Шехина

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Шехина » Гендерный спам » Фашио-марксистская пропаганда


Фашио-марксистская пропаганда

Сообщений 61 страница 80 из 323

61

А что Булгаков? Чем помог стране? Я может и знаю что происходит с 80 кг атомов и с волновыми ритмами сознания связанным с ними в период обобществления. Вопрос общественного бытия более существенен чем фокусы субъективного идеализма который много много веков как разобрал до винтика его решение и похоже не только не собирается его решить по настоянию Маркса но и проявляет свое звериное нутро чтобы воспрепятствовать возможности появлению здравого смысла и здорового общественного тела и организации Пример - сворачивание фундаментальной образования и добросовестного обществоведенья одно из самых стирильных действ буржуазной личности и класса. Такое общество как больной зуб эта вселенная и излучение ее звезды не потерпит а такую личность уничтожит пусть и не так быстро как казалось Ленину. Он то рассчитывал на короткие сроки жизни такой партии появление которой казалось удачей вот вот растающей по причине смертности кадров. Буржуазная и коммунистическая личность имунно антагонистичны как смерть и реанимация. Но передача базиса обществу не столь сложна и болезненна. Обычное дело для людей обменивающихся любезностями и вещами без трагедий и экстаза. Сложнее с иммунитетом. В мире материи и волн что знает марксово сознание уже само по себе приговор любой буржуазной формации ибо это идет от звезд вселенной как от базиса ее антиэкономизма

Неплохой материал

Дмитрия Верхотурова

"Путин, учись у Сталина! Как спасти Россию"
http://rubooks.org/book.php?book=6152&page=1

Отредактировано 1917 (Пятница, 21 октября, 2016г. 02:58:17)

0

62

Борьба с разложением хозяйственного руководства
В 1930-х годах Сталин столкнулся с серьезнейшей проблемой – постепенным бытовым и профессиональным разложением высшего партийного, хозяйственного и военного руководства. Руководящие кадры, даже некоторые члены Политбюро ЦК ВКП(б), занимавшие высокие посты в государственных органах, на глазах стали утрачивать свои управленческие навыки и партийную бдительность.
Первый звоночек прозвучал во время процесса «Промпартии», когда в центральном плановом органе была раскрыта законспирированная антисоветская организация, которая работала с секретными сведениями по экономике и составляла планы его развития, стараясь подготовить экономический коллапс ко времени предполагаемой интервенции. Оставался еще один, крайне интересный вопрос – как все эти люди попали в Госплан?
Для председателя Госплана СССР Г. М. Кржижановского раскрытие вредительства в планировании было очень серьезным ударом. Получалось, что вождь советских плановиков в течение многих лет не видел вредителей у себя под носом, шел у них на поводу и позволил им протащить минималистский план по черной металлургии в первый пятилетний план. Более того, Ларичев на процессе показал, что его пригласил в Госплан в 1922 году именно Кржижановский тогда еще никому не известного сотрудника. Рамзин оказался в Госплане благодаря Кржижановскому после участия в составлении плана ГОЭЛРО. Калинников тоже пришел в Госплан, не имея ни хозяйственной, ни инженерной известности, и получил свое положение только благодаря содействию Кржижановского. Известно, что Пальчинский, по сути дела, организовавший вредительство, был консультантом Госплана, и был момент, когда Кржижановский просил в 1922 году Московский ревтрибунал освободить его на время доклада в Госплане.
Получается, что именно вождь советских плановиков, руководитель составления ленинского плана ГОЭЛРО, соратник Ленина и прочая, и прочая привел в центральный государственный плановый орган целое ядро будущих вредителей, которым удалось развернуться и существенно затормозить развитие народного хозяйства. Это был очень тяжелый проступок, и от более серьезных оргвыводов Кржижановского спасли только его партийная репутация ближайшего сподвижника Ленина, его научные и плановые заслуги.
Конечно, ему пришлось каяться. В октябрьско-ноябрьском номере журнала «Плановое хозяйство» за 1930 год Кржижановский написал саморазоблачительную статью, в которой признал, что вредительство в электроэнергетике имело большие масштабы: «Вредителям удалось значительно затормозить проведение ленинского плана электрификации». Он, конечно, в своей статье поносил двурушничество Рамзина, Осадчего и других вредителей, но свои ошибки ему оправдать было нечем. 10 ноября 1930 года руководящий состав Госплана СССР был изменен. Вместо Кржижановского главой планового органа стал В. В. Куйбышев, ранее возглавлявший ВСНХ СССР. Это была расплата за тяжелые кадровые ошибки. Впрочем, Кржижановскому были зачтены его заслуги в области электроэнергетики, и он возглавил Энергетический институт Академии наук СССР с задачей решения основных научных проблем развития энергетики. После своего ухода с поста председателя Госплана СССР Кржижановский надолго исчезает с авансцены советского планирования и хозяйственного развития. Он перестает публиковаться в журнале «Плановое хозяйство» на несколько лет, и даже составление Генерального плана электрификации в 1931 году прошло без его активного участия.
Подобный случай не мог не наводить Сталина на определенные размышления. Если уж такой опытный партийный деятель, как Кржижановский, с самым большим стажем в партии, в сравнении с любым членом Политбюро (партстаж Кржижановского отсчитывался с 1890 года, то есть с момента образования первых кружков и союзов, и получается, что он вступил в партию за восемь лет до ее создания в 1898 году), близкий соратник Ленина, руководитель составления плана ГОЭЛРО – второй программы партии, и так далее, не смог разобраться в окружавших его людях и собрал вокруг себя такое «созвездие» вредителей и иностранных агентов, то что же говорить о других партийных и хозяйственных руководителях?
Немного о злоупотребителях служебным положением
Между тем разложение руководства разного уровня, от районов до центральных наркоматов и даже до Политбюро ЦК ВКП(б), прогрессировало и нарастало. И тому была веская причина. Специфические условия индустриализации породили другое любопытное явление, которое теперь почти не встречается в чистом виде, но тогда было чрезвычайно широко распространено. Это явление – концентрация административной власти в руках очень ограниченного круга лиц, иногда даже в руках одного человека.
Когда в чистом поле начиналась стройка индустриального гиганта, десятки тысяч людей полностью отдавались во власть начальнику стройки. Строители полностью зависели от начальника строительства и его решений буквально во всем: начиная от рукавиц и хлеба на обед до жилья. Власть над рабочими начальник делил с секретарем партийной организации, если парторганизация была сильной и ею руководил хороший секретарь. Что же до остальных административных организаций, то их власть была слабой и эфемерной. Например, традиционно слабым был профсоюз строителей. Например, практически не присутствовала на стройплощадке милиция. Почти не распространялась на стройки власть местных Советов и исполкомов. Бывали примеры и куда показательнее. Исключительно высокая концентрация административной власти устанавливалась в отдаленных районах: на Архангельском Севере и на Северо-Востоке, на территории «Дальстроя». Там, особенно на территории «Дальстроя СССР» или «комбината особого типа» на Колыме, начальник прямо, открыто, с согласия Политбюро ЦК ВКП(б) сосредотачивал в своих руках всю власть. Глава «Дальстроя СССР» Э. П. Берзин официально сосредоточил в своих руках всю административную и партийную власть на подвластной территории, получил независимость от советских органов Якутской АССР и Дальневосточного края и по всем вопросам сносился только с высшими государственными органами – СНК и СТО СССР. На территории «Дальстроя» не создавалось Советов, он имел собственный суд и собственную милицию, получил право на сбор налогов с населения, причем товары для нужд самого треста освобождались от налогов. Трест обладал также монопольным и неограниченным правом использования всех природных ресурсов. В 1938 году «Дальстрой СССР» перешел в ведение НКВД, и директор треста стал главой специального главного управления в составе этого наркомата. Берзин, пожалуй, имел самую большую самостоятельность в принятии решений среди всего советского руководства.

Если учесть, что большинство строек было, по сути, отрезано от остального мира распутицей и бездорожьем, а то и располагалось в труднодоступной местности, то получается, что в стране появлялись территории, для которых воля начальника была весомее, чем все законы Советской власти. Такие территории возникали даже в Европейской части Советского Союза.
К концу первой пятилетки эта практика укреплялась и укоренялась. Строились целые города, возникали целые районы в таких диковинных территориях, и в них власть доставалась, волей обстоятельств, в руки начальника стройки, а потом и директора предприятия. Вот, например, в Магнитогорске, в котором в середине 1930-х годов проживало 200 тысяч человек, единственным и верховным начальником и над работниками комбината, и над жителями города был директор комбината А. П. Завенягин. От него зависело все снабжение населения, и потому он совершенно спокойно диктовал свою волю администрации города.
Появление таких своего рода «удельных княжеств» было делом неизбежным, если принять во внимание те специфические условия, в которых шла индустриализация в СССР. В конце концов, это явление постепенно стушевалось и перестало быть заметным, хотя влияние начальников огромных, градообразующих производств по-прежнему оставалось очень высоким.
Но тогда, в 1930-х годах, эта концентрация власти вложила свой вклад в проблему разложения руководящих кадров. Распоряжающиеся колоссальными деньгами и материальным имуществом начальники оказывались подверженными самому элементарному бытовому разложению. Они могли создавать себе и своим приближенным особые условия, вплоть до роскошных. У них заводились приближенные с весьма сомнительными репутациями. Их втягивали в круговорот интриг и страстей. Ими пытались пользоваться прямые враги Советской власти. И далеко не каждый начальник мог устоять против такого влияния, многие становились на путь злоупотреблений и преступлений.
Вот один из примеров, дошедший до Политбюро ЦК ВКП(б). В августе 1933 года произошел крупный инцидент, связанный с работой НКТП СССР, который возглавлял Г. К. Орджоникидзе. Завод «Коммунар», изготовлявший комбайны, стал отпускать свою продукцию потребителям в некомплектном виде. То есть комбайны не имели важных узлов и деталей и часто из-за этого не могли работать. От совхозов и МТС, в которые поступили эти комбайны, в советские органы стали поступать одна за другой жалобы. 28 июля 1933 года СНК СССР рассмотрел вопрос о поставке некомплектных комбайнов и принял постановление, предписывающее срочно это положение исправить. Но ни завод, ни наркомат на это постановление не обратили внимания. В начале августа 1933 года дело было направлено в Верховный Суд СССР. Обвинитель – заместитель Прокурора СССР А. Я. Вышинский, в своей речи на заседании суда указал на руководство НКТП СССР как на непосредственных виновников.
Дальше случилось нечто невообразимое. У бракоделов нашелся очень влиятельный защитник, использовавший самые высокие инстанции. 24 августа 1933 года на заседании Политбюро нарком тяжелой промышленности СССР Г. К. Орджоникидзе провел решение об осуждении выступления Вышинского в суде. Причем он сумел склонить на свою сторону Л. М. Кагановича и В. М. Молотова. Первый написал проект решения, а второй его отредактировал. Сталина в это время не было в Москве, но когда он узнал об этом решении, тут же послал телеграмму Кагановичу с резким осуждением принятого решения. Вскоре Сталин приехал в Москву, провел заседание Политбюро и отменил ранее принятое решение. Сталин тогда так охарактеризовал поведение Орджоникидзе: «Поведение Серго в истории о «некомплектной продукции» нельзя назвать иначе, как антипартийное, так как оно имеет своей объективной целью защиту реакционных элементов партии против ЦК».
Это оказался вовсе не единственный пример антипартийного поведения Орджоникидзе. В конце 1935 года, после ряда крупных аварий на производстве и арестов ряда хозяйственных руководителей, Сталин указал Орджоникидзе на ослабление наблюдения в хозяйственных наркоматах за антисоветскими элементами и на то, что почти полностью прекращена борьба с вредительством. Орджоникидзе резко оспорил сталинские упреки, заявив о том, что нужно совсем прекращать преследование технических специалистов, прекратить обвинять их во вредительстве, потому что, говорил Орджоникидзе, это ведет к самоустранению специалистов от работы и расшатыванию производства.
Разговор этот продолжился, но уже в одностороннем порядке, на Совещании при НКТП СССР в июне 1936 года. Приглашенные на него специалисты и хозяйственные руководители стали говорить о том, что слежка и обвинения их во вредительстве мешают работать, мол, доводят до того, что специалисты отказываются работать. Орджоникидзе горячо поддержал такие речи, даже слишком горячо поддержал: «Какие там саботажники! За 19 лет Советской власти мы… выпустили 100 с лишним тысяч инженеров и такое же количество техников. Если все они, а также старые инженеры, которых мы перевоспитали, оказались в 1936 году саботажниками, то поздравляю с таким успехом».
Материалы этого совещания были выпущены отдельной брошюрой. Орджоникидзе, кроме словесной поддержки, добивался через Политбюро снятия судимости и освобождения многих технических специалистов. Например, 21 августа 1936 года, в дни процесса «террористического троцкистско-зиновьевского центра», Орджоникидзе добился снятия судимости с главного энергетика Магнитогорского комбината И. Г. Тихомирова, осужденного за вредительство. Он не только добивался освобождения или снятия судимости уже арестованных специалистов, но и всеми силами стремился не допустить НКВД к промышленности.

Путин, учись у Сталина! Как спасти Россию
1...12131415161718...61
Страница 15
Оглавление
К слову сказать, на Магнитогорском комбинате положение с кадрами было далеко не благополучным, и с 1936 года там прокатилась целая волна арестов и открытых судебных процессов. О том, как это делалось, оставил свои свидетельства американский рабочий Джон Скотт, работавший на строительстве Магнитки.
Скотт пишет, что до 1935 года деятельность ГПУ в Магнитогорске ограничивалась наблюдением. Арестов было очень мало. Но зато материал, собранный за все это время, которое прошло от начала строительства до 1935 года, явно был использован для арестов, которые прошлись по Магнитогорску в 1936–1937 годах. В качестве иллюстрации Скотт приводит судьбы трех руководителей на комбинате: начальника коксохимического цеха Шевченко, начальника административно-хозяйственного управления комбината Яффе и начальника строительной конторы, фамилию которого он не называет.
Шевченко, ставший в 1934 году начальником коксохимического цеха, уже арестовывался за то, что в 1932 году во время пожара в недостроенном здании мартеновского цеха на стройке одного из металлургических заводов по его вине был уничтожен ценный шамотный кирпич. Огонь раскалил кладку печи, и когда Шевченко стал тушить пожар, вода попала на раскаленные кирпичи. Нужно было бросить тушение и дождаться, когда пожар догорит, но Шевченко продолжал заливать огонь и раскаленную кладку водой. В результате ценный шамотный кирпич пришел в негодность.
Шевченко был арестован, но освобожден заступничеством директора строительства Марясина.
После этого Шевченко уехал на Магнитку, где быстро выдвинулся в руководство. В 1935 году его бывшего начальника Марясина арестовали как троцкиста и японского шпиона. В июле 1935 года произошел сильный взрыв в коксохимическом цехе Магнитогорского комбината, начальником которого был в тот момент Шевченко. От взрыва погибли рабочие. Органы НКВД взяли Шевченко под наблюдение. Тогда стала вводиться практика, по которой любой случай на производстве, приведший к гибели людей, расследовался и рассматривался в суде.
Видимо, Шевченко, кроме всего прочего, занимался хищениями в довольно крупных масштабах. Скотт пишет, что в начале 1936 года он устроил большой прием, равного которому в Магнитогорске никогда не проводилось. На него был приглашен даже сам Завенягин. Директор приехал, пробыл на банкете полчаса и уехал, явно недовольный происходящим. Через несколько месяцев, в июле 1936 года, Шевченко был снят с должности и арестован.
Второй человек, арест которого описал Скотт, был Михаил Яковлевич Яффе – начальник административно-хозяйственного управления комбината. Джон Скотт так описывает этого человека: «Яффе всегда разговаривал одновременно с тремя людьми, ни одного из них толком ни понимая. Он находился в постоянном водовороте мелких интриг, например: «Надо дать секретарше отдела снабжения ту комнату, которую она давно просит, иначе у этого отдела не получить стройматериалов для нового здания». Яффе погорел на хищениях, которые он осуществлял в очень больших масштабах. В 1936 году он был арестован.
Начальник строительной конторы, которая возводила индивидуальные жилые дома, построил себе двухэтажный, пятикомнатный особняк, шикарно его обставил и обзавелся легковым автомобилем, хотя всем было известно, что его организация не имеет ни одного персонального автомобиля. Он был арестован, и в Магнитогорске состоялся открытый процесс над ним. Стенограммы печатались в газете «Магнитогорский рабочий», а отдельные, наиболее важные выступления в зале суда транслировались по радио. Этот начальник был осужден за вредительство и расстрелян. Следствие выяснило, что он разворовывал государственные строительные фонды.
Джон Скотт так подводит свои наблюдения за открытыми процессами и репрессиями в Магнитогорске: «Многие из тех людей в Магнитогорске, которые были арестованы и осуждены за политические преступления, были просто ворами, мошенниками и бандитами, и в любой другой стране с ними поступили бы точно таким же образом. Политические ярлыки на их преступления были навешены только из соображений пропаганды и назидательности».
И вот таких «хозяйственников» активно защищал Орджоникидзе, невзирая на уголовную подоплеку многих дел, невзирая на то, что они своими действиями наносили объективный вред развитию промышленности, невзирая на то, что из-за таких вот руководителей, как Шевченко или Тихомиров, Магнитогорский комбинат, стоивший огромных средств и усилий, далеко не сразу стал ритмично работать и выдавать остро нужный растущей промышленности металл.
Как товарищ Орджоникидзе сгорел на работе
Как и в случае с Кржижановским, вокруг Орджоникидзе завелись вредители и иностранные агенты. В начале января 1937 года состоялся процесс «Параллельного антисоветского троцкистского центра», действовавшего в промышленности. Главными обвиняемыми из 17 человек, проходивших по процессу 23–30 января 1937 года, были Г. Л. Пятаков и Г. Я. Сокольников – известные еще с начала 1920-х годов хозяйственные руководители. Пятаков долгое время работал в ВСНХ СССР, потом в НКТП СССР и до ареста был заместителем Орджоникидзе. Сокольников был наркомом финансов, занимался денежной реформой и вводом в оборот червонца. Потом работал в Госплане СССР, в Нефтесиндикате, в Наркомате иностранных дел, а потом в Наркомате лесной промышленности.
Эти 17 человек из хозяйственного руководства были обвинены по нескольким пунктам статьи 58-й Уголовного кодекса РСФСР: измена родине, шпионаж, диверсии, вредительство и подготовка террористических актов. Назывались конкретные факты: диверсия на шахте «Центральной» Кемеровского рудника, где погибло 10 рабочих; три диверсии на Горловском азотно-туковом комбинате, повлекшие гибель 14 человек; диверсии на Воскресенском химическом комбинате и на Невском металлическом заводе. Центром были организованы крушения воинских эшелонов: в октябре и декабре 1935-го и в феврале 1936 года. Пятаков отдал указание троцкистской группе в Кемерово организовать поджог Кемеровского коксохимического комбината в случае начала войны. И. А. Князев передавал сведения о техническом состоянии, военных перевозках и мобилизационной готовности железных дорог японской разведке, С. А. Ратайчик передавал секретные сведения о работе химической промышленности немецкой разведке.
В ходе процесса Пятаков, который имел больше всех остальных возможностей для вредительской работы, организации диверсий и шпионажа, назвал еще некоторые факты своего вредительства. По его указаниям тормозилось развитие медеплавильной промышленности, в частности строительство Красноуральского, Карапаксайского и Среднеуральского медеплавильных комбинатов. На строительстве Уралвагонзавода ему удалось омертвить около 50 млн. рублей. Пятаков проводил неправильное развитие химической промышленности, особенно важных для обороны ее отраслей: азотного и сернокислотного производств.
Они признались в подрывной работе в промышленности и в том, что согласовывали свои действия с Троцким, получали от него директивы. Пятаков очень подробно описывал встречи с сыном Троцкого – Львом Седовым в Берлине и его директиву выдавать побольше заказов двум немецким фирмам «Борзиг» и «Демаг» с наценкой, которая будет использоваться для финансирования вредительства и подпольной деятельности. По такой же схеме финансировалась деятельность «Промпартии», доверенным французским фирмам выдавались заказы с наценкой. И в те времена использовалась одна из классических коррупционных схем – контракт с завышенными ценами, с последующим «распилом» разницы между контрактной и реальной ценой. Только в 1920-е и в 1930-е годы эта схема использовалась для финансирования подпольной деятельности. К слову сказать, заключение контрактов с заведомо завышенными ценами – это злоупотребление служебным положением.
В частности, Пятаков описал те директивы и тот политический курс, который формировался Троцким: «В этой же самой директиве он поставил вопрос – это была середина 1934 года – о том, что сейчас, с приходом Гитлера к власти, совершенно ясно, что его, Троцкого, установка о невозможности построения социализма в одной стране совершенно оправдалась, что неминуемо военное столкновение и что, ежели мы, троцкисты, желаем сохранить себя, как какую-то политическую силу, мы уже заранее должны, заняв пораженческую позицию, не только пассивно наблюдать и созерцать, но и активно подготовлять это поражение. Но для этого надо готовить кадры, а кадры одними словами не готовятся. Поэтому надо сейчас проводить соответствующую вредительскую работу.
Помню, в этой директиве Троцкий говорил, что без необходимой поддержки со стороны иностранных государств правительство блока не может ни прийти к власти, ни удержаться у власти. Поэтому речь идет о необходимости соответствующего предварительного соглашения с наиболее агрессивными иностранными государствами, такими, какими являются Германия и Япония, и что им, Троцким, со своей стороны, соответствующие шаги уже предприняты в направлении связи как с японским, так и с германским правительствами».
Иными словами, этот антисоветский блок, так же как и члены «Промпартии», готовил поражение страны в случае начала войны и заранее налаживал связи с наиболее агрессивными странами, в особенности с Германией. Троцкий вскоре после прихода Гитлера к власти понял, что война между СССР и Германией неизбежна, и уже в конце 1935 года инструктировал своих единомышленников в СССР, что они могут с наибольшей вероятностью прийти к власти в результате поражения страны в войне с Германией. Заговорщики должны были вывести из строя ключевые предприятия наиболее важных оборонных отраслей: угольной (лишение промышленности, транспорта и электроэнергетики топлива), химической промышленности (подрыв производства взрывчатых веществ и боеприпасов), цветной металлургии (подрыв производства боеприпасов и военной техники), ослабить военное производство, ослабить армию и облегчить германской армии разгром РККА.
Обычно утверждается с нажимом в голосе, что обвинения против Пятакова, Сокольникова и других подсудимых по этому делу ни на чем не были основаны. Однако с позиций знаний нашего дня разве нельзя сказать, что события в целом развивались по прогнозу Троцкого? Действительно, Гитлер подготовил и осуществил нападение на СССР. Более того, по трофейным документам известно, что этот план он высказывал вскоре после своего прихода к власти. Впервые Гитлер совершенно определенно заговорил о подготовке к войне 3 февраля 1933 года во время своего выступления перед командованием сухопутными и военно-морскими силами на квартире генерала пехоты барона Гаммерштейн-Эквода. «Строительство вермахта – важнейшая предпосылка для достижения цели – завоевания политического могущества… Возможно, отвоевание новых рынков сбыта, возможно – а, пожалуй, что лучше – захват нового жизненного пространства на Востоке и его беспощадная колонизация». Несмотря на то что в тот момент это были только замыслы, их реализация активно началась уже в 1934 году. Вероятнее всего, прогноз Троцкого по поводу нападения Германии на СССР строился не только на гениальном предвидении, но и на том, что сам Троцкий имел некоторые сведения о намерениях высшего руководства Германии. Судя по показаниям Пятакова, Троцкий был готов поддерживать немецких нацистов до войны, во время войны и после войны, вплоть до территориальных уступок (речь шла об Украине), отдаче в концессию крупных месторождений полезных ископаемых.
Впрочем, в показаниях Пятакова есть примечательный момент. В декабре 1935 года он встретился с Троцким в пригороде Осло. Пятаков попал в Норвегию прямо из Берлина, с центрального берлинского аэродрома Темпельхоф с доверенным лицом, который организовал поездку. Пятаков показывал в суде: «На следующий день рано утром я явился прямо к входу на аэродром, он стоял перед входом и повел меня. Предварительно он показал паспорт, который был для меня приготовлен. Паспорт был немецкий. Все таможенные формальности он сам выполнял, так что мне приходилось только расписываться».
Паспорт был немецкий, то есть подложный, и он сгодился для выезда не на глухом пограничном посту в альпийских горах, а прямо в центральном берлинском аэродроме. Можно быть уверенным, что в этом случае без содействия германской разведки (которая, скорее всего, подготовила и паспорт, и все формальности выезда на встречу с Троцким) точно не обошлось. Доверенное лицо, скорее всего, было одновременно агентом германской разведки. Этот момент показывает, что уже в конце 1935 года между немцами и Троцким имело место активное секретное сотрудничество.
В конечном итоге суд приговорил 13 человек, в том числе и Пятакова, к расстрелу, а Сокольников получил приговор на 10 лет лишения свободы и впоследствии был убит в тюрьме в 1939 году.
Реакция непосредственного начальника расстрелянного за сотрудничество с Троцким и, как выяснилось на суде, с германской разведкой Пятакова была резкой, острой и неожиданной. Вероятно, она очень озадачила Сталина.
1 февраля 1937 года, через день после окончания процесса, Орджоникидзе на Политбюро еще раз высказал свое резкое несогласие с тезисом о расширении вредительства в промышленности. Момент для этого был, прямо скажем, крайне неподходящим. Осужденный на процессе к расстрелу Пятаков был с 1932 года первым заместителем Орджоникидзе. Нарком тяжелой промышленности выгораживал своего заместителя до самого последнего момента, несмотря на то что подозрение падает в первую очередь на самого Орджоникидзе.
Но Орджоникидзе не успокоился, инициировав свою собственную проверку двух крупных строек, которые упоминались в показаниях Пятакова: строительства Кемеровского коксохимического завода и Уральского вагоностроительного завода. Он собрался показать, что нет ни на заводах, ни на стройках никакого вредительства, что все эти обвинения возводятся понапрасну. Для проверки строек он послал своего заместителя по строительным вопросам С. З. Гинзбурга. Гинзбург проехал по этим стройкам и составил записку, в которой сообщал, что никаких примеров вредительства он не заметил и что стройки идут совершенно нормальным порядком. Он доложил результаты проверки Орджоникидзе по телефону и с площадки Уралвагонстроя выехал в Москву. 15 и 16 февраля Орджоникидзе работал над проектом резолюции Пленума ЦК «О вредительстве в промышленности». Эти дни он набрасывал на листочках отдельные положения, чтобы потом, получив доклад Гинзбурга, составить уже готовый проект резолюции. Рано утром 17 февраля 1937 года Гинзбург приехал в Москву и представил свою докладную записку.
Через несколько часов Сталин вызвал Орджоникидзе в Кремль, попросив его взять с собой докладную записку о результатах проверок строек. Сталин и Орджоникидзе говорили с глазу на глаз примерно с 10 до 12 часов дня. Содержание их разговора осталось неизвестным, хотя можно предположить, что главной темой были как раз вредительства и поездка Гинзбурга. После разговора со Сталиным Орджоникидзе поехал в Наркомат, где с 12.10 до 14.30 часов дня принимал доклады.
К 14.30 часам Орджоникидзе поехал в Кремль к Молотову, к которому у него были дела по вопросам Наркомата тяжелой промышленности. В тот же день было намечено Политбюро, на который Орджоникидзе пошел вместе с Молотовым. В 15 часов началось заседание Политбюро, продлившееся полтора часа. В 16.30 Орджоникидзе, теперь уже вместе с Кагановичем, пошел к Поскребышеву, от которого вышел только в 19 часов, и сразу поехал домой отдохнуть. Содержание разговора Орджоникидзе, Кагановича и Поскребышева также неизвестно. Нет возможности даже предположить его тему.
В 21.30 Орджоникидзе снова поехал в Наркомат, где снова стал принимать доклады. Заместитель Орджоникидзе, О. Осипов-Шмидт вспоминает, что тогда, в тот день, нарком готовил большой и ответственный доклад, постоянно вызывал то одного, то другого работника, подолгу беседовал с ними, уточняя интересовавшие его вопросы. Сам заместитель провел с Орджоникидзе несколько часов, но совершенно не заметил у того никаких признаков усталости, нервозности, что могло бы стать признаком желания покончить с собой. Это был, по его воспоминаниям, обычный рабочий день, затянувшийся за полночь. В 0.20 минут 18 февраля Орджоникидзе закончил дела в Наркомате и поехал домой. В 0.40 минут он был найден дома в своем кабинете мертвым.
Вокруг этой загадочной смерти видного хозяйственного руководителя, по поводу точной причины которой не было согласия даже среди тех, кто лично и хорошо знал Серго Орджоникидзе, наплелось немало интересных фактов. Это и явное покровительство бракоделам, это и тесная связь с разными оппозиционерами, это и раскрытие троцкистской организации у него под боком, в его собственном наркомате, во главе с первым заместителем, связанным лично с Троцким и германской разведкой.
Наконец, Орджоникидзе была в определенной степени свойственна семейственность. Его племянник Георгий Гвахария начал свою карьеру в 20 лет с работы в Закавказском крайкоме партии под руководством дяди. Потом учеба в Институте внешней торговли, после него, в 1925 году, назначение в торговое представительство в Лондоне. По возвращении уже в 1932 году он получает в Наркомтяжпроме должность начальника отдела строительства электростанций, а потом и начальника отдела капитального строительства, не будучи при этом строителем. Потом галопом по стройкам: Луганский паровозостроительный, Донецкий металлургический, Зуевская ГРЭС, Штеровская ГРЭС и Макеевский металлургический завод, директором которого он стал в 1933 году. НКТП был образован в январе 1932 года, и после своего назначения на должность главстроителя «внешнеторговец» в возрасте 31 года Гвахария успел покомандовать несколькими крупными стройками, а потом заделался руководителем одного из самых крупных, современных и известных металлургических заводов на Украине. Все эти скачки с должности на должность – вовсе не следствие большого опыта Гвахария, а следствие помощи его дяди, который явно искал «хлебное место» для племянника и нашел его в конце концов, невзирая на отсутствие у него инженерного образования и какого-либо опыта в металлургии. Вскоре после смерти дяди Гвахария был арестован и расстрелян.

