне зависимости от его волеизъявления автоматически становится масоном.


Это очень любопытная мысль, уважаемый Шаблон, и нам ее следует иметь в виду. Если она верна хотя бы отчасти, то она могла бы очень многое объяснить (надеюсь, мы к ее рассмотрению еще вернемся). Для автора (-ов) книги «Красная симфония» верно и другое заключение: масон, значит – троцкист. А для нас, к тому же, каждый (высокопоставленный) масон – адепт «синтетической философии эзотеризма», агент больших каббалистических мистерий и любитель карт ТАРО.

Я давно уже обещал в дискуссионном клубе «Полемикс» опубликовать перевод еще хотя бы одной главы из «Красной симфонии», и теперь, наконец-то, выполняю свое обещание. Покорнейше прошу меня простить уважаемого Гуго Пекторалиса за то, что заставил его так долго ждать. Обещаю ему, в качестве компенсации, разместить позднее еще пару очень любопытных фрагментов из той же книги.

Публикуемая XXXVIII глава называется «Ягода сломлен» («Yagoda quebrado»). В ней описан допрос бывшего  председателя ОГПУ и наркома внутренних дел СССР «Генриха Григорьевича Ягоды» (Еноха Гершоновича Иегуды) и прекрасно отражен ожесточенный характер «внутрипартийной борьбы» с масонами в 1930-е годы. Она непосредственно предшествует уже знакомым читателям форума wpc главам «Люди?» и «Радиография революции» (допрос Раковского).

Повествование не только чрезвычайно интересно, но, по всей видимости, основано на документальных материалах и личном опыте – придумать такое едва ли возможно.

********

http://wpc2.narod.ru/02/sinfonia_en_rojo_mayor.jpg

Jose Landowsky, médico al servicio del Jefe de la Policía Soviética, «Sinfonía en Rojo Mayor»,
Madrid 1952, p. 388-401

Глава XXXVIII

ЯГОДА СЛОМЛЕН

Итак, снова я здесь. Ровным счетом ничего не изменилось за это время – кажется, и не могло измениться. А между тем, за прошедший месяц с небольшим я как будто пережил целую жизнь. Воспоминания о минувших реальных событиях чередуются в моем воображении с фантастической быстротой, точно кадры кинематографической ленты. Какой контраст с С.С.С.Р. – неподвижным, окаменевшим, вечным... Революция, это «перманентное движение и прогресс», согласно ее идеологам, кажется мне сейчас застывшим, неподвижным центром вселенской карусели событий. Стремительные перелеты, похищения, убийства, война, заговоры, планетарные конвульсии... И что же? Здесь, в С.С.С.Р., все по-прежнему укрыто белым снежным саваном, как и вчера, как и год назад, вот уже целую вечность...

Или, по крайней мере, таким мне видится мир сквозь металлические решетки на окнах моей тюрьмы-лаборатории. Комната, склянки, пробирки, штативы, дом, люди, поле - все, как и было. Вот уже целую вечность.

***

Я вернулся в Москву вместе с Дювалем. (Не знаю почему, но во время моего последнего путешествия и сейчас, после возращения, Габриэль снова стал для меня тем самым «Дювалем», с которым я когда-то впервые встретился.) Мы прибыли из Ленинграда поездом, потом он завез меня на дачу и тут же отбыл.

Теперь мне предстоит написать рапорт о моем морском путешествии с генералом Миллером. Постараюсь сделать акцент на его проблемах с сердцем. В Ленинграде у меня для этого просто не было времени – Габриэль ждал меня прямо на пристани, рядом с автомобилем, и мы выехали почти сразу, через каких-нибудь полчаса после прибытия.

Во время нашего переезда я несколько раз спрашивал себя, умер ли уже Миллер. Я почти не мог смотреть Габриэлю в глаза: страх выдать мою роль в его «убийстве» заставил меня сослаться на усталость и немедленно улечься спать. Теперь же я не нахожу себе места – сообщение о его смерти должно было прийти в Москву еще до нашего прибытия, и Габриэль неминуемо должен вот-вот примчаться или позвонить. Я жду его приезда с нетерпением. Ничего не могу поделать, даже читать – только курю и, как маятник, хожу взад-вперед по комнате.

http://upload.wikimedia.org/wikipedia/commons/e/e5/Evgenij_Miller.jpg
генерал-лейтенант Евгений-Людвиг Карлович Миллер

Отсутствие известий о судьбе генерала заставило бы меня опасаться – какая ирония! – что он все еще жив, если бы дигиталис был советского производства. Но нет, он выпущен в Германии, и я сам проверил его чистоту в этой лаборатории. Не может быть никаких сомнений в его эффективности. Было бы настоящей трагедией, если бы знаменитая немецкая аккуратность дала сбой в данном случае. Трагедией, в первую очередь, для самого Миллера, поскольку в его обстоятельствах жизнь – это мучение, и только смерть – подлинное избавление.

***

Да, генерал действительно скончался. Глубокой ночью мне сообщил об этом по телефону Габриэль. Я уже был в постели и давно спал, когда он мне позвонил. Все это похоже на безумие. Я долго молился и благодарил Господа: «Наконец-то я смог сделать добро ближнему моему. Убив его...»

***

Прошло немало времени. Уже на следующий день через интенданта дачи я передал Габриэлю рапорт о Миллере, ожидая, что он или кто-то еще явится, чтобы допросить меня подробнее. Напрасно: никому до меня не было дела. Не понадобились ни мужество, ни спокойствие, которые мне с таким трудом удалось собрать.

Наступила зима. Хоть я давно привык уже к холодам, она точно удавкой сжимает мне сердце. Все мои надежды вновь увидеть семью обернулись отчаянием. До сих пор мне о них совершенно ничего не известно. Окончание операции по похищению Миллера положило конец и моим неясным мечтаниям о свободе. Со времени нашего возвращения я так ни разу и не видел Габриэля. Да и помимо него никто не соизволил передать мне какую-либо информацию относительно моего будущего.

Как только я снова его увижу, если только это произойдет, то обязательно так прямо и поставлю вопрос: прошел уже целый год, как я нахожусь в полной изоляции – целая вечность для меня как для отца и мужа. Разве никто этого не замечает, никто об этом даже не думает?

***

Сегодня приезжал Габриэль. Он пробыл всего несколько минут.
- Какая жалость, эта смерть Миллера!... Целый год работы пошел насмарку!...
Вот и весь его комментарий.

Уже  у самых дверей я настиг его. Попросил взять под личный контроль мое дело: мне совершенно необходимо увидеть, наконец, моих родных. Всего моего красноречия, отрепетированного за долгие дни ожидания, мне, однако же, продемонстрировать не удалось – Габриэль выслушал меня как-то рассеянно и нетерпеливо. Вместо ответа он обещал мне:

- Обязательно передам вашу просьбу тов. Наркому - как раз сейчас он меня ждет. Не волнуйтесь, доктор. Только имейте в виду, что вам слишком многое уже известно, чтобы свободно разгуливать по С.С.С.Р.
И он тут же уехал, даже не взглянув на меня.

***

Новый год: 1938. Боже мой, что меня ожидает?

В течение следующих трех месяцев я вообще никого не видел. Габриэль не возвращался. Как обычно, я одновременно и жду, и опасаюсь его приезда.

Наконец-то я сумел преодолеть мою апатию и снова взялся за перо. В моей летописи я дошел уже до описания событий, вызвавших самоубийство Лидии. Не вполне удовлетворен тем, как мне удалось передать их. Мне явно не хватает литературного дарования, чтобы изобразить всю глубину этой трагедии. Когда я сам переживаю чужую боль, она неизбежно находит во мне живой отклик, и описать ее не представляет труда. Иное дело – когда не принимаешь непосредственного участия в событиях и даже не являешься их свидетелем, а только наблюдаешь их трагические последствия. В таких случаях мне нелегко находить нужные слова: не хватает чувства, интенсивности личного переживания.

Вновь появился Габриэль. На этот раз он даже остался поужинать в моей компании. Привез с собой всяких деликатесов, как утверждает, из Германии. Что ж, я душевно благодарен ему за такое внимание – еще бы, приехать поужинать со мной в эту особенную, предновогоднюю ночь, поздравить меня с Новым годом! Не ожидал. Я уже думал скоротать ее, как и все остальные. По правде, мы в семье никогда не отмечали большевистский Новый год, предпочитая вместо этого проводить наш скромный семейный праздник на Рождество. В этом, наверное, находил выражение наш безмолвный внутренний протест перед лицом тирании.

Ужин получился великолепным. Кажется, Габриэль заставил меня выпить лишнего. На него же самого, хоть он и составил мне компанию, алкоголь никак не повлиял. Было заметно, что он очень старался опьянеть и забыться в вине, но подозреваю, что ему этого сделать так и не удалось. Ужин затянулся надолго: настенные часы в гостиной пробили полночь, когда мы только еще приступали к десерту. Мы подняли бокалы за наше личное и семейное счастье, и, несмотря на все наши прошлые размолвки, мне показалось, что слова Габриэля в тот момент были вполне искренними. Меня они так взволновали, что я чуть не расплакался, украдкой смахнув несколько непрошеных слез.

Весь вечер мы провели в разговорах, и Габриэль был явно в ударе. Он говорил почти не останавливаясь, на тысячи самых разнообразных тем: одновременно веселых, пикантных и игривых – чувства юмора ему не занимать, а иногда в словах его звучала и неподдельная душевность. Единственное, чего он тщательно избегал – это касаться «нашего» или «профессионального».

Мы засиделись далеко за полночь. При расставании он как-то особенно тепло со мной попрощался.
Первая ночь года оказалась на удивление счастливой.

***

Было уже почти двенадцать, когда я спустился в гостиную. Габриэль меня уже ждал. Он предложил вместо завтрака выпить немного вермута, а затем увлек меня в лабораторию.

- Прошу вас оказать мне небольшую услугу, доктор, - сказал он, осторожно прикрыв дверь.

- Извольте.
Он порылся в кармане своей куртки и извлек оттуда двумя пальцами нечто, завернутое в глянцевую бумагу. Развернув упаковку, он показал мне никелированную капсулу, размером не более револьверной пули.

- Что это? – спросил я.
- То, что видите, доктор – герметическая платиновая капсула яйцевидной формы.
- И что от меня требуется? Проверить содержимое?
- Нет, доктор, ее содержимое мне хорошо известно. Мне хотелось бы узнать, не могли бы вы ее имплантировать под кожу?
- Под какую кожу? – изумился я.
- Мне под кожу.
- Вам? – воскликнул я, совершенно ошарашенный подобным требованием.
- Да, дорогой доктор, не удивляйтесь. Как я понимаю, есть немало людей, которые носят в себе пули, застрявшие глубоко в мышечных тканях, даже в легких, а они живут, как ни в чем не бывало долгие годы... Разве не так?
- Да, разумеется.
- Следовательно, если пулю можно без проблем ввести в тело из ружья или из пистолета, то для вас-то уж, доктор, и вовсе не должно представить большого труда имплантировать ее не слишком глубоко, разумеется, с соблюдением всех мер медицинской предосторожности.
- Да, вы правы, это не слишком рискованная операция.
- В таком случае, сделайте ее... Чего вы ждете?

Мне нечего было на это возразить, дальнейшие расспросы я посчитал некорректными, а потому безмолвно направился за необходимыми для операции инструментами.

Вернувшись, я спросил:
- Где вы предпочитаете?
- Здесь, - и, снимая часы, он указал мне на левое запястье. – Здесь, - повторил он еще раз, - чуть повыше сустава.
Я приготовил состав для местной анестезии и направился к Габриэлю с заряженным шприцем в руке.
- Что вы собираетесь делать? – удивленно спросил он.
- Обезболивание, - ответил я.
- Вы полагаете, без него не обойтись?
- Естественно, или вам захотелось помучиться без всякой необходимости?
- Не Бог весть, какая боль: не убьет меня, поди... Хотя, вы ведь у нас специалист по обезболиванию... Валяйте, испытайте на мне один из ваших знаменитых препаратов. Колите уже.

Я сделал инъекцию и подождал несколько минут.
- В каком именно месте?
- Здесь, доктор, - и он провел отчетливую линию на коже ногтем указательного пальца. – Пожалуйста, подальше от артерии, где вы имеете обыкновение измерять пульс. А не то, неровен час, какой-нибудь врач еще нащупает капсулу и заинтересуется ею... Медики ведь так любознательны, не правда ли, доктор?
- Как вам угодно. Готовы?...
- Да, доктор, не придавайте всему этому такого значения.
Я сделал ему надрез и, раздвинув кожу, вставил в мышечную ткань капсулу, предварительно тщательно продезинфицировав ее. Затем зашил и забинтовал руку. Все это заняло совсем немного времени.
- Превосходно, - одобрительно произнес Габриэль, вновь одевая часы поверх бинта. – Спасибо, доктор. Сколько я вам должен за операцию?
- Изволите шутить?... Ничего, Габриэль, я ведь на службе... Или это была частная услуга?
- Видите ли, доктор, если вы хотите оплату...
- Я?
- Да, если вы желаете, чтобы я удовлетворил...
- Боже мой, Габриэль!
- Чтобы я удовлетворил ваше любопытство.
- Ну что вы! – запротестовал я.
- Не отрицайте, доктор. Вы же умираете от любопытства. Я готов сказать вам, что она содержит и даже более того – предлагаю и вам такую же капсулу с вакциной.
- Так это вакцина? – изумился я.
- Да, доктор; вакцина по вашей специальности, но только не вами изобретенная. Это обезболивающее средство.

Мне показалось, что он говорил вполне серьезно и я не почувствовал иронии.
- Правда? – спросил я с сомнением.
- Совершенно искренне вам говорю.
- Вакцина, заключенная в капсуле?... И действующая через металл?... Что за диво! Или это сам металл оказывает профилактическое действие?... Подозреваю, Габриэль, что вы пали жертвой какого-то шаманского суеверия.
- Хорошо, буду с вами вполне серьезен, доктор. Какое, по вашему мнению, средство является наиболее эффективным от боли?...

