Шехина

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Шехина » Метафизика и философия » Рене Генон - последний метафизик Запада


Рене Генон - последний метафизик Запада

Сообщений 1 страница 7 из 7

1

Воспризвожу ответ Элисты на заданный на "Пешке" вопрос о творчестве Р. Генона.
Админ

*******

Чт 5 Апр 2012 - 18:54

Creux du van
Приветствую всех!
Как я понял, Элиста очень почтительно относится к творчеству Рене Генона, по крайней мере, он неоднократно рекомендовал изучать этого автора для настояшего понимания восточной мистики.
Действительно, чрезвычайно интересные работы, хотя и написанные, на мой взгляд, чудовищно трудным для восприятия витьеватым языком. Блестяще описаны ложные направления современной жизни, предсказано многое из происходящего сейчас. Но понимание традиционализма мне категорически не нравится, ведь русский консерватизм точно так же может служить мишенью каирского мистика. Признаюсь, многое из символизма и смысловых рядов Генона мне осталось непонятно, но большого желания к осмыслению этого я не чувствую.

Всё дело в том, что в политической и медийной элите РФ существует ещё с советских времён целая группа, очень существенно влияющая на политический курс страны, многие из членов которой считают себя последователями Рене Генона. По россиянскому ТВ регулярно идут политические программи и шоу с участием таких людей, как Гейдар Джемаль, Александр Дугин, Юрий Мамлеев, Евгений Головин и др., эти люди читают лекции в МГУ. При этом Дугин является приближённым к Кремлю политологом и одним из идеологов нынешнего режима.
Также в очень дружеских отношениях с этой группой состоит другой кремлёвский мистик политиолог-евразиец С. Кургинян. Предлагаю бегло ознакомиться с CV некоторых этих людей:
...

Как видите, Дугин и Джемаль официально объявляют себя продолжателями Рене Генона.

Практикующие мистики, они являются сторонниками "метафизического евразийства", объединения РФ с мусульманскими странами  Средней Азии и ближнего Востока на политической основе исламского неомарксизма (включающего самые суровые формы исламского ваххабизма) с помощью демографической экспансии мигрантов из этих стран в центральную Россию. Вот такой традиционализм. Тот же Дугин говорил, что Генон является самым великим человеком XX века. Я давно за этим наблюдаю, но написать побудило меня то, что я наткнулся в ЖЖ на любопытный пост в связи со смертью сатаниста Е Головина со  ссылкой на старую статью о этий группе в газете Стрингер, итак: http://general-ivanov.livejournal.com/768359.html
...
Говорят, что "рейхсфюрер Чёрного Ордена SS" закончил свои тёмные дни в Клинике нервных болезней им. А. Я. Кожевникова. Логично. В среду там соберутся на шабаш ("прощание с ЕВГ") все друзья и последователи Головина - от Дугина, Мамлеева, Джемаля, Ровнера и Дудинского до Буковского, Малера, Витухновской, Шумова и Амвросия (Сиверса)

Вопрос к Элисте: является ли философия Генона антихристианской (не касаясь россиянских исламомарксистов), несмотря на свои плюсы? Кстати, на каббале и евреях Генон совершенно не заостряет внимание.
С уважением.


Уважаемый Creux du van, позвольте мне сразу же поправить Вас – я действительно неоднократно рекомендовал некоторые из работ Генона (в частности – «Кризис современного мира», «Теософизм», «Ошибка спиритов» и «Царство количества и знамения времени»), однако вовсе не с целью «настояшего понимания восточной мистики».

На мой взгляд (и я также об этом уже писал), «настоящее понимание восточной мистики» никому из нас «не грозит». Мы все равно ее не сможем «по-настоящему понять» – уже хотя бы из-за языкового барьера, трудности предмета и очевидных культурных различий. Да и вообще – мистику не понимают, ее переживают. А я сам не склонен к мистическим «умонастроениям» и никого никогда не призывал к погружению в иррациональные состояния. Как раз напротив, я открыто исповедую гимнастику ума.

Рекомендуя изучение трудов Генона, я имел в виду нечто совсем иное, а именно – прийти, с его помощью, к ясному пониманию некоторых важных истин. Например, того прискорбного факта, что все, выдаваемое в РФ и на Западе за «восточную религиозную традицию», является, на самом деле, грубой подделкой европейского или, чаще, – американского изготовления. В этом отношении работы Генона могут быть очень полезными (напр., см. «Теософизм»).

Приведенный Вами список «учеников» Рене Генона еще раз напомнил мне крылатую фразу о том, что «самое страшное в любом учении – это его последователи». Думаю, что даже с очень большими натяжками, никого из перечисленных Вами лиц к числу «продолжателей Генона» отнести нельзя.

Если это «традиционалисты» и «последователи Генона», то тогда и упомянутых выше номенклатурных балалаечников  – Майкла Джексона и Элвиса Пресли (любимцев Жужи Пушкинд) – тоже можно было бы записать в «продолжатели дела И.-С. Баха». Однако это верх абсурда.

http://spiritualmind.com/wp-content/uploads/2009/07/shmuley-boteach2.jpg
Рабби Шмули Ботеах со своим усопшим приятелем-педофилом Майклом Джексоном

Об Александре Дугине мне неоднократно уже приходилось высказывать мое мнение – по всей видимости, оно не отличается от Вашего. О Сергее Кургиняне мы тоже уже успели поговорить на ИШФ. А с еще одним «метафизиком» и «традиционалистом» - «еп. Амвросием» мне пришлось полемизировать на МЕРЕ в 2005 г. (я приводил совсем недавно ссылку на дискуссию с катакомбниками, - Андрей сам признался, что он был всего лишь почтальоном, а тексты писали за него вот эти самые «продолжатели»).

Теперь о самом Вашем вопросе, уважаемый Creux du van:

является ли философия Генона антихристианской (не касаясь россиянских исламомарксистов), несмотря на свои плюсы?

Не сомневаюсь, что Генона передернуло бы уже от слова «философия», поставленного рядом с его именем, однако Ваш вопрос мне понятен, я искренне благодарю Вас за него и постараюсь дать на него ответ. Мне не хотелось бы строить из себя какого-то особенного «знатока Генона», но все его основные труды я прочитал, и свое мнение о нем у меня имеется.

Я оцениваю Генона исключительно высоко. Мне известно высказывание о нем А.Г. Дугина («Генон – умнейший человек ХХ столетия»), и я готов, с некоторыми оговорками, под ним подписаться. На мой взгляд, это одна из немногих почти правильных мыслей Александра Гельевича (возможно, она является заимствованной). Действительно, Рене Генон был одним из умнейших людей ХХ века и, вполне вероятно, - «последним метафизиком Запада».

Он обладал фантастической эрудицией и исключительно высокой культурой мышления, а это уже очень немало. В работах Генона не так просто найти не то что ошибочное утверждение, но хотя бы неряшливо оформленную мысль.