Известно также, что Орджоникидзе был не только хорошо знаком с М. Н. Тухачевским, но и оказывал ему протекцию. В частности, он передавал Сталину ту знаменитую записку Тухачевского по поводу перевооружения, которую Сталин расценил как «красный милитаризм». К моменту смерти Орджоникидзе у Сталина уже были сведения о военном заговоре, о чем К. Е. Ворошилов заявил на Пленуме ЦК ВКП(б) 23 февраля 1937 года, через неделю после смерти Орджоникидзе. Тухачевский был арестован 22 мая 1937 года.
В общем, Серго Орджоникидзе к 1937 году настолько разложился как партийный и государственный руководитель, настолько потерял партийную бдительность, что ему была только одна дорога – «сгореть на работе». Ну или оказаться репрессированным, как его первый заместитель Пятаков. Даже обзора только ставших известными фактов достаточно, чтобы понять, что на него был уже накоплен очень серьезный компромат. Видимо, для Орджоникидзе хватило последнего предупреждения по телефону, чтобы его сердце остановилось.
Почему пламенные и, казалось бы, испытанные революционеры, такие как Орджоникидзе, утрачивают свои качества? Сталин сказал о своей версии причин такого перерождения партийной элиты на февральско-мартовском пленуме ЦК ВКП(б) 1937 года: «Но есть другого рода опасности, опасности, связанные с успехами, опасности, связанные с достижениями. Да, да, товарищи, опасности, связанные с успехами, с достижениями. Опасности эти состоят в том, что у людей, мало искушенных в политике и не очень много видавших, обстановка успехов – успех за успехом, достижение за достижением, перевыполнение планов за перевыполнением, – порождает настроения беспечности и самодовольства, создает атмосферу парадных торжеств и взаимных приветствий, убивающих чувство меры и притупляющих политическое чутье, размагничивает людей и толкает их на то, чтобы почить на лаврах».
Если Сталин говорил о руководителях вообще, то конкретно Орджоникидзе, очевидно, принялся почивать на лаврах сразу после конца первой пятилетки, в 1933 году. До этого ему пришлось основательно поработать. Его назначили председателем ВСНХ СССР 10 ноября 1930 года, в очень сложное время, когда выполнение первой пятилетки и дополнительных заданий к ней было под угрозой. Для наверстывания плана ввели даже «особый квартал» 1930 года (до 1930 года хозяйственный год отсчитывался с 1 октября по 30 сентября, а в 1930 году приняли решение отсчитывать с 1 января по 31 декабря; разницу между старым и новым хозяйственным годом – октябрь-декабрь учли как «особый квартал»). Орджоникидзе сумел переломить ситуацию, обеспечить строительство главнейших предприятий, достройку и пуск ДнепроГЭСа, металлургических и машиностроительных гигантов, в том числе Сталинградского тракторного завода. Тогда он колесил с завода на завод, требовал, нажимал, кричал, прорабатывал. А в начале второй пятилетки, видимо, решил, что с него хватит, дальше «само пойдет», и его дело – «общее руководство» из московского кабинета.
Сталин, безусловно, сделал свои выводы из печального опыта с Орджоникидзе, и в 1937–1939 годах в управлении народным хозяйством прошла решительная чистка руководящих кадров, а также разукрупнение и реорганизация наркоматов.
Результаты этой чистки можно проверить пофамильно. В 2000 году вышел биографический энциклопедический словарь «Империя Сталина» К. А. Залесского, в которой перечислены все крупные руководители 1930–1950 годов, более 900 фамилий. Из этого словаря можно подчерпнуть сведения о том, кто был тогда в числе крупных советских хозяйственных руководителей и чем закончилась карьера этого человека. Список включает в себя 93 фамилии. Словами: «арестован, расстрелян» помечены те люди, которые были арестованы в 1936–1938 годах, впоследствии были осуждены и расстреляны.

1. Айхенвальд Александр Юльевич арестован, расстрелян
2. Акопов Степан Акопович,
3. Александров Иван Гаврилович умер в 1936 году
4. Антропов Петр Яковлевич,
5. Байбаков Николай Константинович,
6. Бакулин Алексей Венедиктович арестован, расстрелян
7. Берзин Эрнест Павлович арестован, расстрелян
8. Берман Матвей Давыдович арестован, расстрелян
9. Богатырев Василий Васильевич,
10. Богуславский Михаил Соломонович арестован, расстрелян
11. Брускин Александр Давыдович арестован, расстрелян
12. Бутаев Казбек Саввич арестован, расстрелян
13. Ванников Борис Львович,
14. Вознесенский Николай Алексеевич арестован в 1950 году
15. Вяткин Андрей Ерофеевич,
16. Гинзбург Семен Захарович,
17. Горегляд Алексей Адамович,
18. Грабин Василий Гаврилович,
19. Гринько Григорий Федорович арестован, расстрелян
20. Дегтярев Василий Алексеевич,
21. Дементьев Петр Васильевич,
22. Денисов Михаил Федорович,
23. Дерибас Терентий Дмитриевич арестован, расстрелян
24. Дыгай Николай Александрович,
25. Евсеенко Михаил Андрианович,
26. Егоров Сергей Егорович,
27. Жимерин Дмитрий Георгиевич,
28. Завенягин Авраамий Павлович,
29. Задемидко Александр Николаевич,
30. Залуцкий Петр Антонович арестован, расстрелян
31. Зальцман Исаак Моисеевич,
32. Засядько Александр Федорович,
33. Захаров Петр Андреевич,
34. Изотов Никита Алексеевич,
35. Ильюшин Сергей Владимирович,
36. Каганович Лазарь Моисеевич,
37. Каганович Михаил Моисеевич покончил с собой в 1941 году
38. Казаков Николай Степанович,
39. Каменев Лев Борисович арестован, расстрелян
40. Капустин Яков Федорович арестован, расстрелян
41. Квиринг Эммануил Ионович арестован, расстрелян

42. Келдыш Всеволод Михайлович
43. Комаровский Александр Николаевич,
44. Косиор Иосиф Викентьевич умер в 1937 году
45. Котин Жозеф Яковлевич,
46. Кошкин Михаил Ильич умер в 1940 году
47. Кржижановский Глеб Максимилианович,
48. Кузьмин Анатолий Николаевич,
49. Куйбышев Валериан Владимирович умер в 1935 году
50. Лавочкин Семен Алексеевич,
51. Летков Андрей Иванович,
52. Лихачев Иван Алексеевич,
53. Ломако Петр Фаддеевич,
54. Ломов (Оппоков) Георгий Ипполитович арестован, расстрелян
55. Максарев Юрий Евгеньевич,
56. Малышев Вячеслав Александрович,
57. Манцев Василий Николаевич арестован, расстрелян
58. Медведь Филипп Демьянович арестован, расстрелян
59. Межлаук Валерий Иванович арестован, расстрелян
60. Межлаук Иван Иванович арестован, расстрелян
61. Микоян Артем Иванович,
62. Милютин Владимир Павлович арестован, расстрелян
63. Носенко Иван Исидорович,
64. Орджоникидзе Григорий Константинович умер в 1937 году
65. Осинский (Оболенский) Валериан Валерианович арестован, расстрелян
66. Паршин Петр Иванович,
67. Первухин Михаил Георгиевич,
68. Пятаков Георгий Леонидович арестован, расстрелян
69. Райзер Давид Яковлевич,
70. Рапопорт Яков Давыдович,
71. Рудзутак Ян Эрнестович арестован, расстрелян
72. Рухимович Моисей Львович арестован, расстрелян
73. Рыков Алексей Иванович арестован, расстрелян
74. Сабуров Максим Захарович,
75. Сафразьян Леон Богданович,
76. Серебряков Леонид Петрович арестован, расстрелян
77. Смилга Ивар Тенисович арестован, расстрелян
78. Смирнов Геннадий Иванович арестован, расстрелян
79. Смирной Иван Никитич арестован, расстрелян
80. Сокольников Григорий Яковлевич арестован, расстрелян
81. Тевосян Иван Тевадросович,
82. Туполев Андрей Николаевич,
83. Устинов Дмитрий Федорович,
84. Фирин Семен Григорьевич арестован, расстрелян
85. Фомин Семен Яковлевич,
86. Френкель Нафталий Аронович,
87. Хламов Григорий Сергеевич,
88. Хруничев Михаил Васильевич,
89. Чубарь Влас Яковлевич арестован, расстрелян
90. Шавырин Борис Иванович,
91. Шатов Владимир Сергеевич арестован, расстрелян
92. Юдин Павел Александрович,
93. Яковлев Александр Сергеевич.

Из людей, перечисленных в этом списке, были арестованы, осуждены на политических процессах 1936–1938 годов и расстреляны 31 человек. Всего 35 % от числа крупных советских хозяйственников.
Отталкиваясь от этого списка, можно сказать, что в результате репрессий кадры крупных советских хозяйственников совсем не оказались выбитыми поголовно, как иногда утверждают разнообразные обличители Сталина. Была расстреляна треть хозяйственных руководителей, часть из которых занимала руководящие хозяйственные посты в конце 1920-х и в начале 1930-х годов. Легко заметить, что репрессии коснулись, главным образом, административного руководства промышленности, аппаратов наркоматов, главков и главных управлений. Но не был расстрелян, например, ни один крупный конструктор. Не был расстрелян ни один крупный специалист. В качестве примера можно привести работавших вместе на строительстве Кузнецкого комбината С. М. Франкфурта и И. П. Бардина. Франкфурт был арестован в 1936 году, осужден по делу «Параллельного центра» и расстрелян. Но вот инженера И. П. Бардина при этом не тронули и даже не поставили в вину совместную работу с врагом народа. Его последующая биография впечатляющая: директор Института металлургии АН СССР, вице-президент АН СССР, директор Центрального НИИ черной металлургии (позднее им. Бардина), депутат пяти созывов Верховного Совета СССР и прочая, и прочая. Семь орденов Ленина и Звезда Героя Социалистического Труда. Умер Бардин 7 января 1960 года на боевом посту – после доклада в Госплане СССР прямо на заседании.
Почему? Потому что Бардин был великим металлургом, а Франкфурт – нет. Франкфурт до назначения начальником Кузнецкстроя успел поработать комиссаром по выполнению Брестского мирного договора, потом работал в Главугле ВСНХ, и дальше его карьера развивалась зигзагообразно: Наркомат иностранных дел, Центральный стеклотрест, Шелкотрест. Понять причины столь странных скачков с дипломатии в Стеклотрест и Шелкотрест очень трудно. Потом Франкфурт руководит строительством Кузнецкого металлургического комбината вместе с Бардиным. Видимо, успех ему сопутствовал потому, что все вопросы решал Бардин. В 1934 году ему поручили строить Орско-Халиловский металлургический комбинат, уже без Бардина. Строительство он провалил, в декабре 1936 года арестован, в сентябре 1937 года приговорен к расстрелу и расстрелян в Оренбурге. Орско-Халиловский комбинат (ныне ОАО «Уральская сталь» – Новотроицк Оренбургской области) был начат строительством в 1931 году. Реально первый цех комбината – огнеупорный заработал в 1943 году, а первый чугун комбинат дал только 5 марта 1955 года. Из этого следует вывод, что Франкфурт комбинат фактически и не начинал строить, бесполезно истратил время и средства, за что и был пущен в расход. Кто скажет, что он пострадал безвинно?
Расстрелянная часть советского хозяйственного руководства серьезно уступала пришедшему на замену новому поколению хозяйственников в своем профессионализме, особенно по части инженерно-технической подготовки. Те люди, которые в 1937–1938 годах были выдвинуты в руководство промышленностью, обладали инженерной подготовкой и опытом работы на производстве. Новые хозяйственные руководящие кадры, что самое главное, не были связаны ни с какими партийными группировками.

0

63

Из 32 человек, арестованных и расстрелянных в 1937–1939 годах хозяйственных руководителей, есть всего один человек с техническим образованием. Это Влас Яковлевич Чубарь, закончивший в 1911 году Александровское механико-техническое училище. Среди же остальных расстрелянных в это время хозяйственников больше никто не имел высшего технического образования. Многие имели столь извилистую карьеру, что начинаешь задаваться вопросом, как такие люди угодили руководить хозяйством. Это издержки революционного периода, когда мог выдвинуться человек совершенно без образования, опыта, только за счет партийной деятельности и «общего руководства». А вот среди остальных советских хозяйственников, которые благополучно пережили полосу репрессий 1937–1939 годов, только два человека не имели высшего технического образования: Сергей Егорович Егоров, который занимал пост заместителя заведующего промышленного отдела ЦК ВКП(б), и Лазарь Моисеевич Каганович, ставший наркомом путей сообщения и наркомом тяжелой промышленности.
Процесс выдвижения нового руководства сопровождался процессом децентрализации управления промышленным комплексом страны. Хозяйственные наркоматы разукрупнялись, создавались новые наркоматы, новые главные управления, новые главки, на которые выдвигали способных инженеров и директоров с заводов и низовых руководящих организаций. В результате репрессий кадровый состав советского хозяйственного руководства оздоровился, обновился и стал более профессиональным в инженерно-техническом, производственном смысле. Это сразу же сказалось на состоянии народного хозяйства, на промышленности, на подготовке к войне и внесло немалый вклад в победу над Германией.
Наконец, результаты кадровой чистки можно оценить хотя бы по тому, что и перед войной и во время войны на Сталина не было совершено ни одной серьезной попытки покушения. Тогда как на его берлинского конкурента, по некоторым оценкам, было совершено около 20 попыток покушений. Некоторые из них вполне могли привести к гибели Гитлера. Например, 8 ноября 1939 года Иоганн Георг Эльзер заложил бомбу в пивной «Бюргербройкеллер», где Гитлер обычно выступал в годовщину «Пивного путча». Гитлер на этот раз оказался немногословен и покинул зал за семь минут до взрыва, от которого погибло 8 человек и было ранено 63 человека. Другая попытка была сделана группой военных, составивших заговор против Гитлера 13 марта 1943 года, когда полковник Хеннинг фон Тресков и его адъютант фон Шлабрендорф заложили бомбу в самолет Гитлера, однако она не взорвалась. 21 марта 1943 года полковник фон Герсдорф пытался убить Гитлера во время осмотра выставки трофейного вооружения в Берлине. Самая известная попытка покушения на Гитлера была связана с заговором 20 июля 1944 года, когда подполковник Клаус фон Штауффенберг заложил бомбу в зале заседания. В результате взрыва 4 человека погибли, а Гитлер получил ранения и ожоги. Иными словами, было по меньшей мере четыре момента, когда Гитлер был на волосок от гибели.
Ничего подобного в СССР не было, и нам известна только одна попытка покушения, которая была заведомо неудачной. 6 ноября 1942 года Савелий Дмитриев, до этого дезертировавший из армии, на Красной площади обстрелял из пистолета машину А. И. Микояна, приняв ее за машину Сталина.
Эта разница в безопасности верховных руководителей, отсутствие военных заговорщиков во время войны как раз и является следствием сталинской чистки кадров, когда были вычищены и арестованы все, кто реально планировал переворот и захват власти.