Я уже хотел было дать исчерпывающий научный ответ, когда он остановил меня жестом и продолжил:

- Не затрудняйте себя, доктор; надеюсь, вы не станете оспаривать очевидное: самое совершенное обезболивающее – это смерть, вечное и абсолютное средство, не так ли?... Ну вот, вы уже согласны. Разве вам не приходилось порой слышать из моих уст, что смерть, а вернее, самоубийство, является здесь у нас немыслимой, недостижимой роскошью? Многие были бы готовы отдать все свои богатства, своих женщин, детей – все, что имеют, за одну только возможность своевременно пустить себе пулю в лоб... Опыт моей собственной работы надоумил меня на счастливую идею, которую вы только что и помогли мне реализовать. Теперь внутри меня зашита эта самая заветная пуля...
При этих словах в глазах его сверкнула зловещая радость. Мне даже показалось, что он все еще продолжал смеяться надо мной или, быть может, сошел с ума. И я возразил ему:

- Но эта пуля вполне безобидна; ваше здоровье не может пострадать от того, что она у вас внутри, не так ли?
- Да, доктор, да. Она убьет меня только, когда я сам этого захочу.
- Может быть, она заколдована?
- Не буду вас больше мистифицировать: пуля содержит соли синильной кислоты очень высокой концентрации. Если только вы, доктор, меня не выдадите, никто не сможет меня ее лишить. Даже будучи связанным, я все-таки всегда смогу поднести ее ко рту и надкусить: я уже предварительно проверил ее на прочность, конечно, не эту, а другую, пустую.
- А если у вас не будет режущих предметов под рукой, чтобы извлечь ее?...
- Ну, зубы у меня будут в наличии в любом случае... Их обычно не сразу выбивают. Одного решительного укуса окажется достаточно.
- Да, действительно вы все продумали... Но для чего это нужно, Габриэль?
- О! Пока ни для чего, простая предосторожность. Вы же знаете, что мне иногда приходится наведываться в Германию... Гестапо, понимаете? Не то, чтобы они там были особенно изощрены в пытках, нет: разве что избивают, как звери. Нет, «черные» в этом отношении довольно примитивны. Если убивают, то делают это достаточно быстро... Хотя и они отчасти являются причиной этой моей вакцинации от боли, но я больше опасаюсь угрозы с другой стороны, с внутренней.
- Вы имеете в виду угрозу со стороны Н.К.В.Д.? – ошарашено спросил я его.
- Да, доктор, да. Именно здесь моя вакцина может оказаться совершенно необходимой. Вы уже кое-что знаете о наших методах, пока, правда, немного... Разве не резонно с нашей стороны опасаться, что эти же самые методы могут быть применены и против нас?

http://wpc2.narod.ru/02/nkvd.jpg

- Как же это возможно?
- Как? А вы спросите у Ягоды.
- И он тоже?...
- Разумеется. И если он, Народный Комиссар и Маршал, подвергнут сегодня деликатной обработке своими же учениками, то почему та же участь не может постигнуть и нас с вами?...
- Вы боитесь?...
- Я ничего не боюсь.
- Возможны перемены руководства?...
- Нет, не думаю. Но Сталин не бессмертен. Ни мне, ни кому иному, не дано знать будущего. Если шефу Н.К.В.Д. однажды пришлось поменять свой высокий и всемогущий трон на тюремную камеру размером с гроб, то где гарантия, что он оттуда не вернется, чтобы снова начать наводить террор?... Только представьте себе, доктор, что вам снова пришлось оказаться в лапах того самого Ягоды, которого вы когда-то знали... У вас мурашки по спине при этой мысли не бегают?...
- Да, по правде, еще как.
- В таком случае, - сказал он, запуская руку в карман куртки, - очередь за вашей капсулой, доктор?...
- Нет, Габриэль, не надо. Спасибо, но вы ведь знаете, что я не смогу...
- Ах да, ваш Бог, религиозные предрассудки... Пожалуй, вам, в отличие от меня, анестезия не понадобится... Религия есть опиум для народа, как говорил товарищ Ленин. Вы полагаете, вам этого наркотика окажется достаточно, чтобы превозмочь боль? Думаю, что нет, доктор, еще хуже будет.
- Вы не понимаете...
- Зато я понимаю другое, неведомое вам утешение в долгие часы ожидания опасности – утешение от возможности поиграть пальцем на предохранителе или, подобно биению сердца, ощутить кожей спусковой крючок спрятанного в кармане револьвера. Хотя что там пистолет: это сущий пустяк, ведь не представляет никакого труда разоружить того, кто не ведает еще своего приговора. Моего же талисмана никто у меня не отнимет. О, как сладостно должно быть обладание им в тот момент, когда тебя волокут на пытку! Могу представить себе безумную радость отца, внезапно нащупавшего пульс у сына, которого считал уже погибшим. Должно быть, нечто подобное ощутил бы и я, почувствовав бугорок заветной капсулы под рукой. Восторг и воодушевление большие, чем от биения любимого пульса... В конце концов, первое означает всего лишь жизнь, а в моем случае – смерть..., и что же может сравниться со страстным желанием смерти, дабы только избежать тех чудовищных пыток, на которые мы способны...

Габриэль замолчал. Он выразил свои мысли почти с набожным пылом, с глубочайшей убежденностью в собственной правоте. Его глаза не видели меня, казалось, они лицезрели в этот момент сам Ужас.

Он тотчас вновь овладел собой. Морщины на лбу его разгладились, и лицо опять обрело спокойствие. Внутренняя перемена была почти мгновенной.

- А не пора ли нам пообедать, доктор?... У вас поразительная способность разговорить меня!... Соберите инструменты и пойдемте.
Мы торопливо пообедали.

За Габриэлем пришла служебная машина, и он собрался уезжать. Уже в коридоре, как будто только что вспомнив, он сообщил мне:
- Ах, да!... Доктор, через несколько дней вам придется снова повидаться с Ягодой в очной ставке. Простая формальность, не волнуйтесь. У вас будет прекрасная возможность удовлетворить свою ненависть к нему...
- Мою ненависть? – спросил я удивленно.
- Разве вы не чувствуете ненависти к нему?
- Да отчего же я должен его ненавидеть?

Габриэль замешкался на несколько мгновений и посоветовал мне:
- Поверьте, доктор, у вас есть причины для ненависти.
- Но почему? Если Ягода избрал меня своим инструментом, то это не более, чем простая случайность, он также мог выбрать и любого другого...

Он больше не сказал мне ни слова и молча вышел, натягивая на уши свою меховую шапку.

***

0

7

(продолжение)

Глава XXXVIII

ЯГОДА СЛОМЛЕН

***

Еще десять дней полного одиночества. Письмо, чтение и поглощение пищи превратились уже для меня в однообразную, изматывающую рутину.
Сегодня мне позвонил Габриэль и предупредил, чтобы я был готов - вечером за мной придет машина.

Около десяти вечера меня забрали. Стоял дикий холод. Автомобиль направлялся к Москве, но мне оставалось только строить догадки о цели поездки и пункте нашего назначения.

Мы остановились у тех же дверей на Лубянке, что и в ночь казни Тухачевского. Сопровождавший меня человек предъявил свое удостоверение дежурному офицеру и нас пропустили, даже не спросив у меня документов. Зайдя в какую-то комнату, он позвонил по внутреннему телефону, после чего, в сопровождении работника Н.К.В.Д. мы немедленно отправились в путь по лабиринту здания. Мой попутчик нес в руке пропуск и несколько раз предъявлял его на контроле. Делал он это чисто машинально, по глубоко укоренившейся привычке и отдавая долг формальности – было заметно, что здесь его хорошо знали.

Мы пересекли несколько коридоров, время от времени поднимаясь по лестницам, так что я окончательно потерял всякую ориентацию. Наконец, мы остановились у дверей, охранявшихся еще одним солдатом Н.К.В.Д. Он сразу же позвонил и вошел внутрь, очевидно для того, чтобы доложить о нашем прибытии.

За пару минут его отсутствия у меня была возможность внимательно осмотреть коридор, в котором мы находились. Судя по всему, поддерживался он в идеальной чистоте: на полу и в помине не было ни окурков, ни следов плевков, двери по обе стороны сверкали свежим лаком и начищенным до блеска металлом ручек. Должно быть, за этими дверями располагались кабинеты высших чинов Н.К.В.Д. В крайних концах коридора застыли на вытяжку два вооруженных солдата: вид у них был на редкость серьезный и боевой.

Вернувшийся охранник предложил мне войти.
В проходной комнате стоял стол с пишущей машинкой.
Солдат открыл следующую дверь и с подчеркнутым уважением предложил мне войти. В самом центре комнаты курил поджидавший меня Габриэль.

После обмена приветствиями он подвел меня к обширной софе, своими роскошными размерами напоминавшей скорее турецкую тахту, и предложил присесть. Я подчинился и сел, а сам он остался на ногах. На нем была одета чрезвычайно элегантная форма сотрудника Н.К.В.Д., которой, несомненно, позавидовал бы любой офицер Вермахта. Я мельком окинул взглядом кабинет: все в нем было аккуратно и скромно, обставлен он был без лишних претензий, но мебель показалась мне основательной, новой и даже элегантной. Если бы не казенный литографический портрет Сталина на стене, то в нем, пожалуй не было бы ничего пугающего.

http://wpc2.narod.ru/02/sinfonia_en_rojo_mayor_styria.jpg

- Ну как, доктор? Как настроение и состояние духа?... Готовы к встрече с великим и ужасным Ягодой?
- Раз уж ее все равно не избежать... что тут поделаешь?
- Вопросы будут только по делу об отравлении Народного Комиссара товарища Ежова. Не думаю, что могут возникнуть проблемы, но на всякий случай роль следователя я решил взять на себя...
- Что мне полагается делать и говорить?
- Ничего особенного. Просто вам следует повторить все полученные от него указания и подтвердить, что раздавленные ампулы, найденные под ковром в кабинете товарища Ежова, были подготовлены вами по личному приказу Ягоды.
- А по поводу их содержимого?...
- Это уже другой вопрос. Пока еще не решено, предполагалось ли использовать подготовленные вами палочки Коха или нечто иное...
- В каком смысле?
- В смысле придания версии покушения большей правдоподобности.
- Как же так?
- Вам же известно, доктор, что наш уважаемый Нарком, к счастью, так и не заболел туберкулезом; я хочу сказать, так и не заразился им. Если, как и предполагается, покушение Ягоды на него будет фигурировать в публичном процессе, то правда по этому делу, пусть даже подтвержденная самим обвиняемым, может показаться кое-кому фальшивкой, фабрикацией и вымыслом. Поэтому использованный в покушении препарат обязательно должен быть такого рода, чтобы и в случае не смертельного исхода он все-таки имел бы тяжкие последствия для его здоровья: видимые, заметные следы... Вы не могли бы предложить что-нибудь подобное?...
- Так сразу ничего не приходит в голову.
- Чертовски жаль.
- Я подумаю. Для начала мне надо было бы ознакомиться с историей болезни Комиссара, его нынешним состоянием... пока мне только известно о его застарелом сифилисе.
- Разумеется, доктор, сифилис не подходит для нашей версии покушения – уж слишком болезнь непристойная... Конечно, было бы весьма комично заставить Ягоду признать, что он лично заразил своего преемника... венерической болезнью!... Но нет, нельзя!...

Я не смог не рассмеяться. Несомненно, в этом кабинете не часто приходилось слышать такой раскатистый смех. Улыбка на портрете Сталина была сдержанно загадочной.
- В общем, обещаю подумать.
Отлично, доктор, я вам об этом еще напомню. А сейчас, если не возражаете, я прикажу доставить Ягоду.

С этими словами он подошел к телефону и нажал кнопку коммутатора:
- Триста двадцать второго на допрос, - сказал он, подзывая меня к столу.
- Пожалуйста, доктор, присаживайтесь на этот стул, с правой стороны.
Я подчинился, усевшись на указанное мне место, и стал с нетерпением поджидать новой встречи с тем самым Ягодой, который когда-то был для меня едва ли не мифическим полубогом...

http://upload.wikimedia.org/wikipedia/commons/thumb/7/7d/1936_genrich_grigorijewitsch_jagoda.jpg/200px-1936_genrich_grigorijewitsch_jagoda.jpg
Енох Гершонович Иегуда, нарком внутренних дел СССР

Прошло некоторое время, прежде чем послышались осторожные шаги перед дверью. Позвонили и Габриэль громко дал разрешение войти. На пороге кабинета появился все тот же солдат, что ранее привел и меня.

- Триста двадцать второй прибыл!
- Введите! – приказал Габриэль.

Солдат вышел, и дверь тут же распахнулась: в проеме появился Ягода в сопровождении двух конвоиров. Он сделал три шага вперед и застыл в стойке «смирно», точно солдат-новобранец. Дверь снова закрылась. Я не мог отвести глаз от бывшего Комиссара. Габриэль откинулся назад, на спинку кресла и, безо всякого высокомерия, совершенно естественным голосом сказал ему:

- Подойди, Ягода!
- Тот подчинился и приблизился к Габриэлю, остановившись в каком-нибудь метре от стола. Я внимательно изучал его фигуру, не отваживаясь, однако, смотреть ему прямо в глаза. Габриэль протянул мне портсигар:
- Не хотите закурить, доктор?... – я с благодарностью взял предложенную папиросу, а он, раскуривая свою, добавил, обращаясь к Ягоде:
- Знаком с этим товарищем?

Ягода посмотрел на меня, и я впервые встретил его взгляд. Он уже был не тем, что раньше – не было в нем ни прежней твердости, ни высокомерного самодовольства, ни, тем более, того зловещего отблеска холодной угрозы, от которого неизбежно стыла кровь у собеседника.

- Отвечай! – требовательно повторил Габриэль.
- Не припомню..., - неуверенно выдавил из себя Ягода.
- Не помнишь? Как странно!... Да это же я сам представил тебе товарища для выполнения им важного служебного поручения... Вспомнил?...
- Служебного поручения? Так ведь сколько их было, товарищ...
- Не забывайся, Ягода! Не вздумай еще хоть раз назвать нас «товарищами»... В чем это мы тебе товарищи? Не оскверняй этого слова, Ягода!
- Простите, случайно вырвалось...
- Хватит паясничать! Так значит, тебе этот товарищ не знаком?... Уже забыл, как ты приказал его ликвидировать в последний день перед твоим смещением с должности Наркома?...
- Я? Нет...
- Цинизма тебе не занимать. Ну, давай уточним вместе: помнишь дело Миллера?... Не этот ли самый товарищ был нами привлечен к операции, чтобы избежать осечки, которая случилась с генералом Кутеповым?
- Да-да, сейчас, кажется, припоминаю, - как-то запамятовал его физиономию.
- Опять врешь... Не помнишь, как ты попросил его оказать тебе услугу конфиденциального характера? Забыл уже, как он тебе ее оказал?.... Забыл, сколько раз ты интересовался здоровьем товарища Ежова перед твоим арестом? И, повторяю еще раз, - не помнишь, как ты приказал Миронову ликвидировать доктора?...

Ягода вдруг резко изменился в лице и прервал Габриэля.

- Не продолжайте. Я все помню. Как и с предыдущим следователем, я готов сотрудничать с вами, не надо допроса. Просто скажите мне, о каком конкретно деле идет речь. Догадываюсь, что о покушении на жизнь нынешнего Народного Комиссара. Сознаюсь во всем. Если вам нужны детали, то я готов во всем признаться, могу даже подробно написать обо всем. Если что-то вам неизвестно, я все расскажу. Если, помимо этого, вам нужны от меня еще какие-то признания, по другим делам – только скажите: я сознаюсь, сознаюсь во всех преступлениях. Это моя позиция в процессе...

- Да, мне было об этом известно, Ягода. Потому-то мне и показалось странным твое поведение со мной... Что это вдруг на тебя нашло?
- Просто глупость, признаю; какой-то дурацкий порыв... Твое..., простите, ваше присутствие оказалось для меня неожиданностью. Как-то не ожидал вашего личного участия в моем деле; воспоминания о том доверии, которое я оказывал... вам; о всех тех важных операциях, что вам поручались; словом, ваш фанатизм и большевистская преданность заставили меня устыдиться... Примите во внимание эту внезапную перемену в нашем положении; к ней нелегко сразу привыкнуть...