Русские переводы его работ мне показались не самыми удачными, но думаю, что это не вина переводчиков, а скорее следствие сложности задачи адекватного переложения французских (и арабских) метафизических текстов на русский. Так или иначе, испанские переводы мне нравятся больше – в Аргентине у Генона немало поклонников, и они давно уже очень добросовестно перевели практически все его труды.

http://upload.wikimedia.org/wikipedia/commons/thumb/8/80/Rene-guenon-1925.jpg/220px-Rene-guenon-1925.jpg
Рене Генон, французский метафизик, 1886-1951

Творчество Генона произвело очень сильное впечатление уже в 1920-е и 30-е годы. Вокруг него и возглавляемого им журнала «ETUDES TRADITIONNELLES» тогда сложился сплоченный круг единомышленников – не в последнюю очередь, из числа французских католиков (причем, настоящих католиков, не нынешних «халдео-христиан»). Многие поверили в Генона, в его способность осуществить декларированную им программу – воссоздать в Европе интеллектуальную элиту и подлинную систему духовной инициации.

Едва ли это может вызвать удивление. Разочарование в сложившейся во Франции масонской системе в интеллектуальных кругах того времени было почти всеобщим. И многие увидели в Геноне необычайную духовную и интеллектуальную мощь. Его работы 1920-х годов даже сегодня смотрятся очень недурно, а тогда они, должно быть, производили впечатление подлинного откровения – глубиной анализа, точностью мысли и абсолютной беспристрастностью тона.

В то же время, Генон был не до конца искренним даже со своими ближайшими сотрудниками. Так, он на протяжении десятилетий (!) скрывал от них, что еще с 1911 года принял ислам и был посвященным суфием. Также немногим были известны детали о его причастности почти ко всем инициатическим формам современного европейского оккультизма (среди прочего, он был мартинистом и личным учеником Папюса). Он позднее объяснял такую свою оккультную карьеру  необходимостью проведения «разведки» и «уничтожения противника изнутри».

Но одного такого объяснения явно недостаточно. Уже после своего неожиданного отъезда из Европы в Египет, в своей переписке с Ю. Эволой он признался, что с самого начала не верил в возможность «реанимации католицизма», и должен был попытаться предпринять попытку такой реанимации лишь с целью демонстрации ее невозможности. Дословно он писал следующее:

Отрывок письма к Эволе от 21 ноября 1933 г.
«... я никогда не верил в возможность реставрации духа традиции на Западе на фундаменте католицизма. Вы должны понимать, что я не настолько наивен для этого. Однако по причинам,  которые, к сожалению, я не могу доверить бумаге, мне было необходимо сказать все то, что было сказано, и принять во внимание такую возможность, хотя бы для того, чтобы прояснить ситуацию. И результат (негативный) был именно таким, какой мною и ожидался.»

Конечно же, это не слова настоящего христианина. Но Генон им и не был.

Вместе с тем, отнести Генона к числу обычных антихристиан тоже довольно трудно. Значительная часть его творчества посвящена  разоблачению как раз тех источников оккультизма, из которых сегодня охотно черпают «вдохновение» его нынешние «последователи». Им велась жесткая борьба с теми же теософами, антропософами, «марксистами», кроулианцами, «интуитивистами», фрейдистами и т.п..  Он был несомненным союзником католиков в этой борьбе, и многие из них его искренне и бескорыстно поддерживали. Почти всех потрясло его дезертирство (неожиданное бегство из Европы в 1931 году).

Весьма удивительно, насколько незначительный эффект дали титанические усилия Генона по борьбе с оккультизмом. Один из его ближайших сподвижников – искренний католик, его преданный друг и многолетний редактор «Etudes Traditionnelles» Морис Клавель (Жан Рейор) писал позднее, что Генон ошибся как в средствах, так и в выборе людей.

Иначе говоря, Генон заблуждался в самом главном - насчет той самой «возможности воссоздания традиционалистского духа на Западе» с опорой на «восточные традиции», в обход христианства. И я думаю, что в конце жизни он должен был вполне осознать принципиальную негодность своего «эзотерического» и «синтетического» подхода.

Повторю снова – Генон говорил почти все правильно, его анализ болезни «аномальной западной цивилизации» во многих отношениях удивительно ясен и точен, однако напрашивающийся диагноз он так и не поставил. Как Вы совершенно справедливо отметили, уважаемый Creux du van, Генон, по той или иной причине, последовательно обходил наиболее острые и важные вопросы, в частности, вопрос «еврейский».

Прямо у него на глазах в России происходило фронтальное столкновение православного и талмудического мировоззрения, сил истины и лжи, осуществлялось тотальное наступление «еврейства» на пространство личностных прав и свобод, по существу - полное порабощение личности и уничтожение разума, а он как будто не замечал этого. По «еврейскому вопросу» он высказывался очень уклончиво и осторожно.

В связи с этим, в его трудах имеются прямо удивительные смысловые лакуны.  В построенных им величественных замках и храмах мысли  отсутствуют самые главные, несущие конструкции. И их отсутствие очень трудно объяснить некомпетентностью и недостатком понимания значимости той или иной темы (как, например, в случае И.Л. Солоневича, хотя пример этот и не совсем удачен) – поскольку эрудиция Генона была воистину всеобъемлющей. В том-то и дело, что он все прекрасно понимал.

Вот эта недоговоренность, какая-то странная самоцензура, недостаток решительности в решении проблем, уже блестяще сформулированных, - с одной стороны, создавали возможность ложной интерпретации самих его намерений и смысла его работ, а с другой - оттолкнули от него многих его потенциальных единомышленников по борьбе с еврейским оккультизмом. Что, в конечном итоге, свело на нет все его усилия.

О русских Генон как-то высказался в том духе, что «им еще следует продемонстрировать свои интеллектуальные возможности». Вот я и предлагаю вам, дорогие друзья, по мере наших скромных возможностей, продолжить заполнять оставленные им зияющие пустоты.

Мне кажется, у Генона действительно были все предпосылки к тому, чтобы стать «величайшим мыслителем ХХ-го столетия», но полагаю, что для этого его надо было бы предварительно окрестить. Увы, как известно, история не терпит сослагательного наклонения. Я вполне солидарен с оценкой Генона, выданной американским историком Майклом Хоффманном в его ответе И. Шамиру:

He thinks me too dense to have entertained Guenon’s thesis. But I have read Guenon’s The Reign of Quantity concerning the degeneracy of the modern era.

http://wpc2.narod.ru/01/guenon_le_regne_de_la_quantite.jpg

I am in sympathy with Mr. Guenon’s elucidation of the symptoms of that decay, but not with his underlying endorsement of the eternal pagan psychodrama itself.


******************

0

2

franki написал(а):

Рене Генон был одним из умнейших людей ХХ века и, вполне вероятно, - «последним метафизиком Запада».


Стремление Генона к академичности заметно. С трудом верится в "последнесть", все же "отрицая утверждаем". Скорее он не был умнейшим, а избавлялся от глупости, которой и являлись его работы, подобно благодарному выдоху мертвого бога, являющему тем тот мир в котором мы и живем

franki написал(а):

В построенных им величественных замках и храмах мысли  отсутствуют самые главные, несущие конструкции. И их отсутствие очень трудно объяснить


Действительно, упущена основное внимание к конструкции - словарю, по сути к хозяину, к утвари не оправдано много внимания. Собственно, все мы находимся под влиянием образованности, а эта сфера требует умения к самообразованию. В этом наверное и различие между анло-саксонской и греческой школами, также как между метрополией и ее колониями, внешним и внутренним, поверхностным и сущностным. Тем не менее заслуга Генона в нарушении молчания относительно внимания к тому принципу, который как раз и связан со словарем (нотариконом) как "перстом", словарь как речь это принцип (архетип) в практической реализации. Греки говорили что нельзя знать ничего отличного от принципа(архе), ничего сверх меры. Генону нужно было сказать проще - настоящее это словарь перевода имени бога с одного языка на другой, перевода который и является временем, черное чернее черного. Стоит сказать, что открытие Тайны это Смерть и не всегда инициатическая-  и это основная причина "скромности" Генона в своих работах.