В многочисленных обсуждениях темы сталинских репрессий почти всегда звучали заявления о том, что тот или иной репрессированный или все они, вместе взятые, арестованы «ни за что». Зная подвох этой темы, я обычно задавал вопрос: «В чем конкретно их обвиняли?», уточняя, что любой суд и приговор, в том числе и в сталинские времена, выдвигал какое-то обвинение и выносил приговор в соответствии с Уголовным кодексом РСФСР. Вот в чем, по мнению следствия и суда, состояла виновность того или иного лица, угодившего под «карающий меч революции» и по какой именно статье его обвиняли?
После всплеска эмоций выяснялось, что разоблачитель и ниспровергатель Сталина, как правило, совершенно не в курсе, в чем состояло это самое обвинение. Он лишь усвоил, что «расстреляли ни за что». Но и в тех случаях, когда кое-какие сведения имелись, выяснялось, что за конкретным репрессированным числился весьма солидный букет всяких проступков и преступлений, начиная с халатности и злоупотреблений служебным положением, заканчивая передачей секретных сведений иностранцам, диверсиями и терактами. В особенности много терактов совершалось в деревне до и во время коллективизации. В те годы профессия селькора – сельского корреспондента была очень рисковой. Многие селькоры погибли от рук тех, о чьих злоупотреблениях они писали в местные и центральные газеты.
Размах этого терроризма против прессы был таков, что с 1 октября 1924 года Верховный суд СССР квалифицировал убийства селькоров как террористический акт, коим эти убийства по сути и были. Их цель – запугать корреспондентов и население, чтобы ни слова о местных злоупотреблениях и преступлениях, о которых часто писали селькоры, не выходило за пределы узкого круга. Нападениям и покушениям подвергались не только селькоры, но и колхозные активисты, работники советских органов и милиционеры, коммунисты и комсомольцы. Этот вал терроризма начался на самых первых порах коллективизации, когда колхозы еще были редкими. К примеру, за 1924 год было зафиксировано более 400 терактов, из них 30 % убийств. Или вот, избирательная кампания 1926 года по выборам в сельсоветы: убито 8 человек, ранены 25 членов избиркомов, 23 советских работников, 5 коммунистов, комсомольцев и активистов. Доходило до массовых драк и вооруженных перестрелок.

Эпоха коллективизации была еще более кровавой. В 1928 году в РСФСР совершено 400 убийств, в 1929 году – 384 убийства, 1300 мятежей с участием более 300 тысяч человек, 30 тысяч поджогов колхозов. В 1930 году пошли валом уже крупные организованные восстания, организация крупных банд, убийства, поджоги, грабежи колхозного имущества. После всей этой мрачной статистики очень интересно слушать и читать о том, что раскулачиваемые якобы были ни в чем не виновны.
Значительная часть этих сельских террористов и бандитов или сумела скрыться от преследования, или же сумела неплохо устроиться в местах высылки или ссылки. Множество раскулаченных работало на стройках, многие даже оказывались со временем в числе местного руководства, где и продолжали привычные для себя дела. В городах также хватало всякого преступного элемента, а в 1930-х годах появлялись многочисленные факты бытового разложения советского руководства самых разных уровней, злоупотреблений и хищений. Не говоря уже о бывших белогвардейцах, иностранной агентуре, особенно в приграничных районах, засылаемых из-за границы диверсантах (чем особенно активно занимались белогвардейские организации за рубежом), членах разгромленной и загнанной в подполье партийной оппозиции.
Если заняться раскапыванием деталей тех или иных дел, ну или просто поинтересоваться, в чем именно обвиняли репрессированных, то картина всего процесса чистки кадров резко меняется. Подавляющее большинство обвинений имело под собой веские основания, иной раз такие, что потомки, изучающие следственные дела, очень удивляются, узнавая о своих предках разные малоприятные подробности. Даже в рассмотренных выше примерах Шахтинского дела и процесса «Промпартии» (которые считаются «сфальсифицированными») вполне видны многочисленные признаки уголовных преступлений: взяточничества, злоупотребления служебным положением, растраты, халатности. Даже если считать обвинения во вредительстве, подготовке интервенции и шпионаже необоснованными, то все равно фигуранты этих дел должны были быть наказаны.
На мой взгляд, в том, чтобы архивы ОГПУ и НКВД оставались как можно дольше, желательно навсегда закрытыми для исследователей, больше всего заинтересованы именно разоблачители Сталина и родственники, уверенные в абсолютной невиновности репрессированных. Потому что если эти дела будут систематически исследованы, то от всей этой обличительной трескотни мало что останется. Тогда придется признать, что Советская власть действовала в основном правильно, защищаясь от настоящего вала преступности.
Когда в конце 1980-х годов началась шумная кампания по реабилитации «невиновных», участники ее, возможно, действовали из самых лучших побуждений. Однако спустя 20 лет мы можем наглядно видеть результат этой повальной реабилитации – страну захлестнул новый вал бытовой и организованной преступности, коррупции, многочисленных злоупотреблений. После введения в силу в 2008 году нового законодательства о борьбе с коррупцией и принятия Национальных планов противодействия коррупции масштаб преследований коррупционеров стал весьма большим. В 2011 году Следственный комитет передал в суд дела на 9219 осужденных по коррупционным преступлениям. Среди них было 692 чиновника, в том числе 13 министров из субъектов Федерации, 4 заместителя губернаторов, 60 депутатов органов местного самоуправления. Также было среди осужденных 1139 сотрудников правоохранительных органов, в том числе 250 следователей, 13 прокуроров и один судья. За первые полгода 2012 года опротестовано 270 тысяч незаконных нормативно-правовых актов, отменено 17 тысяч постановлений о возбуждении уголовных дел. Масштабы чистки от коррупции правоохранительных органов уже сопоставимы с чистками НКВД в 1936–1938 годах.
Интересно то, что сейчас одни и те же люди требуют усиления борьбы с коррупцией и одновременно голосят о «невинно репрессированных», кладут цветы к памятникам жертвам репрессий. Им и в голову не приходит, что своими реабилитационными кампаниями они, по сути дела, отворили ворота для нового вала преступности и злоупотреблений. Интересно, дальше они так же будут ставить памятники «невинно репрессированным» за коррупцию и носить цветы к ним?

0

64

Вообще, зачем нужна была такая масштабная чистка кадров, затронувшая даже высшее партийное, военное и хозяйственное руководство? Ответ на этот вопрос был дан в начале первой части – мир определенно катился к войне, в которую СССР был бы обязательно втянут. Для Сталина не было секретом, что очень многие политики в капиталистических странах спят и видят, как бы сокрушить Советский Союз. Не были секретом и захватнические устремления Гитлера, как и активная помощь в восстановлении военно-промышленного потенциала Германии со стороны Великобритании и США.
Потому к войне надо было готовиться всеми силами, использовать для этого все возможности, поскольку в 1930-х годах СССР еще значительно отставал от капиталистических стран по экономике и по военно-промышленному потенциалу. Любое упущение в этой сфере грозило поражением. Но для того, чтобы воспользоваться этими возможностями, нужны были толковые, грамотные, опытные и надежные кадры руководителей, которые сделают все, как надо. Вот именно с кадрами у Сталина были самые серьезные проблемы, поскольку вырастить их требовало времени, которого было очень мало.
Собственных, советской выучки кадров было очень мало. Первый советский выпуск из высших учебных заведений состоялся только в 1925–1926 годах, поскольку направлять на учебу стали только в самом конце Гражданской войны и сразу после ее завершения. Эти новые кадры были буквально нарасхват. Это прекрасно иллюстрируется началом длинной карьеры А. П. Завенягина. Он вспоминал, как состоялось его назначение директором ГИПРОМЕЗа – главного института по проектированию металлургических заводов. В июле 1925 года он только получил диплом об окончании Горной академии в Москве. Но вскоре был вызван в ВСНХ, где Пятаков поручил ему возглавить новый, только что организованный институт. Все возражения о том, что нет опыта, что только диплом получил, были отметены: это важное задание партии. Завенягин поехал в Ленинград, где принял институт. Тут же на него было возложено важнейшее задание – Магнитогорский металлургический завод, который по проектам того времени должен был давать 15 % всей советской выплавки чугуна.
Нехватка своих кадров была такой, что вчерашнему студенту доверили руководить крупнейшим проектным институтом, который должен был решить одну из самых сложных и важных экономических задач – строительство новых металлургических заводов и ликвидацию дефицита металла.
По оценкам первого пятилетнего плана, имелся колоссальный недобор в квалифицированных инженерах и техниках. Потребность в инженерах была исчислена в 41,5 тысячи человек в 1932–1933 годах, а в техниках – в 60 тысяч человек. Недобор в кадрах инженеров составлял 15 тысяч человек, а в кадрах техников – 40 тысяч человек.
Для Сталина необходимость в новых, хорошо обученных кадрах рабочих, техников и инженеров была самоочевидной. В своем политическом докладе на XVI съезде ВКП(б) в 1930 году он говорил: «Это значит, что перед нами стоит задача перестройки всей технической базы народного хозяйства. А это требует новых, более солидных вложений в народное хозяйство, новых, более опытных кадров, способных овладеть новой техникой и двинуть ее вперед».
В начале 1930-х годов за обучение квалифицированных кадров взялись всерьез и с большим масштабом. 30 июня 1932 года Совет Труда и Обороны предложил ввести обязательный техминимум для тех рабочих, которые работали на сложном оборудовании и выполняли ответственные операции. Техминимум – это курсы без отрыва от производства, в ходе которых рабочий изучает основы политехнических наук, необходимых ему в работе. После окончания курсов техминимума рабочие должны были сдавать гостехэкзамен. Всего было отобрано 255 профессий, по которым техминимум признавался обязательным. Осенью 1932 года эта программа обучения техминимуму началась в наиболее важных отраслях промышленности. С 1 января по 1 мая 1935 года проходила общая сдача гостехэкзамена. Его сдавали 764 тысячи рабочих. Еще 88 тысяч рабочих были освобождены от сдачи экзамена. Половина сдававших сдала гостехэкзамен на «хорошо», а 28 % сдававших – на отметку «отлично». Не сдали экзамен только 12 тысяч рабочих, или 1 % от всего числа охваченных курсами техминимума.
Кроме самых основных курсов, в середине первой пятилетки ВСНХ СССР развернул большую образовательную сеть, включавшую в себя Промакадемии, высшие технические учебные заведения, техникумы, рабочие факультеты и школы ФЗУ. Кроме этого, на заводах действовали учебные программы для подготовки рабочих без отрыва от производства: производственно-политехнические курсы и рабочие технические школы, готовившие квалифицированных рабочих и мастеров.
Первоначально хозяйственное руководство стремилось как можно больше развернуть свою образовательную сеть, чтобы охватить как можно больше рабочих и технических работников профессиональным образованием. В 1932 году только одними курсами без отрыва от производства было охвачено 350 тысяч человек. Однако, как выяснилось немного позже, созданная образовательная система себя не оправдывала. Она отрывала слишком много людей от производства и не выполняла своей главной задачи из-за того, что в программе учебных курсов преобладали общеобразовательные предметы. В начале 1933 года было принято решение резко сократить общеобразовательные предметы в системе профессионального обучения, чтобы не тратить на них драгоценное время и государственные средства.
В мае 1933 года Орджоникидзе выпустил приказ по НКТП о реорганизации системы курсов без отрыва от производства. Программа курсов сокращалась, и в ней больший упор делался на политехнические предметы. Производственно-политехнические курсы сокращались с одного года до 6 месяцев, а программа рабочих технических школ сокращалась с двух лет до 10 месяцев. То есть выпуск должен был пройти не в мае 1934 года, а в декабре 1933 года в профполитехкурсах, а в рабочих техшколах выпуск должен был пройти не в ноябре – декабре 1934 года, а в марте 1934 года. Это было необходимо для того, чтобы ускорить подготовку уже обучающихся рабочих, а также для того, чтобы, не увеличивая число преподавателей, пропустить через систему обучения без отрыва от производства как можно больше людей. Из числа специалистов, имевшихся в промышленности, 55 % составляли практики, то есть рабочие, окончившие технические курсы и школы, но не имевшие ни высшего, ни среднего образования.
С другими учебными заведениями проблема заключалась в другом. Академии, втузы и техникумы имели очень слабую техническую базу, не имели достаточного количества мест в общежитиях и испытывали острый недостаток в преподавательских кадрах. План по набору из года в год недовыполнялся на 5–6 % по причине отсутствия мест в общежитиях. Нехватка преподавателей и отсутствие хорошо оборудованных лабораторий делали невозможным качественное обучение студентов и учащихся. Для того чтобы улучшить качество технического образования, Орджоникидзе приказал сократить число учебных заведений, а кадрами и материальной базой ликвидированных институтов и техникумов укрепить оставшиеся. В 1933 году из 11 промакадемий было ликвидировано две. Из 150 втузов ликвидировано 35. Из 427 техникумов было закрыто 95, закрыто 122 рабфака и 128 школ ФЗУ. Образовательная сеть НКТП была сокращена на 12–18 %.
Зато на оставшиеся учебные заведения были наложены высокие планы по приему и выпуску специалистов. Всего за 1933–1935 годы было подготовлено во втузах 144,2 тысячи человек, а в техникумах – 78,5 тысячи человек. В 1935 году в промышленности работало 67,5 тысячи специалистов с высшим образованием, и их число по сравнению с 1933 годом увеличилось на 75 %. Это были новые, уже советские кадры инженеров и техников, из которых потом выдвинулись руководители промышленности, очень хорошо показавшие себя в годы войны. Хрестоматийный пример – М. И. Кошкин, разработчик знаменитого танка Т-34, который окончил в 1934 году Ленинградский политехнический институт (в который был зачислен по личному распоряжению С. М. Кирова), а с декабря 1936 года возглавил КБ Танкового отдела «Т2» завода № 183 в Харькове, где и родился Т-34. Другой участник разработки знаменитого танка – А. А. Морозов, во время войны ставший главным конструктором завода № 183 в Нижнем Тагиле, также учился в Московском механико-электротехническом институте в 1929–1931 годах. Еще один пример – Д. Ф. Устинов, который в 1934 году закончил Ленинградский военно-механический институт, и с июня 1941 года по март 1953 года возглавлял сначала наркомат, а потом министерство вооружений, а потом до декабря 1957 года Министерство оборонной промышленности СССР. Впоследствии – министр обороны СССР. Огромный вклад этого человека в победу над Германией очевиден, поскольку он всю войну был ответственным за выпуск оружия и умел решать самые сложные, казавшиеся невыполнимыми задачи. Устинов – это бриллиант сталинской кадровой политики.
Сейчас мало кто вспоминает, что создатели «оружия Победы» – это сталинские инженерно-конструкторские кадры, получившие образование в начале 1930-х годов и выдвинувшиеся в конце 1930-х годов, когда якобы все таланты были «безвинно репрессированы».
Вся проблема для Сталина состояла в том, что в начале 1930-х годов таких кадров у него еще не было. Будущие руководители только покидали студенческую скамью и набирались опыта на производстве и в КБ. Руководящие же посты занимали различные выдвиженцы революционных лет и 1920-х годов, вроде С. М. Франкфурта, которые руководили всем, от Наркомата иностранных дел до концессий и Шелкотреста. Это были в основном профессиональные партийные местоблюстители, очень мало разбиравшиеся в том, чем они руководили, обладавшие недюжинным опытом в проведении заседаний и произнесении торжественных речей. Без инженеров, тянущих основную работу, они были практически беспомощны.
Между тем именно в начале 1930-х годов сложились очень благоприятные условия для Советского Союза, связанные с Великой депрессией и сильнейшим экономическим кризисом в капиталистических странах. Эти условия позволяли быстро пробежать и преодолеть отставание в промышленном развитии от наиболее развитых стран и встретить новую мировую войну во всеоружии. Однако в силу очень низкого качества значительной части руководящих кадров в 1930-х годах до великой чистки эти возможности были упущены, и за это в годы войны пришлось заплатить кровью.
Впрочем, дело тут состоит не только в кадрах. История индустриализации конца 1930-х годов известна гораздо хуже, чем хозяйственная история 1920-х годов или история первой пятилетки. Главная причина такого положения состоит в том, что именно на вторую и третью пятилетки пришлась основная конкретная подготовка к войне, строительство множества военных предприятий, освоение новых типов и видов вооружений, в силу чего данные по экономике стали секретными. Завеса секретности не опустилась до сих пор, и мы можем судить об этой эпохе по весьма отрывочным данным.
Сталин, поняв, что из-за Великой депрессии он получил серьезное преимущество перед капиталистами, очень серьезно и конкретно занялся оружием. Судя по отрывочным данным: работам Остехбюро, проектам внедрения телемеханики для управления танками и боевыми кораблями, некоторым проектам по автоматизации производства, можно сказать, что Сталин намеревался вступить в неизбежную войну не просто с хорошо вооруженной армией. Тут все обстояло куда сложнее и интереснее, чем до сих пор принято считать. Сталинский замысел, очевидно, состоял в том, чтобы вывести на поле боя армию с техническим уровнем оснащения, поражающим воображение, которая бы в войне опиралась на промышленность с высокой степенью механизации и с элементами автоматизации, что существенно снижало потребность в квалифицированных рабочих руках. Это был бы серьезный стратегический выигрыш. По тогдашнему соотношению три работника промышленности на одного солдата в армии штаб вероятного противника мог на основе даже открытых данных рассчитать мобилизационный потенциал СССР. Эти меры резко и неожиданно ломали это установившееся соотношение и позволяли призвать в армию больше, чем ожидал бы противник.
Сталинские планы насчет нового технического уровня армии промышленности в значительной степени не были выполнены. Причины тому были самые разные, в том числе и кадровая. Большинство выдвиженцев начала 1920-х годов просто не понимало значения механизации и автоматизации, а новых руководящих кадров еще не было в достаточном количестве. Но и то, что было сделано, оказалось очень неприятным сюрпризом для немецкой армии.
Сталину в начале 1930-х годов несказанно повезло. Все 1920-е годы СССР провел в ожидании скорой войны и иностранной интервенции, особенно в 1927–1930 годах, когда интервенция считалась особенно вероятной и заставила пересматривать даже уже составленный было первый пятилетний план. Но в 1929 году обстановка в мире резко изменилась. Капиталистический мир охватила Великая депрессия, которая подорвала их наступательные возможности.
Великая депрессия нанесла колоссальный урон капиталистическому хозяйству и в сочетании с успехом первой пятилетки серьезно изменила расстановку сил в мире. Капиталисты в целом стали слабее, а СССР – сильнее. Сталин на историческом пленуме ЦК и ЦКК ВКП(б) в январе 1933 года привел общую оценку: «В то время как объем промышленной продукции СССР к концу 1932 года вырос в сравнении с довоенным уровнем до 334 %, объем промышленной продукции САСШ снизился за тот же период до 84 % довоенного уровня, Англии – до 75 %, Германии – до 62 %. В то время как объем промышленной продукции СССР вырос к концу 1932 года в сравнении с уровнем 1928 года до 219 %, объем промышленной продукции САСШ снизился за тот же период до 56 %, Англии – до 80 %, Германии – до 55 %, Польши – до 54 %».
Но она вовсе не выражает катастрофичности положения в капиталистическом мире в момент наибольшей остроты кризиса и не выражает, насколько вперед вырвался СССР. На деле же кризис выбил разом всех основных противников: США, Германию, Великобританию, Польшу, Румынию. Если в США до кризиса среднегодовая выплавка стали составляла 43 млн. тонн, то в 1931 году она опустилась до 26 млн. тонн, а в 1932 году – до 13,3 млн. тонн. Американская металлургия работала на 20 % своих мощностей.
В 1929 году разрыв был огромен. В США в 1929 году выплавлялось 57 млн. тонн стали. В главных капиталистических странах (США, Германия, Франция, Великобритания) – 92,5 млн. тонн. В СССР – 4,3 млн. тонн стали. Только главные страны капиталистического мира превосходили СССР по этому важнейшему виду промышленной продукции в 21,5 раза. Ничего удивительного, что во Франции в это время вынашивалась идея интервенции в СССР в 1930 году, поскольку капиталисты не без основания полагали, что им получится сломить социалистическую страну своей превосходящей индустриальной мощью.
Через несколько лет положение поменялось кардинальнейшим образом. В 1932 году в СССР выплавлялось 5,9 млн. тонн стали, а в США – 13,3 млн. тонн. Разрыв между капстранами и СССР по стали сократился до 4 раз. Кризис не только резко сократил производство, но и привел к изнашиванию и проеданию основного капитала в капиталистических странах.
По пшенице тоже сложилось положение в пользу СССР. В 1932 году весь капиталистический мир производил 103 млн. тонн пшеницы, тогда как СССР – 21,5 млн. тонн, при том, что урожай этого года был плохой и год был голодный. В СССР был сильнейший кризис в главных зерновых районах: на Украине, в Поволжье, в Казахстане, в Сибири. Но и в этих условиях СССР производил пятую часть от мирового производства пшеницы. В США стоимость произведенных зерновых культур упала с 1,2 млрд. долларов в 1929 году до 391 млн. долларов в 1932 году. При этом часть зерна уже пошла в топки паровозов и котельных. Падение производства зерновых культур ударило по капиталистическим странам еще сильнее, чем падение промышленного производства. В капстранах царил сильнейший голод, который особенно сильно ударил по Польше – основному плацдарму для интервенции в СССР.
Сталин и советские хозяйственники, ученые горьким опытом голода 1921 года прекрасно понимали значение такого падения производства зерновых. Нехватка продовольствия и голод резко снижали производительность труда и объем производства и делали невозможным быстрый выход капиталистических стран из охватившего их кризиса. Без зерна и его запасов нельзя было воевать. Например, запасов зерна в Польше и до кризиса не хватало даже на год войны. В 1927 году запасы зерна для войны колебались от 290 до 261 дня. Во время кризиса, недопроизводства (урожайность в Польше упала с 12 до 7,8 центнера с гектара) Польша вряд ли смогла бы собрать запасы зерна больше чем на 1,5–2 месяца войны, и другие капиталистические страны вряд ли смогли бы ей помочь. Нехватка зерна изначально ставила любые планы войны с СССР под вопрос.
Разоренные кризисом капиталистические страны были заняты своими проблемами, и возможная интервенция откладывалась на неопределенный срок. Советский Союз получал важную передышку на несколько лет для развития хозяйства и укрепления обороны. Реально передышка растянулась до начала 1940-х годов в силу того, что хозяйство капиталистических стран не сумело полностью восстановиться после Великой депрессии и в 1937 году сорвалось в еще более глубокий и острый кризис.
Из этого положения Сталин сделал три важнейших вывода. Во-первых, коль скоро капиталистические страны подрубил кризис, а советское хозяйство растет, то не имеет особого смысла дальше гнать высокие темпы, характерные для первой пятилетки. Темпы можно без особого ущерба для себя снизить, и даже в этом случае они все равно будут стоять на высоте, недосягаемой для капиталистических стран. Во-вторых, надо заняться материально-бытовым положением трудящихся в СССР, в чем выражалась потребность ликвидации всех продовольственных и бытовых затруднений, что также имело и важное оборонное значение. Сталин не сомневался в возможностях советского хозяйства, в том числе и сельского хозяйства, легкой и особенно местной промышленности, развитие которой форсировалось во второй пятилетке. В-третьих, и об этом выводе Сталин публично не говорил, настало время для перевооружения и переоснащения армии. Красная Армия образца начала 1930-х годов испытывала все трудности первой пятилетки и была малобоеспособной. К примеру, в мае 1932 года выяснилось, что Белорусский военный округ не может обеспечить резервами топлива и продовольствия свое мобилизационное развертывание более чем на 3–5 дней.
Однако Великая депрессия отодвинула иностранную интервенцию в СССР в неопределенное будущее, советское хозяйство росло не по дням, а по часам, и для Сталина положение было благоприятное.
Потому Сталин торжествовал в своем выступлении на этом историческом пленуме 1933 года:
«Каковы итоги пятилетки в четыре года в области промышленности?
Добились ли мы победы в этой области?
Да, добились. И не только добились, а сделали больше, чем мы сами ожидали, чем могли ожидать самые горячие головы в нашей партии. Этого не отрицают теперь даже враги. Тем более не могут этого отрицать наши друзья.
У нас не было черной металлургии, основы индустриализации страны. У нас она есть теперь.
У нас не было тракторной промышленности. У нас она есть теперь.
У нас не было автомобильной промышленности. У нас она есть теперь.
У нас не было станкостроения. У нас оно есть теперь.
У нас не было серьезной и современной химической промышленности. У нас она есть теперь.
У нас не было действительной и серьезной промышленности по производству современных сельскохозяйственных машин. У нас она есть теперь.
У нас не было авиационной промышленности. У нас она есть теперь.
В смысле производства электрической энергии мы стояли на самом последнем месте. Теперь мы выдвинулись на одно из первых мест.
В смысле производства нефтяных продуктов и угля мы стояли на последнем месте. Теперь мы выдвинулись на одно из первых мест.
У нас была лишь одна-единственная угольно-металлургическая база – на Украине, с которой мы с трудом справлялись. Мы добились того, что не только подняли эту базу, но создали еще новую угольно-металлургическую базу – на Востоке, составляющую гордость нашей страны.
Мы имели лишь одну-единственную базу текстильной промышленности – на Севере нашей страны. Мы добились того, что будем иметь в ближайшее время две новые базы текстильной промышленности – в Средней Азии и Западной Сибири.
И мы не только создали эти новые громадные отрасли промышленности, но мы их создали в таком масштабе и в таких размерах, перед которыми бледнеют масштабы и размеры европейской индустрии.
А все это привело к тому, что капиталистические элементы вытеснены из промышленности окончательно и бесповоротно, а социалистическая промышленность стала единственной формой индустрии в СССР.
А все это привело к тому, что страна наша из аграрной стала индустриальной, ибо удельный вес промышленной продукции в отношении сельскохозяйственной поднялся с 48 % в начале пятилетки (1928 г.) до 70 % к концу четвертого года пятилетки (1932 г.)».
У Сталина были все причины торжествовать на пленуме ЦК и ЦКК в январе 1933 года. Великая депрессия полностью ликвидировала все предпосылки для нападения на СССР, а сам Советский Союз значительно укрепился и усилился по сравнению с 1920-ми годами.
Потому в этом же докладе Сталин обосновал политику сокращения темпов роста народного хозяйства во второй пятилетке: «Можно ли сказать, что во второй пятилетке придется проводить такую же точно политику наиболее ускоренных темпов?
Нет, нельзя этого сказать.
Во-первых, в результате успешного проведения пятилетки мы уже выполнили в основном ее главную задачу – подведение базы новой современной техники под промышленность, транспорт, сельское хозяйство. Стоит ли после этого подхлестывать и подгонять страну? Ясно, что нет в этом теперь необходимости.
Во-вторых, в результате успешного выполнения пятилетки нам удалось уже поднять обороноспособность страны на должную высоту. Стоит ли после этого подхлестывать и подгонять страну? Ясно, что теперь нет в этом необходимости».
Действительно, если основы тяжелой индустрии были уже созданы, а разрыв с капстранами резко сократился в силу мирового кризиса, то спешить дальше с индустриальным развитием у Сталина больше оснований не было: «Вот почему я думаю, что для второй пятилетки нам придется взять менее ускоренные темпы роста промышленной продукции. В период первой пятилетки ежегодный прирост промышленной продукции составлял в среднем 22 %. Я думаю, что для второй пятилетки придется взять 13–14 % ежегодного прироста промышленной продукции в среднем, как минимум. Для капиталистических стран такой темп прироста промышленной продукции составляет недосягаемый идеал. И не только такой темп прироста промышленной продукции, – даже 5 % ежегодного среднего прироста составляет для них теперь недосягаемый идеал. Но на то они и капиталистические страны. Другое дело – Советская страна с советской системой хозяйства. При нашей системе хозяйства мы имеем полную возможность и мы должны осуществить 13–14 % ежегодного прироста продукции, как минимум». Это был крайне радикальный поворот, поскольку еще на XVI съезде ВКП(б) в 1930 году в своем политическом докладе Сталин объявлял всех, кто говорит об уменьшении темпов роста классовыми врагами.
Сталин обратил внимание на то, что процент прироста в 1925 году давал 45 млн. рублей, а в 1933 году тот же процент прироста будет давать 320–340 млн. рублей. 13 % прироста давали до 4,4 млрд. рублей. Это было обоснование снижения темпов роста во второй пятилетке. Сталин показал, что торопиться теперь нет неотложной необходимости, а даже пониженные темпы роста дают крупную прибавку народного дохода. Пленум утвердил это снижение годовых темпов во вторую пятилетку с 21–22 % до 13–14 %.
Это было радикальное решение. К моменту пленума ЦК и ЦКК ВКП(б) проект второго пятилетнего плана был уже практически готов, практически сверстан. Но столь резкое изменение базовых плановых заданий, проведенное по решению пленума, заставило на год перенести утверждение второго пятилетнего плана и в 1933 году начать работать по отдельному годовому плану, утвержденному решением пленума. На 1933 год был установлен темп роста по группе А – 21,2 %, по группе Б – 10,5 %. Были установлены задания по основным видам промышленной продукции:
...
электроэнергия – 16,3 млрд. кВт • ч,
чугун – 9 млн. тонн,
уголь – 84 млн. тонн,
нефть – 24,4 млн. тонн.
Объем капитальных вложений определялся в размере 18 млрд. рублей, а также устанавливались задания по снижению себестоимости, по росту производительности труда, выполнению которых придавалось важнейшее значение.
Второй пятилетний план также был значительно уменьшен. В своем первоначальном варианте он рассчитывался по наметкам Генерального плана электрификации, составленного в 1931–1932 годах комиссией Г. И. Ломова в Госплане СССР. XVII партийная конференция ВКП(б) в январе – феврале 1932 года, которая оказалась целиком посвященной хозяйственным вопросам, а именно итогам работы промышленности в 1931 году и задачам на 1932 год (доклад делал Г. К. Орджоникидзе) и директивам ко второму пятилетнему плану (доклады делали В. М. Молотов и В. В. Куйбышев), дала директивы в рамках выработанного в основных чертах генерального плана