- Хорошо, хорошо, Ягода: прошлых отношений между нами уже нет и не может быть, имей это в виду. Если я и горжусь чем-то профессионально, так это тем, что мне удалось с самого начала раскусить твою троцкистскую сущность. Знаешь, как я тебя раскусил?... Ты выдал себя избытком рвения и садизма в уничтожении уже поверженных троцкистов... Сама твоя показная жестокость выдала тебя с головой. Короче, о прошлых заслугах лучше не будем вспоминать – ты повержен, твое время прошло, и ладно! Мы остановились на том, что ты выразил готовность чистосердечно признаться во всех твоих злодеяниях. Отлично! Этой ночью мы, пожалуй, ограничимся покушением на жизнь нашего шефа Ежова... Не будешь больше пытаться увиливать?

http://upload.wikimedia.org/wikipedia/commons/thumb/9/91/Voroshilov%2C_Molotov%2C_Stalin%2C_with_Nikolai_Yezhov.jpg/250px-Voroshilov%2C_Molotov%2C_Stalin%2C_with_Nikolai_Yezhov.jpg
"Железный нарком" Ежов со Сталиным, Молотовым, Ворошиловым на канале Москва-Волга

- Нет, ни в коем случае. Вы же понимаете: кому, как не мне знать, чем заканчиваются попытки сопротивления и упрямства в подобных обстоятельствах...
- Говоришь вполне рассудительно... Ты как профессор, как автор многочисленных методов по выбиванию показаний, к тому же, на практике неоднократно проверивший их эффективность, совершил бы неслыханную глупость, спровоцировав нас еще раз проверить действенность этих рецептов на твоей же собственной шкуре... Поверь мне, маэстро, ты оставил там, внизу, целую плеяду талантливейших учеников... так любящих свою науку, что они просто жаждут получить из твоих рук диплом, наглядно продемонстрировав на тебе свое искусство...

Ягода молчал, понуро опустив глаза.
- Ну что скажешь?
- Ничего... постараюсь не дать вам для этого повода...
- Отлично, пододвинь поближе этот стул и садись.
- Спасибо, спасибо, - поспешно повиновался он.
- Еще ближе, чтобы ты мог писать. Я не буду тебя допрашивать, опиши все сам, как это было, во всех деталях.

Ягода приблизился; Габриэль положил перед ним несколько листов бумаги и протянул ручку. Ягода взял ее в руку и на мгновение застыл в нерешительности.
- В чем еще дело?
- Мои очки... Я не могу писать без очков.
- Почему сразу не сказал? – упрекнул его Габриэль, снимая телефонную трубку: «Принесите триста двадцать второму очки».

Вскоре появился все тот же солдат с очками Ягоды, аккуратно завернутыми в бумажный пакет. Габриэль передал их заключенному и снова обратился к солдату: «Оставайся здесь, рядом с ним, чтобы он не вздумал их снимать.»
- Я не предприму никаких попыток..., - тут же пообещал ему Ягода, которому, очевидно, был хорошо понятен смысл приказа.
- Твои обещания никому здесь не нужны... сам знаешь, как легко перерезать себе артерию осколком стекла... для чего же давать нашему доктору лишнюю работу...
Ягода принялся писать. Габриэль поднялся, чтобы поразмяться.
- Идите сюда, доктор, присаживайтесь поудобней, - сказал он мне, указывая на тахту, - не хотите выпить хорошего кофе?...
Я согласился, и он заказал по телефону кофе для двоих.

Я снова удобно расположился на софе. Запасы энергии, бережно накопленные мной перед столь ответственной очной ставкой, по-прежнему оставались нетронутыми. По правде, пока что допрос великого и ужасного Ягоды оказался на поверку делом не таким уж и страшным.
 
Опрятно одетый повар принес нам кофе. Как приятно было видеть его одетым во все белое, с головы до пят, в высоком накрахмаленном уборе. Было в высшей степени удивительно встретить в цитадели пролетарской Инквизиции персонажа в подобном костюме, наводящем на крамольные мысли об утонченной буржуазной кухне. Должно быть, этот представитель гастрономического цеха был плодом иронической фантазии какого-то скрытого врага диктатуры пролетариата. Казалось, что он и выбран был именно с этой целью: сияющий круглолицый блондин, гладко выбритый, краснощекий – напоминающий евнухов со страниц французских иллюстрированных журналов.

Он осторожно поставил на стол поднос, налил нам кофе и, испросив разрешения у Габриэля, вежливо удалился, покачивая своими необъятными бедрами.

Мы выпили кофе, покурили, после чего Габриэль предложил мне отдохнуть прямо на софе: «можете даже прилечь поспать; это может еще продолжаться часа два-три», а сам принялся прохаживаться взад-вперед по комнате.

Кажется, я так и не заснул, а лишь слегка задремал с закрытыми веками и потерял счет времени. Через некоторое время я сонно открыл глаза, услышав звук отодвигаемого стула. Это был Ягода, закончивший писать свои показания. Габриэль взял со стола последний лист и начал читать, - похоже, все остальные страницы были им уже прочитаны ранее. Окончив чтение, он велел Ягоде снять очки и передал их солдату, после чего тот с ними удалился.

Ягода выжидающе смотрел на него, и Габриэль заговорил:

- В принципе, ничего, приемлемо. Позднее я еще раз перечитаю твои показания, и если потребуются какие-либо уточнения, тебя вызовут снова. Только один вопрос, Ягода: эта попытка ликвидации твоего преемника..., какую цель она преследовала? Личная месть? Или, может быть, у тебя еще оставалась надежда вернуться на прежнее место?... А может, тобой преследовалась цель расчистить дорогу для какого-нибудь другого скрытого троцкиста?...
- Только злоба и личная месть, - ответил, не думая, Ягода.
- Неправда; снова врешь!
- Правду говорю: для чего же я буду теперь врать, сознавшись уже в самом главном?...
- Конечно, это могло бы быть и актом запоздалой мести... Ну а что, если твой кандидат по-прежнему занимает высокий пост, и ты надеешься на скорую смерть нашего Наркома и на то, что твой сообщник, пока еще не выявленный нами троцкист, может занять его место: это могло бы быть твоей последней надеждой на спасение, Ягода... Разве не так?
- Признаю, что и я на вашем месте рассуждал бы точно так же, но поверьте мне...
- Я никому не верю, - прервал его Габриэль. – Итак, ты отрицаешь наличие у тебя сообщника, готового занять твой бывший пост главы Н.К.В.Д.?
- Да, отрицаю.
- Докажи это, а нет, так...
- Да как же я могу это доказать?...
- Тебе виднее, ты у нас мастер по выбиванию показаний.

Ягода замолчал и опустил голову. Я попытался угадать, какие мысли могли промелькнуть в эти мгновения в его криминальном мозгу. А что если он вдруг снова окажется у власти? От такой перспективы меня сразу бросило в дрожь: от страха за себя, и особенно, за Габриэля. Теперь мне стало понятно, для чего ему понадобилось зашивать в руку капсулу с цианидом.

http://upload.wikimedia.org/wikipedia/commons/thumb/2/2d/1935_genrich_jagoda_maxim_gorki.jpg/220px-1935_genrich_jagoda_maxim_gorki.jpg
ИЕГУДИЛ ХЛАМИДА (Максим Горький) и Енох Иегуда (Генрих Ягода) в 1935 г.

После паузы снова заговорил Габриэль:
- Что ж, сегодня пока не буду больше настаивать. Можешь несколько часов поразмышлять. Надеюсь, что-нибудь да придумаешь. Если нет, то плохи твои дела – сам знаешь, что тебя ждет, и не рассчитывай на мое снисхождение. Жаль, конечно... А я-то надеялся, что мы найдем с тобой общий язык... – и он резко переменил тему, обратившись ко мне, - Проголодались, доктор?

Позевывая, я посмотрел на часы: они уже показывали четыре двадцать утра. Перекусить чего-нибудь было совсем неплохой идеей, и я согласно кивнул.

Габриэль заказал по телефону икры, яичницу по-татарски и ветчины – неслыханные деликатесы, у меня слюнки потекли от одних только наименований блюд, – затем перечислил несколько названий заграничных марочных вин и, недовольно поморщившись, согласился, наконец, чтобы принесли две бутылки «Бордо».

Через десять минут вновь появился все тот же расфуфыренный повар. Габриэль велел ему сервировать «скромный ужин» прямо на рабочем столе, расставив бутылки с вином и все не поместившиеся приборы на паре соседних стульев.

Габриэль принялся за трапезу с какой-то особой торжественностью и самодовольством. Попробовав вино, он с видом знатока начал одобрительно цокать языком, и я сразу понял его хитрость. Вспомнил я и допрос Крамера, того самого несговорчивого капитана из Генерального штаба Вермахта. Разумеется, Ягода, как старый чекист, накопивший на Лубянке немалый опыт в этом грязном ремесле, в отличие от немца, прекрасно разбирался в подобных трюках, но ведь и состояние его желудка, наверное, было совсем другим... В каком режиме держали бывшего Наркома? Мне он показался очень похудевшим; ребра так и проступали сквозь одетое на нем тряпье. Несколько раз он то ли зевал, то ли судорожно сглатывал: скорее всего, от недосыпания и голода.

По приглашению Габриэля я тоже принялся за еду. «При виде таких кушаний и Ганди нарушил бы свой пост», - думалось мне. Должно быть, мой довольный вид стал дополнительным искушением для Ягоды. Габриэль же разыгрывал роль обжоры прямо артистически. Сгорая от стыда, я старался не поднимать глаз от своей тарелки, но как, однако же, все было вкусно!... Порою желудок оказывается сильнее нас...

Но что это? Внезапно раздался грохот опрокидываемого стула, и Ягода, как молния, вскочил и завладел ножом, который Габриэль по оплошности оставил в пределах его досягаемости. С холодной, странно искривленной улыбкой он начал пятиться к двери.

- Стой! Пристрелю!
- Стреляй, сука! Все, кончено – смотри!
И с этими словами резким взмахом ножа он нанес себе удар по горлу.

Я зажмурил глаза от ужаса... Послышался сатанинский хохот.
Когда, наконец, я приоткрыл глаза, ожидая увидеть фонтаны крови, брызжущие из перерезанной сонной артерии Ягоды, то увидел его жалким, уничтоженным, с поникшей на грудь головой и безвольно висящими по бокам руками... Согнутый нож валялся неподалеку на ковре.

Габриэль со смехом спрятал пистолет. Я был потрясен: кажется, со времени смерти Лидии мне еще не приходилось видеть, как он смеется.
- Подойди сюда, несчастный... подойди. Мне надо было проверить твое состояние, а в твоем случае это не так-то просто. Тебе отлично известны все наши трюки: с окном, с переданным сообщником ядом и так далее... Пришлось поэтому придумать нечто совершенно новое: оловянный ножик.

Ягода не трогался с места.
- Подойди, - повторил Габриэль. – Хочешь, чтобы я вызвал конвой?
Ягода сделал несколько неуверенных шагов, безвольно волоча ноги. Когда я уже думал, что Габриэль вот-вот разразится проклятиями и угрозами в его адрес за нанесенное ему оскорбление, он неожиданно спокойным и ровным голосом произнес:

- Надеюсь, теперь-то мы придем к соглашению... не так ли? Кому как тебе не знать, что после попытки самоубийства заключенные окончательно ломаются и готовы на все... Закуривай, Ягода...

Как ни в чем не бывало, он учтиво протянул ему портсигар и помог закурить. Я стоял ошарашенный – непрожеванная пища встала у меня колом в горле, а желудок сжался в комок, периодически встряхиваемый чьей-то сильной рукой. Ягода испортил мой шикарный банкет: есть мне уже совсем не хотелось, зато появились настойчивые позывы к рвоте.

- Садись, Ягода... Если не ошибаюсь, мы с тобой обсуждали кандидатуру твоего возможного преемника, правильно?...

Ягода с жадностью курил и по-прежнему молчал. От его глубоких затяжек папироса исчезала прямо на глазах. Габриэль настойчиво продолжал:

- Так договоримся мы или нет? Прямо сейчас могли бы и закончить с этим делом... – и, обращаясь ко мне, - ничего больше не хотите покушать, доктор?... – А ты, Ягода, не голоден? – и с этими словами придвинул ему тарелку с несколькими кусками ветчины.

Ягода не заставил просить себя дважды. Вначале он еще пытался соблюдать приличия, но после первых же кусков животный инстинкт взял верх, и он начал есть торопливо, жадно, как плюгавый пес, пожирающий добычу в страхе, что другая, более сильная собака вырвет у него кусок изо рта. Габриэль налил ему полный стакан вина и все время, что тот держал его в руках, внимательно следил за ним, словно ожидая с его стороны новой попытки разбить стакан и перерезать себе горло. Никаких попыток, однако, не последовало: Ягода вернул ему пустой стакан без каких-либо подозрительных телодвижений. Воля его уже была сломлена.

- Еще папиросу?
Ягода снова закурил. Даже его щеки как будто помолодели: их матово-землистый цвет приобрел оттенок некоторой живости.

- Если хочешь, Ягода, могу позвонить, чтобы тебя увели прямо сейчас. Мне уже пора; но в твоих же собственных интересах установить со мною контакт. Дай мне хотя бы одно имя... только одно.
- Имя моего преемника?...
- Естественно.
- Хорошо: Жданов.
- Нет!
- Да, Жданов или один из Кагановичей.
- Я полагал, что мы нашли с тобой общий язык, Ягода, но теперь вижу, что ошибался. Скверный ты человек, подлый: надеешься разделаться со своими противниками даже после смерти.

http://upload.wikimedia.org/wikipedia/commons/thumb/0/02/%D0%9F%D1%80%D0%B8%D0%B3%D0%BE%D0%B2%D0%BE%D1%80_%D0%91%D1%83%D1%85%D0%B0%D1%80%D0%B8%D0%BD%D1%83_1937.JPG/450px-%D0%9F%D1%80%D0%B8%D0%B3%D0%BE%D0%B2%D0%BE%D1%80_%D0%91%D1%83%D1%85%D0%B0%D1%80%D0%B8%D0%BD%D1%83_1937.JPG

- Но почему вы мне не верите?... Что я могу поделать?...
- Ничего; ты же видишь, я даже не прошу у тебя доказательств. Откуда им у тебя взяться? Это всего лишь месть с твоей стороны. Кажется, тебе не дают покоя имена наших партийных руководителей из Ленинграда. Не можешь совершить покушение на Жданова, как на Кирова, так хотя бы стараешься погубить его ложными доносами. Что же касается Кагановичей, то ты, Гамарник и остальные троцкисты вашей расы просто одержимы идеей отплатить им за их предательство вашей подлой шайки... Мне это хорошо известно! Ты меня не обманешь, Ягода.

- Это говорит обвинитель или защитник?... – хватило у него духу отпарировать. – Да если бы мне как руководителю довелось подслушать через микрофон подобную защиту следователем любого подозреваемого, кем бы он ни был, – я бы его вмиг приказал ликвидировать, а может, и того похуже...
- При условии, разумеется, что этот подозреваемый не является твоим сообщником по заговору.
- Само собой...

- Слушай, если бы какой-нибудь мой инструктор или следователь, будь то по ошибке или по преступной халатности или по какой бы то ни было иной причине утаил от меня показания подследственного, то знай: я бы тоже приказал его расстрелять. Нет, я не буду скрывать твоих показаний только потому, что считаю их твоей местью. Я заставлю тебя представить доказательства, факты и прослежу, чтобы ты мне все это подписал, но только в отдельном протоколе. Нет, Ягода, нет, у меня нет ни веры, ни предрассудков в отношении ничьей виновности. Для меня, кадрового сотрудника Н.К.В.Д., все обвиняемые виновны. Все, кроме двоих, которые не могут быть виновными по определению... Знаешь, кто они?
- Нет.
- Первый – товарищ Сталин...; ну, а второй, естественно, - я сам. Но имей в виду: если бы на вопрос о твоем преемнике, вместо имен Жданова и Кагановичей, ты бы назвал мое собственное имя – то абсолютно точно так же я внес бы его в протокол и заставил бы тебя его подписать.
- Редкое рвение...
- Единственно достойное настоящего большевика. Тебе этого не понять... Но довольно: сейчас за тобой придут. Напиши здесь коротко мой вопрос о твоем возможном преемнике, в случае успеха твоего покушения на Ежова, и твой ответ. Давай, пиши быстрее.
- Ягода взял ручку и начал писать. Поскольку его очки уже унесли, ему приходилось сильно откидывать голову, и буквы у него выходили непомерно огромные.