Вообще стоит обратить внимание на тот факт, что каббала это куб понятий, он и есть оброненым словом что хранит свою же тайну. К еврейству это имеет довольно условное отношение, хотя и не исключает наличия адептов как и в любой другой школе. Как известно, не форма языка играет скрипку, а принцип языка. Он в отношении Близнецов,которые держит в своих руках Танцовщица. Впрочем никто на блюде просто так не принесет просвещенную голову, только труд.

http://www.youtube.com/watch?v=KzJgTb2sRxQ#t=17

Жаль, мы еще долго не увидим такой страны и людей

franki написал(а):

Вот эта недоговоренность, какая-то странная самоцензура, недостаток решительности в решении проблем, уже блестяще сформулированных, - с одной стороны, создавали возможность ложной интерпретации самих его намерений и смысла его работ, а с другой - оттолкнули от него многих его потенциальных единомышленников по борьбе с еврейским оккультизмом. Что, в конечном итоге, свело на нет все его усилия.


Любая борьба так или иначе это борьба с вечными же аспектами,а те как ни странно дети большой семьи, скрывающие пастуха, стоит одному из них пропасть не видеть истины. Кому то может и обидно, что есть паршивые овцы, но те любимы богом в правильном круге и ненавидящи в хромом на лето. Трудно понять червя, когда рано им быть как и замысла человека просветителя, выродившегося в менялу. Трудно тем к пониманию, что существует путаница в том на каком плане была написана та же библия и ее руководство, и камень греков хоть и брошен, но не поднят на должный, как не поднялся к нему и невежа. Но все же существует меч который способен разрубить узел кривых дорог гностиков, что являются отражением бедер, над которыми размышлял Философ, не упуская из виду то что освещало кривой путь, оказавшийся самым прямым. Хотелось бы пожелать удачи тем кто найдет призму в себе и кривым кривое исправит, пожертвовав себя в науке старой формулы, а не на полях банальной истории.

Отредактировано Χάρων (Четверг, 6 февраля, 2014г. 02:59:11)

0

3

Как-то на форуме было предложено сжато излагать труды авторов, добросовестно анализирующих вопросы, разбирающиеся на "Шехине". Попробую проделать это с книгой Рене Генона "Духовное владычество и мирская власть".
             Рене Генон считает, что
1) все люди созданы разными;
2) поэтому каждый человек может более-менее идеально выполнять весьма ограниченное количество социальных функций;
3) в идеале должна существовать чёткая иерархия, которая, с одной стороны, сама по себе отводит человеку надлежащее ему "идеальное" место, а с другой стороны, защищает, "консервирует" сложившийся порядок;
4) две наивысшие ступени иерархии должны занимать "жрецы" (они стоят на самой высокой ступени) и люди государственного управления (воины и чиновники);
5) функции "жречества":
а) метафизическое познание мира (то есть не изучение законов физики или законов других естественных наук, которые описывают то, как изменяется мир, а поиск "неподвижных осей, вокруг которых всё вращается"; "жрецы" исследуют трансцендентные, надчеловеческие области);
б) легитимизация существующего (иерархического) общественного порядка путём создания соответствующей (как правило, трансцендентной) доктрины;
в) обеспечение сохранения традиции с помощью повсеместного исполнения обрядов, разыгрывания мистерий, подвижничества;
г) попытки привести людей к "Раю Небесному" (эту задачу не всегда удаётся исполнить по причине её большой трудности);
6) функции государственных мужей - это разрешение "обычных" мирских вопросов;
7) давным-давно люди жили в достаточно хорошем соответствии с "иерархической моделью" (в Древней Индии, например, существовали касты брахманов, кшатриев, вайшью и шудр);
8) однако, начиная с VI века до нашей эры, начал раскручиваться маховик разрушения иерархического порядка;
9) этот процесс разрушения шёл по нарастающей, и теперь мы живём в "эгалитарном" мире;
10) запустили этот процесс государственные мужи; произошло это примерно так:
а) мирская власть в какой-то момент начала решать очень широкий круг проблем и добилась "весомых" успехов в познании натуры (тот есть изменяющейся природы);
б) все эти успехи создали у государственных мужей иллюзию самодостаточности, они стали отказываться признавать первенствующую роль "жречества", это стало казаться им глупым и унизительным;
в) а уж с этого момента и все другие касты "ощутили себя в дивной силе", и начался хаос.
            Интересны следующие вопросы:
1) Как относятся к описанному выше иерархическому порядку гендерные пролетарии?
- Не подозревают о таком;
- ненавидят его, приложили огромное количество усилий для его разрушения;
- этот принцип им нравятся, но только у них свои касты (господа - это носители "спасительной задней плоти", а чипированные рабы - все остальные).
2) С какого момента инфернальные твари начали осознанно реализововывать продуманный план разрушения иерархического порядка?
Рене Генон говорит о кардинале Ришельё, который проводил политику централизации (формально власть короля усиливалась, но притеснение аристократии только подготавливало приход "третьего сословия") и поддерживал протестантов за пределами Франции (один из тезисов протестантизма - "свободное" толкование Библии; после этого уже и речи не может быть об авторитете духовной власти). Но мне кажется (интуитивно), что подобное целенаправленное вредительство начало совершаться гораздо раньше.

0

4

Cергeй надцатый
Как-то на форуме было предложено сжато излагать труды авторов, добросовестно анализирующих вопросы, разбирающиеся на "Шехине". Попробую проделать это с книгой Рене Генона "Духовное владычество и мирская власть".

Прошу прощения, уважаемый Сергей, - не отреагировал сразу на это Ваше сообщение, поскольку поднятая Р. Геноном тема напрямую касается истории России и Православной Церкви и затрагивает целый ряд болезненных для всех нас вопросов. Вы правильно все изложили, я только попытаюсь добавить некоторые комментарии к сказанному.

Рене Генон считает, что
1) все люди созданы разными;
2) поэтому каждый человек может более-менее идеально выполнять весьма ограниченное количество социальных функций;

Да, но тут дело не только в успешном выполнении социальных функций, но и в самореализации, оптимальном самораскрытии, в ощущении себя на своем месте. Ни один человек не может быть всем одновременно. Каждый должен найти свое место в жизни и получить для этого надлежащее образование. И поскольку здесь многое зависит от наследственности, без сословного деления общества обойтись трудно. Вся проблема лишь в обеспечении более-менее подвижных границ между сословиями, чтобы не перекрывать возможности самореализации в тех случаях, когда личные способности не соответствуют сословному делению. Об этом очень хорошо писал Константин Николаевич Леонтьев, и мы эти вопросы обсуждали еще на старом форуме wpc.

3) в идеале должна существовать чёткая иерархия, которая, с одной стороны, сама по себе отводит человеку надлежащее ему "идеальное" место, а с другой стороны, защищает, "консервирует" сложившийся порядок;

Скажем лучше так: в идеале должны быть обеспечены справедливые отношения между сословиями, при разных правах и обязанностях, но с равенством человеческого достоинства для всех.