Практически по всем позициям налицо полное совпадение предположений в докладах Молотова и Куйбышева с материалами Генерального плана электрификации. Только предположения по добыче нефти были значительно повышены. Главное совпадение по количеству производства электроэнергии, которое предопределяло объем развития производства в ключевых отраслях промышленности.
Куйбышев специально указывал, что до кризиса в США было произведено 117 млрд. кВт•ч электроэнергии, и СССР вполне может практически догнать США. Это делало возможным ставить цели обеспечения независимости советского хозяйства от мирового капиталистического хозяйства. «Перед второй пятилеткой мы ставим следующую очень большую задачу – создать полную экономическую независимость социалистического хозяйства от капиталистического мира», – говорил Куйбышев.

В решениях XVII съезда ВКП(б) были уже другие показатели, значительно сокращенные

Сокращение оказалось весьма значительным и существенным. Оно объяснялось как тем, что в новых международных условиях уже не было необходимости гнать темпы, так и тем, что народное хозяйство нуждалось в укреплении после бурного и сложного начала 1930-х годов.
Конечно, в СССР положение также было далеко от идеального, хозяйство было значительно расстроено массовым строительством новых крупных предприятий, а в сельском хозяйстве разразился серьезный кризис и голод в ряде районов. Для борьбы со всеми этими явлениями требовались ресурсы, и потому Сталин в 1932 году выступал против увеличения капиталовложений, несмотря на то что Орджоникидзе, Куйбышев, Молотов выступали за увеличение объема капиталовложений и вносили на рассмотрение Политбюро соответствующие предложения. Первый вариант второго пятилетнего плана был готов накануне пленума ЦК и ЦКК, и он предусматривал вложение 133 млрд. рублей из всех источников накопления и рост промышленного производства около 20 % в год. При рассмотрении на заседании Политбюро 28 декабря 1932 года было принято решение о сокращении темпов роста и объемов капиталовложений.
Через два дня Куйбышев представил Сталину пересчитанный вариант пятилетнего плана, и 31 декабря 1932 года Сталин предложил снизить темпы роста до 13–14 % в год и добиться выполнения качественных заданий пятилетнего плана.
С этих позиций Сталин выступил на пленуме ЦК и ЦКК в январе 1933 года и в своем докладе обосновал сокращение темпов роста изменившейся обстановкой. Однако Куйбышев и Молотов не прислушались к его аргументации и продолжали выступать за сохранение прежних показателей. 3 февраля 1933 года они представили уточненный вариант плана, в котором предусматривалось достижение 19 % прироста в год при вложении 133,4 млрд. рублей за пятилетку.
Была образована комиссия Госплана СССР под руководством Межлаука, которая выработала к маю 1933 года пересчитанный вариант пятилетки и заложила в него достижение 13 % роста производства, выплавки 15 млн. тонн чугуна в 1937 году и вложений в размере 135 млрд. рублей. В июне 1933 года комиссия предложила вариант сокращения капиталовложений с 133 до 97 млрд. рублей. Правда, после согласований с ведомствами сумма капиталовложений поднялась до 120 млрд. рублей. 19 июля 1933 года в Президиуме Госплана СССР рассматривался и этот вариант, но к соглашению так и не пришли. 26 июля 1933 года состоялось еще одно заседание Президиума Госплана СССР, на котором была принята компромиссная формулировка – 112,75 млрд. рублей капиталовложений и темп прироста 19 %.
Однако в декабре 1933 года, уже при подготовке докладов Молотова и Куйбышева к XVII съезду партии, объем капиталовложений был снова увеличен до 133 млрд. рублей. Темпы роста были определены в 18,5 % для группы «Б» и в 14,5 % для группы «А». К 31 декабрю 1933 года в Госплане был произведен пересчет пятилетнего плана, в котором были учтены требования об увеличении производства товаров широкого потребления в легкой и пищевой промышленности, а также увеличения поставок подвижного состава для НКПС. А. И. Гайстер в своей записке указал, что это делалось по указанию Сталина.
Итак, налицо существенное изменение мнений. Сначала, в начале – середине 1933 года пытались сокращать объем капиталовложений, а потом, в конце 1933 года, вдруг все споры прекратились, и сумма капиталовложений по пятилетнему плану единым росчерком вернулась к своей прежней цифре. Очевидно, это было связано с борьбой с тем сильнейшим хозяйственным кризисом, который охватил степную полосу в 1932–1933 годах, с голодом. Именно на первую половину 1933 года пришелся основной объем семенной ссуды и продовольственной помощи Украине, Казахстану и другим степным областям. Поскольку в 1932 году положение с продовольствием было очень тяжелое, то весь ход хозяйственной политики и в определенном смысле виды на вторую пятилетку зависели от урожая 1933 года.
Результаты сева и урожая 1933 года оказались удовлетворительными. В 1933–1934 годах было собрано всего по СССР 89,8 млн. тонн зерна, против 69,9 млн. тонн в 1932–1933 годах. Серьезно поднялась урожайность. По РСФСР в 1933–1934 годах она составила 6,03 ц/га против 5,2 ц/га в предыдущем году, по Украине – 8,07 ц/га против 4,98 ц/га. В Казахстане было засеяно 4,1 млн. гектаров и получен урожай в 4–5 ц/га, что было значительно лучше сева и урожая в 1932 году.
Таким образом, осенью 1933 года стало ясно, что угроза голода в общем и целом отступила, сельское хозяйство стало восстанавливаться, и это привело к изменению взглядов на объем планируемых на вторую пятилетку капиталовложений. Очевидно, попытки их сокращения в первой половине 1933 года были связаны со стремлением создать резервы на случай повторения неурожая в 1933 году и голода. В конце года необходимость в этом отпала, и по этой причине в составлении второго пятилетнего плана вернулись к прежним оценкам капиталовложений. Сталин же потребовал оставить темпы роста группы «А» на установленном в январе 1933 года уровне – 14 %, а темпы роста группы «Б» потребовал увеличить до 18,5 %. Правда, с этой программой не согласился Куйбышев, который всегда был сторонником самого быстрого роста промышленности и всерьез рассматривал годовые темпы в 40–50 %. Сталин же выдвинул другую идею – сначала построить крупную систему производств, в первую очередь оборонного значения, чтобы она заработала на полную мощь через несколько лет. Пока была возможность и были благоприятные международные условия, Сталин намеревался заложить основы промышленности для того, чтобы догнать передовые капиталистические страны и быть готовым ко всем возможным неожиданностям, например к войне. Тем более что в Германии к власти пришел Адольф Гитлер, который открыто провозгласил курс на слом Версальского мира и ремилитаризацию Германии.

Отредактировано 1917 (Пятница, 21 октября, 2016г. 16:20:23)

0

65

Потому 11 февраля 1934 года Куйбышев был назначен председателем Комиссии советского контроля при СНК СССР, а 25 апреля 1934 года окончательно сдал председательство в Госплане Межлауку. Это была почетная отставка, поскольку пост учредили специально для Куйбышева. Чуть менее чем через год, 25 января 1935 года, Куйбышев внезапно умер от закупорки коронарной артерии сердца.
В этот момент происходит практический переход в планировании к новой политике, которая предусматривала собой грандиозную строительную программу, в целом рассчитанную на второе и на третье пятилетие. Второй пятилетний план с большим объемом капиталовложений и сравнительно невысокими темпами роста неизбежно вел к этой крупной программе капиталовложений и строительства целого комплекса предприятий.
Сталин взялся за реализацию своего плана с присущим ему масштабом. Роль Сталина в составлении второго пятилетнего плана была огромной. Он вместе с другими членами Политбюро выработал и утвердил основные показатели пятилетки. Куйбышев говорил на XVII съезде ВКП(б): «Помимо решающих установок и директив товарищ Сталин наметил целый ряд конкретных планов развития важнейших отраслей народного хозяйства. Программа строительства металлургических заводов – эта программа намечена товарищем Сталиным. Подробно, внимательно рассмотрел товарищ Сталин завод за заводом и указал те объекты строительства, которые должны в первую очередь строиться во втором пятилетии. Программа строительства заводов транспортного машиностроения также установлена товарищем Сталиным. Создание ремонтной базы НКПС, постройка ряда ремонтных паровозных и вагонных заводов – эта программа намечена товарищем Сталиным. Строительство автомобильных заводов – буквально рукою товарища Сталина записано, какие заводы, где и какой мощности должны строиться. Программа строительства заводов морского судостроения намечена товарищем Сталиным. Программа строительства заводов синтетического каучука продиктована волей и настойчивостью товарища Сталина. Строительство заводов алюминия определено товарищем Сталиным. Авиационные заводы строятся в местах и мощностью, как указано было товарищем Сталиным. Программа строительства основных железнодорожных магистралей, программа дорожного строительства (строительство таких больших дорожных магистралей, как Москва – Хабаровск, Москва – Тифлис и т. д.) – все это предложено товарищем Сталиным. Строительство каналов – Беломорского канала, Волго-Дон, Мариинской системы – все это инициатива товарища Сталина. Я не имею возможности перечислить все участки социалистической стройки, по которым товарищ Сталин дал конкретную программу дальнейшего развития».
Это можно воспринять как преувеличение, если не знать, что второй пятилетний план составлялся уже по ведомственному принципу. Основные материалы проходили через Политбюро, рассматривались и утверждались Сталиным. Поскольку другие члены Политбюро тоже были сведущи в хозяйственных вопросах, особенно Молотов, Куйбышев, Орджоникидзе, Каганович, то была возможность оперативно рассмотреть все представленные материалы и внести в них необходимые поправки. Члены Политбюро могли затребовать любую справку, любой документ или план, рассмотреть его и внести в него свои поправки, если они были необходимы. В этих условиях у Сталина были все возможности давать конкретные указания по каждому из разделов плана.
Таким образом, в 1933 году сложилось два этажа планирования. Нижний этаж был представлен Госпланом и хозяйственными ведомствами, которые разрабатывали материалы и готовили предварительный проект пятилетнего плана. Верхний этаж – это Политбюро, которое рассматривало и исправляло представленные Госпланом и наркоматами материалы. В них могли вноситься измененные цифры, например пересмотренный объем капитальных вложений, в титульный список строительства пятилетнего плана могли вноситься одни объекты, исключаться другие, некоторые объекты могли быть перенесены в другой район, могли быть изменены сроки ввода. Второй пятилетний план имел титульный список строительства наподобие титульного списка, ранее составленного в ВСНХ СССР к проекту первого пятилетнего плана. Это было, скорее всего, инициативой Куйбышева и весьма полезной, поскольку такой список позволял прямо контролировать ход капитального строительства и не полагаться на общие и весьма ненадежные сводки по капитальным вложениям.
Все исправления тут же доводились до Госплана и ведомств, и они должны были в самые кратчайшие сроки, обычно несколько дней, переделать плановые документы. Например, когда в декабре 1933 года были пересмотрены задания по капитальным вложениям, то А. И. Гайстер по указанию Куйбышева довел выработанные в Политбюро указания до ключевых сотрудников Госплана, и они получили приказ проверить и переделать таблицы пятилетнего плана в течение буквально нескольких дней.
При такой системе работы над плановыми документами контроль над всеми этапами составления пятилетки оказывался в конечном счете в руках Сталина. Он мог вносить в него любые необходимые поправки, в том числе и очень серьезно изменяющие характер и масштаб пятилетнего плана. Во второй пятилетний план он внес три крупнейшие поправки: сокращение темпов роста группы «А» с 21 % до 14,5 %, сокращение объемов выпуска основной промышленной продукции, а также акцент на развитии группы «Б» – выпуска потребительских товаров.
По сравнению с первой пятилеткой, когда Сталин утвердил только тезисы, при разработке второго пятилетнего плана Сталин выступил одним из авторов плана, разработчиком его основных директив. Для него второй пятилетний план был не столько хозяйственным, сколько политическим планом – планом построения социализма. Во всех его докладах и выступлениях, посвященных пятилетним планам, Сталин неизменно делал акцент на развитии социалистического сектора и превращении его в единственный сектор народного хозяйства. Во втором пятилетнем плане это была главная задача: «Частный сектор, доля которого в народном доходе к началу первой пятилетки была равна 56 %, к началу второго пятилетия – 7 %, к концу второго пятилетия полностью исчезает. Многоукладность советской экономики окончательно ликвидируется, и социалистический способ производства становится единственным способом производства во всей стране».
Второй пятилетний план был утвержден решением XVII съезда ВКП(б) в феврале 1934 года по докладу Молотова и Куйбышева. Однако постановление СНК СССР «О втором пятилетнем плане развития народного хозяйства Союза ССР (1933–1937 гг.)» вышло только 16 декабря 1934 года, после того, как были закончены все доработки и дополнительные расчеты, вызванные внесением поправок в план. Два года, до момента окончательного официального утверждения второго пятилетнего плана, народное хозяйство развивалось по годовым планам на 1933 и 1934 годы.
Это выражение того огромного сдвига в системе управления хозяйством, который произошел в годы первой пятилетки. В 1930–1933 годах Политбюро ЦК ВКП(б) стало рассматривать и решать многочисленные хозяйственные вопросы, выпускать по ним постановления и превратилось в оперативный хозяйственный орган. В известной степени СНК СССР стало органом, подчиненным Политбюро, за счет того, что многие партийные решения Молотов оформлял постановлениями Совнаркома.
Основные показатели второго пятилетнего плана уже существенно отличались от первого пятилетнего плана по своей структуре. Если первый пятилетний план давал данные за 1913 год, за пятилетку 1923/24—1927/28 годов и за планируемую пятилетку, то основные показатели второго пятилетнего плана имели только две опорные даты: 1932 год и 1937 год. Кроме того, уже в сводной таблице давалось несколько разрезов показателей: по группам отраслей, по наркоматам и по наиболее важной промышленной продукции
В общем и целом по всем основным отраслям и наркоматам было заложено удвоение продукции к 1937 году, причем производство предметов потребления должно было немного превысить производство средств производства. Основной вклад в прирост производства предметов потребления должна была сделать легкая и местная промышленность, развитию которой во второй пятилетке уделялось большое внимание. Хотя провести четкую грань между производством группы «А» и «Б» весьма нелегко, поскольку ряд наркоматов выпускал продукцию как одной, так и другой категории.
Однако общие показатели явно были не главным моментом второго пятилетнего плана. Например, в пояснительной части плана указывалось: «Должно быть развернуто также строительство 4 крупнейших комбинатов (второй Кузнецкий, Бакальский, Халиловский, ДВК). В итоге этого мощность черной металлургии будет доведена примерно до 21,8 млн. тонн чугуна, 22,5 млн. тонн стали и 19 млн. тонн проката». При этом выпуск чугуна, стали и проката в основных показателях планировался меньше, чем создаваемая производительная мощность. Резерв мощностей был значительным: по чугуну – 5,8 млн. тонн, по стали – 5,5 млн. тонн, по прокату – 6 млн. тонн. Этот «запас» был сопоставим со всей мощностью советской черной металлургии в конце второй пятилетки.
Это выражение базовой идеи, заложенной во второй пятилетний план, которая нигде четко не формулировалась, однако, опираясь на материалы второго пятилетнего плана и публикации, можно обрисовать основные ее черты. Если первый пятилетний план исходил из задачи индустриализации и решения неотложных хозяйственных проблем, таких как нехватка металла, топлива, электроэнергии, то второй пятилетний план явно ставил перед собой другие задачи. Речь идет о грандиозной строительной программе, включающей в себя сотни объектов, которая ставила перед собой создание целой многоотраслевой индустриальной системы на мощной энергетической базе, которая должна быть готова к определенному сроку, примерно к началу 1940-х годов.
Во втором пятилетнем плане программа строительства была выделена особо и явно была стержнем всего плана. Ее основные черты заключались в следующем.
Во-первых, создание очень мощных энергосистем, которые должны были превысить самые мощные энергосистемы в мире: «Важнейшим моментом электростроительства является межрайонное кольцевание станций. Во втором пятилетии будет закончено в основном кольцевание районных станций в пределах районов и начато будет создание сверхмощных межрайонных электрических систем. Преобладающая часть всей выработки электроэнергии будет сконцентрирована в восьми гигантских узлах электроснабжения, которые дадут две трети всей выработки электроэнергии в стране. Соединение Днепровского и Донбассовского колец создает крупнейшую в мире электроэнергетическую систему с возможной выработкой в 9 млрд. кВт•ч, опережающую крупнейшие системы США (Ниагарскую)». К 1937 году должно было быть создано 8 энергоузлов с выработкой в 25 млрд. кВт•ч.
В 1934 году уже существовали и работали шесть подобных энергоузлов

При этом они опережали самую крупную в Европе энергосистему – Rheinisch-Westfälische в Германии, которая имела суммарную мощность в 1,26 МВт и вырабатывала 2,78 млрд. кВт•ч. Московская энергосистема вплотную приблизилась к крупной американской энергосистеме – Commonwealth Edison Co., которая вырабатывала 3,8 млрд. кВт•ч электроэнергии. Второй пятилетний план ставил задачу дотянуться до самой мощной американской энергосистемы – Niagara Hudson Power Corp. System, которая была одновременно и самой мощной в мире. В 1937 году объединенная энергосистема Центрального района должна была иметь 2 млн. кВт мощности и вырабатывать 8 млрд. кВт•ч электроэнергии. По мощности она должна была превысить Ниагарскую систему с мощностью 1,68 млн. кВт и приблизиться к Нью-Йоркской с мощностью в 2,36 млн. кВт.