Должно быть, Габриэль предварительно вызвал конвоиров, так как не успел Ягода окончить писать, как в дверь позвонили, и на пороге появился сотрудник Н.К.В.Д. Он замер в ожидании.

Вскоре Ягода закончил свою писанину. Габриэль передал заключенного конвоиру и, вернувшись к столу, собрал все его показания, внимательно просмотрел и спрятал их в сейф под ключ.

Затем он обернулся ко мне. По дороге он наклонился и поднял с пола согнутый игрушечный нож, которым пытался зарезать себя Ягода. С усмешкой он сказал ему, обращаясь словно к живому:
- Плоховат ты оказался для дела!...

0

8

Elista

10 апреля, 2012г. 01:29:26

Шаблон
Огромное спасибо!
Признаюсь, этот детектив меня еще и заинтриговал, поэтому по возможности прошу вас не держать паузу.

Перевод всей книги мне не осилить, но еще пару образцов из нее обещаю. Наверное, я все-таки не совсем верно охарактеризовал «Красную симфонию» как политический детектив. Это скорее исторический роман, причем, сделанный на очень добротной документальной основе.

По всем правилам драматургии (а я все больше убеждаюсь, что не драматургия вырастает из жизни, а жизнь строят по законам драматургии) Габриель должен быть тем самым приемником.

Габриэль не т(а)роцкист и не «преемник». Выше я привел эпилог романа – там все очень трагично. Так, например, в книге он лично расстреливает Тухачевского, похищает и «раскалывает» Гамарника и т.д. И все это наложено на глубокую личную драму.

Я не смог вычислить, кто является его прототипом, но, несомненно, это один из самых ярких литературных персонажей ХХ-го столетия. Даже трудно поставить рядом кого-то еще.

0

9

Elista

14 апреля, 2012г. 14:37:59

Красная симфония, XXII глава, "Тайное оружие"

Как и обещал, дорогие друзья, сделал перевод еще одной главы из «Красной симфонии». Думаю, что она окажется очень кстати как раз в этой ветке, посвященной масонству.

Ниже дано весьма правдоподобное описание техники вербовки немецкого военного атташе в Москве, с использованием его нетрадиционных сексуальных влечений. Согласно фабуле повести, именно этим человеком были позднее сданы органам НКВД советские маршалы Гамарник, Тухачевский и, как следствие, прочие масоны - члены «т(а)роцкистского армейского заговора в СССР». Неизвестные страницы нашей истории.

К тексту И.Ландовского мною были добавлены иллюстрации и небольшие исторические справки-комментарии. Чуть позже размещу еще одну главу – 23-ю, которая содержит очень любопытное продолжение данного сюжета.

«Красная симфония»

http://wpc2.narod.ru/02/sinfonia_en_rojo_mayor.jpg

Глава XXII

Тайное оружие

Мы засиделись за полночь, и наутро я встал уже поздно. Никаких указаний на сегодняшний день мною получено не было, и я решил заняться своими делами и провести свободные часы у себя в лаборатории, продолжив заполнение дневника.  Спустившись в столовую, я позавтракал в полном одиночестве. Поинтересовался, не было ли каких-нибудь сообщений для меня, и мне сказали, что нет. Однако едва я успел устроиться за работой, как дверь лаборатории приоткрылась, и меня позвали. Можете представить себе мой испуг. Это был Габриэль – он не вошел, а только пригласил меня поскорее спуститься к нему. Я снова спрятал мою тетрадь и поспешил вниз.

Примечание автора:
Прошу тебя, мой сын, скрыть весь последующий рассказ от твоих сестер. Никоим образом не могу опустить этих страниц, поскольку ниже раскрываются совсем неизвестные стороны деятельности Г.П.У., - столь удивительные, изощренные и, в то же время, типичные их практики, что тебе следует о них знать. Методы дьявольские и отталкивающие, это да, - но то, что мне довелось узнать в тот день, может оказаться ключом к очень важным загадкам. Постараюсь сохранить в описании подобающую корректность стиля и языка.

Внизу в вестибюле хорошо был слышен голос Габриэля. Он окликнул меня и жестом пригласил к себе в кабинет.

- Вам придется оказать неотложную врачебную помощь, - сказал он мне поспешно.
- Где… и кому? – спросил я.
- Прямо здесь, мы привезли вам пациента – однако поспешите. Соберите все необходимое.

Я уже знал, что в соседней комнате был чемоданчик с полным набором медицинских инструментов. Я вышел за ним, а Габриэль последовал за мной, поторапливая меня. Я прихватил чемоданчик, и он велел мне сопровождать его. Мы поднялись на первый этаж и зашли в одну из комнат. С порога я увидел лежащего в постели человека - на вид ему было лет тридцать пять. Черты лица его были правильные, но он был очень бледен. Его широко раскрытые глаза казались потухшими, почти остекленевшими. Меня откровенно встревожил его внешний вид.

- Вы сказали, что он ранен, - спросил я Габриэля. – Что это – пуля?.. ножевое ранение?
- Нет-нет, - и я почувствовал некоторое его смущение. – Просто сильная потеря крови, - но вы лучше сами посмотрите.

Быстрым движением руки он обнажил тело пациента, сорвав прикрывавшее его белье. Сразу же мне представилось странное зрелище, хотя и не имевшее прямого отношения к медицине. На том человеке была одета женская сорочка – надо сказать, весьма элегантная, из тех, что мне встречались в парижских витринах. На одной его ноге был одет шелковый чулок, однако вторая нога была обнаженной и, как мне показалась, запачкана кровью в самом низу. Я наклонил голову, чтобы взглянуть поближе, и понял, что его ногти были покрыты ярко красным лаком. Я с удивлением посмотрел на Габриэля. Он иронично усмехнулся и сильным движением перевернул тело лицом вниз. Его ягодицы были сплошь покрыты комками окровавленной ваты и бинтов, закрепленными лейкопластырем.

http://wpc2.narod.ru/02/gay_gluteo.jpg 

Воздержусь от описания лечения. Скажу лишь, что поврежден был сфинктер ануса, что вызвало у пациента большую потерю крови. Надо было поскорее остановить кровотечение, и поэтому  у меня не было возможности проверить наличие внутренних повреждений – вполне вероятных, принимая во внимание характер «происшествия», описанный мне Габриэлем всего одним очень выразительным словом.

Мы оставили несчастного под действием анестезии и вышли.

- Об этом ни слова, - предупредил меня Габриэль.
- Разумеется, - подтвердил я.

Мы снова спустились вниз по лестнице. По прибытии в холл, я сделал было движение, чтобы удалиться, но Габриэль остановил меня и пригласил в небольшой боковой кабинет. Мы оба присели.

- Предполагаю, что вы немало удивлены увиденным и ждете от меня объяснений?

Я ничего не ответил, но жестом показал свою заинтересованность.

- Прежде всего, это долг службы. Как вы понимаете, - подчеркнул он мне, - по собственному желанию такой грязью не занимаются.
- Я так и думал, - согласился я. – Должно быть, это кто-то из высокого начальства подвержен таким сексуальным  аберрациям?
- Нет, это иностранец, весьма уважаемый, из семьи с большими связями.
- В таком случае, я не понимаю, почему его не направили в обычную клинику. Для чего эти осложнения для вас и для меня?
- Я же предупредил вас, что речь идет о служебном долге… Знайте, доктор, - и на лице его изобразилась улыбка, - что на войне, на нашей войне, мы используем в наших интересах добродетели и этику наших противников… В вашем случае, доктор, это отцовская любовь. Эти ваши буржуазные предрассудки мы обращаем в эффективное оружие. Однако буржуазия имеет не только добродетели, но и пороки, даже очень грязные пороки, которые делают ее уязвимой для атак со всех флангов… и в том числе, как в этом конкретном случае – с тыла…

http://wpc2.narod.ru/02/gay_swedish.jpg
«Скромное обаяние буржуазии» – еще один «наблюдательный кагал»

Он глубоко затянулся сигаретой, выпустив целое облако дыма, скрывшее его улыбку, и продолжил:

- Это отнюдь не советское изобретение. Такой великий сыщик, как (не могу припомнить немецкое имя, которое он произнес), из-за кулис руководивший напыщенным и тщеславным Бисмарком, впервые систематизировал использование порока в качестве политического оружия. Среди представителей аристократических родов и лиц высокопоставленных редко встречаются люди без серьезных дефектов и пороков. Наша задача в том, чтобы вскрыть их, проверить, добыть вещественные доказательства, а затем - использовать против них. Там, где оказываются бессильны угрозы смерти, всегда достигает цели искусный шантаж. История и опыт свидетельствуют об этом. Наш военный закон требует от нас применения оружия морального убийства, если с его помощью удается превратить в нашего послушного раба человека равнодушного или даже противника.

- Но это чистый сатанизм!.. – невольно вырвалось у меня.
- Это война!.. Это просто война, доктор. Кроме того, не мы единственные этим оружием пользуемся. В странах буржуазной морали к нему охотно прибегают уважаемые гуманитарные организации, на словах движимые самыми возвышенными целями… Если бы вы только знали!..

http://wpc2.narod.ru/02/gay_luzhkov_parade.jpg

Меня одолевало любопытство, и я захотел воспользоваться тем обстоятельством, что Габриэль был явно расположен к беседе.

- Должно быть очень непросто, - заметил я, - добыть вещественные доказательства в делах столь деликатных.

- Вовсе нет, - ответил он, - все дело в наличии должной организации. Здесь, в С.С.С.Р., это удается с большой легкостью. Компетентные органы держат у себя на службе определенное число профессионалов порока…  Надеюсь, вы меня понимаете?.. Сотни раз уже проверено, что профессионалы с такими извращенными наклонностями способны к опознанию гомосексуалистов с той же неизменной точностью, как вор узнает своего собрата из тысячной толпы. После идентификации, остается лишь предоставить ему соответствующую возможность, создав иллюзию полной безопасности и безнаказанности.

- Но… каким же образом? – в изумлении спросил я.

- Чистая техника. Ничего не подозревающих клиентов заманивают в нужное место, со всех углов напичканное фото- и видеокамерами... и вот уже в наших руках необходимый компромат. Сцены прощания с такими почетными гостями (и насколько почетными!) или иностранными дипломатами бывают довольно забавными. Им демонстрируют фотографии или даже приглашают на приватный просмотр кинофильма… После этого они возвращаются в свою страну. В зависимости от конкретного случая, им приходится помалкивать об увиденном, а нередко и нахваливать нас. Если речь идет о политиках, приходится оказывать нам всевозможные услуги. Если это военный или дипломат, то он вынужден совершить измену.

http://wpc2.narod.ru/02/gay_cambridge_five.jpg

The Cambridge Spies were four such young men recruited into KGB service during their university years. Two of them, Blunt and Burgess, were members of the "Cambridge Apostles," a venerable secret society that, in the 1930s, was strongly Marxist. After a visit to Russia in 1933, it appears that Blunt, the oldest (born 1907), was recruited first, directly by the NKVD, and then, in turn, recruited others….

http://i.cdn.turner.com/trutv/trutv.com/graphics/photos/terrorists_spies/spies/cambridge/2a.jpg
Blunt as royal art advisor, 1959

Anthony Blunt was tall, charming, arrogant, somewhat cold, and a dedicated Communist. He was the grandson of an Anglican bishop, and the son of an Anglican vicar. He was a discrete homosexual, and for a short time he and Burgess were lovers. During the war, Blunt served in MI5 --- the British equivalent of the FBI. After the war, he became director of the Courtauld Institute of Art, since he was a specialist in the history of art. Eventually, he became the Royal Family's art advisor, and was knighted in 1956.

Donald Maclean (1915-1983) was, like Blunt, tall and good-looking, but had none of Blunt's icy demeanor and unshakable nerves. His father had been a member of Parliament and Secretary of Education in the government of Prime Minister Stanley Baldwin.

http://i.cdn.turner.com/trutv/trutv.com/graphics/photos/terrorists_spies/spies/cambridge/2c.jpg

Maclean had had homosexual flings --- Burgess claimed to have seduced him at Cambridge --- but appeared to be a heterosexual. He was a prodigious worker and a seriously tense alcoholic.

http://www.trutv.com/library/crime/terr … dge/2.html


...Гай Бёрджесc, блестящий дипломат и разведчик, душа любого общества, мот, бретёр, к тому же гомосексуалист, чего никогда не скрывал. После побега в Москву не смог найти себя в новой среде. К ужасу своих операторов из КГБ встречался с заезжими англичанами, чтобы через них заказать себе костюмы у лондонских портных. Жаждал вернуться в Англию. Умер в 53 года морально сломленным и больным человеком.
«Комсомольская правда», 15 июля 2010 г., - мое прим.

Иногда, хотя довольно редко, на Западе разоблачают наших агентов – банкиров, принцев крови, аристократов, известных политиков, мыслителей, литераторов, священников, дипломатов или любых других лиц аналогичного ранга, позиции и образования, завербованных нами. Все поражены, никто не может понять мотивов их предательства. Начинают искать, не было ли подкупа, но нет – выясняется, что деньги никакой роли в таком деле не играют.

В декабре 1943 г. (Джон) Кернкросс был удостоен ордена Красного Знамени, а в 1945 году,  когда Сталину доложили о вкладе шотландца в общее дело победы над фашизмом, вождь, пыхнув трубкой, изрёк: "По заслугам - награда!" После чего распорядился назначить Кернкроссу пожизненную ренту в размере тысячи фунтов стерлингов ежегодно (сегодня = $100 тысяч).
«Комсомольская правда», 15 июля 2010 г., - мое прим.


И тогда уже никто не в состоянии объяснить, почему люди, которые по своему положению, образованию и социальному рангу должны были бы быть смертельными врагами коммунизма, оказываются на его службе. Никому даже не приходит в голову поискать причину в их слабостях и пороках. Если бы догадались это сделать, то обнаружили бы поводок, которым они навсегда привязаны к нам значительно крепче и устойчивее, нежели под дулом приставленного к затылку пистолета.

 
http://wpc2.narod.ru/02/gay_philby_stamp.jpg

Если бы знали, каким мы пользуемся оружием, то никто бы уже не удивлялся стольким неожиданным предательствам, что совершаются в нашу пользу. Никто бы не был изумлен тем, что столько уважаемых и выдающихся личностей стали нашими попутчиками и товарищами…

Когда они оказываются в наших руках, мы не заставляем их выступать с открытыми политическими декларациями и религиозными отречениями, вовсе нет. Они должны продолжать свою жизнь, как ни в чем не бывало, как будто ничего не изменилось. Поставленная перед ними задача – действовать в их собственной среде, ничуть не меняя прошлой своей идентичности. И в то же время – саботировать, смягчать и изменять позицию тех социальных слоев, которые оказывают нам наибольшее сопротивление.