4) две наивысшие ступени иерархии должны занимать "жрецы" (они стоят на самой высокой ступени) и люди государственного управления (воины и чиновники);

Де-факто так обстоит дело в любом обществе. Если создается видимость инверсии естественной иерархии "жрецов" и "воинов", то это лишь означает, что в обществе действуют оккультные структуры управления, не видные обывателям.

5) функции "жречества":
а) метафизическое познание мира (то есть не изучение законов физики или законов других естественных наук, которые описывают то, как изменяется мир, а поиск "неподвижных осей, вокруг которых всё вращается"; "жрецы" исследуют трансцендентные, надчеловеческие области);

Лучше сказать не "надчеловеческие", а сверхприродные. К компетенции жрецов относится область чистого, неутилитарного знания.

б) легитимизация существующего (иерархического) общественного порядка путём создания соответствующей (как правило, трансцендентной) доктрины;

Жрецы не создают трансцендентную доктрину, они ее сохраняют.

в) обеспечение сохранения традиции с помощью повсеместного исполнения обрядов, разыгрывания мистерий, подвижничества;

Генон считал, что сведение традиции к обрядности и ритуалу есть уже ее (частичная) утрата. Вся область трансцендентного мышления относится к ведению жрецов.

г) попытки привести людей к "Раю Небесному" (эту задачу не всегда удаётся исполнить по причине её большой трудности);

Разумеется, это задача не простая.

6) функции государственных мужей - это разрешение "обычных" мирских вопросов;

Да, это вопросы государственного управления, защиты "мирного труда" и плюс к тому, область философии и мирских наук.

7) давным-давно люди жили в достаточно хорошем соответствии с "иерархической моделью" (в Древней Индии, например, существовали касты брахманов, кшатриев, вайшью и шудр);
8) однако, начиная с VI века до нашей эры, начал раскручиваться маховик разрушения иерархического порядка;

Справедливо, именно в этом заключается мысль Генона.

9) этот процесс разрушения шёл по нарастающей, и теперь мы живём в "эгалитарном" мире;

Так можно понять Генона, но, как мне кажется, он хотел сказать о другом: мы живем в инвертированном мире. Социальная пирамида оказалась перевернута, все естественные связи и отношения между людьми разрушены. 

10) запустили этот процесс государственные мужи; произошло это примерно так:
а) мирская власть в какой-то момент начала решать очень широкий круг проблем и добилась "весомых" успехов в познании натуры (тот есть изменяющейся природы);
б) все эти успехи создали у государственных мужей иллюзию самодостаточности, они стали отказываться признавать первенствующую роль "жречества", это стало казаться им глупым и унизительным;
в) а уж с этого момента и все другие касты "ощутили себя в дивной силе", и начался хаос.

Вы очень точно все описали и, как мне кажется, здесь и заключается главная слабость концепции Генона: он умалчивает об агентах разрушения, которые занимались переворачиванием нашего мира на протяжении многих столетий и, в конце концов, добились осуществления своих планов. Я понимаю, почему Рене Генон об этом промолчал - он ужасно боялся черных магов на протяжении всей своей жизни. Он даже вынужден был уехать из Франции в 1931 году, из-за этого страха. Вероятно, основания у него были, - во всяком случае, ему, как магистру всех оккультных наук, было очень хорошо известно, насколько легко можно нанести человеку тяжелейший урон "через астрал".
           

Интересны следующие вопросы:
1) Как относятся к описанному выше иерархическому порядку гендерные пролетарии?
- Не подозревают о таком;
- ненавидят его, приложили огромное количество усилий для его разрушения;
- этот принцип им нравятся, но только у них свои касты (господа - это носители "спасительной задней плоти", а чипированные рабы - все остальные).

Я думаю, что гендерные пролетарии слабоумны - их руководители-раввины отдают им приказы, и они их беспрекословно выполняют. Смысл своих действий они понимают очень слабо и ни за что себя ответственными не считают. Их последствия "банально не интересуют". Хотя в реальности они превращают жизнь людей в самый настоящий ад.

2) С какого момента инфернальные твари начали осознанно реализовывать продуманный план разрушения иерархического порядка?

Я обычно говорю о 700-летнем проекте "антихрист", хотя всегда подчеркиваю, что это лишь условное обозначение, от момента начала распространения каббалистических трактатов "Зохар". Сам Генон тоже считал, что системные, необратимые извращения начались в XIV веке.

Рене Генон говорит о кардинале Ришельё, который проводил политику централизации (формально власть короля усиливалась, но притеснение аристократии только подготавливало приход "третьего сословия") и поддерживал протестантов за пределами Франции (один из тезисов протестантизма - "свободное" толкование Библии; после этого уже и речи не может быть об авторитете духовной власти). Но мне кажется (интуитивно), что подобное целенаправленное вредительство начало совершаться гораздо раньше.

Да, Генон приводил пример Ришелье и его хитрой иезуитской политики разрушения под видом укрепления. Но он, конечно, тоже относил начало вредительства и инверсии к значительно более ранней эпохе.

Извините, вынужден прерваться, я чуть позже продолжу.

0

5

Ни в какие детали в своей работе Генон не углубляется, ограничиваясь лишь самыми общими доктринальными положениями и указаниями. И, на мой взгляд, излагаемая им доктрина верна - она соответствует и здравому смыслу, и историческим фактам, и традиционным воззрениям на эти вопросы, принятым на протяжении всей обозримой истории человечества.

http://www.editions-tredaniel.com/images/min/978_2_85707_142_6_UNE_230_369_1338573452.jpg

Интересно, что Андре Жид, ознакомившись с некоторыми трудами Генона, высказался в том духе, что если Генон прав, то все написанное им самим - одно сплошное заблуждение. И откровенно признался, что даже не видит, с какой стороны излагаемые Геноном взгляды можно было бы оспорить.

Власть низших каст над высшими Генон вполне обоснованно называл ТИРАНИЕЙ и утверждал, что именно в таком смысле понимали тиранию все античные авторы. Конечно, власть черных магов ("баалшемиков") и диктатуру гендерного пролетариата образца СССР-Египта-Мицраима, РФ или любого западноевропейского режима последних столетий следует считать наиболее жестокими из возможных тиранических систем. Такого сюрреалистического маразма, как в наше время, на планете не было никогда, и даже разум человеческий отказывается поверить, что такое извращение идеи о человеке и социуме возможно.

Тем не менее, поскольку мы живем в эпоху перевернутых сатанистом Марксом понятий и популистских мифов, созданных исключительно с целью обмана толпы, нас всеми силами пытаются убедить в том, что планетарный концлагерь Освенцим - это "вершина народовластия, прогресса, счастья и свободы". Само собой, вавилонские сатанисты (содомиты, некроманты и вампиры) самих себя низшей кастой не считают. Наоборот, их самомнение простирается далеко за пределы самых диких тиранических доктрин, претензий и упований.

Но я о другом хотел бы сказать. Если Генон прав, и власть кшатриев над браминами является нарушением естественного порядка вещей и аномалией, ведущей к неизбежному дальнейшему разрушению иерархии и порядка в государстве, то как мы можем оценить весь романовский период истории России? Как можно расценить Синодальный период в истории Русской Поместной Церкви?

Даже если бы это был обычный "цезарепапизм", как Российскую Империю воспринимали на Западе, то такое "самодержавие" следовало бы признать очень опасным и чреватым самыми тяжелыми последствиями извращением. Однако, увы, даже этого "цезарепапизма" в реальности не было. На самом деле, было почти полное подчинение России надгосударственным (сатанинским) структурам управления, через масонские ложи.