Во-вторых, планировалось мощное транспортное строительство, включающее развитие железных и автомобильных дорог, водного и воздушного транспорта, которые должны были обеспечить надежную связь между всеми основными промышленными районами.
В-третьих, планировалось строительство колоссального по масштабам производственного комплекса, который состоял из 1000 объектов тяжелой промышленности, 250 объектов легкой промышленности, 268 объектов пищевой промышленности и 150 объектов лесной промышленности. К примеру, среди объектов тяжелой промышленности было 79 электростанций, 151 машиностроительный завод, 25 нефтеперегонных заводов, 130 мартеновских и 45 доменных печей, 108 прокатных станов, 258 угольных шахт, 37 рудников, 24 комбинатов цветной металлургии. Причем этот комплекс закладывался с «запасом» производственной мощности, но должен был быть достроен в течение пятилетки, включая тот недострой, который перешел с первой пятилетки. Об этом в тексте плана говорилось прямо: «При вводе в эксплуатацию новых основных фондов стоимостью 7 млрд. рублей план намечает создание в машиностроении, особенно в решающих производствах, значительных резервных мощностей». Эти резервные мощности должны были быть задействованы позже, главным образом для производства вооружений.
Это производство, как пускаемое в ход, так и резервное, должно было быть обеспечено сырьем и топливом. Потому был даже составлен план прироста запасов основных видов полезных ископаемых за счет геологических разведок, главным образом за счет детальной разведки уже открытых и даже разрабатываемых месторождений. К 1932 году уже накопилась устойчивая практика, что детальные работы приводят к значительному увеличению запасов.
...
Геологи должны были разведать:
железной руды – 3 млрд. тонн, в т. ч. 1,2 млрд. тонн новыми работами
марганцевой руды – 15–20 млн. тонн,
меди – 1,2 млн. тонн
цинка – 8,8 млн. тонн
свинца – 8,8 млн. тонн
никеля – 224 тысячи тонн,
угля – 10,8 млрд. тонн
нефти – 300 млн. тонн.
Как видим, большое внимание уделялось укреплению рудно-сырьевой базы для черной и цветной металлургии, а также угольной промышленности. Плановики присматривались к возможностям создания новых угольно-металлургических баз в дополнение к первой (Донецкий район) и второй (Урало-Кузнецкий комбинат).
Это было одной из главных целей: «Таким образом, в интересах равномерной индустриализации лежит создание в более отдаленной перспективе собственной металлургической базы во всех основных районах Союза ССР». Для этого первоначально нужно было разведать запасы угля и железной руды в этих районах, в первую очередь на Севере европейской части СССР, в Сибири, в Казахстане и на Дальнем Востоке.
В области машиностроения на главное место были поставлены оборонительные соображения: «При планировании размещения машиностроения должна быть проведена сугубая дифференциация видов машиностроения под углом требования обороны СССР…». Иными словами, требовалась специализация машиностроительных предприятий (вплоть до выделения заготовительных операций, таких как литье, поковки, на отдельные специализированные предприятия) и такое распределение предприятий по территории страны таким образом, чтобы в случае войны не лишиться ключевых отраслей машиностроения. Во второй пятилетке готовится сдвиг машиностроения на Урал и в Сибирь, что сыграло огромную роль во время Второй мировой войны.
Эти предложения касались не только промышленности, но и лесного и сельского хозяйства. Резолюция конференции предписывала передвинуть заготовку деловой древесины в Западную и Восточную Сибирь. В отношении сельского хозяйства планировалось расширение зернового хозяйства в целях достижения уровня производства зерна в 1300 млн. центнеров.
С первых же шагов составления второго пятилетнего плана Госплан призывал к строительству крупных производственных единиц – комбинатов, которые считались преобладающим типом социалистических предприятий.
И. Т. Смилга в мае 1932 года уже после этой конференции специально разъяснил, как нужно относиться к развитию индустрии: «Для размера это имеет следующее значение: а) строительство сразу должно планироваться в крупном масштабе, хотя бы оно и развивалось в новом и необжитом районе; б) вопрос эффективности вложений должен решаться по отношению не к одному предприятию, входящему в комбинат, а по отношению к комбинату в целом».
Таким образом, даже совершенно неосвоенные районы плановики намеревались брать и осваивать сразу в масштабах целых комбинатов. Это, конечно, было весьма привлекательно – через 10–15 лет получить крупный индустриальный район, по своему хозяйственному значению соответствующий небольшой европейской стране. Однако реально запроектировать такие комбинаты во второй пятилетке было чрезвычайно трудно в силу крайнего недостатка сведений о рудно-сырьевой базе. Нелегко было разобраться, какие реальные перспективы есть у того или иного района, к тому же геологоразведка в считанные годы меняла лицо районов. Например, если Татарская АССР и Башкирская АССР планировались как преимущественно аграрные районы, то открытие запасов нефти во второй пятилетке поставило в повестку дня организацию добычи нефти и ее переработки.
Другой пример – все 1930-е годы обсуждалась тема переработки угля в Сибири на моторное топливо. Сибирь тогда получала нефтепродукты из Бакинского района с перевозкой по Волге и перевалкой на железную дорогу в объеме 23–26 железнодорожных эшелонов в сутки или примерно 34–37 тысяч тонн нефтепродуктов. В силу этого некоторые сапропелитовые бурые угли считалось целесообразным перерабатывать на жидкое топливо, и даже готовились проекты, предусматривающие начало строительства в 1933 году в Кемерово углеперегонного завода на переработку 100 тысяч тонн угля с получением 5000 тонн бензина и 3500 тонн керосина. Общая переработка угля должна была достигнуть 4,5 млн. тонн. Этот вопрос интересовал лично Сталина. Однако до войны за этот проект так и не взялись, а открытие после войны колоссальных запасов нефти в Западной Сибири привело к его полной отмене.

В 1930-е годы удалось более или менее разработать только один проект такого комбината – Северной угольно-металлургической базы, состоящей из Оленегорской и Ковдорской железной руды, Печорского угольного бассейна и Череповецкого металлургического завода. Его разработка столкнулась с огромными трудностями, связанными с разведками запасов угля, железной руды, огнеупорных материалов и известняка. В 1931 году началось освоение Печорского угольного бассейна, но дальнейшее развитие натолкнулось на транспортные затруднения. В феврале 1935 года в СОПС АН СССР в рамках плана развития Печорского бассейна на 1935–1950 годы было рассмотрено десять вариантов транспортных коммуникаций, но решения принято не было. В 1936–1937 году была проведена разведка трассы железной дороги Котлас – Воркута. Лишь в мае – июне 1940 года были приняты решения о развитии новой угольной базы в Воркуте и новой металлургической базы на Кольском полуострове. Потребовалось несколько лет интенсивных изыскательских работ, чтобы оказалось возможно составить новый проект комбината в необжитом районе. В других неосвоенных районах СССР ситуация была еще хуже и разработки не выходили за пределы самых предварительных предположений.

В-четвертых, промышленность ориентировалась на обеспечение этой грандиозной строительной программы: «Из всей продукции машиностроения и металлообработки почти половина направляется для обеспечения плана капитальных работ, потребность которых в оборудовании возрастает до 9,4 млрд. рублей в 1937 году против 3,6 млрд. рублей оборудования, полученного в 1932 году». На эти цели направлялось 48,2 % всей продукции машиностроения и металлообработки.
Иными словами, стержневая идея второго пятилетнего плана состояла в том, чтобы создать огромный по масштабам энергетический и промышленный комплекс, в основном построить его в течение второго пятилетия, тогда как его освоение и выпуск продукции переносились на третью пятилетку. По существу, это был промфинплан грандиозной стройки, масштаб которой затмевает все планы первой пятилетки.
Сталин не просто понял, что ему крупно повезло с Великой депрессией и что огромный урон капиталистического хозяйства от нее дает ему как минимум лет десять для мирного хозяйственного строительства. Он полностью оценил все вытекающие из этого выводы и принял решение, пока есть возможность, строить грандиозный промышленный комплекс, чтобы приготовиться к неизбежной войне, чтобы во время этой войны иметь мощную промышленность, способную обеспечить армию техникой, оружием, боеприпасами, снаряжением.

0

66

К. Маркс — редактору «Отечествен­ных записок».

В послесловии ко второму немецкому изданию «Капитала» ... я говорю о «великом русском ученом и критике» [Чернышев­ском] с высоким уважением, какого он заслуживает. Этот уче­ный в своих замечательных статьях исследовал вопрос—должна ли Россия, как того хотят ее либеральные экономисты, начать с раз­рушения сельской общины, чтобы перейти к капиталистиче­скому строю, или же, наоборот, она может, не испытав мук этого строя, завладеть всеми его плодами, развивая свои собственные исторические данные. Он высказывается в смысле этого послед­него решения...
Впрочем, так как я не люблю оставлять «места для догадок», я выскажусь без обиняков. Чтобы иметь возможность со знанием дела судить об экономическом развитии России, я изучил рус­ский язык и затем в течение долгих лет изучал официальные и другие издания, имеющие отношение к этому предмету. Я пришел к такому выводу. Если Россия будет продолжать идти по тому пути, по которому она следовала с 1861 г., то она упустит наилучший случай, который история когда-либо предоставляла какому-либо народу, и испытает все роковые злоключения ка­питалистического строя.

Ф. Энгельс — Е. Паприц 26 июня 1884 г.

Мне кажется, что Вы немного несправедливы к Вашим сооте­чественникам. Мы оба, Маркс и я, не можем на них пожаловаться. Если некоторые школы и отличались больше своим революцион­ным пылом, чем научными исследованиями, если были и есть еще различные блуждания, то, с другой стороны, была и критиче­ская мысль и самоотверженные искания в области чистой теории, достойные народа, давшего Добролюбова и Чернышевского. Я говорю не только об активных революционных социалистах, но и об исторической и критической школе в русской литературе, которая стоит бесконечно выше всего того, что создано в Герма­нии и Франции официальной исторической наукой.

Отредактировано 1917 (Пятница, 21 октября, 2016г. 19:25:39)

0

67

В годы Великой Отечественной войны советская национальная политика прошла суровое испытание вражеской агрессией. Нападение Германии, неудачи на фронте, разгром армий и массовое пленение, блокада Ленинграда и немецкое наступление на Москву поставили Советский Союз в очень тяжелое положение. В этих условиях государственный союз советских республик испытывался на прочность. Германское руководство с первых дней войны делало ставку на национальное разобщение и вражду народов СССР и, в частности, рассчитывало получить поддержку украинцев, белорусов, латышей, литовцев, эстонцев, народов Кавказа, в особенности путем разжигания ненависти против евреев и русских. Гитлеровцы полагали, что Советский Союз изнутри непрочен, что его раздирают на части межнациональные противоречия, и собирались этим воспользоваться

Как известно, в годы войны советское руководство вело активную пропаганду в духе национального патриотизма, в особенности среди русских, которые были выдвинуты на первое место среди всех остальных народов СССР. Однако Ф. Л. Синицын отмечает, что подобная политика носила сугубо утилитарный характер, в силу того, что уже осенью 1941 года фронт проходил в основном по районам, заселенным русскими, и русские составляли на тот момент основной призывной контингент и основную массу рабочих в промышленности. В конце 1941 года русские составили 73 % населения СССР и 61 % численности армии. Потому в военной пропаганде тема русского национального патриотизма поднималась волнами. Первая волна – июль 1941 – февраль 1942 года, когда положение на фронтах было наиболее тяжелым. С февраля по май 1942 года последовало снижение интенсивности этой пропаганды. Но последующее немецкое наступление на Кавказ снова поставило русский национальный патриотизм в центр внимания. С июня 1942 года началась вторая волна, в которой пропагандой русского патриотизма занялись более основательно. Пост начальника Главного политуправления РККА 12 июня 1942 года занял А. С. Щербаков, сменивший Л. З. Мехлиса (одной из причин отставки Мехлиса был разгром Крымского фронта в мае 1942 года, в котором он был представителем Ставки ВГК). 29 июля 1942 года были учреждены ордена Суворова, Кутузова и Александра Невского. 23 октября 1942 года Политбюро ЦК ВКП(б) приняло решение о введении новых знаков различия – погон. В это время русские составляли костяк численности Красной Армии. Пик был в апреле 1943 года – 65,2 %.

Казахская ССР в результате двух первых пятилеток стала одним из развитых промышленных районов в СССР. Было начато освоение Карагандинского угольного бассейна, были построены крупные предприятия цветной металлургии: Чимкентский свинцовый завод, Балхашский медеплавильный и Ачисайский полиметаллический комбинат, Текелийский, Риддеровский полиметаллические и Джезказганский медеплавильный комбинаты. Особенно быстро развивалась цветная металлургия, добыча угля, металлообработка, а также отрасли легкой и пищевой промышленности, перерабатывающие сельскохозяйственное сырье. При увеличении валовой продукции всей крупной промышленности за 1933–1937 годы в 2,7 раза выработка электроэнергии возросла в 4,3 раза, производство каменного угля – в 5,8, продукция цветной металлургии – в 2,9, металлообработки – в 7,5, химической (без горной) – в 2,9, мясной промышленности – в 2,4 раза. Доля казахов среди рабочих и служащих выросла с 17,7 % до 43 % в 1936 году. В войну Казахстан стал главным поставщиком цветных металлов для нужд военной промышленности.
В других республиках достижения были еще более впечатляющими. К примеру, в Армении до революции работало два медных рудника, коньячный завод и несколько кустарных кожевенно-обувных предприятий. За годы первой и второй пятилеток в Армянской ССР было построено около 200 промышленных предприятий, возникли металлообрабатывающие предприятия, химическая промышленность, отрасли легкой (хлопчатобумажная, шелковая, швейная, трикотажная, кожевенно-обувная) и пищевой (мясная, рыбная, маслобойная, винодельческая, кондитерская) промышленности. Армения стала крупным производителем минеральных удобрений, карбида кальция, уксусной и серной кислот, и химическая промышленность в 1937 году давала 14,4 % валовой промышленной продукции Армянской ССР.
В Киргизской ССР, которая еще в конце 1920-х годов была практически целиком сельскохозяйственной республикой, в годы индустриализации возникла нефтедобывающая промышленность, были построены рудники по добыче редких и цветных металлов, по добыче сурьмитно-ртутных руд. Киргизская ССР стала одним из важнейших районов в стране. Были реконструированы старые и вступили в строй новые угольные шахты, которые снабжали топливом все среднеазиатские республики, сделав завоз донецкого угля по железной дороге ненужным. Широко развивались различные отрасли обрабатывающей промышленности на базе использования местного сельскохозяйственного сырья: мясоконсервная, сахарная, кожевенная, текстильная (шелкомотальная, хлопкоочистительная, суконная), швейная, табачная, хлебопечение. В особенности быстро в 1930-е годы развивалась пищевая промышленность: производство консервов, колбас, сахара-песка.

Возьмем в качестве одного из показательных примеров национальной политики в индустриализации один из самых отсталых районов в СССР – Якутскую АССР.
Якутия была настоящим медвежьим углом даже по сибирским меркам, лишенным надежных транспортных связей с другими частями СССР. В 1923 году в республике было 19 предприятий, на которых работало 113 рабочих. Была единственная электростанция в Якутске, имевшая два локомобиля по 150 л. с. Выпускались в ничтожных количествах кожи, мыло, добывалось золото и свинец. Основное занятие населения – сельское хозяйство, разведение скота, таежный промысел, рыболовство и домашнее ремесло.
Местные власти просто поражало несоответствие между ничтожной слабостью экономики и огромными природными ресурсами Якутии. Уже в те годы, когда фактически геологоразведки не проводилось, были известны многочисленные месторождения железной руды, угля, нефти, свинца, серебра, олова, ртути. Алданские месторождения золота поражали своим богатством. Артель из пяти человек могла намыть по 7–8 фунтов золота в день, в несколько раз больше, чем старатель мог добыть на Бодайбинских приисках за год. Дневная прибыль могла достигать 30 рублей. Потому в конце 1920-х годов Алдан стал весьма густонаселенным местом, в 1933 году там проживала 51 тысяча человек. Золото мыли русские, китайцы, корейцы, якуты. Оно же стало одним из наиболее важных видов промышленной продукции республики в годы первых пятилеток.
Но пока что эти богатства почти ничего не давали, без самой минимальной промышленной инфраструктуры их нельзя было взять. Проблем в якутской экономике было хоть отбавляй: республика зависела от завоза зерна, был дефицит топлива, стройматериалов, потребительских товаров, транспорт находился в зачаточном состоянии. Но все же развитие своего хозяйства решили начать со строительства крупной электростанции в Якутске, начатого в 1928 году. Это было совершенно новое дело – строительство такого крупного объекта на вечной мерзлоте. Источником топлива служили Сангарские угольные копи, на берегу Лены, в 60 км к северу от Якутска. Со строительством этой электростанции выработка электроэнергии выросла с 700 тысяч кВт•ч до 13,7 млн. кВт•ч в год.
В годы первой пятилетки в Якутске были построены: кирпичный, известковый, лесопильный заводы для обеспечения республики в стройматериалах, кожевенный, пивоваренный, рыбный, консервный заводы (для развития пищевой промышленности в 1938 году был организован даже наркомат пищевой промышленности ЯАССР), 36 маслодельных, 7 сыроваренных заводов, меховая фабрика, новая типография.
Были построены новые угольные шахты, и добыча угля поднялась с 7,5 тысячи тонн в 1930 году до 100 тысяч тонн в 1937 году. Якутск, Алдан и Ленское пароходство были обеспечены своим топливом. Производство пиломатериалов выросло в 12 раз, производство кирпича – в 9,3 раза.

Очень плохо было с дорогами. По данным за 1929 год, 98 % всех дорог представляли собой тропы, по которым можно было пройти пешком или на вьючной лошади. Таких дорог насчитывалось 8,7 тысячи километров. Из них только 991 километр был как-то приспособлен к движению колесного транспорта. Потому основное внимание уделялось строительству улучшенных троп и созданию автозимников, а также развитию речного и воздушного транспорта. Председатель СНК ЯАССР М. К. Аммосов добивался строительства Амуро-Якутской железнодорожной магистрали, и эта задача была внесена в первый пятилетний план. Хотя дорогу построить не удалось, тем не менее в Якутии были проложены авиационные маршруты, связавшие Якутск со всеми районными центрами, а в конце 1930-х годов появился аэроклуб, в котором стали готовить местные кадры летчиков, освоен завоз грузов по Севморпути, и получило развитие Ленское речное пароходство. Была также проведена радиофикация всей республики, и в конце 1930-х годов в Якутске появилась своя телефонная сеть, с 1931 года республика готовила свои местные кадры связистов.
Индустриальное развитие Якутии велось, в силу изолированности региона, в основном за счет своих ресурсов и рабочих кадров, в том числе национальных. Первый отряд рабочих-якутов сформировался на Алданских приисках – 750 человек, в том числе 217 горных рабочих. В среднем доля якутов среди рабочих составляла 18 %, однако на новых предприятиях она поднималась до 49 %. В 1932 году в вузах и техникумах обучалось 798 студентов из Якутии.
Из центра помогали оборудованием: турбины для ЯГРЭС, драги для Алданских золотых приисков (в 1939 году работало 10 драг, и механизация золотодобычи достигла 31 %), самолеты, радиостанции и другое оборудование, квалифицированными специалистами, помогали в организации геологоразведочных работ, что ускоряло развитие отдаленной республики, не имевшей даже круглогодичной транспортной связи с остальной территорией РСФСР.
Эта подготовка пришлась очень кстати во время войны. Якутия стала одним из поставщиков продовольствия (зерна, мяса, сала, масла), а также рыбы. В 1942 году была создана рыбная промышленность союзного значения, которая за годы войны добыла более 100 тысяч центнеров рыбы ценных пород. Государству было передано более 50 тысяч лошадей, как на укомплектование кавалерийских частей, так и для помощи пострадавшим от оккупации районам. На Якутию приходилось 20 % союзной заготовки пушнины.
В Якутии на Алдане во время войны началась добыча слюды, из которой изготовлялись высококачественные изоляционные материалы для радиоаппаратуры, поскольку другие районы добычи слюды были оккупированы, а месторождение на Байкале уже истощилось. В 1944 году Якутия давала 50 % всей советской слюды. Началась также добыча горного хрусталя, исландского шпата, олова. Угольные шахты обеспечивали топливом суда, идущие по Севморпути, которым доставлялись ленд-лизовские грузы. Наконец, через Якутию по трассе Аляска – Сибирь перегонялись боевые самолеты из США. Всего по этой воздушной трассе прошло 7908 самолетов разных типов.
То есть вклад Якутии в победу над Германией оказался достаточно велик. Но без предварительной подготовки и самого первоначального индустриального развития республики, без предварительного развития образования и культуры сделать это было бы практически невозможно. Якутия – это, пожалуй, наиболее яркий пример в СССР, что может сделать с отсталым регионом правильная национальная политика.