Казалось бы, необъяснимый факт – и необъясненный до сих пор – почему в иерархиях немецкой армии и в самой нацистской партии всегда находилось столько высокопоставленных лиц, нам симпатизирующих. Выгода от этого в прошлом нами была получена несомненная, а сколько еще впереди... 

http://wpc2.narod.ru/02/gay_fritsch_hitler.jpg
Бломберг, Фрич и Гитлер, не позднее января 1938 года

«Wehrmacht kept a special file on homosexuals, which in 1940 counted 5.000 names.»
Florence Tamagne «A History of Homosexuality in Europe: Berlin, London, Paris, 1919-1939», p. 376


Сотрудничество Рейхсвера с Красной Армией с первых же лет ее существования, должно было бы изумить весь мир, если бы эти слабоумные были способны на изумление.  Отчасти тут сыграли свою роль отчаяние и озлобленность на несправедливые условия Версальского договора, а также тот хаос, который давно уже царит в душе каждого немца. Да, эти факторы надо учитывать, однако ими по своему усмотрению играли те люди - если, конечно, их можно назвать людьми - чью дегенерацию мы сумели поставить себе на службу.

Это вполне реальный факт, и его можно проиллюстрировать хотя бы на таком примере. Во время войны 1914 года было раскрыто предательство шефа австрийской военной разведки – полковника безупречной репутации, который шпионил в пользу царского правительства. Причиной оказалась его гомосексуальность. Это известный факт, фигурирующий во всех историях шпионажа.

- Тем не менее, - возразил я, - коллаборационизм прусских юнкеров с Красной Армией начался с первых же лет Советской республики. Не будете же вы утверждать, что уже в те годы партия обладала столь совершенной организацией?

- Да, вы правы, тогда еще ее не было. Однако вам не следует также забывать о том, что у нас было немало союзников – особенно, в те первые годы, когда Троцкий со всем его еврейским и масонским кланом надеялся стать наследником Ленина. Они в течение многих лет работали в Германии, и через них мы получили обильную информацию. Более того, многие из этих конспираторов еще дореволюционных лет перешли на службу Советского государства. Когда мы выдворили из страны Троцкого, естественно, они остались на нашей службе. Мне кое-что обо всей этой истории известно, недаром я получил в Германии мое первое боевое крещение.

- А что же мой пациент?..
- Этот уже наш, взгляните… - и с этими словами он извлек из лежавшей на диване папки несколько фотографий крупного размера и с видом победителя выложил их передо мной.

http://wpc2.narod.ru/02/gay_intimate.jpg

Я их внимательно рассмотрел. На фото были изображены сцены самого грубого реализма. Камерой управляли столь профессионально, что на снимках, запечатлевших все фазы позорного акта, легко можно было опознать физиономию нашего гостя. Мне даже подумалось, что эти неприличные фотографии были столь отвратительны и показывали людей, на них заснятых, в позах столь чудовищной нелепости, что их вполне можно было использовать в качестве лекарства от противоестественного порока, заставив пару раз в день эти снимки рассматривать. Разумеется, лишь в том случае, если у них еще оставалась хоть чуточка совести и психического здоровья.

Габриэль поднялся и собрал фотографии, намереваясь выйти. Я спросил у него об инструкциях в отношении моего пациента.

- Пока займитесь его лечением. Когда сочтете, что настал подходящий момент, дайте мне знать. Сможете быстро поднять его на ноги?
- Думаю, да, - машинально ответил я.
- Ну, так лечите. Персона эта весьма важная, и им стоит заняться.

На этом он со мной распрощался. Я снова был им изумлен, буквально ошеломлен. Больше того, я поражался себе самому, той легкости и непринужденности, с какой Габриэлю всякий раз удавалось заручиться моей помощью и поддержкой.

0

10

Chiaro

14 апреля, 2012г. 18:39:17

Гомосексуальное лобби Кремля

http://mayoripatiev.ru/1327735131

В последнее время во всех странах мира гомосексуальное лобби оказывает все большее влияние на политику правящей власти, более того, сама правящая элита в большей степени становится подверженной содомскому греху. Апостасийные процессы во всем мире, включая традиционно христианские страны, вседозволенность и распущенность, а также пропаганда однополой любви, приводит к тому, что все большее количество мужчин разного возраста проповедуют мужеложство как естественное физиологическое влечение.

Толерантность к содомскому греху достигла такого уровня бесстыдства, что даже в некоторых школах ученикам рассказывают об этом постыдном явлении, как о нормальных человеческих отношениях, приводя в пример древние египетские фрески, греческие папирусы и народные предания. Эта заведомая ложь распространяется среди народов исключительно ради оправдания гомосексуального лобби во власти и вовлечения все большего количества людей в содомский грех для скорейшего навязывания народам идей глобального, общемирового общества, лишенного традиционных ценностей.

    Такое положение дел выгодно власть предержащим, не только для уничтожения национальных и религиозных традиций и культуры, но и подчинения своей воле все большего количества национально мыслящих людей. Гомосексуалист, как падший на самое дно человеческой мерзости и растления бессмертной души, постоянно ищет новых возможностей для удовлетворения своей преступной похоти и тайных желаний, для которого удовлетворение низменных потребностей становится самым насущным делом. Отсюда полное равнодушие к национальным вопросам, ведь гомосексуализм изначально интернационален, презрение к иным, осуждающим такие проявления людям. Более того, содомит подвержен частым сменам настроения, вплоть до неконтролируемой ярости и постоянно готов употребить любые методы для достижения своей цели, так как разжение его плоти требует выхода и, следовательно, поиска партнера.

    Гомосексуалисты всегда были объектами самого пристального внимания разведок всех стран мира и это не случайно, ибо содомит ради ублажения своей похоти пойдет на любую подлость, на любое преступление. Это своего рода духовная наркомания, которая требует постоянной дозы зелья для наслаждения плоти. Содомиты легко контролируемы, без больших проблем могут быть вовлечены в шпионаж и предательство государственных интересов, а компромат, собранный на них спецслужбами, является необходимой гарантией «успешной» деятельности гомосексуалистов на завербовавшую их разведку против собственного государства.

Также, содомиты среди высшего руководства страны, компании или банка наиболее востребованы правящей элитой, так как полностью подвластны и контролируемы своими кураторами, а также в любой момент готовы к выполнению самого подлого и мерзкого задания. Своего рода универсальные солдаты мировой закулисы, лишенные чести, совести, человеческого достоинства нелюди, готовые как наркоманы, ради ублажения плоти и извращенной чувственности, к любым приказам.

    Многие, оправдывая свое падение до «бессмысленного скота», говорят, что гомосексуализм это болезнь, другие верят в то, что содомия дается при рождении, как вариативность человеческого разума, приводя в пример выдающихся философов, композиторов, поэтов, художников и государственных деятелей. Но это заведомая ложь, мужеложство – самый тяжкий вид поражения человеческой души, возникший из постоянного желания новых чувственных наслаждений, зачастую приводящий к духовной пустоте и порабощении плотью. Насаждаемый власть предержащими гомосексуализм, есть ни что иное, как духовный геноцид против собственного народа. Святейший Патриарх Алексий II так оценивал влияние деструктивных Западных ценностей на русский народ:
   

Мы должны осознать, что против нашего народа ведется хорошо спланированная бескровная война, имеющая целью его уничтожить. Мы должны поднять русский народ на борьбу за жизнь своих детей.


    Самая опасная, самая страшная война, имеющая целью уничтожить национальную культуру, веру и традиции русского народа, развязана гомосексуальным лобби Кремля, которое сформировалось еще в годы СССР в недрах КГБ, использовавших лиц нетрадиционной ориентации для внедрения во все сферы жизнедеятельности государства. Культура, наука, промышленность, медицина, образование и даже сама КПСС были представлены содомитами всех уровней власти и народного признания, из этой гомосексуальной колонны предателей в конце 80-х формировалась новая власть, которая должна была выполнять любые указания элиты, созданной еще в Политбюро и ЦК КПСС. С приходом Б.Н.Ельцина в Кремль и отмены статьи за гомосексуализм в 1993 году, содомия расцвела буйным ядовитым цветом.

Достаточно сказать, что среди высшего руководства страны, более 30% исповедовали нетрадиционную ориентацию, свободное время проводили в обществе юных «фаворитов», не брезгуя гомосексуальной педофилией. При этом, заместители администрации президента, некоторые министры, депутаты Государственной Думы, президенты ряда крупных промышленных объединений и банков, являются содомитами. Гомосексуальное лобби в МВД, Генеральной прокураторе, ФСБ и МО РФ настолько сильно, что лица традиционной ориентации не имеют шансов попасть в высшие эшелоны власти.

    С приходом В.В. Путина в Кремль, ситуация не только не изменилась, но и получила дополнительный рост, теперь уже никто не стремится скрывать своих гомосексуальных наклонностей, но раз за разом открыто демонстрируют их на публике. Гомосексуальное лобби в Государственной Думе увеличило свое присутствие в лице партии «Единая Россия» во всех ключевых комитетах и комиссиях. Таким образом, можно смело констатировать, что Россией управляет гомосексуальное лобби, наша культура, кинематограф, театры и художественные произведения разных жанров, находятся в полном подчинении содомитов, решающих каким быть российскому государству и русскому народу.

    Такое положение дел не только в России, но и в очень многих странах мира, считающих себя высококультурными и демократичными. Либерализм в экономике и общественных отношениях, закрепил содомию как один из социальных институтов «развитого» общества, получившего наибольший приоритет своего развития. Мэры городов и губернаторы, члены кабинетов министров и парламентов, советники президентов и ведущие экономисты считают для себя не зазорным публично обсуждать свой гомосексуализм, тем самым пропагандируя этот образ как единственно возможный на пути к достижению успеха. Более всего в содомии преуспели евреи, И.Шамир не даром представляет Тель – Авив как гомосексуальную столицу мира.

И.Клейн, руководитель «Кешет» указывает, что среди евреев число содомитов составляет 14% и выше, что больше, чем у любого другого народа в мире. Это не удивительно, ведь еще в законе Моисея сказано:
   

Если кто ляжет с мужчиною, как с женщиною, то оба они сделали мерзость: да будут преданы смерти, кровь их на них. Левит 20-13


    Бог не случайно указывает на эту страсть иудейского народа, осуждая ее смертной казнью. Достаточно вспомнить Содом и Гоморру, на месте которых Мертвое море, а также навык иудеев к языческим ритуалам, среди которых содомия была в порядке вещей. Забыли евреи грозные слова Бога, который дал им Землю Обетованную, чтобы погубили они все народы, проживавшие там, за беззакония их и за грехи содомские:
   

Не оскверняйте себя ничем этим, ибо всем этим осквернили себя народы, которых Я прогоняю от вас: и осквернилась земля, и Я воззрел на беззаконие её, и свергнула с себя земля живущих на ней. Левит 18-24,25


    Не просто забыли, но и среди раввинов распространился гомосексуализм, более того, с 2000 года в США в раввины могут посвящать содомитов. Отвергнув Закон Моисея, евреи преступили грань, за которой смерть и «скрежет зубов». Достаточно сказать, что при обрезании (Брит – мила) моэль отсасывает ртом кровь (мецица) и это считается благочестивым занятием! Какое падение нравов, при посвящении ребенка Богу присутствует содомский акт! Неудивительно, что среди «погибших овец дома Израилева» так много гомосексуалистов!

    Тем печальнее нам, русским людям, что навязываемая нам культура, в изобилии представленная на Центральном телевидении, в кино, театрах, в художественных произведениях и СМИ, сплошь является плодом труда содомитов, пропагандирующих нам свой, искаженный духовной нищетой, взгляд. Не имея иной, альтернативной позиции по вопросам общественной и государственной жизни русского народа, мы вынуждены довольствоваться преступной содомитской точкой зрения на власть и культуру России.

Власть Кремля именно поэтому и ненавидит русский народ, что в нашей среде гомосексуализм был всегда презираем и отвергаем, а его носители не могли находится в среде нашего народа. И это не случайно, соборная мудрость русского народа всегда видела в содомитах преступников и растлителей душ наших людей, никогда не доверяла им и сторонилась их как прокаженных, испускающих удушливые миазмы гниения нечистой, падшей души.

    Петр I ввел наказание за содомский грех в 1706 году, до этой поры наказания не существовало, так как было вполне достаточно церковного покаяния, да и распространения гомосексуализм в среде русского народа не имел. В 1832 Государь Император Николай I наказывал за содомию ссылкой на 5 лет в Сибирь, но октябрьский переворот 1917 года распахнул двери гомосексуалистам всех мастей и вплоть до 1934 года извращенцы чувствовали себя не просто вольготно, но вошли в разные уровни власти.

Так, Н.И.Ежов, руководитель НКВД до 1938 года, имел своим любовником Шаю Исаковича Голощекина – одного из организаторов зверского убийства Государя Императора Николая II. Это не единичный пример заговора против русского народа еврейского гомосексуального лобби, которое до нынешнего дня творит свои беззакония в отношении России и русского народа.

    Мы, русский народ, должны сказать свое твердое «Нет» духовному геноциду и заговору гомосексуального лобби Кремля, направленного на национальное и культурное обнищание России, на уничтожение православной веры и традиций русских людей. Зараза содомии и ее носителей, как метастазами поражает здоровое тело нашего народа, убивая духовно и нравственно саму душу русских людей, подавляя в нас волю к сопротивлению и возрождению в русском национальном государстве.

    Не бывать этому и не будет! В русском народе, как ни в каком другом народе мира заложен огромный потенциал к сопротивлению любому духовному и физическому геноциду и враги России и нашего народа скоро узнают, насколько этот потенциал велик! Русская национальная революция осуществится в самом ближайшем времени, сбросив с России ненавистное содомитское правление, ядовитом скорпионом терзающее наши тела и души. Не будет пощады никому из нынешней вертикали путинской власти, но все предатели и враги русского народа и России будут самым безжалостным образом уничтожены! Не ждите ГУЛАГов и ссылок, не зачем кормить воровскую свору предателей, которая уже не может принести никакого доброго плода, ибо сгнили все. Но столыпинские тройки военно – полевых судов в кратчайшие сроки станут выносить решения по вашим делам и приводить приговоры в исполнение.

    Кровь и слезы русского народа будут отмщены самой полновесной мздой, которая только может быть по отношению к содомитам и предателям, ворам и растлителям, убийцам и насильникам русского народа. На каждого из партии «Единая Россия», движения «Наши», путинской вертикали власти и представителей силовых ведомств заведены досье, где подробно отражены их преступные дела и высказывания.

Аэропорт «Астафьево» не будет палочкой – выручалочкой для вас, мечтающих улететь на своих частных самолетах в Землю Обетованную, в самый последний миг все беглецы будут сняты с трапов самолетов. А тем, кому все же удастся бежать от справедливого гнева русского народа, не скрыться нигде, но возмездие обязательно постигнет их, приговор будет приведен в исполнение.

Никто и никогда не уходил от воздаяния за тотальное уничтожение русского народа и России, ибо мы русские, с нами Бог!

Ипатьев К.Ф.(майор ГРУ в отставке)

0

11

Elista

17 апреля, 2012г. 14:05:18

Обещанное продолжение рассказа о масонах – перевод 23-й главы лучшего исторического романа ХХ-го столетия.

«Красная симфония»

http://wpc2.narod.ru/02/sinfonia_en_rojo_mayor.jpg

Глава XXIII

Необычный допрос

Согласно полученной инструкции, я должен был ускорить выздоровление моего пациента. Как объяснил Габриэль, необходимо было довести Крамера до такого состояния, чтобы его можно было показать московским знакомым, хотя бы в постели, – разумеется, не раскрывая истинного характера его «заболевания». После этого можно было снова возобновить лечение.