У нас на форуме из-за разной оценки роли Романовых как-то произошла серьезная размолвка с очень уважаемым мною автором, но я не вижу, как можно игнорировать политические реалии России XVIII-XIX веков, не впадая в тяжкие противоречия. Церковь была последовательно разгромлена в век Раскола, а затем - Петром I и Екатериной II. Какие еще выводы можно сделать, например, из следующих фактов, приведенных Виктором Острецовым в его замечательном очерке "Николай I и масонство".

***

http://www.e-reading.club/cover/1032/1032806.jpg

Главным виновником идейного хаоса в обществе кн. А.Б. Голицын называет М.М.
Сперанского
, нашего отечественного Фауста. Он пишет, что

«в 1808 году во время Эрфуртского конгресса, он, Сперанский, был принят в высокую степень иллюминатства,
сделан провинциальным начальником и дан ему был в подмогу от главы ордена Вейгаупта
иллюминат Фесслер из разстриженных католических монахов, изгнанных из Пруссии за
свое превратное учение и сей Фесслер и поднесь продолжает тайныя совещания.»
(там же,
с.526).

Этот факт могли бы подтвердить, пишет далее князь А. Голицын, Магницкий, Санглен,
возглавлявший в то время тайную полицию, и дядя автора донесения, князь Григорий
Грузинский. Любопытна реакция Царя на это сообщение:

«Князь Грузинский бесчестный человек и, если у кн. Голицына на все подобные свидетели, то не высокое о себе дает
мнение», — пишет Государь карандашом на полях и еще замечает: «Князь Голицын забыл
видно, что Магницкий под судом.»

Конечно, можно не сомневаться, перечисленные лица не были героями добродетели. Но ведь этих героев и вообще мало в этой жизни.

Но, если у Императора Николая I было такое высокое требование к своим приближенным и к моральным качествам свидетелей, то тем более странным должно представляться наличие рядом с Царем такого бесчестного человека, Иуды и интригана, не раз нарушавшего верноподданническую присягу, каким был М.М. Сперанский и которого Он сам так не любил, которому не доверял, но почему-то в 1833 году определил преподавателем к наследнику престола, будущему Императору Александру II. (см. Семенова А.В., ук. соч. ее.57, 98).

https://upload.wikimedia.org/wikipedia/commons/thumb/c/c1/Mikhail_Speransky.jpg/174px-Mikhail_Speransky.jpg
Михаил Михайлович Сперанский, 1771-1839, иллюминат

Почему-то у наших царей воспитателями мы видим архимасонов, либералов, прогрессистов: то Н. Панина (у Павла I), то якобинца Лагарпа (у Александра I), то Адлерберга (у Николая I), то В.А. Жуковского и М. Сперанского (у Александра II).

Кажется, в принципе, странным, что Николай I так старается, почти демонстративно, оправдать тех,
кого Он сам не любил и о которых знал, что они — Иуды и предатели, и масоны. Не говорим о том соображении, что, например, философ Френсис Бэкон был плут и взяточник, но от этого ничего не теряют ни его «Новый Органон», ни «Великое восстановление наук». Если бы, вообще говоря, достоверность свидетельских показаний целиком зависела от моральных качеств свидетеля, то всякое следствие вообще потеряло бы смысл.

По свидетельству князя, с ссылкой на свидетельство Магницкого, Сперанскому поручено было

«искоренять в России предрассудки, в числе коих поставлены: греко-российская Церковь, обязанности к законному престолу и к отечеству.»

При этом князь Андрей Борисович напоминает, что цель ордена Иллюминатов, как она обозначена в их собственных статусах: свергать монархии, искоренять духовенство, подрывая его авторитет, и сводя на нет дворянство.

Конечно, нельзя ни подтвердить, ни опровергнуть этого свидетельства, касающееся конкретного факта отношений М.М. Сперанского с этим радикальным орденом. Судя по косвенным признакам, по характеру его отношений с Фесслером (см. ниже) он был членом этого ордена. Но само по себе это и не принципиально. Важно лишь, что указанные тенденции в деятельности Сперанского
действительно имели место быть.

Державин в своих воспоминаниях не обвиняет Сперанского в иллюминатстве, но пишет просто и без затей об этом великом государственном деятеле — бюрократе: указав, что Сперанский, будучи директором канцелярии Внутреннего министерства, возглавляемого В.П. Кочубеем, водил последнего за нос, он замечает далее:

«Сперанский совсем был предан жидам, чрез известного откупщика Перетца, которого он открытым образом считал приятелем и жил в его доме.»

Конечно, это еще не значит, что Сперанский был в близких отношениях с Вейсгауптом, но тем не менее значит для оценки морального облика этого государственного деятеля не мало. И многое объясняет в его поступках. Кстати, сын этого Перетца был участником заговора декабристов.

И, если Император Николай I был возмущен этим «доносом на всю Россию князя А.Б. Голицына», а Санглен назвал мнение князя о том, что Царь окружен предателями и изменниками, фанатизмом, то сенатор, министр юстиции у Александра I, доверенное лицо Его отца, Павла I, все тот же Г.Р. Державин назвал тех же лиц, что и князь Голицын

«якобинской шайкой», целиком пропитанных «конституционным французским и польским
духом». (Державин Г. Р. Записки. — Г.Р. Державин, Избранная проза. М.1984, с.220, 234).

Вероятно, в душе, Государь Николай Павлович думал об этих лицах также, как Голицын и
как (увидим ниже) Магницкий, и как Державин. Ведь он знал об участии в заговоре против
него и генералов М.Ф. Орлова, П.Д. Киселева, А.П. Ермолова, адмирала Н.С. Мордвинова,
равно и М.М. Сперанского.

Другой сюжет исторически вполне проверяем. Князь указывает на одно лицо. которое должно было подрывать православную веру в самом сердце ее — в Петербургской Духовной Академии. Речь идет об упомянутом выше Фесслере, масоне высоких градусов, действительно изгнанном из католичества. Судя по всему он был евреем.

https://upload.wikimedia.org/wikipedia/commons/thumb/5/5d/Rombauer_Fessler_Ign%C3%A1c.jpg/220px-Rombauer_Fessler_Ign%C3%A1c.jpg
Игнац Фесслер, 1756-1839, иллюминат

Мало кто сомневается из историков масонства и в том, что Фесслер действительно был членом ордена иллюминатов, хотя сам по себе этот вопрос не принципиален. Известно, что этот ученый муж был крупнейшим реформатором масонства, введшим в последнее свою систему, названную его именем. И этот человек действительно, был приглашен профессором еврейского языка и философии в Петербургскую Духовную Академию (в 1810 г.) и именно М.М. Сперанским.

Только благодаря ревности к чистоте православия рязанского епископа Феофилакта, внимательно просмотревшего конспекты лекций по философии Фесслера удалось последнего изгнать из Академии. (Он преподавал здесь с февраля по июнь 1810 г.) Хотя и то сказать, студенты были в восторге от скептического отношения этого еврействующего профессора к евангельским событиям, этого архимасона в рационалистической и пошлой упаковке, поклонника Канта, Спинозы и прочих западных философов, отвергающих божественность Христа и все догматы христианской веры.