Апофеозом этой политики, вызванной военными условиями, стал роспуск 15 мая 1943 года Коминтерна и введение с 15 марта 1944 года нового государственного гимна СССР вместо «Интернационала».
С января 1944 года в связи с тем, что фронт продвинулся далеко на запад, пропаганда русского национального патриотизма была отодвинута на второй план. Другой причиной изменения политики пропаганды был рост численности украинцев в Красной Армии, с 1,6 % в июле 1943 года до 33,9 % в июле 1944 года. Выросла численность белорусов, эстонцев, латышей, литовцев, поляков. В 1944 году Красная Армия уже завершала освобождение территории СССР, и требовалось разъяснить войскам, в чем состоит цель продолжения войны против Германии вплоть до окончательного сокрушения гитлеровского режима.
Надо отметить, что все это время советское руководство не отступало от идей интернационализма и стремилось, наряду с поднятием роли и боевого духа русского народа, обеспечить сплочение вокруг русского ядра других народов СССР. В это же время проводилась пропаганда патриотизма и среди других народов СССР, проводилась идея о братстве с русским народом и совместной защите своего Отечества. Однако в 1942 году отмечались недостатки в политработе среди бойцов нерусской национальности. 17 сентября 1942 года Главное политуправление Красной Армии издало специальную директиву о работе среди бойцов и командиров нерусской национальности. В 1942–1943 годах в армии издавалось 50 национальных газет, а в военной пропаганде основное место занял призыв крепить боевую дружбу. К этому активно призывались русские. Любой намек на вражду народов тщательно искоренялся из военной пропаганды, из литературных произведений, песен, постановок. В 1944 году появилась концепция советского народа – новой в истории человечества общности людей: «Она объединена единством территории, принципиально новой общей хозяйственной системой, советским строем, какой-то единой новой культурой, несмотря на многочисленность языков. Однако это не нация, а нечто новое и более высокое», – определила советский народ профессор М. В. Нечкина на совещании историков в ЦК ВКП(б) в 1944 году.
Эта политика возымела большой успех, признанный даже гитлеровцами. В «Директиве Рейнхарда» абвера от 26 ноября 1943 года отмечалось, что Сталину удалось добиться небывалого за 20 лет единения народов СССР. «Сейчас весь русский народ борется за сохранение своего свободного Отечества». Весьма показательное признание, особенно в свете того, что у немцев именно в середине 1943 года нарастал процесс распада их «добровольческих» частей, включая массовое дезертирство, с переходом на сторону Красной Армии и партизан, а также переход на советскую сторону целых подразделений, в частности переход на сторону партизан 1-й русской национальной бригады СС под командованием В. В. Гиля 16 августа 1943 года. Они перебили немецких офицеров, и уже через несколько дней после перехода совершили первые нападения на немецкие части. После такого феноменального предательства гитлеровцам только и оставалось что признавать успехи советской патриотической пропаганды.
По мнению современного немецкого исследователя Герхарда Зимона, советская пропаганда идеи межнационального единства основывалась также на весьма устойчивом представлении части менталитета русских, что в народе, обществе и государстве должен быть консенсус, единство мнений и воли, которое имеет историческое происхождение. Этот своеобразный менталитет, не имеющий аналогов в западном мышлении, полностью соответствовал сталинской идее государственного союза советских республик и единения всех народов в войну вокруг русского народа, ставшего ядром сопротивления гитлеровцам. Потому неудивительно, что идея единения хорошо ложилась на народный менталитет.
Сегодня часто высказывается мнение, что во время Великой Отечественной войны Сталин намеревался превратить СССР в нечто вроде «русской империи». С этим мнением нельзя согласиться. Во-первых, интернационализм, прямо вытекающий из довоенной сталинской национальной политики, никогда не отменялся, хотя в 1941–1944 годах был отодвинут на второй план в пропаганде. Во-вторых, исследование Ф. Л. Синицына ясно показывает, что важнейшей целью было обеспечение высокого боевого духа Красной Армии, в которой русские составляли большинство. Требовалось призвать к напряжению всех сил для борьбы с врагом не только убежденных сторонников Советской власти, но и ту часть русских, которая к ней относилась скептически и даже враждебно. Если бы это русское большинство армии и тыла стало бы испытывать колебания и разногласия, то это могло бы привести к поражению. В целом эта задача была решена. В-третьих, требовалось сохранить и укрепить межнациональное единство народов СССР, чтобы не допустить развала фронта и тыла из-за национальных трений, на что очень рассчитывали гитлеровцы. Советскому руководству было хорошо известно, что в своей пропаганде гитлеровцы пытаются натравить нерусские народы на русских и привлечь национальные меньшинства всевозможными посулами и обещаниями на свою сторону.
В конце войны пропаганда интернационализма была еще очень важна тем, чтобы не толкнуть на сторону Германии народы тех стран, в которых разворачивались боевые действия, в первую очередь Польши, Румынии, Венгрии, а наоборот, привлечь их на сторону Красной Армии. Гитлеровцы сделали отчаянную попытку в 1943–1944 годах призвать на свою сторону поляков, убедить их, невзирая на жесточайший оккупационный режим и национальное угнетение, поддержать Германию. Эта попытка, конечно, провалилась, хотя такое стремление было весьма показательно. Кроме того, советское руководство не рассматривало народы воевавших против СССР стран, в том числе и Германии, как своих врагов, и по завершении боевых действий армия и временные органы оказывали всестороннюю помощь местному населению и помогали восстанавливать разрушенное хозяйство и города.

Как бы это ни показалось странным, но основная проверка прочности советской национальной политики состоялась именно на оккупированной территории. Несмотря на многочисленные попытки заручиться поддержкой населения оккупированной территории, в целом гитлеровцам этого добиться не удалось даже в тех странах, в которых, казалось бы, симпатии должны были быть на стороне Германии.
В первые месяцы оккупации действительно были многочисленные примеры сотрудничества местного населения с оккупантами. Но это было вызвано несколькими обстоятельствами. Во-первых, шоком от поражения Красной Армии и ее быстрым отступлением на восток. Во-вторых, основная масса коллаборационистов сформировалась на территории Западной Украины и Западной Белоруссии, то есть на территориях, недавно вошедших в состав СССР и где Советская власть еще не успела достаточно укрепиться. В-третьих, гитлеровцы активно использовали для вербовки страх населения перед расправами, а также невыносимые условия в лагерях для военнопленных.
По общим оценкам, за время войны в частях вермахта служило около 500 тысяч «добровольцев» (по немецким данным), около 70 тысяч полицейских, около 300 тысяч человек в полицейских отрядах и еще около 60 тысяч мелких низовых чиновников. Общее количество коллаборационистов оценивается по-разному. Часть историков называет цифру 1,2 млн. человек. Другие называют цифру в 1,5 млн. человек. Национальный состав коллаборационистов был примерно таким (в тысячах человек):
...
русские – 300
украинцы – 250
белорусы – 70
латыши – 150
эстонцы – 90
литовцы – 50
народы Кавказа – 115
народы Средней Азии – 70
другие народы – 30.
Точное количество и национальный состав коллаборационистов вряд ли можно точно установить, поскольку численность постоянно менялась, подразделения то создавались, то распускались, многие подразделения были уничтожены в боях, а многие разбежались или перешли на сторону партизан и Красной Армии.
При этом на оккупированной территории проживало 68 млн. человек, или 34,6 % населения СССР. Коллаборационисты составили около 1,3 % населения оккупированной территории, что позволяет сказать, что на сотрудничество с оккупантами пошло ничтожное меньшинство советских граждан. При этом далеко не все из тех, кто служил в полиции или даже в «добровольческих» частях, пошли служить добровольно. Значительная часть записалась под страхом расправы, а также была мобилизована насильно. Пик мобилизации пришелся на 1943–1944 годы, когда немцы пытались мобилизовать все мужское население оккупированных районов в возрасте от 14 до 60 лет на службу или на работы.
Если сложить все русские формирования, которые немцы смогли создать (РОНА – 10 тысяч человек, РННА – 4 тысячи человек, КОНР под командованием Власова – 63 тысячи человек, 1-я бригада СС под командованием В. В. Гиля – 3 тысячи человек), то набирается около 80 тысяч человек. Среди них были и кадровые офицеры Красной Армии, перешедшие на сторону немцев. Судя по некоторым скупым сведениям, здесь прослеживаются отголоски военного заговора в РККА, ликвидированного в 1937 году. На это указывают некоторые факты, например, загадочная сдача в плен командующего 4-го стрелкового корпуса генерал-майора Е. А. Егорова 30 июня 1941 года, на восьмой день войны. Егоров в 1938 году был арестован, находился под следствием, но был оправдан. Или заместитель начальника Северо-Западного фронта генерал-майор Ф. И. Трухин, который сдался в плен со штабными документами 27 июня 1941 года, на пятый день войны. У него отец и один брат были расстреляны в 1919 году за организацию антисоветского восстания в Костромском уезде, а другой брат был репрессирован в 1938 году. Трухин в плену вел пронемецкую агитацию и был начальником штаба войск КОНР. Возможно, что эти офицеры были связаны с военным заговором.
Но был и более интересный пример – начальник артиллерии 21-й армии комбриг А. Н. Севастьянов, который в 1927 году получил приговор на 7 лет за растрату, а в 1938 году оказался под следствием по еще одному делу о растрате, бежал, был на нелегальном положении, а с началом войны записался ополченцем в 226-ю стрелковую дивизию. В должности начальника артиллерии 21-й армии он провоевал месяц, и 18 сентября 1941 года оказался в плену, где окончил курсы пропагандистов, работал в разведке, в организации Тодта, а потом служил в РОА. При изучении биографий известных предателей просто удивляешься, какие «кадры» попадали на службу к немцам.
Все эти русские формирования с их «блистательным» командным составом даже и сравнивать нельзя с РККА, в которой воевали миллионы русских. Русские в Великой Отечественной войне практически единодушно выступили на защиту своей родины, и доля коллаборационистов среди русских была ничтожной. Качественные различия также налицо. Солдаты и офицеры РККА часто проявляли упорство в боях, сражались в окружении, в безвыходных ситуациях жертвовали своей жизнью для нанесения урона врагу, что отмечали очень многие немецкие генералы, офицеры и солдаты. Например, в мае 1942 года сводные отряды и роты из частей разгромленного Крымского фронта настолько яростно обороняли поступы к Керчи, наносили наступающим немецким войскам такие тяжелые потери, что 18 мая о них в своих застольных разговорах упомянул Гитлер, мол, сражается какая-то «мировоззренческая» дивизия, то есть коммунисты-фанатики. А участник этих боев старший политрук Т. Кажаров, родом из Кабардино-Балкарской АССР вспоминает, что никакой особой дивизии там не было, а просто среди бойцов была очень высокая доля коммунистов и комсомольцев. В этих боях часто доходило до рукопашных схваток, в которых советские бойцы разбивали о немецкие каски бутылки с зажигательной смесью, обращая немецких солдат в живые факелы. Немцы были так озлоблены ожесточенным сопротивлением, что расстреляли почти все мужское население Керчи и окружавших поселков. Ужасы боев за Керчь завершились ужасами эвакуации под огнем противника. Массы людей, которых не смогли вывезти кораблями и лодками, бросились вплавь к своему берегу: «Это были сотни и тысячи пловцов. Это были толпы плывущих, а над их головами низко, на бреющем полете, все время носились самолеты с черными крестами на крыльях и расстреливали людей из пулеметов. Вопли и стоны день и ночь стояли над проливом и над берегом, и, как рассказывают очевидцы, синие волны Керченского пролива в эти дни стали красными от людской крови», – описывал это побоище со слов очевидцев С. С. Смирнов.

После полудня 16 мая 1942 года немцы прорвались к переправам через пролив, у которых скопились войска. «Одновременно, по примеру командиров и политработников, находившиеся на берегу люди под звуки «Интернационала», который заиграл сводный оркестр, с лозунгами «За Родину! Вперед!» бросились в контратаку. Этот порыв был настолько сильным, что, как говорят архивные документы, многие воины бросились в атаку стихийно, общим неудержимым потоком. Удар для фашистов был ошеломляющим. Уничтожая, их гнали несколько километров до рубежа Аджимушкай, мыс Хрони».
Даже в безвыходной ситуации советские бойцы предпочитали попытаться добраться до своих, предпочитали контратаковать и не помышляли о сдаче в плен, не говоря уже о какой-то там «борьбе против Сталина». Кстати, в частях Крымского фронта было много представителей народов Северного Кавказа и Закавказья. Таких примеров патриотизма и героизма в самых тяжелых ситуациях было во множестве на всех фронтах, все их трудно описать.
Русские же коллаборационисты прославились в основном карательными операциями и расправами над мирными жителями. Речи о геройстве там и не было. Немцам удалось привлечь на свою сторону маргиналов. Помимо этого, созданные немцами «добровольческие» формирования были неустойчивыми, «добровольцы» дезертировали, переходили на сторону партизан или Красной Армии.
Чуть больше миллиона коллаборационистов – это очень немного. Для сравнения численность советских партизан и подпольщиков оценивается в 1 млн. человек, в том числе только партизан около 240 тысяч человек на Украине, 380 тысяч человек в Белоруссии, 60 тысяч человек в оккупированных районах РСФСР, 9 тысяч в Литве, 2700 человек в Латвии и 1500 человек в Эстонии. В партизаны и подпольщики шли в основной массе добровольцы, понимавшие всю опасность и тяжесть вооруженной борьбы в тылу врага и серьезно рисковавшие своей жизнью.
Несмотря на целый ряд ошибок и недочетов в организации партизанского движения, красочно описанных в книге И. Г. Старинова, партизаны нанесли врагу колоссальный ущерб. Они организовали свыше 20 тысяч крушений поездов, подорвали 58 бронепоездов, вывели из строя свыше 10 тысяч паровозов и 110 тысяч вагонов, взорвали и сожгли свыше 12 тысяч железнодорожных и шоссейных мостов, уничтожили более 65 тысяч автомашин и бронемашин, сбили и уничтожили на аэродромах свыше 1100 самолетов, подорвали и вывели из строя более 2300 танков. Партизанское движение заслуженно называли «вторым фронтом». Немецкие «остлегионы» из коллаборационистов не идут ни в какое сравнение по боевой эффективности даже с советскими партизанами.
Остальное население оккупированных территорий, не вступившее в вооруженную борьбу, тем не менее активно помогало партизанам продовольствием и сбором разведывательной информации, а также широко применяло пассивное сопротивление: саботаж, уклонение от мобилизаций на работу и в армию, сокрытие ценностей, укрывание раненых красноармейцев. Насколько саботаж был чувствительным для немцев, говорят такие факты. Немецкая армия на Восточном фронте воевала во многом за счет местных заготовок продовольствия. С июля 1941 года по март 1944 года для вермахта было заготовлено 5,5 млн. тонн зерна, 584 тыс. тонн мяса, 2,8 млн. тонн картофеля. При этом сельскохозяйственное производство в оккупированных районах упало до очень низкого уровня, как в силу разорения и военных разрушений, так и в силу нежелания населения работать на оккупантов. В 1942 году урожай на Украине составил 25 % от довоенного. Аналогичная картина была и в оккупированной Польше. В первый оккупационный год урожай в генерал-губернаторстве составил 50 % от довоенного сбора.
По немецким документам видно, что саботаж и диверсии доставляли немало проблем вермахту и оккупационным властям. К примеру, в Минске 19 октября 1941 года были сожжены мебельная фабрика и авторемонтная мастерская. В конце декабря 1941 года на Минском железнодорожном узле подпольщик Федор Жевалев вывел из строя водокачку и водопроводы, оставив паровозы без воды. Гитлеровцы 12 дней восстанавливали движение, а Жевалев был схвачен и замучен в гестапо. В депо в конце 1941 года было выведено из строя 50 паровозов, которые немцы отправили на ремонт в Германию. В это же время готовилось восстание и вооруженное нападение на важные объекты Минска, но оно было раскрыто немцами.
Бывали и интересные методы саботажа. Так, отмечались случаи, когда полицаи и старосты укрывали раненых красноармейцев, снабжали их одеждой, документами и помогали переходить линию фронта. Один из полицаев собрал почти полную подшивку местных оккупационных газет и после прихода Красной Армии передал их в органы госбезопасности, что помогло в выявлении активных пособников оккупантов.
Весьма широкие масштабы пассивное сопротивление приобрело в прибалтийских республиках. Население Литвы, Латвии и Эстонии вовсе не поддерживало гитлеровцев, как многие теперь считают. Формирование национальных частей СС в Прибалтике столкнулось с массовым уклонением от призыва. Латышский и Эстонский легионы СС были сформированы только путем принудительной мобилизации, а Литовский легион СС так и не был сформирован из-за уклонения от мобилизации.
В Латышском легионе СС летом 1944 года служило 19,9 тысячи человек. При этом в РККА 3 августа 1941 года была сформирована 201-я латышская стрелковая дивизия, в которой служило 4540 латышей. В мае 1944 года была сформирована еще одна латышская дивизия – 308-я стрелковая.
В Эстонский легион СС к марту 1943 года гитлеровцам удалось набрать только 969 добровольцев. Только после мобилизации бывших военнослужащих эстонской армии к началу 1944 года немцам удалось довести численность легиона до 15 тысяч человек. Причем немцы буквально вылавливали эстонцев, некоторые из которых укрывались от мобилизации в Финляндии. Между тем в РККА в 1942 году был образован 8-й эстонский стрелковый корпус, в котором насчитывалось 32,4 тысячи человек, в том числе 28,6 тысячи эстонцев.

Если с легионом СС в Литве у немцев не задалось, из-за чего Гиммлер даже объявил литовцев «недостойными носить эсэсовскую форму», то в РККА в декабре 1941 года была сформирована 16-я литовская стрелковая дивизия, в которой воевали 3230 литовцев.
Эти сопоставления показывают, что народы Прибалтики куда более охотно воевали на стороне Красной Армии, чем на стороне немецких войск. Нежелание поддерживать немцев среди литовцев, латышей и эстонцев, саботаж (который велся не только советским, но и несоветским сопротивлением) – все это было настолько велико, что против мирного населения были развернуты масштабные репрессии, в которых было уничтожено людей больше, чем немцам удалось привлечь в свои формирования. Так, в Латвии было убито 313,7 тысячи человек мирного населения, в Литве – 40 тысяч, а в Эстонии – 58 тысяч человек. Погибшие точно не были сторонниками гитлеровских оккупантов.
Серьезное различие было и в качестве. На немецкой стороне прибалтийские батальоны и отряды в основном занимались уничтожением мирного населения, евреев, военнопленных, а также борьбой с партизанами и охраной концлагерей, советские национальные части и соединения воевали на фронте и воевали хорошо. К примеру, 201-я латышская дивизия в октябре 1942 года стала гвардейской. То есть немцам в Прибалтике удалось привлечь на свою сторону в основном маргиналов, способных «воевать» только с безоружными людьми.
И так можно сказать обо всех без исключения немецких национальных формированиях. Все они по численности были ничтожными, все они участвовали главным образом в карательных операциях, уничтожали безоружных людей и военнопленных. Все они набирались более чем наполовину принудительными мобилизациями, были крайне неустойчивыми.
Сейчас некоторые авторы (например, Марк Солонин и ряд других) пытаются раздуть коллаборационизм, представить его как массовое явление и обосновать таким образом тезис о том, что народ не хотел воевать за Сталина. Мол, сталинская политика была не такой, мол, народы притесняли и угнетали, вот и пошли люди записываться в полицаи и «остлегионы».
Однако, если обратиться к реальным фактам и еще сопоставить между собой масштаб коллаборационизма с участием народов СССР в войне против Германии в рядах Красной Армии, в партизанских отрядах и подпольных организациях, то становится совершенно очевидно обратное – народы СССР в огромной, подавляющей своей массе не хотели воевать за Гитлера. В условиях немецкой оккупации, когда уж были все условия для выражения недовольства Советской властью, что поощрялось и пропагандировалось оккупантами, на активное и добровольное сотрудничество пошло ничтожное меньшинство населения оккупированных районов. Немцы, при всех усилиях, так и не смогли склонить основную массу населения к активному сотрудничеству, а уже в середине войны, в 1943 году, стали терять даже тех, кто изначально поддерживал приход немцев, в частности украинских националистов. Набранные «добровольцы» отличались настолько низкими боевыми качествами, что практически не годились для фронта и использовались в карательных операциях. Ущерб Красной Армии от этих «остлегионов» был незначительным и совершенно несопоставим с тем уроном, который нанесли врагу советские партизаны и подпольщики. Это и неудивительно, моральный облик «добровольцев» был таков, что им и в голову не приходило ни рисковать своей жизнью, ни тем более ею пожертвовать. Вот зверствовать, грабить, насиловать – это они делали очень охотно, чем озлобляли население оккупированных районов и вызывали неприязнь к ним даже у немецкого командования.
Таким образом, советская национальная политика выдержала очень суровое испытание войной и оккупацией. Государственный союз советских республик, сплочение народов СССР, вопреки ожиданиям гитлеровцев, не треснули и не рухнули даже в условиях очень тяжелых потерь на фронте, огромных трудностей и напряжения в тылу, а также массовых и очень жестоких расправ на оккупированной территории. Более того, во время войны симпатии к Советской власти значительно выросли, а межнациональные отношения значительно укрепились за счет боевого товарищества.
Эту главу стоит закончить небольшим рассказом об одном мальчике, в котором, как в капле воды, отразились все выдающиеся результаты советской национальной политики и пропаганды патриотизма. Одна из защитниц керченских каменоломен, Т. С. Кузьменко, вспоминает, что во время заключения в керченской тюрьме она видела там мальчика лет 12–13. Он держался замкнуто, ни с кем не говорил, но ей удалось завоевать его доверие: «Постепенно ребенок оттаял, и как-то удалось с ним поговорить. В катакомбах он остался один. Когда туда спустились фашисты, то он сумел спрятаться, сжавшись в комочек. А когда они ушли, он остался один на один с холодом, голодом, мраком, мертвецами. У него был короб спичек и свечка. Днем он жался ближе к выходу, отыскивая корешки, сухой мох. А ночью тоже далеко заходить боялся, зажигал свечку. Вот по бликам свечи его и обнаружили враги. Он угрюмо смотрел на всех и молчал. Фашисты поверили, что мальчик тронулся умом. Такие переживания и не всякому взрослому под силу. А тут ребенок. В действительности он молчал потому, что боялся выдать своих родителей. Бедный ребенок не знал, что их уже нет в живых. Когда отступала наша армия, мальчик решил воевать. Увязался за солдатами, сказал, что родителей нет. Никто, конечно, не мог бросить осиротевшего ребенка. Вошли в катакомбы и его взяли с собой. Он счел себя военнообязанным. До конца был с военными, не дал себе права уйти. И как солдат советской армии, боясь погубить родителей, скрыл свое имя. Солдатом считал он себя серьезно. Верил, что и все так считают, что фашисты держат его в тюрьме как солдата несдавшегося подземного гарнизона».