Ну что ж, число моих «клиентов» увеличилось. У меня уже было два пациента: Ежов - «железный нарком», и этот иностранец - «очень важный», как мне говорили.

http://wpc2.narod.ru/02/ezhov_obama.jpg

Из соображений врачебной этики не буду сообщать подробностей его лечения. Этот мой новый пациент говорил по-французски, но мне запретили обсуждать с ним темы, непосредственно не связанные с его травмой. Через три дня, после настойчивых уговоров, я дал разрешение на его поездку в Москву.

Было около девяти, когда меня разбудили по просьбе Габриэля.

Он уже поджидал меня в гостиной за столом и сразу поинтересовался, когда мой пациент будет готов обстоятельно с ним побеседовать. Я ответил ему, что потребуется еще два-три дня. До конца завтрака Габриэль не произнес больше ни слова. После его окончания он пригласил меня сопровождать его в комнату, служившую ему рабочим кабинетом.

- Вы счастливый человек, доктор. Если, как я ожидаю, моя беседа с этим человеком – с вашим больным – окажется успешной, то вам доведется сыграть очень важную роль в советской политике, а может быть, и в мировой. Кажется, вы не рады, доктор?

Я замер в немом оцепенении, но затем, набравшись храбрости, ответил:
- Не привлекает и не радует. Я лишь хотел бы вернуться к прежнему своему состоянию: вновь соединиться с моей семьей и снова стать никем...

- Да, знаю, знаю, доктор; но это совершенно иной вопрос, не имеющий отношения к нынешней вашей ситуации. Игрою случая и, сам того не желая, вы неожиданно оказались в самой гуще событий, опрокинувших все наши ожидания и расчеты. У вас просто нет выбора – вам придется смириться и по доброй воле предаться течению событий, забыв на какое-то время о своих душевных порывах, об этике, короче говоря, отказавшись от своего «Я». Это единственный для вас способ спасти себя и все, что вам дорого – свою жизнь, своих близких…

«А свою душу?» - чуть было не закричал я. Однако уверенность и совершенная естественность выражения лица Габриэля, а главное, излучаемый им свет радости и полноты жизни произвели на меня необыкновенное впечатление. У меня словно комок свернулся в горле, и я не смог вымолвить ни слова.

Он продолжил, переменив тему:
- Если ваш пациент пойдет на сотрудничество с нами, а иного выхода у него нет, придется вам иметь с ним дело. Я не могу поддерживать с ним постоянный контакт, тем более, здесь. Меня знают слишком многие, а в этот критический для страны момент мы не можем быть уверены, кто наш враг…
- Как, этого не знает даже Г.П.У.?
- Г.П.У., как вам хорошо известно, - превосходно организованная и дееспособная политическая полиция. Однако она  политизирована… не только объективно, как все буржуазные полиции, но также и субъективно, и в этом ее особенность. Вы понимаете?

- Честно говоря, не очень, - признался я.
- Я говорю «субъективно», потому что каждый из нас - политик, каждый – коммунист…
- Тогда чего же бояться?.. Враг окажется за пределами внутреннего круга полицейских кадров. Иное дело, если бы агенты Г.П.У. были простыми специалистами, профессионалами…

- В самом деле; вы были бы правы, если бы борьба велась между коммунистами и антикоммунистами…   К примеру, для борьбы с фашизмом мы можем отправлять людей без всякого предварительного отбора; вы и сами были тому свидетелем в Испании – с фашистами все сражаются одинаково. Но здесь речь идет не о фашизме, а о разновидности коммунизма – вернее, о ложной его разновидности, которая, тем не менее, многим может показаться более совершенной, чем настоящий и легитимный коммунизм – сталинский коммунизм....

http://wpc2.narod.ru/02/ezhov_kalinin_stalin.jpg

Теперь вы понимаете, что бывают ситуации, в которых и самые испытанные из наших кадров не заслуживают доверия? Что иногда даже «белогвардеец» или человек совсем аполитичный, как вы, может вызывать больше доверия, быть менее опасным и куда более полезным, чем иной фанатик? Человек в вашем положении, дорогой доктор, подобен автомату. А теперь нам нужны именно автоматы – иначе говоря, солдаты, поскольку наилучший солдат есть механизм, автомат, как, например, солдат немецкий…

http://wpc2.narod.ru/02/soldaten.jpg

- Не согласен, - возразил я. Личная инициатива, индивидуальный героизм…

- Не путайте, доктор. Вы пытаетесь описать мне не солдата, а воина, а между ними есть очень существенные различия. Сегодня, в момент решающего политического столкновения, общий стратегический план должен быть известен лишь одному человеку – Сталину, если только мы рассчитываем достичь победы в жестокой борьбе на два фронта: с демократами-троцкистами и с фашистами. Задача перед нами стоит сверхчеловеческая, поскольку, знайте, что каждый из них – фронт фашистский или фронт демократический – способен нанести нам поражение.

http://wpc2.narod.ru/02/stalin_methodi_razvedki.jpg

- И что же произойдет тогда? – спросил я, заинтригованный перспективами на будущее.

- Тогда? - Габриэль слегка усмехнулся, - вам-то какое дело? Вас ведь волнует только ваше собственное, личное и семейное будущее…  Впрочем, что ж, - в обоих случаях, скверно, очень скверно. Хотите вы того или нет, но своими действиями вы уже определились как сталинист - ни фашисты, ни троцкисты вам этого не простят… Так что, доктор, вам лучше продолжать верно нести вашу службу, и делать это сознательно и четко. В общем, мы еще обсудим с вами все детали этого дела после моего разговора с вашим пациентом.

Габриэль начал перебирать свои бумаги, и я понял, что разговор окончен. Я попрощался с ним и снова уединился в лаборатории, но не отважился достать из тайника мои тетради. Мне было страшно писать, пока в доме оставался он.

***

В следующие три дня не произошло ничего важного, кроме того, что мне, вместе с Габриэлем, пришлось еще раз съездить на Лубянку и сделать очередную инъекцию Ежову. На третий день Габриэль припомнил мне мой прогноз о готовности моего пациента к серьезной беседе. Я подтвердил свое обещание, но попросил у него еще один день отсрочки.

Он дал согласие, но с условием - более эту встречу не откладывать. Теперь я должен был объяснить мистеру Харрису – так звали моего пациента – что во избежание осложнений было необходимо более серьезное клиническое обследование, и, под этим предлогом, привести его с собой в лабораторию. Там я должен был провести его осмотр, причем, непременно в присутствии Габриэля.

- Пожалуйста, не подумайте, доктор, - пояснил он иронично, - что такое зрелище доставит мне удовольствие. Мне придется сделать над собой серьезное усилие, чтобы не отвесить ему пинка под зад. Однако мне необходимо присутствовать при всех манипуляциях с пациентом, с целью внушить ему комплекс неполноценности, для успеха последующей беседы с ним.
Как обычно, я поспешил согласиться.

***

Было около часа ночи, когда я прибыл с моим пациентом в лабораторию. Меня сопровождал один из тех санитаров, что был в машине скорой помощи, отвозившей его в Москву. Мы вдвоем перевели больного в комнату нижнего этажа, где в тот же день был установлен операционный стол с доставленными из подвала инструментами. Их хранил там – не знаю, с какой целью – мой предшественник доктор Левин. Как объяснил мне Габриэль, необходимо было придать торжественности всей этой процедуре, и поэтому мы с санитаром нарядились в белые халаты и колпаки, резиновые перчатки и т.д.

Как только санитар начал раздевать мистера Харриса, открылась дверь и, без предупреждения, в комнату вошел Габриэль.

Больной в смущении попытался прикрыть свою наготу от постороннего взора.

- Еще один врач? – спросил он меня взволнованно.
- Продолжайте, - сухо приказал ему Габриэль.

Должно быть, металлические нотки в его голосе – прежде мне неведомые – и его сдержанный, но властный жест убедили мистера Харриса в том, что он был здесь начальником. Санитар продолжил раздевать пациента, и тот подчинился. 

Габриэль остановился и молча стоял рядом, в каких-то двух метрах, совершенно неподвижный, не спуская глаз с растерянного и смущенного англичанина. Он будто сверлил его обнаженную кожу своим пронизывающим взглядом. В ту ночь Габриэль был весь облачен в черное, даже надел закрытый черный свитер с высоким горлом.  Бледный цвет кожи его лица, как никогда, привлекал внимание.

Пропускаю описание моих собственных профессиональных трудов, - лечение проходило быстро и успешно, никаких симптомов осложнений не было.
Как только мистер Харрис начал одеваться, Габриэль удалился, без единого слова. Вскоре я вышел вслед за ним для получения дальнейших инструкций. Он уже находился в кабинете, в кресле за рабочим столом. И коротко сказал мне:

- Приведите его.

Мы вошли с тем человеком. Габриэль оставил включенной лишь одну мощную лампу, которая освещала  письменный стол и его ближайшие окрестности, но оставляла остальную часть комнаты в полумраке. Его собственная фигура не скрывалась в тени, как это обычно делают полицейские в кинематографе, - напротив, его черный силуэт резко выделялся из сумрака, а лицо было ярко освещено. Я предположил, что именно такого решения и требовала техника сценографии.

Когда мы с Харрисом вошли, предварительно испросив на это разрешение, Габриэль ничего не сказал. Он лишь указал нам на два стула: один, прямо напротив него, для англичанина, другой, с правой стороны  – для меня. Харрис уселся с некоторым затруднением, тяжело облокотившись на стол, но не сводя при этом глаз с Габриэля. Я поступил так же, подготовившись к роли немого зрителя.

Честно говоря, не вижу возможности сколько-нибудь точно воспроизвести все то, что я услышал и свидетелем чему я стал. Литературными средствами трудно передать всю чудовищную жестокость слов Габриэля и, тем более, отразить пластику его жестов и движений, не говоря уже о необычных стальных интонациях его голоса, отточенных, как лезвие бритвы. Мне не хватает красноречия, чтобы достойно передать все напряжение этой сцены, до сих пор раскалывающей мой мозг.

Последовала короткая пауза, едва достаточная, чтобы затихло поскрипывание сидений наших стульев, но, тем не менее, показавшаяся мне томительной. Габриэль прервал ее словами:

- Итак, фон Крамер. (Во избежание нанесения урона репутации действующих лиц, все имена и фамилии были заменены на вымышленные. – прим. исп. переводчика)

Вид допрашиваемого неожиданно изменился. Его большие голубые глаза широко раскрылись, нижняя губа опустилась, и он судорожно сглотнул, однако не произнес ни звука.

- Крамер, - повторил Габриэль, - известно ли тебе, в чьей власти ты находишься?

Выражение лица бедняги невозможно было передать. Казалось, что Габриэль, совершенно неподвижный, сконцентрировал всю свою энергию в зрачках, лицо его стало каким-то угловатым. Он повторил:

- Известно тебе, в чьей власти ты находишься?.. Нет?.. Хорошо, ты в руках Г.П.У..

http://wpc2.narod.ru/02/nkvd.jpg

Крамер уже не изменился. Несомненно, еще большего отчаяния он изобразить на лице уже не мог. Наконец, он вымолвил «почему?», глухо и невнятно, сквозь плотно стиснутые зубы.

- Тебе виднее… Ну-ка, посмотри вот это, - и с этими словами он выложил перед ним одну из фотографий.

Крамер заморгал и попытался отклонить фотокарточку.

- Нет, Крамер, нет, рассмотри сцену получше, - приказал ему Габриэль и, указывая на свои часы, добавил, - даю тебе по две минуты художественного созерцания на каждую позу. Их пять, так что всего - десять минут развлечения.

http://wpc2.narod.ru/02/faggots_kramer.jpg

- Нет! – запротестовал Крамер.
- Да! – повелительно приказал Габриэль.

Холодно, садистски Габриэль выкладывал перед Крамером одно фото за другим, с регулярностью хронометра. На покрасневшем лбу немца выступили капельки пота.

Так прошли десять минут, испытание завершилось. Габриэль с той же методичностью начал собирать фотографии. Всякий раз, положив очередную картинку перед собой, ироничный и бесстыдный, он сопровождал ее едким и убийственным комментарием на утонченно грубом французском уличном жаргоне. Реплики его были чрезвычайно изобретательны и прекрасно подходили к похотливым и непристойным позам полового акта, на них изображенным. Вынужден воздержаться от воспроизведения его комментариев, их устыдились бы и в борделе.

Естественно, из такого пересказа едва ли кто-то сумеет представить себе всю глубину психологической травмы, нанесенной человеку, подвергнутому подобной вивисекции. Чтобы ее по достоинству оценить, надо было при этой сцене присутствовать – слышать Габриэля и, прежде всего, видеть те пять дьявольских фотографий. На них были засняты двое мужчин в похотливой наготе, в экстазе самого животного эротизма, гротескно нелепые до тошноты. В общем, нечто такое, что и представить себе невозможно, не увидев собственными глазами.

Габриэль закончил демонстрацию возможностей своего парижского арго и оборвал поток оскорблений жестоким вопросом:

- Как тебе понравится, Крамер, если популярное издание твоих любимых эллинских поз окажется бесплатно распространено по Берлину?

Крамер помедлил несколько секунд, не в силах выдавить из себя ни слова, и, наконец, сказал:
- Есть только одно решение…
- Какое же?
- Пуля, - ответил упавшим голосом немец.

- Это было бы слишком простое решение. Тебе следует знать, Крамер, что самоубийство –роскошь, недозволенная в нашем пролетарском государстве. Самоубийство – это буржуазная роскошь. Прими к сведению: если мы с тобой не придем к взаимопониманию этой ночью, - а твое отношение именно об этом говорит – то решение буду диктовать только я.
Несомненно, тебе приходилось кое-что читать и слышать о пытках, применяемых в Г.П.У.,  тебе знакомы все эти фантазии, порожденные разгоряченным воображением антисоветских элементов?  Да?..

Так вот: все это ложь. Никто из имевших реальный опыт нашей работы уже не мог об этом ничего рассказать… все это ложь, вульгарные фантазии наших врагов. Потому что наше искусство пытки столь изощренно, что его никто не способен себе даже вообразить. Тебе тоже не хватит воображения, Крамер, поэтому я лучше о наших методах пока помолчу – до тех пор, пока тебе не придется испытать их на себе.

http://wpc2.narod.ru/02/ezhov_camaradas.jpg

Габриэль сделал паузу и закурил сигарету. Мгновенно изменились его внешний вид и жестикуляция – он небрежно откинулся на спинку кресла, рассеянно рассматривая кольца дыма, выпускаемые им с подчеркнутым самодовольством.

- Между тем, - продолжил он, - я должен тебе кое о чем сообщить: твой любимый товарищ - Фриц получил известие о тревожном состоянии твоего здоровья. Ты сам оповестил его об этом телеграммой; естественно, он не на шутку встревожился – недаром ведь он тебя так любит…  Своей повторной телеграммой ты призвал его к себе, и ему крупно повезло – у него не возникло никаких затруднений с получением нашей визы. И вот результат…

С этими словами он протянул ему телеграмму.

- Как видишь, твой любимчик Фриц в настоящий момент спокойно почивает в Ленинграде. По-человечески я понимаю твое желание как можно скорее его поприветствовать… - он взял телефонную трубку. Давай позвоним ему, нас мигом соединят….

Однако вскочивший Крамер остановил его умоляющим жестом.

- Прошу вас не делать этого, - вымолвил он, снова тяжело садясь на стул.