В свое время, примерно в то самое, о котором идет речь, сардинский посланник в Петербурге Жозеф де Местр не мог понять, как могут приглашать какого-нибудь лютеранина, а то и атеиста преподавать в учебные заведения православного государства. Он спрашивал адресата, можно ли себе представить, чтобы в католическое учебное заведение во Франции или Италии был приглашен какой-нибудь кальвинист или лютеранин. (Мэстр, Жозеф де, Петербургские письма. 1809-1817. Спб. 1995 г.).

В России в описываемое время это оказалось вполне возможным и тот же де Мэстр видел в этом факте безразличие русских верхов к вере. В данном случае с ним нельзя не согласиться...

***

Если даже в Петербургской Духовной Академии в начале XIX века преподавали такие иллюминаты, как И.А. Фесслер, то о чем можно говорить, о каком "духовном владычестве" и "самодержавии"? Думаю, что в нашем случае нельзя вести речь даже о доминировании кшатриев над браминами. К XIX-му столетию Империя Романовых уже лежала под игом некромантов, хотя их диктатура еще не была столь радикальной, всеобъемлющей и деспотической, как в ХХ-м столетии, при "баалшемиках" и "содом-либералах".

0

6

Метафизика это бред. Натурфилософия это истина. Сознание это частица океана материи, ее форм и свойств. Поэтому сознание человечка вторично к массе природы развернутой в объктивной прогрессии от более инерционных модальностей к менее. Например вселенная вечна, галактика долговечна, планета менее долговечна, и далее экосистема, социум, тело, психика и наконец сознание. Чем больше масса и инерция тем больше время жизни. Генон мистик, а мистики проиграли истину, они просерут все и вся начиная с экономики и кончая гносеологией. Позор.

Метафизик "управляет" огромным ансаблем природы, ха. Это настоящий бред. шиза.  Управление неудачное выражение истины дейсвия динамических сил в анизотропной материи, в которые довольно ограниченно в обратной связи вносит коррективы дейсвия человека. Все создано природой ее силами. И тело человека тоже. Понятно что метафизику хотелось бы присвоить совесть, и все что он видит. Для него труд людей мыслимая им как саоя заслуга и пользуясь невежеством одураченных он типо дружит "с богами". Под зад коленом вашего генончика.

Мы что не знаем как строители храмов зная основы электростатики и акустики дурили трусоватых рабов потроша их карманы? ) Под зад коленом. Вам еще вломят за ложь. Мистиков мы будем гонять как сраных по бане, стоя на базисе. Там где трудится природа там слова лишни. Эти собаки враги своим детям и тем поколениям которым они вдалбливают первичность мимолетных идей

Отредактировано ntf (Четверг, 16 февраля, 2017г. 15:33:55)

0

7

ntf
Метафизика это бред. Натурфилософия это истина.

Вместо ответа на невежественное и злобное шипение тов. Лившица, реплика которого всего лишь отражает общую ненависть его хозяев к людям и к человеческому мышлению, позволю себе привести фрагмент из научного доклада доктора натурфилософии, замечательного петербургского мыслителя Николая Петровича Ильина, озаглавленного "Политика и философия". Весьма симптоматично, что Николай Петрович, не будучи сам советским университетским философом, оказался одним из очень немногих современных "российских" ученых, кто сумел внести вклад в развитие русской философской мысли. И вообще способствовал прояснению некоторых философских категорий и истин, вместо их затемнения.

В своем докладе профессор Ильин озвучил несколько очень важных положений о связи и взаимообусловленности политических доктрин и основных философских систем (или концептуальных установок). Интересно то значение, которое он придает понятию "метафизика" - очевидно, в его интерпретации оно имеет мало общего с тем смыслом, который вкладывал в употребление этого термина Рене Генон. Для Николая Петровича метафизика - это, практически, синоним философии - но подлинной, высокой философии, без примеси талмудической мистики и мизантропической пропаганды.

Тем не менее, размещаю этот текст в теме о Геноне, поскольку его разбор позволит нам в дальнейшем, слегка уточнив некоторые положения Н.П. Ильина, лучше понять связь подлинно русской философской мысли с традиционной восточной метафизикой, в изложении Генона.

Привожу пока только первую часть доклада, которая, на мой взгляд, является более цельной, почти свободной от ошибок и небрежности в формулировках, а потому и более полезной для усвоения. Советую этот фрагмент перечитать несколько раз, с максимальным вниманием.

***

Политика и философия

(к обоснованию русского национализма)

http://sf.uploads.ru/89uwp.jpg
Николай Петрович Ильин, фотография Юрия Паршинцева, 2011 год.

Мой доклад будет посвящён связи философии и политики, а точнее, выяснению тех, порой безотчетных, философских интуиций, которые лежат в основе наших политических симпатий и антипатий. Сразу подчеркну: сегодня я попытаюсь сделать только самый первый шаг в этом направлении. И мне будет нечего возразить тем, кто скажет, что до полного прояснения философских основ политики мне ещё далеко. Моя задача сегодня: только наметить верный подход к делу и показать, как этот подход в принципе работает.

В чём же суть выбранного мной подхода? Она проста. Я утверждаю: основные типы политических движений соответствуют, в общем и целом, основным типам философских учений. Сразу сделаю важное уточнение: если для характеристики типов философии я буду использовать понятия, ставшие достаточно традиционными, устоявшимися, то для характеристики типов политики я буду использовать термины сегодняшнего дня. Я буду говорить здесь языком сегодняшней политической жизни в России, причем языком самым простым, тем, которым говорит большинство людей, а не только искушенные политологи. Такое сочетание сравнительно строгого языка философии и весьма нестрогого языка политики может показаться методически неверным. Но дело в том, что, на мой взгляд, язык политики и не может быть строгим сам по себе, без философии, на уровне чисто описательной политологии. А вот если мы разберёмся в терминах философии, то и термины политики станут яснее и определённее.

И второе предварительное замечание. Связав основные типы современных политических движений с основными типами философских учений, я отдам предпочтение одному типу политики и одному типу философии. Я, конечно, попытаюсь обосновать свое предпочтение, но мне почти наверняка укажут, что я отстаиваю некий монизм и в политике, и в философии. Заранее скажу – в определенном смысле это действительно так. Но, на мой взгляд, есть монизм и монизм. Для дурного монизма существует только его принцип, а всё остальное как бы не существует и не имеет права на существование. Для монизма иного рода, монизма, который я считаю оправданным, существует один первопринцип, который позволяет понять и другие принципы, более того – понять их необходимость наряду с собой. Такой первопринцип, на мой взгляд, действительно только один – один в философии и один в политике. Какой именно – я скажу очень скоро.

Но с чего же начать выяснение связи между политикой и философией? Поскольку мы достаточно долго жили в определенную эпоху, вспомню сначала то, чему нас долго пытались учить, так сказать, в обязательном порядке. А именно, утверждалось: в политике имеет место основное противостояние коммунизма и капитализма. Сразу отмечу то, о чём я уже говорил – зыбкость политических терминов; о том же противостоянии говорили, как о противостоянии советского и буржуазного; на место коммунизма ставили "социализм" (и даже "реальный социализм") и т.д. Но всё-таки суть одной политической позиции обычно выражалась словом "коммунизм"; что касается позиции противоположной, то она нередко (и даже очень часто) определялась отрицательно, как антикоммунизм; причем определялась так и в официальной идеологии, и в массе её противников, сознававших себя, прежде всего, явными (а ещё чаще тайными) "антикоммунистами".