Этот мальчик был расстрелян немцами в апреле 1943 года вместе с другими узниками тюрьмы. Лишь после войны удалось узнать его фамилию – Авалиев. Он был из крымчаков, татар, принявших иудаизм, очень немногочисленного национального меньшинства в Крыму. Мальчик знал, что немецкие нацисты убивают евреев и потому решил воевать, оставался в каменоломнях до самого конца, а в плену молчал о своих родителях, не называл своего имени. Он, несмотря на свой юный возраст, был героем из героев.

0

68

1917 написал(а):


Тут в итогах бытия отличий от позиции Франки нет. Кроме маленькой детали. Речь об этнически окрашенном, эгрегориальном, реакционном форпосте и орудии ИНТЕРНАЦИОНАЛЬНОГО И КОНКРЕТНОГО КЛАССА,
характеризующегося активностью не просто к абстракции воплощенной в чем то зависимом и ограниченном. А конкретно к базису как атому СООТВЕТСВУЮЩЕМУ ОБЩЕСТВУ.  Например черта характера маленькой личности в субъективном представлении отраженная в особенностях работы какого то органа, что зависит от наличия такого общественного продукта как пища, от такого общественного решения как распределение пищи в обмен на труд или безвозмездно от природы как воздух, вода как базиса вообще, как основы существования и появления организма и психики и особенностей его внутреннего распределения невозможное к существованию без бытийного уровня, как существованин внутренних особенностей регулирования. В этом смысле буржуазный класс совпадающий с этнической окраской отчуждая бытийный базис .... исполняет определяющую функцию природы вообще, органа вообще, раковой опухоли вообще как на общественном плане так и на индивидуальном. Это значит лишь одно - человек и человечество благодаря существующей общественной формации не может выделится как здоровая волновая функция. Марксист относится к буржуазному классу и буржуазной личности отщепенцев как к дикой природе но и как вселенский "солярис" как иммунитет вообще. Нам совершенно плевать на идиомы старого субъективного масонства, на их близорукость,  на их идиотизм и местечковость. Потому что наш свидетель земля и ее история. Весь опыт. Если память цивилизации не подведет мы с оптимизмом смотрим не на идиотическое обществоведенье и конституцию бородатых ходячих анекдотов дугиных а на конституцию ссср и базисного положения в ней ЗАФИКСИРОВАННОЕ.

Кстати в этом ролике есть и фамилия Лазаров.

Теперь рассмотрим вопрос который занимает в своем отношении натуральная экономическая система и ее базис и товар-эквивалент. Печатный станок и его хозяева это абстрагированная энергия, ее носитель. Вопрос не в том что светит солнце и какой формой переносится энергия, а как она распределяется в общественном организме, то есть КАКОВ СТАТУС ОБЪЕКТИВНОГО БАЗИСА. В этом смысле мы  не видим деструктивно определяющего влияния финансовой функции когда БАЗИС ПРИНАДЛЕЖИТ ОБЩЕСТВУ, то есть ее поведение синхронно структуре общественной формации так как финансисты, промышленники и законодатели есть один класс в буржуазной формации.Считать что банкиры могут реально быть противопоставлены как антагонисты парламенту, армии и законодателям является ложью. Они бы не прожили и часа. Это единый спрут ментально и натурально. Его противоречия не выходят за рамки личностного существования

Отредактировано 1917 (Суббота, 22 октября, 2016г. 12:55:55)

0

69

Франки, как вы думаете? Почему волновое материальное поле растворило без следа все ваши безконечные варианты цивилизаций, а для вас до сих пор непонятно, что мир библиотека, а не ваша микробная частная лавочка, в которую вы хотите ее превратить, лелея уверенность, что частные собственники в обществе это благо? Вы исчезнете, ваши атомы принадлежат всем формам материи точно также как такой существенной бытийной стоячей волновой структуре как всему обществу-  принадлежит его базис. В чем сложность понимания преимуществ холодного синтеза над горячим? Преимущества мирного сосуществования над перманентным переделом в котором многим из вас как в лотерее не аыжить и прожить скотскую жизнь под псалмы слуг диавола выдающих себя за священников? Вы идиоты? Или это последсвия вашей профессиональной ограниченности на шахматах? Я заметил что все шахматисты страдают недугом обскурантизма, так как слишком много времени с детства уделяли этому занятию

Отредактировано 1917 (Понедельник, 24 октября, 2016г. 02:48:30)

0

70

1917
Франки, как вы думаете? Почему волновое материальное поле растворило без следа все ваши безконечные варианты цивилизаций, а для вас до сих пор непонятно, что мир библиотека, а не ваша микробная частная лавочка, в которую вы хотите ее превратить, лелея уверенность, что частные собственники в обществе это благо?


Мы уже давно убедились в том, дорогой тов. Лившиц, что сторонником частной синагогальной собственности и противником гойской общественной собственности являетесь именно Вы. Только Вы и Ваши единомышленники не позволяете людям провести обобществление/дезамортизацию синагоги сатаны.

http://s8.uploads.ru/Jak3Z.jpg
Сторонники частной синагогальной собственности

Также Вы явно забываете о том, что масонская «перестройка», проведенная Вами и Вашими каббалистическими единомышленниками, окончательно сорвала фиговый библиотечный листок с ваших мизантропических мессианских планов. Вы сами, пойдя на поводу у диалектического бреда «мудрецов», собственноручно разрушили все ваши шизофренические «красные смыслы», унаследованные у сфиры Гвуры.

http://s3.uploads.ru/bECKq.jpg

Вы стремитесь превратить мир не в уютную «библиотеку» (без читателей), а в концентрационный лагерь Освенцим с микрочипами, обязательным потреблением телекоммуникационного пойла и периодическим ритуальным забоем читателей «гойского скота». И это уже очевидный факт для всех думающих людей.

Иисус был прав – вы одержимы похотью убивать, никаких иных «идей» за этой доминантой вашего коллективного бессознательного нет. У нее уже не осталось никакой идеологической оболочки.

http://sf.uploads.ru/BXQcT.jpg
Одержимость Освенцимом и похотью убивать движет финансистами интернационала

Вы исчезнете, ваши атомы принадлежат всем формам материи точно также как такой существенной бытийной стоячей волновой структуре как всему обществу-  принадлежит его базис.


Наиболее устойчивой тенденцией Вашего талмудического мышления является подсознательное стремление к размыванию границы между живой и неживой природой. Из этого очевидного факта следует тот же самый вывод: Вы и Ваши единомышленники – не просто враги народа и враги рода человеческого, но враги самого феномена жизни во Вселенной.

Именно поэтому ветхозаветным евреям (настоящим) была дана святая Божья заповедь разоблачать и истреблять ваш халдейский интернационал везде, где только вы будете локализованы. Дематериализовывать вас как врагов Бога и жизни во Вселенной.

http://s1.uploads.ru/bjfNw.jpg
Враги жизни во Вселенной

Это и есть, тов. Лившиц, тот самый цивилизационный базис, которого Вы и Ваши гендерные единомышленники – содомиты, некроманты и вурдалаки – пытаетесь лишить трудящихся всей земли. Однако лишить людей цивилизационного базиса вам не удастся.

0

71

То есть вы считаете класс буржуазии, ее трест и корпорацию "живой", "животворящей" материей, когда она превращает в базис  популяцию точно также как валет природы расчепляет вас на атомы и другие виды и формы материи, которые приняты неживой в отношении к популяции? Не валите со своей больной головы на здоровую. Вы апологет дьявола, а не бога. Относитесь нами к слугам Лазаров ,Кунов и Фордов не имеете отношения к человеческой критике идущей от генерационного поля звезд выраженного в работах MLS. То что вы разместили на одном фото лица оппортунистов и ленинцев не меняет вашей работы на этот класс неживой материи. То что вы работаете на Шарпов, предали страну, оступившись и в силу вашей трусости были завербованы в период формирования диссидентства и продолжаете есть хлеб трудящихся, цинично врете лишь подчеркивает этот факт. Хорош критик ссср сидящий в логове воровского кагала и живущий за счет грабежа метрополий целенаправленно занимаясь информационной работой на него. С какой стати мне относится к вам как к живой материи? Вас и аннигилирует генерационное поле выраженное в критике маркса как вирус вместе с вашими друзьями которых вы выдаете за своих врагов.

Отредактировано 1917 (Понедельник, 24 октября, 2016г. 19:17:25)

0

72

Подготовил обещанный материал о романе «Красная звезда» А. Богданова. Помогли добрые люди.

marx666:
мистическое мышление нам коммунистам не присуще.


Абсолютно лживое утверждение. На то, что мар(к)систская теория и практика (которые имели место быть в т.ч. и в искусстве; последнее наделялось сакральными свойствами, выполняло прогностические, «пророческие» функции) представляют собой секулярный вариант гностической ереси и древних языческих культов, обращают внимание многие учёные. Предлагаю ознакомиться с фрагментом одной работы. Ссылка на неё уже приводилась мной ранее. Перемежать какими-то своими комментариями не вижу смысла, всё и так достаточно понятно и подробно объяснил автор, в том числе конечную цель этого проекта. Постоянным читателям форума эти идеи хорошо знакомы.

http://s017.radikal.ru/i409/1610/79/239e11e6dce1.jpg

http://s018.radikal.ru/i516/1610/38/79e3e5a6fcad.jpg

http://s020.radikal.ru/i716/1610/84/e63042fe7d43.jpg

http://s020.radikal.ru/i701/1610/72/1730e1c98112.jpg

http://s008.radikal.ru/i305/1610/8f/0cc86129aae0.jpg

http://s019.radikal.ru/i618/1610/65/3fb6cf6da243.jpg

http://s018.radikal.ru/i502/1610/62/22f62beed7cd.jpg

http://s019.radikal.ru/i609/1610/d7/9909c20a38f3.jpg

http://s017.radikal.ru/i441/1610/8c/1ad165a064d5.jpg

http://s019.radikal.ru/i618/1610/86/e6658f853f24.jpg

http://s017.radikal.ru/i412/1610/93/b34719d60763.jpg

http://s018.radikal.ru/i505/1610/3f/6cf72f70f9f4.jpg

http://s008.radikal.ru/i303/1610/f5/4184d3b828a5.jpg

http://s011.radikal.ru/i316/1610/c4/5e8d28df3e10.jpg

Как всегда прав уважаемый Админ, никаких иных «идей» за этой доминантой вашего коллективного бессознательного нет. Некромантия, педерастия, вампиризм, ненависть к живой природе. Вот и вся ваша «духовность». Бесы вы, бесы.

0

73

Институт Богданова кажется спас в годы войны миллионы советских людей, покалеченных Круппами, упырями которых защищает этот нацистский ресурс. При этом вряд ли использовались какие то заклинания шизиков. Никаких сведений о защите в ссср верующих в некромантию, педерастов, в вампиризм, ненависти к живой природе нет. Как раз диссиденты в ссср основном и были педерастами, тараном против него. Их и выпускали как педераста Буковского оппортунисты для заражения и разложения включая мещанское советских людей. Масоны на примере мартинистов изолировались советской властью как мракобесы. Это не означает что борьба с субъективным идеализмом стоящим на страже отчужденского класса могла завершится за 30 лет пока жил Сталин и тем более продолжится после его смерти. Напротив вся педерастическая богема и часть интеллигенции служила целям возврата старых рабовладельцев к власти в ссср. Дурман нашел своих. Тридцать лет из которых практически все были заняты войной с миром вековых идиотов слишком мало. И действительно марксистам необходимо было самим пройти заблуждения масонства, чтобы его лживое порнографическое очарование пришедшее на смену реестровым попам на фоне исторического опыта рассеялось, а его лживые черные бароны изгнаны. Следующий раз весь паразитический класс будет выселен на Марс или на Венеру в насмешку на подобные обвинения коммунистов. Ведь кажется ваши бароны уже сами поделили земли на ближайших к земле небесных телах. :crazy: Там им будет самое место вместе с пишущей буржуазной обслугой

http://www.zastavki.com/pictures/originals/2015/Fantasy_Baron_Munchausen_on_the_core_093339_.jpg

Отредактировано 1917 (Вторник, 25 октября, 2016г. 00:30:18)

0

74

Самое забавное в деятельности святого апостола ибн франкиэнштейна что принципиально от библейских сочинителей до сказочника мюнхгаузена технологии не менялись. Самое главное для них быть поближе к вполне реальному корыту. Тут все средства хороши, хотя ни чертей ни бога, ни нло никто из здороаых людей не видел, но непременно они наблюдали многие столетия что там где стоят религиозные здания а  с их амвонов идет проповедь обязательно существует торговля людьми и масса других извращений. Поэтому нам не удивительно что вместе с мифами Россия и мир погрузилась во мрак. В котором конешно же по мнению этих мракобесов петрушек виноваты товарищи Маркс,Ленин и Сталин. И это тогда когда сами эти петрушки постарались в причастии и к западной педерастии и к молитве. Вчера их храмом и хоруговью был макдоналтдс и штаны рабов из хлопка а теперь понятно христианский мистицизм но в основном на лексиконе состоящим из нескольких слов гой, диявол, гендер и тп перемешанных с набором фраз из буржуазной и феодальной литературы. Но времена когда радиостанции свобода и голос америки прошли. Тем более у информированных людей они никогда не наступали. Единственно остается открытым вопрос повторит ли судьбу прошлых цивилизаций эта или нет. Говорят ведь люди не важно какая материя  несет в настоящем энергию блины, слова или деньги.  Главное в обществе кому принадлежит источник прямой зависимости его существования. Если не ему обществу то понятно нет и его. Нет блинов нет и слов, потому что слова это тоже колебание материи, мозга или воздуха. То есть материя это даже не "более полноценная идея" как считают некоторые тринитаристы а просто материя.Поэтому Маркс поставил жирную точку на многовековом мухлеже поповской подкасты рабовладельцев. А мы лишь сказали о том что без вербальной передачи предпоставленной игры wps влияние мракобесия нулевое, а для сведущих в цепях влияний передачи энергии колебаний материи со стороны поповства и современных шпилеров рабовладельцев и способов их изоляции и подавно.

Отредактировано 1917 (Вторник, 25 октября, 2016г. 03:28:54)

0

75

Вопрос был ли MLS завсягдатаем детской болезни "потусторонности" прост. Поскольку масонство хоть и делилось на искреннее и муляжное они несомненно прошли курс "антиалкогольного" лечения и быстро поняли солипсическую воображаемую ограниченность далекую от  объективных нужд бытия. Право слово при этом значение и нахождение ими ближайшего общественного базиса было ясно определено - экономическим так как до солнца далеко в той же степени как близки к этому экономическрму базису грязные руки отчужденцев, превративших популяцию в рабов шантажем и затормозивших общественную формацию на идиотии зделав себя "святыми особами" в различной упаковке. Действительно Маркс определил свою борьбу не с богами сидящими на олимпе а с истинно сатанинским классом с такими же ногами и руками, с рогами и копытами разве что на маскарадах. На смену христа и будды пришли мюнгхаузены и новые формы информационной блокировки общества и белого шума из за ничего. Можно лишь удивляться тому как в темном веке мог появиться общественный  гений Маркса в своем истинном виде и тому как же долго он шел через мрак тысячелетий?

Истинно так

Сквозь грозы сияло нам солнце свободы,
И Ленин великий нам путь озарил:
Нас вырастил Сталин — на верность народу,
На труд и на подвиги нас вдохновил!

Нет ни малейшего сомнения в том, что о деньгах написано, к сожалению, больше, чем, например, о любви. Именно за литературу о деньгах сегодня можно получить больше денег, чем за литературу о любви. Попробуйте сегодня найти книгу о любви, в которой бы разговор о деньгах занимал второе место. Приходится признать неприятный факт - такой стала читающая часть человечества за последние двести пятьдесят лет. А спрос, как считают писатели, диктует им предложение. Однако вряд ли можно утверждать, что современная обильная повседневная научная и публицистическая литература сказала о деньгах лучше, чем некоторые поэты и прозаики о любви. Это обнадёживает.

Но как бы много не говорилось в литературе на тему денег, текущий экономический кризис, трагедии, которые, в связи с кризисом, постигли миллиарды людей, показали, что большинство человечества не знает о деньгах практически ничего полезного, а удручающее меньшинство удовлетворено знанием лишь одного свойства денег: их способностью накапливаться в руках частного лица в таком количестве, что сам хозяин начинает демонстрировать полную беспомощность в управлении своими же деньгами. Не исключено, что биографии Квантришвили, Кивилиди, Мавроди, Ходорковского, Карасева, Юшенкова, Козлова, сложились достаточно трагично именно потому, что они хорошо умели только считать деньги.

Почти сто пятьдесят лет тому назад К.Маркс открыл «тайну денег», описал важнейшие их функции и ту роль, которую они играют в превращении экономики в разновидность американских горок. Он прозорливо предупредил человечество (более чем за пятьдесят лет до событий) о грядущих мировых кризисах войнах и революциях, но не был понят современниками. И только в 2009 году европейцы стали «сметать» с полок экземпляры первого тома знаменитого «Капитала». Правда, надежды на то, что они, наконец, что-либо поймут, пока нет. «Капитал», как указывал К.Маркс, понятен будет лишь тем, кто твердо решил РАЗОБРАТЬСЯ, в чем тут дело, а не в том, как спасти свои деньги в условиях кризиса. «Капитал» дал исчерпывающие ответы на вопрос, как спасти ВСЕХ от кризисов и войн, но именно это и не хотят знать многие современные люди.

Чтобы понять сущность денег настолько, чтобы превратить эти знания в рекомендации, способные избавить общество и, следовательно, каждого индивида от риска систематического погружения в периодически возникающие кризисы, необходимо знать, во-первых, что обозначает слово «сущность» вообще и как её искать (но для этого необходимо хотя бы прочитать «Науку логики», Гегеля), во-вторых, из каких объективных отношений и субъективных представлений деньги возникли как экономическая форма, и, в-третьих, что именно НЕДОПОНИМАЛИ люди в сущности денег, когда начали поклоняться им со рвением, превосходящим религиозный экстаз.

Но так было не только с деньгами. Например, долгие годы люди использовали асбест, зная о нем только то, что это легкий теплоизоляционный строительный материал. Легко представить «радость» производителей и строителей, много лет работавших с этим материалом, когда они узнали, что асбест - один из сильнейших канцерогенов1. Так же дело обстоит и с деньгами. Многие олигархи отождествляют деньги с основной формой человеческого богатства и даже счастья, и только тогда, когда рэкетир ставит на живот богатому человеку утюг и настойчиво задаёт вопросы о месте, где лежат деньги, собиратель денег начинает понимать противоречивую природу денег и то, насколько жизнь без денег лучше, чем смерть с большими деньгами. В такие моменты владелец денег предлагает своему палачу все свои деньги в обмен на одну лишь жизнь, не понимая, что грабитель планирует распорядиться и тем, и другим.

Сегодня интеллигентные люди, упиваясь своим гуманизмом, гордятся отменой смертной казни, но при этом положительно относятся к деньгам. В силу своего умственного инфантилизма, они не понимают, что деньги являются формой смертных приговоров, которые ежедневно приводятся в исполнение по отношению к сотням граждан, которых расстреливают ради отъема денег, или убивают потому, что деньгами оплачен заказ на расстрел.

Тем не менее, современный человек скептически отнесется к тезису о счастливой жизни без денег. Он живет с твердой верой в обратный тезис: счастье в деньгах, тем более, в очень больших. Современный человек, сидящий по самые уши в кризисе, даже намыливающий петлю, не способен, пока, понять, что и экономический кризис возникает там и тогда, где и когда деньги заменяют людям разум и счастье. Те, кто дочитали первый том «Капитала» хотя бы до середины, не могли не наткнуться на строгое доказательство Марксом того, что именно в свойствах денег коренится т.н. «формальная причина экономических кризисов» и, следовательно, весь шлейф сопутствующих человеческих трагедий. Иными словами, хочешь денег - готовься к кризису.

Для современного человека совершенно бессодержательным является утверждение, что для поддержания жизнедеятельности человека необходимы кислород, жиры, белки, углеводы, витамины, микроэлементы и средства термозащиты (одежда, жилище). Сегодня, из перечисленного, только кислород может поступить в организм человека без экономического посредника, т.е. без денег. Хотя, кислородные подушки для больных и баллоны для любителей «дайвинга» уже в цене. К тому же, если вспомнить фантастические произведения А.Беляева и известное кинопроизведение Голливуда, то вопрос о доступности воздуха не кажется окончательно решенным.

Современный человек, закрепостивший своё сознание основными постулатами рыночного либерализма, монетаризма, считает совершенно естественным, что поступление в организм белков, жиров, углеводов, витаминов и микроэлементов возможно ТОЛЬКО в обмен на деньги. Если денег нет, человек, именно в современном цивилизованном обществе, обречен, без преувеличения, на смерть от истощения, авитаминоза, жажды и переохлаждения, если, конечно, не будет копаться в мусорных баках или заниматься проституцией и воровством. Но и тут проявляет себя идиотизм современного общественного устройства: укравшего еду сажают в тюрьму и только там его… бесплатно кормят. Причем, чем более цивилизованным считает себя общество, тем калорийнее и разнообразнее оно кормит тех, у кого отняли свободу. Именно в силу господства товарно-денежной формы отношений между людьми, во многих странах мира ежегодно возникают эпидемии голода. Но ООН ждет момента, когда начнется ужасный голод и только тогда, когда уже становится поздно, начинается бесплатный завоз и раздача огромных масс продуктов питания и воды сотням тысяч полуживых людей.

Каждую зиму, в большинстве столиц развитых демократических стран, людей, умерших от переохлаждения свозят в братские могилы, но денег на обогрев не выделяют. Летом же, в аномально знойные дни, в самых фешенебельных столицах демократического мира хоронят гипертоников, умерших от перегрева, поскольку у них не было денег для принятия порций душа, не говоря уже о возможности купить кондиционер.

Иначе говоря, голод и жажда человека в цивилизованном обществе, в том числе и голод ребенка, никогда не вызывал настоящий шок. Только показной. Голод и жажда постороннего индивида рассматривается большинством как их личное дело. Эти апробированные формы средневековых пыток жаждой и голодом оказываются недостойными системной реакции общества, если у «отдельных» миллионов субъектов, особенно в годы кризиса, нет денег. Более того, найдется достаточное количество людей, как говорил Некрасов, «обычного звания», которые видя голодного человека, остервенело наставляют: «Работать больше надо», не замечая, что кризис делает миллионы трудоголиков - безработными. Большинство начитанных людей, временно пребывающих в рядах благополучных людей, как правило, с большим отвращением смотрят на голодных, мстительно цитируя то Крылова, то Пушкина: «Ты все пела?… Так пойди-ка, попляши!» или «Поделом тебе, старый невежа, а я всегда заработаю себе на хлеб». Современный человек живет надеждой, что его не выкинут из банковских офисов в дни кризиса в числе других десятков тысяч неудачников. А чтобы надежда не покидала его, он перед сном пьёт снотворное или водку, а утром, сломя голову, летит на работу, думая, что боссу больше нечего делать, кроме как ценить его рвение.