Габриэль повесил трубку и продолжил:

- Как хочешь. Завтра Фриц прибудет в Москву, и ты сам его увидишь. Разумеется, я сообщу ему о месте и обстоятельствах возникновения твоего недомогания. Помимо того, он сам увидит на фотографиях, как все произошло…

- Нет! - воскликнул Крамер. – Вы этого не сделаете;  это подлость - эксплуатировать таким образом врожденный порок, заболевание… Вы же культурный человек, у вас должны быть моральные принципы, вы должны знать, что говорит наука по этому поводу, что говорит Фрейд…

- Mierda! – бросил ему Габриэль. – Болезнь? … Нет!.. Апофеоз вашей грязной западной цивилизации… Болезнь? … Почему же она не распространена ни среди неграмотных крестьян, ни среди пролетариев, работающих до изнеможения?.. Это ваша монополия, специфическое извращение привилегированных классов. Если она и встречается изредка в нижних слоях общества, то лишь благодаря вашему растлевающему влиянию.

- Нет, вы ошибаетесь – позвольте мне объяснить вам. Сама высокая пропорция гомосексуалистов – как раз в ваших, революционных кругах. Есть статистические данные, полученные выдающимися учеными, еще до Гитлера.

- Что вы хотите этим сказать?

- Всего лишь, что наша болезнь не есть стигма нашей цивилизации, но также симптом и вершина гениальности… По крайней мере, революционер должен быть гением, в ваших глазах…

http://wpc2.narod.ru/02/bolcheviki.jpg

Принимая во внимание всю сложность его положения, я не ожидал от Крамера подобной реплики, - несомненно, диалектически весьма изысканной. Попытайся теперь Габриэль оспорить его заключение, он неизбежно впал бы в противоречие.

- Сразу видно, Крамер, что ты ведешь борьбу на своем поле, по своей специальности… Не случайно вы так настойчиво стремитесь подыскать научные обоснования для ваших грязных психических извращений. А поскольку вас целый легион в вашем культурном буржуазном мире, у вас всегда под рукой находится немало ученых лакеев, готовых оправдать и объяснить любые ваши похотливые половые уродства….

Да, мне хорошо известно, и не только из научных трудов, о количестве гомосексуалистов в рядах марксистов; они были и есть среди отдельных представителей, так называемых «вождей» - среди «аристократов марксизма», как называет их наш великий Сталин. Но настоящий марксизм совсем не этот. Марксизм – это всегда масса, а не индивид. Всех этих марксистов-индивидуалистов, этих «персоналий», на которых основана твоя статистика… - разве ты не видишь, как они теперь изгоняются и ликвидируются?

http://wpc2.narod.ru/02/stalin_golos_58.jpg
Молотов, Сталин, Ворошилов, Ежов голосуют на 58-м участке Ленинского избирательного округа гор. Москвы; число 58 – гематрия ХЕН (хохам несетрах – «тайная мудрость» - каббала)

Короче говоря, Крамер, закончим уже эту отвлеченную академическую дискуссию. Мы остановились на том, что Фриц узнает обо всем… И, более того, ничто не помешает нам отправить в Берлин, - твоим сестрам и прочим родственникам, а также твоим товарищам из Генерального Штаба – несколько экземпляров из нашей фото-коллекции.

И вот еще что: ты сюда прибыл под предлогом продажи разработок, связанных с батареями противовоздушной обороны, не так ли? Отлично, мы организуем так, что твое деловое предложение будет воспринято у тебя на родине как попытка шпионажа.

- Но это неправда. Данное изобретение не является собственностью Вермахта, - кроме того, это чешское изобретение.

- Да, я уже знаю. Однако в какие-нибудь сорок восемь часов оно может быть занесено в архивы Геринга, а еще через несколько дней ты будешь разоблачен через немецкого шпиона, с приложением твоего делового проекта, - и что тогда?

(продолжение следует)

0

12

(продолжение)

По подавленному внешнему виду Крамера было заметно, что он полностью опутан и сломлен. Единственное, что он нашелся возразить:

- И какая польза от этого вам или Советскому государству?

- Это уже наше дело, Крамер. Не будем предвосхищать событий…  Между прочим, доктор, уже почти четыре часа. Не перекусить ли нам и не выпить чего-нибудь?

Я с радостью принял его приглашение: мне слишком много пришлось выкурить, и я чувствовал себя совсем разбитым. На минуту я вышел, чтобы заказать холодных закусок и вина. Когда я вернулся к столу, Габриэль оживленно декламировал:

- … Полное бесчестие в твоем социальном и семейном кругу, разрыв с Фрицем… Нечто неисправимое, нет? Потом возвращение в Рейх – обычное путешествие на советском самолете. Тебя уже будут ждать; осуждение за шпионаж и затем – расстрел или топор?.. Я не упоминаю о возможности остаться здесь, поскольку о нашем обращении вы не имеете никакого представления, но это еще один вариант.

http://wpc2.narod.ru/02/ezhov_spasibo.jpg

Джамбул, Народный поэт Казахстана

НАРКОМ ЕЖОВ

В сверкании молний ты стал нам знаком,
Ежов, зоркоглазый и умный нарком.
Великого Ленина мудрое слово
Растило для битвы героя Ежова.
Великого Сталина пламенный зов
Услышал всем сердцем, всей кровью Ежов.

Когда засияли октябрьские зори,
Дворец штурмовал он с отвагой во взоре.
Когда же войной запылал горизонт,
Он сел на коня и поехал на фронт.
Шел класс против класса. Земля полыхала.
И родина кровью в те дни истекала.

Сжимали враги нас зловещим кольцом —
Железом и сталью, огнем и свинцом.
Я прошлое помню. В закатах багровых
Я вижу сквозь дым комиссара Ежова.
Сверкая булатом, он смело ведет
В атаки одетый в шинели народ.

Он бьется, учась у великих батыров,
Таких, как Серго, Ворошилов и Киров.
С бойцами он ласков, с врагами суров
В боях закаленный, отважный Ежов.
Когда над степями поднялся восход
И плечи расправил казахский народ,
Когда чабаны против баев восстали,
Прислали Ежова нам Ленин и Сталин.

Приехал Ежов и, развеяв туман,
На битву за счастье поднял Казахстан,
Аулы сплотил под знамена Советов,
Дал силу и мудрость кремлевских декретов.
Ведя за собою казахский народ
На баев и беков возглавил поход.

Народ за Ежовым пошел в наступленье.
Сбылись наяву золотые виденья.
Ежов мироедов прогнал за хребты,
Отбил табуны, их стада и гурты.
Расстались навеки мы с байским обманом.
Весна расцвела по степям Казахстана
Пышнее и краше былых наших снов…
Здесь все тебя любят, товарищ Ежов!

Арыки, пруды, голубые озера
К тебе обращают счастливые взоры.
Здесь каждая травка, тростник и цветок,
Снега на вершинах и горный поток,
Просторные степи от края до края
Тебя не забыли, тебя вспоминают.

Ковыль о тебе свою песню поет.
В движении ветра — дыханье твое.
Звучней водопадов, арыков чудесней
Степные акыны поют тебе песни.
И вторит народ, собираясь вокруг:
— Привет тебе, Сталина преданный друг!

А враг насторожен, озлоблен и лют.
Прислушайся: ночью злодеи ползут,
Ползут по оврагам, несут, изуверы,
Наганы и бомбы, бациллы холеры…
Но ты их встречаешь, силен и суров,
Испытанный в пламени битвы Ежов.

Враги нашей жизни, враги миллионов,
Ползли к нам троцкистские банды шпионов,
Бухаринцы, хитрые змеи болот,
Националистов озлобленный сброд.
Они ликовали, неся нам оковы,
Но звери попались в капканы Ежова,
Великого Сталина преданный друг,
Ежов разорвал их предательский круг.

Раскрыта змеиная вражья порода
Глазами Ежова — глазами народа.
Всех змей ядовитых Ежов подстерег
И выкурил гадов из нор и берлог.
Разгромлена вся скорпионья порода
Руками Ежова — руками народа.
И Ленина орден, горящий огнем,
Был дан тебе, сталинский верный нарком.

Ты — меч, обнаженный спокойно и грозно.
Огонь, опаливший змеиные гнезда,
Ты — пуля для всех скорпионов и змей,
Ты — око страны, что алмаза ясней.
Седой летописец, свидетель эпохи,
Вбирающий все ликованья и вздохи,
Сто лет доживающий, древний Джамбул
Услышал в степи нарастающий гул.

Миллионноголосое звонкое слово
Летит от народов к батыру Ежову:
— Спасибо, Ежов, что, тревогу будя,
Стоишь ты на страже страны и вождя!

Перевод с казахского: К. Алтайский
«Правда», 3 декабря 1937 г.

Примечание: «Джамбул как симулякр»

http://wpc2.narod.ru/02/djabaev.jpg

«…У нас каждый знает имя Джамбула Джабаева. У меня сын его стихи в школе учил. И внуки мои продолжают учить - разумеется, по-русски. В переводе с казахского. Очень даже трогательно звучат стишки. Ну, а что было во время войны. "Ленинградцы, дети мои". И 100-летний мудрец в халате. С ним все иностранные гости любили фотографироваться. Очень экзотичные получались фото. Народный певец, мудрость веков в его глазах и т.д. И даже я поддался, грешен. Сопроводил своей музыкой какие-то вирши Джамбула. Было такое.

И все оказалось, понимаете ли, выдумкой. То есть, конечно, Джамбул Джабаев как таковой существовал. Переводы, значит. Вот только оригиналов не было. Потому что Джамбул был, может быть, и хороший человек. Но вот поэтом он не был. То есть, может быть и был. Но это никого не интересовало. Потому что русские так называемые переводы несуществующих творений Джамбула сочинялись русскими поэтами (Дмитрий Дмитриевич хотел сказать – «еврейскими борзописцами», но не осмелился - мое прим.). И они, поэты эти, даже не спрашивали у великого народного певца разрешения. А если бы и хотели спросить, то не смогли бы. Потому что переводчики ни слова по-казахски не понимали. А Джамбул ни слова не знал по-русски.»
Дмитрий Шостакович. «Воспоминания»

http://tapirr.livejournal.com/1013231.h … ad=9053679


В этот момент доставили поднос с заказанной холодной закуской и бутылкой советского вина.

- Что это такое? – воскликнул Габриэль, обращаясь к обслуге. В этом доме нет даже двух несчастных бутылок шампанского?

Человек поспешно вышел, но скоро вернулся и принес две бутылки. Габриэль взял одну из них и внимательно рассмотрел этикетку. «Недурно» - сказал он одобрительно. Между нами поставили передвижной столик. Перед тем, как приступить к трапезе, он предупредил Крамера:

- Обдумай хорошенько мои последние слова, пока мы немного перекусим. Это все отпущенное тебе время, другой возможности у тебя не будет. После этого он как будто забыл о Крамере и с удовольствием принялся жевать, затем взял бутылку и откупорил ее, с шумом выстрелив пробкой, налил шампанского мне и себе, с живостью и элегантностью завсегдатая парижского кабаре. На Крамера он совсем не обращал внимания, как будто его и не существовало. Он даже не пригласил его присоединиться к нам.

Должен признаться, что не часто в жизни мне доводилось получать такое удовольствие от еды. Воистину удивительна природа человеческая. Рядом со мной, почти касаясь меня, сидел этот человек. По тому, что мне довелось услышать, это уже был живой труп. Если бы в пределах его досягаемости поместили пистолет или яд, то самоубийство было бы неизбежно. И там же находился я, испытывая некоторые угрызения совести, это да, - однако не в силах подавить мой аппетит и мою жажду, с безудержным наслаждением и восторгом смакуя икру и шампанское…

http://wpc2.narod.ru/02/ezhova_feiginberg.jpg
Евгения Соломоновна Фейгинберг, супруга «железного наркома» Ежова, отравилась в ноябре 1938 года

Я пытался найти если не оправдание, то хотя бы объяснение такого моего бесчувственного поведения и, как мне показалось, мне удалось-таки найти один аргумент, - во всяком случае, он несколько успокоил мои угрызения совести. Я пришел к выводу, что столь длительное пребывание рядом с этим несчастным, обреченным на жестокие ментальные мучения человеком, повлекло за собой такое истощение моей нервной системы, что сам мой организм требовал быстрого и эффективного восстановления сил. Справедливо или нет мое рассуждение, мне оно показалось вполне убедительным, и оно несколько утешило меня впоследствии, заглушив во мне муки совести.     

Что касается Габриэля, не знаю. Мне показалось, что он дегустировал шампанское и закуски со странным, даже нарочито показным наслаждением, недостойным его обычной элегантности. И такому его поведению я не видел ни мотивов, ни причин. В самом деле, в том почти похоронном банкете было нечто зловещее.

Через каких-то десять минут мы закончили. За все это время Крамер даже не шевельнулся. Габриэль снова развернул свое кресло и занял нормальное положение за столом. Он спокойно зажег сигарету и после первой затяжки посмотрел на немца в упор.

- Хорошо подумал? – спросил он его.

- О чем я должен думать? – ответил Крамер.

- Просто о том, готов ли ты повиноваться нам.
- В чем?

- Ты спрашиваешь, в чем? Может, ты думаешь, что я потратил свое время на такую омерзительную человеческую развалину, как ты, ради удовольствия посмотреть, как эффектно тебя отымел – он показал на фотографии – этот монгольский варвар? Нет, Крамер, нет! Речь идет о твоей миссии, которая мне известна… и, прежде всего, о том, готов ли ты продолжить ее под моим контролем и руководством. Вот и все.

Несколько мгновений Крамер хранил молчание и потом попросил:

- Предлагаю одно условие.
- Нет, условия здесь предлагаю я, - отказал ему Габриэль.
- Оно не имеет никакого отношения к делу…
- Ты уже согласен, что есть дело…  Для начала уже неплохо. Какое у тебя условие?
- Фриц не должен ничего узнать. И он должен беспрепятственно выехать из С.С.С.Р.
- Ах, речь идет о твоем товарище, о самом главном для тебя… Мог бы и раньше сказать. Принято, принято, продолжай.

- Я капитан Генерального Штаба Вермахта. Моя поездка имеет целью установление контакта с одним советским официальным лицом.
- С кем именно?
- Я пока не знаю.
- Невозможно. Ты пытаешься скрыть от нас его имя… Не глупи!
- Нет, поверьте. Мне еще неизвестно, кто это конкретно. Этот человек сам найдет меня и в удобный для него момент представится мне.

- Каким образом?
- Посредством заранее оговоренного пароля.
- Какого?
- «Набор». Тот, кто произнесет это слово, представившись мне, с немецкой выправкой, щелкнув каблуками, - и есть мой связной.
- Задание Вермахта?
- Отчасти, да, но, по сути, - нет.
- Партийное поручение?
- О, нет!.. Никоим образом.
- Я еще должен терять время на вопросы? Говори! Доложи, как положено. Лучше будет для всех.
- Согласен. Но принимая во внимание мое ослабленное состояние, не могли бы мы отложить этот разговор?.. Я обещаю…

- Нет. До сих пор ты не сообщил мне ничего существенного. Давай, чтобы подбодрить тебя немного, - с этими словами Габриэль потянулся за оставшейся бутылкой шампанского и быстро откупорил ее. Немец жадно ловил его движения, - должно быть, он испытывал сильную жажду. Получив бокал, он поспешно выпил; затем Габриэль протянул ему сигарету и помог закурить. Немец ожил буквально на глазах.

- Я слушаю, - повелительно пригласил его Габриэль.