Но сейчас для нас важнее другое: указанной политической дихотомии соответствовала более определенная философская дихотомия, всем нам известное представление, что существует два основных типа философских учений: материализм и идеализм. Конечно, и здесь существовали свои терминологические тонкости: нас учили, что есть материализм "вульгарный" и материализм "диалектический"; есть идеализм "субъективный" и "объективный". Но в целом эти тонкости не стирали грани между двумя философскими позициями: через всю историю философии прослеживалась борьба материализма и идеализма.

В проекции же на современность этой философской борьбе соответствовала политическая борьба коммунизма и антикоммунизма, во всех разновидностях последнего, даже если они, эти разновидности, не совпадали с борьбой за капитализм, а велись, скажем, с позиций так называемого фундаментализма, сочетавшего в политике и антикоммунизм, и антикапитализм.

Итак, в политике коммунизм против антикоммунизма (в скобках – капитализма, но не только его); в философии: материализм против идеализма (и здесь уже скобок, по большому счету, не требовалось). Конечно, какие-то реверансы в пользу идеализма делались, признавалось его значение для углубления материалистической философии; но эти реверансы фактически ограничивались периодом истории философии до середины прошлого века, кончались, по сути дела, Гегелем. Когда материализм достиг (или якобы достиг) своей высшей формы, идеализм уже стал чистым и безусловным противником.

Такова была, в общем и целом, официальная доктрина. Но, к сожалению, не только официальная. По большому счету, её разделяли и так называемые "инакомыслящие", только менявшие знак в своих оценках – как политических, так и философских. Сегодня многие бывшие "антикоммунисты" посыпают голову пеплом, журят себя за то, что не разглядели противника более опасного, чем коммунизм; очень часто даже встают в ряды нынешних коммунистов, чтобы вести борьбу с этим узнанным, наконец, врагом. Только узнанным ли на самом деле?

Я утверждаю: мы не разберемся в политике, пока не разберемся в философии. Тем более что именно здесь можно разобраться достаточно спокойно, а главное, ясно. Давайте попытаемся это сделать.

Итак, сколько же основных типов философских учений в действительности существует? Обратимся здесь к работе замечательного русского мыслителя Льва Михайловича Лопатина (1855-1920), подлинного классика русской философии; к работе, которая так и называется – "Типические системы философии".

http://az.lib.ru/l/lopatin_l_m/.photo2.jpg

Сразу уточню: я не буду пересказывать эту работу, а изложу скорее свою "рефлексию" на её содержание, с моей собственной расстановкой акцентов и даже терминологией, которая порой отличается от лопатинской. Насколько отличается, пусть решит тот, кто прочтет работу Лопатина самостоятельно. Итак, сколько же типов философских учений, или, выражаясь несколько иначе, сколько типов основных философских установок существует? И здесь надо сказать – в каком-то смысле таких установок действительно две – но совсем не в том смысле, о котором говорилось выше. Эти две установки я буду называть метафизикой и позитивизмом.

Охарактеризую сначала последний. Позитивизм – это установка на факты как на некую предельную реальность. Факты – это те явления, события, феномены и т.д., которые образуют совокупность нашего опыта, во всех его разновидностях. Главный тезис позитивизма гласит: не надо искать какой-то реальности за этими фактами. Надо изучать их строение и связь – только это и является настоящим познанием.

Сам Лопатин называет эту установку – феноменизм, от слова "феномен". Здесь русский философ проявил несомненную проницательность; его статья появилась в 1906 году, а уже в ближайшие годы на Западе стала быстро набирать силу так называемая "феноменология", как раз и сводившая задачу философии к изучению строения, структуры феноменов, в самом широком смысле слова. Другое дело, что Лопатин недооценил изощрённости этой философской установки, считая её – и считая, по сути, верно – внутренне противоречивой. Почему?

Здесь уместно вспомнить другую замечательную статью того же мыслителя – "Аксиомы философии". Как основную среди этих аксиом Лопатин называет следующую: в каждом явлении что-то является, в каждом действии что-то действует. Поэтому и феномен (то есть явление), и факт (то есть действие, factum) не могут быть предельной реальностью. В них только раскрывается нечто более глубокое, чем они сами – причем никогда не раскрывается до конца, остается реальностью, неисчерпанной своими явлениями и действиями, остается их первоисточником.

Этот первоисточник называется в философии субстанцией. И если принять сформулированную Лопатиным аксиому, то возникает, в противовес позитивизму, или установке на факты – метафизика, или установка на субстанции. Я сознательно беру слово "субстанция" во множественном числе, ибо вопрос о единственности или множественности субстанций мы сейчас оставляем в стороне.

Главное пока другое: наряду с позитивизмом, или установкой на факты, за которыми ничего не стоит, существует второй тип философии – метафизика, или установка на субстанции. И вот уже в рамках этой второй установки мы различаем два типа метафизики, которые назовем пока их традиционными названиями: материализм и идеализм.

Сделаем теперь паузу, чтобы сказать следующее. Если бы мы понимали наличие трех типов философских систем: двух метафизических (хотя и противоположных) и одного антиметафизического, одинаково враждебного и материализму, и тому, что я пока называю "идеализмом"; если бы мы, далее, понимали связь политики и философии – то, спрашивается, сумели бы мы лучше оценить политическую ситуацию в нашей стране тогда, когда началась так называемая перестройка? Уверен, что сумели бы. Ведь тогда мы бы понимали главное: борьба с коммунизмом в политике, так же, как и борьба с материализмом в философии может вестись с двух диаметрально противоположных позиций; понимали бы, что в основе так называемого "антикоммунизма" может лежать и подлинная философия, и философия, столь же ложная, как и сам коммунизм и его философская опора – материализм.

Мы бы поняли, что и в философии, и в политике неизбежна война на два фронта. В философии это борьба за подлинную метафизику против ложной метафизики (то есть материализма) и против отрицания всякой метафизики (то есть позитивизма). В политике – это борьба против коммунизма и против тех, кто называет себя "демократами", а на деле отражает в политике философию позитивизма, так сказать, продолжает здесь эту философию иными средствами.

Конечно, так называемая советская философия сделала многое, чтобы запутать ситуацию с типами философских учений. Во-первых, она внушала, что позитивизм – это только разновидность идеализма; тезис, абсурдный не только потому, что именно позитивизм всегда направлял свою основную энергию на борьбу с метафизическими тенденциями в идеализме, именно позитивизм категорически отрицал ключевое для метафизики понятие субстанции.

Утверждение, что позитивизм – часть идеализма, на деле верно с точностью наоборот; сам идеализм, утратив метафизический характер, потеряв понятие субстанции, превращается в часть или разновидность позитивизма.

Во-вторых, советская философия заклинала, что материализм – это не метафизика, тщательно избегала понятие субстанции, хотя несомненно, что так называемая материя – это именно субстанция, хотя и неверно понятая. И сразу добавлю: в этой путанице проявилась и определенная философская, и определенная политическая тенденция.

Во-первых, ложная метафизика, каковой является материализм, естественным образом тяготеет к антиметафизике, каковой является позитивизм. И не случайно подавляющая часть советских философов, сошедших с позиций материализма, уходила именно в позитивизм, занималась логикой научных фактов, анализом языка и т.п. (пример – известный А. Зиновьев и многие другие). А во-вторых, уже на уровне политики, здесь обнаруживалось сродство душ между коммунистами и демократами; каждый коммунист – это потенциальный демократ, подобно тому, как каждый материалист – это потенциальный позитивист.