- Чтобы вам было понятнее, я должен кратко обрисовать предысторию этого дела. Все началось в 1934 году, во время «чистки» Гитлера. Я был близким сотрудником генерала фон Бредова – вам должно быть хорошо известно, кто это был, а также о его казни вместе с фон Шлейхером и остальными.

http://wpc2.narod.ru/02/bredow.jpg http://wpc2.narod.ru/02/schleicher.jpg   
Генерал Фердинанд фон Бредов (1884-1934) и последний Рейхсканцлер Веймарской республики Курт фон Шлейхер (1882-1934)

Несмотря на мое участие в заговоре, мне удалось спастись, как и многим другим. Заговор был очень обширным. Если бы я заговорил, Гитлеру пришлось бы обезглавить всю немецкую армию. Обстоятельства так сложились, что я оказался в самом центре круга конспираторов.  Я служил при Бредове офицером связи с высшим командным составом Вермахта, и после его ликвидации в моих руках оказались все нити заговора. Даже после уничтожения внутреннего круга заговорщиков, целые его секторы, причем, на самом верху, оказались нетронутыми. Для экономии времени, не буду входить во все детали нашего плана – наверняка он вам известен. Если коротко, речь шла об устранении Гитлера и партии, об установлении военной диктатуры, основанной на прогрессивной социальной политике.

Все это более-менее известно. Самое же интересное заключается в той роли, которую играли в заговоре международные круги, поскольку именно с ними связана моя нынешняя миссия. Как вы знаете, заговор против Гитлера был двойным: с одной стороны – военные, с другой – штурмовики Рема. Между двумя этими секторами не было никаких прямых контактов. Так оно и должно было быть, поскольку наши идеи и политические цели были диаметрально противоположными. Рем хотел распустить Рейхсвер, а мы планировали уничтожить их партию. Связь между этими двумя противоборствующими группировками и координация их усилий осуществлялась из-за границы.

В этом, с позволения сказать, Генеральном штабе путча немцев не было. Конечно, с тактической точки зрения, такое положение дел было не самым удобным, однако, учитывая, что союзниками по борьбе, в данном случае, оказались заклятые враги, - едва ли его можно было избежать. Если во внутренней политике у нас были серьезные расхождения, то во внешней мы единодушно следовали указаниям тех, кто нас поддерживал и направлял из-за рубежа.

- И кем же были эти заграничные руководители? – спросил Габриэль.
- Очень широкий фронт: прежде всего Англия и Франция, а точнее – Intelligence и Deuxième Bureau. Как вы понимаете, никаких следов не осталось, все наши контакты проходили через Чехословакию.

- Масонство?..

- Да, судя по применяемой технике, так оно и было. Но, короче: нашим главным обязательством международного характера было создание серьезной военной угрозы против С.С.С.Р.. Вы понимаете, что такое требование прекрасно соответствовало идеологии обоих лагерей заговорщиков.

- А для чего нужна была такая угроза?
- Тогда я этого еще не знал, как, пожалуй, и все остальные, но теперь уже могу, с немалой долей уверенности, угадать общий план. Но не буду забегать вперед… Вы позволите мне еще немного шампанского?

Габриэль налил ему еще один бокал и предложил закурить. Крамер снова вернулся к своему рассказу.

- После провала путча, объясняемого, помимо всего прочего, удаленностью центра управления заговором, я провел более года без каких-либо контактов с нашими зарубежными союзниками. Однако в связи с моей запланированной поездкой в Испанию, через несколько месяцев после начала гражданской войны, ко мне в Париже неожиданно обратился неизвестный мне человек. Это был англичанин, по-видимому, военный. Он показал мне, что был в курсе всего и, в первую очередь, - моей собственной роли в путче.

- Ему также было известно о ваших отвратительных наклонностях? – предположил Габриэль.

- И об этом тоже. Его послали те же иностранные круги, которые руководили неудавшимся путчем 1934 года. Представленные им факты и подробности не оставили у меня сомнений в истинности его слов. Он попросил меня возобновить контакты с теми высокопоставленными офицерами Генштаба Вермахта, которые не были разоблачены, и я обещал ему это сделать…
Поверьте, я очень устал… Мы не могли бы перенести наш разговор? – снова спросил Крамер. Действительно, казалось, что он находился на грани обморока.

- Невозможно, - отказал ему Габриэль. – Мне необходимо узнать, хотя бы в самых общих чертах, о характере вашей миссии в Москве. Выпейте еще один бокал и закончим побыстрее.
Он налил ему шампанского, и Крамер выпил.

- У меня на исходе силы. Вы, доктор, должны знать, что я говорю правду. Хорошо, я сделаю усилие и в нескольких словах опишу вам проект. Моей задачей является установление контактов, через лицо, которое должно мне представиться, с антисталинскими элементами в Советской Армии. Меня предупредили об их многочисленности и высоком ранге.

http://wpc2.narod.ru/02/tukhachevsky_gamarnik_voroshilov_egorov.jpg
М.Н. Тухачевский, Я.Б. Гамарник, К.Е. Ворошилов, А.И. Егоров

План заключается в следующем: сохраняя видимость дипломатического противодействия намерениям Гитлера, ему будет позволено значительно увеличить свое влияние. Никакой европейской войны из-за испанского конфликта, как хотелось бы Сталину, не будет. Когда Гитлер станет достаточно силен, ему будут даны гарантии полной свободы в его восточной политике, и начнется война между Германией и С.С.С.Р.. По ходу войны в обоих государствах возникнет идентичная ситуация: вся власть – естественно, власть военная, - перейдет в руки генералитета. Тогда должен произойти одновременный военный переворот в Берлине и Москве, Гитлер и Сталин будут расстреляны. Новые правительства Германии и России подпишут мирный договор, на равных… Поверьте, не могу больше… - вымолвил Крамер, и его голова упала на стол.

- Займитесь им, - приказал мне Габриэль, и принялся ходить по комнате.

Я привел больного в чувство, сделав ему инъекцию. С помощью интенданта мне удалось перенести Крамера в его комнату и уложить в постель. Габриэль проследовал за нами.

- Не отходите от него, отнеситесь со всем вниманием, - и, повернувшись к санитару и «мажордому», приказал им строго:

- Один из вас должен здесь находиться постоянно, следите за ним…, а вы, Крамер, не вздумайте выкинуть какую-нибудь глупость – например, самоубийство. Не забывайте, что Фриц по-прежнему в моей власти. – Он сделал несколько шагов, собираясь выйти из комнаты, но перед выходом пригласил меня:
– На минутку, доктор.

Мы вышли в коридор, и, приблизившись ко мне, он глухо произнес:
- Из этого разговора вы ничего не слышали и ничего не знаете, понятно?

Я согласно кивнул, - его интонации не оставляли сомнений. Не так часто мне доводилось видеть Габриэля более суровым.

- Мне надо поработать; немедленно позовите меня, если что-нибудь случится с Крамером, и будьте с ним максимально любезны и заботливы.

Я видел, как он вошел в свой кабинет и уже изнутри выкрикнул: «Кофе, горячего кофе».

Вернувшись к Крамеру, я увидел, что он уже заснул. Можно было позавидовать его глубокому сну, но не его положению. Я оставил его на попечение санитара и, хотя мне смертельно хотелось спать, также отправился на поиски кофе.

***

Было уже около девяти, когда меня позвал Габриэль. Я нашел его за пишущей машинкой. Он не обернулся ко мне, пока не завершил свою работу.

- Мне придется уехать прямо сейчас, - сказал он, - возможно, я задержусь на несколько часов. Все внимание на Крамера, еще раз прошу вас соблюдать максимальную осторожность. Никому не должно стать известно, что он находится здесь; никому, - еще раз повторил он, - это очень важно.

- Если вы увидите товарища комиссара, напомните ему, что сегодня ему предстоит очередная инъекция.

- Сейчас я его не увижу, - и с этими словами он снял трубку и набрал номер. – Соедините… Могу поговорить с товарищем Ладо Целукидзе?.. – Последовала пауза минуты в две. – Товарищ Целукидзе?..  Могу с тобой увидеться прямо сейчас?.. Да, очень важно… Докладная…  Да, наверное, но он сам решит, нужно ли доложить лично… Нет-нет, по телефону не могу ни слова… Да, еще! Если не трудно, пришли мне пару машин сопровождения с твоими людьми; это полезная предосторожность, потом сам поймешь, товарищ… Лучше, если ты сам проверишь место встречи.

Не прошло и часа, как прозвучал клаксон автомобиля, и скрипнули тормоза у наших дверей. Я слегка задремал в кресле, и эти звуки меня разбудили. Поспешив в холл, я успел заметить лишь выходящего во двор Габриэля. В несколько мгновений, пока дверь оставалась открытой, мне удалось рассмотреть у входа большой черный автомобиль и двух или трех человек в форме Н.К.В.Д.. Затем послышался шум моторов.

0

13

Elista

27 апреля, 2012г. 22:20:22

Шаблон
Конечно, я поторопился со своими выводами относительно персонажа Габриеля, весь текст я не знаю. И уверен там еще должны быть решающие события. От этого мое нетерпение. И я жду продолжения. 
У меня к вам просьба. Не могли бы вы выложить здесь ссылки полного текста. Вдруг найдется какой-то энтузиаст и поможет вам с переводом этой книги.


Залил испанский текст вот здесь:

http://wpc2.narod.ru/02/sinfonia_en_rojo_mayor.jpg

http://wpc2.narod.ru/00/sinfonia_en_rojo_mayor.pdf

Прошу почтительно обращаться с текстом этой замечательной книги – все же она была уже один раз переведена, и боюсь, что не самым оптимальным образом. Второго перевода она может и не выдержать.

Кстати, Вы заметили, уважаемый Шаблон, как обострились наезды наших гендерных гостей на форум после открытия темы о масонах и перевода нескольких глав из «Красной симфонии»? Мы затронули очень болезненные для интернационала сатаны струнки. Фактически, они тут же грохнули форум нам в ответ.

Постепенно нам придется перебазироваться на http://peshka.foroactivo.com/ или http://wpc.freeforums.org/

Благодарю всех тех участников, кто уже зарегистрировался на «Пешке-2».

0

14

Шаблон

28 апреля, 2012г. 00:24:11

Elista написал(а):
Прошу почтительно обращаться с текстом этой замечательной книги – все же она была уже один раз переведена, и боюсь, что не самым оптимальным образом. Второго перевода она может и не выдержать.

Будем надеяться, что найдется добросовестный человек, который переведет этот труд на русский язык.

Elista написал(а):
Кстати, Вы заметили, уважаемый Шаблон, как обострились наезды наших гендерных гостей на форум после открытия темы о масонах и перевода нескольких глав из «Красной симфонии»? Мы затронули очень болезненные для интернационала сатаны струнки. Фактически, они тут же грохнули форум нам в ответ.

Да, это была одна из причин, но их страхи простираются дальше. Был момент, как мне показалось, на форуме начал образоваться фундамент площадки для общения свободных людей - это для них страшней любых пролазов в зазеркалье. И, конечно, соборность была подвергнута огромному внешнему и внутреннему давлению. Признаюсь, не сразу осознал изощренность их действий, но был удивлен в этих условиях самораскрытием некоторых персонажей.
Один из смыслов этих масонских лож - загонять в стойло творческих свободолюбивых личностей, а уже став на эту стезю - никуда они потом не денутся.

Elista написал(а):
Постепенно нам придется перебазироваться на http://peshka.foroactivo.com/ или http://wpc.freeforums.org/

Я здесь больше появляться не намерен, в некоторых случаях действительно надо проявлять христианское смирение и успокоиться, а не махать кулаками после боя.

0

15

franki написал(а):

Я здесь больше появляться не намерен

а что случилось то франки?какое давление, какие изощренные действия? о чём вы вообще?

0

16

grado
а что случилось то франки?какое давление, какие изощренные действия? о чём вы вообще?

Дорогой градо, не волнуйтесь – это всего лишь отражение наших прошлых бурных дискуссий на «Пешке». К форуму «Шехина» данный текст уважаемого Шаблона не имеет отношения.

В продолжение темы масонства хотел бы предложить уважаемым участникам ознакомиться с недавно созданным видеороликом об оккультном архитектурном символизме столицы Казахстана. Это замечательная иллюстрация к нашей теме о Крымском потопе 17 таммуза и о прошедшем в Астане «1-м чемпионате мира ФИДЕ по рапиду».

Астана - столица Сатаны. Масоны.

0

17

Наткнулся на одно из последних интервью бывшего министра обороны РФ П. С. Грачева. http://sobesednik.ru/scandals/20120227- … nas-predal
Вот небольшая выдержка : "...когда Борис Николаевич в первый раз победил на выборах, то собрал команду из шести-семи человек, мы поехали в лес отмечать, захотелось ему выпить и закусить. Едем, и вдруг он увидел: огромная покрышка лежит у дороги, велел остановиться. Там мы и накрыли нехитрый стол: еда, выпивка. Потом Бориса Николаевича «осенило». «Мы победили, – говорит, – отныне вы  мои братья, давайте поклянемся на крови, что мы никогда друг друга не бросим, до самого гроба». Он взял нож, провел им по запястью, выступила кровь, мы проделали то же самое и потом языком друг у друга кровь слизывали!"
Уважаемый Валерий Борисович, не могли бы Вы просветить, что это за безумный ритуал в исполнении Президента Российской Федерации и его сподвижников ?

Отредактировано дебилоид (Понедельник, 24 сентября, 2012г. 11:52:05)

0

18

дебилоид
Наткнулся на одно из последних интервью бывшего министра обороны РФ П. С. Грачева. http://sobesednik.ru/scandals/20120227- … nas-predal
Вот небольшая выдержка
:

http://sobesednik.ru/sites/default/files/imagecache/264x199/image-annons/img_0472.jpg

"...когда Борис Николаевич в первый раз победил на выборах, то собрал команду из шести-семи человек, мы поехали в лес отмечать, захотелось ему выпить и закусить. Едем, и вдруг он увидел: огромная покрышка лежит у дороги, велел остановиться. Там мы и накрыли нехитрый стол: еда, выпивка. Потом Бориса Николаевича «осенило». «Мы победили, – говорит, – отныне вы  мои братья, давайте поклянемся на крови, что мы никогда друг друга не бросим, до самого гроба». Он взял нож, провел им по запястью, выступила кровь, мы проделали то же самое и потом языком друг у друга кровь слизывали!"


Уважаемый Валерий Борисович, не могли бы Вы просветить, что это за безумный ритуал в исполнении Президента Российской Федерации и его сподвижников ?


Уважаемый дебилоид, мы давно уже обратили внимание на ту непропорциональную значимость, которую придают талмудические «евреи» («женихи крови») всякого рода вампирическим ритуалам. Надо будет собрать вместе в одной теме все материалы так или иначе связанные с данной их особенностью. Благодарю Вас за интересную ссылку.

Бывший министр обороны десантник П.С. Грачев и его скоропостижная кончина (по неясной причине) напомнили мне анекдот про еврея, который спрашивает у ребе, можно ли прыгать в саббат с парашютом, а тот ему отвечает: «прыгать можно, но раскрывать парашют нельзя». Может быть, в субботу 22 числа ПСГ совершил свой 648-й прыжок и в решительный момент вспомнил про полученную инструкцию? Его интервью оставляет именно такое впечатление.

Напомню отличный ролик про вампиров, выложенный ранее уважаемым Мангустом на «Пешке».

0

19

тод самый ролик но только без партнеров от Universal Jew;

Отредактировано Тод_Самый (Четверг, 27 сентября, 2012г. 04:19:30)

0

20

Как-то лет 7 назад по НТВ была реклама масонства.

Отредактировано Шаблон (Понедельник, 1 октября, 2012г. 16:24:07)

0


Вы здесь » Шехина » Синагога » Масоны и евреи