Всё это мы видели в период перестройки, видим и сегодня. И когда КПРФ выступает в качестве опоры режима, то в этом проявляется вовсе не "предательство" или "непоследовательность" её лидеров; напротив, всегда в решающий момент коммунист и демократ будут рядом против общего врага; как в философии – всегда будут рядом материалист и позитивист.

Но теперь мы подошли к ключевой проблеме – к проблеме подлинной метафизики и одновременно подлинной политики. И сразу возникает вопрос – как же назвать соответствующую позицию в политике и в философии? Мы знаем, что в политике она стихийно определилась (или самоопределилась) как позиция патриотов. Знаем мы и их печальную судьбу вплоть до настоящего дня. Самостоятельное патриотическое движение, по большому счету, отсутствует; есть или союз с коммунистами, или альянс с демократами – и в этом союзе, и в этом альянсе патриоты всегда оказываются на третьих ролях, играют, как сейчас принято говорить, в "чужую игру".

Не помогает само по себе и отмежевание от коммунистов и демократов; тогда начинается дробление внутри "чистого патриотизма" – короче, всё то, что мы наблюдаем уже целое десятилетие. И не остается ничего другого, как взглянуть на эти явления философски – а точнее, взглянуть на философию, чтобы снова несколько лучше понять политику.

Выше я сказал, что в философии лжеметафизике материализма и антиметафизике позитивизма противостоит подлинная метафизика – и назвал эту метафизику по традиции "идеализмом". Но так ли хороша эта традиция – и, вообще, верна ли она? Ведь метафизика, как уже отмечалось, это прежде всего установка на субстанции. Но верно ли называть подлинную субстанцию – идеей? Да, такая традиция существует ещё со времен Платона, который предполагал, что за миром эмпирических фактов стоит некий "мир идей". Но выдержала ли эта традиция испытание временем? Приходится сказать: нет, не выдержала.

В современной западной философии идеализм, как уже отмечалось, превратился в разновидность позитивизма, а именно в так называемую "феноменологию", которую я тоже уже вспоминал. Логика "феноменологии", связанной с именем Гуссерля, по сути, проста: есть только феномены, явления, а идеи – ни что иное, как основная структура явлений. Так называемый "феноменологический метод" учит, как во всяком феномене разглядеть его идею, или "эйдос" – именно как фундаментальную структуру феномена, но и только. Никаких субстанций феноменология не признает; эйдос – не субстанция, он не живет, не действует, не имеет настоящей метафизической глубины.

Весьма характерно, что в феноменологии понятие глубины заменяется понятием горизонта; основное человеческое стремление здесь – не стремление в глубину, а стремление к горизонту – и легко догадаться о тех социально-политических выводах, которые можно тогда сделать.

Но для нас ещё интересней то, что нечто подобное произошло и в русской философии, причем даже раньше, чем в западной. И здесь знаменитый Вл. Соловьёв учил в конце прошлого века, по сути, тому же, чему стал учить Гуссерль в начале века нынешнего: идеи – не субстанции, они только формальная структура явлений, и вся задача философии – познать эту, как выражался Соловьёв, "форму истины".

http://hrono.ru/img/portrety/solovev-vs.jpg
В.С. Соловьев, 1853-1900, каббалист и основатель "русской религиозной философии"

Конечно, Соловьёв мыслил, скажем прямо, куда неряшливее Гуссерля, сочетал свою антиметафизику с явным оккультизмом в учении о Софии и прочем. Но суть дела надо понять ясно: любовь нынешних "демократов" к Соловьёву понятна и с чисто философской точки зрения, то есть помимо его юдофилии, его космополитизма, его религиозного синкретизма. Идеализм Соловьёва и всех его последователей типа Булгакова, Франка и прочих – это, по сути, позитивизм и отрицание метафизики. И многие наши патриоты, продолжая искать здесь философскую опору патриотизма, изменяют самой метафизической сути патриотизма.

Но как же определить эту суть? И для этого не надо уходить из русской философии; надо только научиться узнавать русское в русской философии, русское и подлинно метафизическое. И здесь снова вернемся к работе Лопатина, где настоящая субстанция названа её подлинным именем, пусть и не полным, но всё-таки настоящим, даже ключевым. Это имя – понятие или категория духа. Вот главное.

Подчеркну ещё раз: нам не надо пытаться "увидеть" дух, отбросив явления (дух не "видится", а переживается); надо только понять, в каких явлениях раскрывается, а точнее, раскрывает себя подлинная субстанция. Ответ ясен: это явления нашей внутренней жизни, во всех её проявлениях, а ещё точнее сказать, действиях или актах – в актах воли, чувства, понимания, внимания и т.д. Духовная субстанция раскрывает себя здесь прямо и непосредственно, причем абсолютно достоверно.

Подчеркну этот момент. Если мы чувствуем боль, то нельзя сказать, что нам только кажется, что мы её чувствуем. Мы можем ошибаться, рассуждая относительно причин боли, но не можем ошибаться в самом переживании боли. Этот момент, повторяю, очень важен. Дух раскрывает себя в нашей внутренней, душевной жизни, раскрывает прямо, хотя и по-разному, с разной степенью глубины – сравним чувство так называемой "физической боли" и, скажем, муки совести, чувство раскаяния и т.д.

Раскрывает, конечно, и в актах мысли, понимания, ясного сознания, а не только воли и чувства. Здесь мы имеем дело с настоящей субстанцией, и тот же Лопатин говорит, что подлинная метафизика – это метафизика духа, для которой "начало и основа вещей есть сила духовная в себе, внутренне живая и действенная". Такой тип метафизики он называет спиритуализмом и отличает его от идеализма, который "полагает сущность бытия в формальном логическом принципе или идее".

Конечно, здесь требуется уточнить целый ряд моментов. Я коснусь только двух. Во-первых, спиритуализм не отрицает идеализма; он признает и даже подчёркивает, что духовная субстанция стремится раскрыть, а правильнее сказать, выразить себя в системе ясных идей, а ещё лучше сказать, идеалов. Об этом ни в коем случае нельзя забывать – но также следует помнить, что идеалы не есть нечто готовое и законченное, что они создаются силой духовного творчества, духовной свободы. Мы стремимся к идеалам – но не в том смысле, в котором человек стремится попасть в уже готовое жилище, а в том, в котором он строит это жилище, создает систему идеалов, способных выразить, пусть и не до конца, глубинное содержание духа.

Во-вторых, вы можете сказать: а что же есть в метафизике духа, очень бегло мной очерченной, специфически русского? Разве не то же самое говорил и ряд германских метафизиков; разве не встречаются те же представления в метафизике Древней Индии, если уж уйти совсем в глубину веков и народов? Сразу скажу: да, нельзя присваивать себе монополию на понятие духа. Вообще, все великие понятия философии есть у всех народов, способных к метафизике. Но есть и своя специфика, порой исключительно важная. Так, в русской философии, причем уже на уровне языка, понятие духа тесно соприкасается с понятием души...

***

и т.д., желающие могут ознакомиться с дальнейшим содержанием доклада Н.П. Ильина на сайте Хронос: http://www.hrono.info/proekty/metafizik … litika.php

0


Вы здесь » Шехина » Метафизика и философия » Рене Генон - последний метафизик Запада