Для современного человека не является сколь-нибудь доказательным тот довод, что многие миллиарды живых существ, от аборигенов до китов, ежедневно потребляют в необходимых объемах жиры, белки, углеводы, витамины и микроэлементы, не применяя деньги.

Можно ли считать, что прошедшая уже история есть, действительно, история людей разумных, если они умудрились вставить в свою пищевую цепочку звено из несъедобных бумажек, которые не избавили человечество от пандемий голода, не сделали людей добродушнее животных. Скорее, наоборот. Ни один биологический вид, при реальной нехватке пищи и воды (вот уже миллионы лет) не устраивает между собой ничего подобного тому (даже в местах массового совместного водопоя), что продемонстрировали люди в ходе первой и второй мировых войн. Идиотизм цивилизованных народов очевиден, если учесть, что еды рыночным странам хватило на несколько лет, чтобы, поклоняясь деньгам, бесплатно кормить миллионы солдат, которые в эти войны убивали друг друга «за веру, царя и отечество», за расу, за демократию 2.

Сегодня каждому интеллигенту, никогда не читавшему трудов Маркса, известно, что коммунистическая теория открыто провозгласила стратегической целью всей коммунистической политики - освобождение человечества от власти денег. И хотя большинство интеллигентов до сих пор не понимают, что это означает, но все точно знают, что именно это, пугающее их положение, содержится в подлинных коммунистических программах всего мира.

Однако Сталин понимал, что денежный фетишизм глубоко поразил сознание населения царской России и, прежде всего, однобоко начитанных людей, поэтому он не стал уничтожать денежные отношения в один момент, как, например, попытался это сделать Пол Пот в Кампучии. Сталин, впервые в истории человечества, попытался с помощью культурной революции объединить и направить усилия, прежде всего, художественной интеллигенции России на разоблачение культа денег, денежного фетишизма и всей той мерзости, которую денежные отношения порождают в человеческих душах. Однако подавляющему большинству художников не хватило ума, знаний, таланта и человеколюбия, чтобы справиться с этой задачей. Многие из них сформировались в продажной, порочной среде царской России и, кроме того, как большинство представителей «богемы», испытывали искреннее раболепие перед образцами и формами феодальных, паразитических стандартов быта.

Эти обстоятельства, как змеи-искусители, сформировали в сознании многих советских работников культуры и искусства, особенно в среде т.н. 50-60-ков, комплексы неполноценности, порочности и завистничества. Многие художники той эпохи творили натужно правильные, а следовательно схематичные, малохудожественные произведения потому, что не понимали сущности происходящего. Получая в Союзе писателей СССР свои большие, по советским меркам, оклады, сталинские премии и гонорары, они, устами героев-обывателей Аксенова, Войновича, Битова, Ерофеева грустно вопрошали: «Разве это деньги, разве на них отдохнешь с малолетками в Куршавеле, организуешь вакханалию, переходящую в оргию, разве на них закатишь купеческое гулянье с цыганами в «Яме», разве на эти деньги заставишь лакеев кланяться в пояс? А вот на Западе, за свои романы, я бы… ». Именно этими рассуждениями изобилуют откровения «столпов» отечественной культуры, когда они говорят о причинах, двигавших их в эмиграцию или на борьбу против власти Советов.

Коротко говоря, советской интеллигенции, ни в научной, ни, тем более, в художественной форме не удалось добавить после Маркса ничего нового, существенного к пониманию сущности денег.

Что же осталось непонятым или умышленно обойденным современными теоретиками и практиками в теории Маркса о деньгах?

Рынок - стихия всеобщего, взаимного, сознательного надувательства

Многие так и не поняли, что высокая разрешающая способность теории Маркса базируется на научной абстракции, а не на взвешивании, обмере или рентгеноскопии. Одна из самых высоких степеней научной абстракции заключена в концепции закона стоимости, согласно которому товары на абстрактном рынке обмениваются эквивалентно количеству абстрактного, общественно-необходимого труда, затраченного на производство обмениваемых продуктов. Но это только научная абстракция, которая играет ключевую познавательную роль лишь для ученого при теоретическом определении им условия, при котором два качественно разнородных, несоизмеримых предмета могут быть обменены друг на друга в той или иной пропорции. Например, 100 кг пшеницы будут обменены на два топора, поскольку теоретически в них может содержаться равное количество абстрактного общественно-необходимого труда, затраченного на их производство.

Невозможно ошибиться, если предположить, что большинство современных образованных людей не понимают, что при делении любой величины на 2, только в абстрактном мышлении мы можем получить две равные половины. Только в абстрактной теории можно представить два равных абстрактных треугольника. В реальной действительности разделить что-либо на две абсолютно равные части невозможно. Эти части будут всегда объективно отличаться друг от друга, в том числе, и по величине. В природе нет и никогда не будет таких средств измерения, которые позволят доводить пропорции сопоставляемых объектов до абсолютного тождества.

Между тем, большинство советских экономистов рассматривали закон стоимости с таким почтением, как будто в рыночной экономике, действительно, все строго следуют его абстрактному требованию. Практически все советские экономисты не поняли дальнейших рассуждений Маркса о том, что на самом деле товары продаются и покупаются на рынке не в связи с требованиями закона стоимости и, даже, не в связи с ценами производства, а в связи с соотношением спроса и предложения. Советские экономисты так и не поняли, что закон стоимости подобен красному свету светофора на перекрестке. Красный свет может и гореть, но это вовсе не означает, что он удержит нарушителя от наслаждения проехать на красный свет. Маркс лишь открыл, что закон стоимости действует, но только подобно крыше, неожиданно обвалившейся на голову, ничего не подозревающего человечества.

В реальности, в отношения обмена вступают люди, не имеющие ни малейшего научного представления о том, каковы затраты их абстрактного общественно-необходимого труда. Каждый из них обменивал на рынке и всегда будет обменивать свои продукты «на глазок», приблизительно соизмеряя свои затраты и затраты своего конкурента. До сих пор все олигархи мира продают гигантские объемы своих товаров и покупают гигантские объемы чужих товаров, определяя их стоимость тоже «на глазок» при помощи посредников-мошенников. Совершенно ясно, что ни в одном акте реального обмена ни одному из участников не удастся добиться полной эквивалентности. Причем, оба товаровладельца, сознавая тщетность своих усилий по точному определению рыночной стоимости своего продукта, стремятся ещё и обмануть друг друга, торгуются именно с этой целью. Торг, т.е. продолжительные и эмоциональные препирательства товаровладельцев по поводу пропорций обмениваемых товаров, как ничто иное, убедительно доказывает, что сами производители не имеют точного представления о стоимости своих товаров. Объективно, один из товаровладельцев обязательно останется в проигрыше, на чем, собственно, и базируется теория и практика конкуренции. Для носителей рыночной психологии верхом мудрости и нравственности является следование формуле: купил подешевле - продал подороже, т.е. ни о какой эквивалентности в реальной рыночной экономике никто и никогда не думает с самого начала.

Примерно так же, как на ринге с самого начала допускаются и предполагаются обманные движения с целью нанесения последующего сокрушительного удара, так и на рынке, сколько бы японцы учтиво не улыбались и не кланялись в ходе торгов, целью их улыбок и поклонов является получение односторонней выгоды, нанесение непоправимого ущерба объекту своей приторной вежливости, а по возможности, и полное его разорение.

Т.е. с научной точки зрения, неравенство стоимостных пропорций в обменных операциях есть абсолютный объективный закон рыночной экономики. Поскольку отношения обмена возникают между частными суверенными производителями, постольку они не могут найти иного способа решения проблемы количественных пропорций обмениваемых товаров, кроме как согласиться с одним из вариантов, поскольку торги не могут идти бесконечно. А раз у двух неграмотных товаровладельцев в процессе торгов возникает субъективное иллюзия эквивалентности обмена, то и у большинства либеральных теоретиков возникает иллюзия, что на рынке царит пропорциональность обменных операций. На этой иллюзии стоит и стоять будет вся рыночная экономическая теория.

Однако именно неравенство в действии стихийных сил и являлось основой всех форм разрушительных и созидательных движений в мироздании. Например, разница в уровнях сообщающихся водоемов, разница потенциалов в электрических батареях. Указанные неравенства породили прогресс, например, в мукомольном производстве, а неравенство электрических потенциалов вообще является движущей силой во всей современной электротехнике. Не порождает ли аналогичных последствий стоимостное неравенство систематически обмениваемых масс товаров в экономике?

Как известно, и никто с этим не спорит, люди от природы обладают разной степенью наблюдательности. Менее наблюдательные выходят на рынок, по простоте душевной, лишь для обмена продуктов своего труда на продукты иного конкретного труда, с иной потребительной стоимостью. Удовлетворив свои личные и производственные потребности, многие ненаблюдательные люди абсолютно равнодушно относятся к проблеме точности в определении пропорций обмена. Им хватает великодушия не делать из миниатюрных потерь - трагедию, как и не превращать случайный выигрыш в абсолютную цель своих дальнейших выходов на рынок.

Более наблюдательные люди не могут не сознавать, что в каждом из миллиардов обменов, происходящих ежедневно на рынке, содержится погрешность и её суммарное значение к концу торгов принимает циклопические размеры. Оставалось лишь найти способ, каким случайную ошибку ВСЕХ товаровладельцев, можно было превратить в «курицу, несущую золотые яйца», т.е. в погрешность, улавливаемую ТОЛЬКО меньшинством наблюдательных людей. Разумеется, об этом не принято рассуждать вслух на базаре, но все наблюдательные люди в тайне от общества мечтали и мечтают именно об этом.

Однако ясно, что пока на рынке господствовал обмен натуральными продуктами, как сейчас говорят, бартер, и сам рынок занимал ничтожный процент в обороте материальных богатств рабовладения и феодализма, не существовало и решения этой задачи. Совершив обмен натуральными продуктами, нарушив требования неведомого никому абстрактного закона стоимости, товаровладельцы расходились, не ведая, что один ушел с рынка с микроскопической прибылью, а другой с такой же микроскопической убылью. Отсутствовал экономический инструмент, позволявший аккумулировать в одних руках всеобщее заблуждение относительно проблемы эквивалентности обмена.

В те эпохи все сознавали, что богатым можно стать только тогда, когда ты силой отнимешь у других народов все их земли, рабов и другие материальные ценности, особенно предметы роскоши, или обложишь данью города, и тем самым, сконцентрируешь микроскопические «излишки» всех горожан в единый «ясак».

Кроме того, в те времена абсолютное большинство производимых продуктов, имевших важное значение для жизни людей, не обладало физической способностью к превращению в сокровища. Ни зерно, ни скот, ни, тем более, овощи и фрукты, хлопок и шерсть, пиво и мед, не обладали свойствами, которые позволяли бы накапливать эти продукты до бесконечности, что, обычно, и отождествляется с процессом обогащения. Как показала практика, накопление любого из названного продукта лишь увеличивало бы расходы на содержание таких форм «богатства».

Представим, что ловкий сапожник обманул пьяного производителя капусты примерно в миллион раз и за одну пару сапог выменял у него миллион тонн натуральной капусты, а тот не заметил подвоха. Многие нынешние правоверные рыночники потрут от удовольствия руки и скажут, что они бы за этот миллион тон натуральной капусты выменяли бы много других натуральных продуктов. Современные спекулянты не понимают, что в те экономические эпохи гору капусты можно было обменять только на гору натуральных продуктов (мед, яйца, груши, зерно, шерсть), да и то, если бы они были на рынке в достаточном количестве, ведь многие тысячелетия человечество занималось ручным трудом и не производило излишков, соизмеримых с современной нормой прибыли. Поэтому в эпоху зарождения обмЕна никому в голову не приходила идея крупного обмАна на рынке ради приобретения гор яиц, меда, капусты, даже зерна и шерсти, поскольку ВСЁ это было тленно и по своим физическим свойствам не могло образовывать сокровища. Представьте, например, пиратов Карибского моря, зарывающих на необитаемых островах сундуки с зерном, шерстью и кувшины с оливковым маслом.

Однако, когда серебро и золото на рынках стало появляться в достаточном объеме, когда проявились основные их экономические свойства как редкого и трудоемкого продукта, принимаемого в обмен на любой другой продукт, наблюдательным людям стало ясно, что, наконец, появился физический материал, монополизировав который, можно превратить свойство всех товаровладельцев ошибаться при определении стоимости и своего, и чужого товара, в односторонний устойчивый процесс.

Наблюдательным людям стало понятно, что, в отличие от многих скоропортящихся, но необходимых продуктов, золото, как продукт производства, может накапливаться в огромных количествах, не портясь от сроков хранения, превращаясь в сокровища и делая их владельцев диктаторами на рынке. Более того, придерживая золото, его владелец не рисковал остаться голодным, зато остальные производители рисковали своими товарами и стремились как можно скорее обменять свой товар за золото, пусть даже подешевле. Т.е. как ни «странно», не производители реальных ценностей «взяли за горло» остальных «потребителей», а собственники золота взяли за горло всех производителей скоропортящихся продуктов, обладающих реальной полезностью. Сегодня не промышленники держат банки на голодном пайка, а наоборот, банки не выдают промышленникам кредиты и, при наличии всего необходимого для производства, заводы останавливаются, поскольку у них нет бумажек под названием «деньги».

В литературе же господствует пастораль о том, что продавцы реальных товаров приветствовали денежное обращение потому, что оно создавало для них удобство, ускоряя процесс продаж, а не потому, что их вынуждали продавать ускоренно товар за безусловно маленькие деньги. Ежегодное разорение сотен тысяч современных мелких фермеров во всех рыночных странах мира, доказывает, что фермеры вынуждены «продавать» свои скоропортящиеся продукты по бросовым ценам перекупщикам, иначе товары вообще сгниют на подступах к рынку.

Кроме того, большинство современных авторов отмечает, что золотые деньги заняли свое место на рынке потому, что они создавали удобство для товаровладельцев, позволяя им продавать свой товар, не дожидаясь пока на рынке появятся иные товары, ради приобретения которых первые товаровладельцы, собственно, и вышли на рынок.

На самом деле все обстоит иначе. Как только наблюдательные торговцы установили, что предложение обычных товаров стало склоняться к оптовой торговле за золото ради экономии времени, т.е. как только они заметили повышение спроса на золото, они стали использовать эту возросшую неряшливость в оценке стоимости со стороны всех продавцов обычных товаров, т.е. стали постоянно повышать обменную пропорцию в пользу своего золота. За постоянно снижающееся весовое количество золота они забирали все большее весовое количество других продуктов. Более того, обман оптовых покупателей был достаточно скоро и услужливо возведен теоретиками в ранг «закона» убывающей полезности. То есть, было объявлено, а доверчивые, ненаблюдательные люди, как всегда приняли все за чистую монету, что появление на рынке каждой новой порции однородного товара снижает его цену. Дело старались представить так, как будто, действительно, существует какая-то «невидимая рука рынка», и она снижает цену тех товаров, которые появляются позднее. Ясно, что «зная и понимая» этот «закон», все товаровладельцы стараются попасть на рынок первыми, чтобы продать оптовику свой товар по «высокой цене».

Они не понимали и не понимают, что если даже все торговцы представят свои товары на рынок одновременно, то, все равно, оптовый купец начнет торговаться с одним из продавцов, и потому на каждого последующего продавца начнет распространяться действие «закона» убывающей полезности. Теперь каждый последний продавец «знает» и потому смиряется с правом купца платить совсем маленькие деньги. Мелкие производители не понимают, что скупив у них оптом относительно мелкие порции одного и того же товара по неуклонно снижающимся ценам, оптовый купец, особенно если он монополист, выкинет этот товар на других рынках большими порциями и по одной высокой цене. И его не смутит «закон» убывающей полезности, поскольку он писан только для доверчивых дураков.

Так воплотилась в жизнь вековая мечта отдельных наблюдательных людей - превратить случайные хаотичные ошибки всех производителей при стоимостной оценке своих товаров в систематические, односторонние, постоянно растущие, усиленные психозом теории и практики «снижающейся полезности», « предельной полезности» и т.д., уловить эти погрешности при помощи обмена на нетленный товар (деньги) и сосредотачивать эти погрешности в виде денежной формы прибыли в руках постоянно сужающегося круга частных лиц.

Так возник класс купцов, т.е. людей, которые вообще переселились из сферы производства исключительно в сферу обращения и монополизировали за собой право покупать у всех остальных производителей товары за золотые монеты, т.е. делать из производителей натуральных продуктов хронических носителей обязанности ошибаться в расчетах, относительно истинной стоимости своего продукта. То, что первоначально было свойственно всем обменивающимся субъектам, т.е. ошибка в расчетах, превратилось в печальную обязанность большинства тех, кто прохладно отнесся к изучению свойств золота как товара, сосредоточившись лишь на его загадочном блеске и, якобы, «удобстве». Русские лингвисты могут гордиться своим «великим и могучим», применившим ясное и понятное слово «купец» для обозначения лица, функция которого состоит именно в том, чтобы осуществить операцию, которая и делает его господином положения в среде недостаточно образованных производителей. Если посмотреть на процесс со стороны финала, то создается впечатление, что купец получает прибыль тогда, когда он продает товары. На самом деле, купец станет продавцом только после того, как ему удастся побыть купцом и осуществить закупку продуктов по цене ниже цены розничного рынка.

С появлением слоя профессиональных купцов нарушение пропорций обменных операций превратилось в «игру в одни ворота». Есть все основания утверждать, что слой купцов был образован теми людьми, которые раньше других увидели в деньгах свойство, не только накапливаться и не «портиться», но и накапливать в руках их владельца менее трескучую, чем политическая, но более эффективную - экономическую власть над всеми потребителями, в том числе и над предпринимателями-производителями. Удобство этой формы власти заключалось в том, что большинство ненаблюдательных производителей товара превращалось в активных представителей СПРОСА на деньги, а раз все внезапно воспылали этим спросом, то, ясно, цена на металлические деньги систематически росла, в то время, как оптовая цена на натуральные товары систематически падала.

На рынке, наконец-то, установился прочный принцип, когда за постоянно сокращающееся количество металлических денег оптовые купцы приобретают растущее количество товаров у мелких производителей. Т.е., когда появились металлические деньги, и определение цены товаров превратилось для большинства уже совсем в непостижимую «китайскую грамоту», купцы начали покупать товары у производителей по пониженным ценам, а затем выносить эти товары в ту часть рынка, где они не производились, и меняли товары на золотые деньги иных покупателей, но уже по повышенным ценам.

Нетрудно представить, за какие гроши, например, китайские купцы приобретали шёлк и фарфор у своих забитых ремесленников, кому и за сколько они продавали эти товары в Европе, тем более, что во времена функционирования Великого шёлкового пути, Европа могла покупать у китайских купцов именно за золото, поскольку сама не производила ничего такого, что могло бы удивить китайскую знать и купцов. Даже Венеция в эпоху своего экономического расцвета могла похвалиться лишь некоторыми сортами стекла и кружевами.

Совершенно закономерно, что служащий Флорентийского торгового дома Барди Франческа Паголотти, вернувшись домой в 1355 году после восьмилетнего путешествия по Великому Шелковому пути, написал подробную книгу: «Практика торговли, или сочинение о далеких землях, торговых мерах и других предметах, сведения которых необходимо купцам всех стран». Не исключено, что в малограмотной Европе эта книга стала бестселлером среди узкого круга заинтересованных лиц и сыграла важную роль в ускоренном развитии верхушки купечества эпохи Возрождения. Видимо, Франческа в значительной степени осознал, что является самым технологичным в купеческом деле Восток. Он особо выделил высокую роль манипуляций с «торговыми мерами», т.е., прежде всего, с ценами и поэтому его можно считать важным теоретиком-провокатором эпохи Возрождения торгашеского духа Запада.

Если же проанализировать основные направления походов Александра Македонского, осуществленных в максимальной исторической близости к началу функционирования Великого шёлкового пути, то и здесь мы получаем основания для вывода, что в 4-3 веках до нашей эры слухов о диковинных товарах, производимых в странах Западной Европы, не было. Поэтому на Запад Александру можно было не ходить. Даже Рим не славился производством тех видов роскоши, которыми мог похвастаться Восток. Можно даже предположить, что китайских купцов в Европе в те времена привлекала, прежде всего, и именно, возможность безбожно надувать местных, неискушенных в «торговых мерах» западных феодалов, а не товары западных ремесленников. Однако европейские ученики оказались бессовестнее своих учителей в вопросах меры обвеса и обсчета покупателей. Европейцы освоили китайское изобретение, бумажные деньги, глубже и масштабнее самих изобретателей, и очень скоро приспособились обсчитывать, обмеривать и, следовательно, разворовывать Восток эффективнее, чем это делал древний Восток по отношению к древнему Западу.

Если не быть формалистом в терминологии, то есть все основания, чтобы неэквивалентный обмен на рынке называть одной из форм воровства. В классическом карманном воровстве вообще не предполагается эквивалентности. Просто из вашего кармана достаются деньги. В случае же розничной торговли у покупателя из кармана изымаются безвозмездно не все деньги, а только их часть. Но эту часть розничный покупатель отдает купцу-продавцу добровольно. Поэтому и создается иллюзия, что торговля не воровство, а эквивалентный добровольный обмен денег на эквивалентное количество товара. Ограбление же не ощущается, прежде всего, потому, что всем ограбленным кажется, что они безупречно ясно представляют истинное содержание торговых операций. Их не проведешь! Им всё «ясно и понятно», как в аксиоме Евклида, с той только разницей, что Евклид ставил перед собой задачу ни в коем случае НЕ обманывать учеников, а купец, напротив, задаётся вопросом, как в любом и каждом случае обсчитывать и обвешивать покупателя в возрастающем масштабе, но чтобы в сознании жертвы царил вечный покой.

Следовательно, каким бы шокирующим не казался этот вывод: основная причина существования материального богатства и бедности в мире - торговля. Сам предмет торга - уровень, на который купцу-продавцу удастся обмануть покупателя. Ни одна из ассоциаций преступного мира, ни даже пираты, ни конкистадоры не смогли создать себе такого источника постоянно возрастающего богатства, какой создали себе купцы: неэквивалентный обмен.

Первым историческим типом сознательно неэквивалентных экономических отношений было простое карманное воровство на базаре. Последним типом подобных, наиболее эффективных неэквивалентных отношений являются между банками, страховыми компаниями, ПИФами, пенсионными фондами и племенем дремучих вкладчиков. Мировая практика последних лет накопила массу фактов, когда банки и прочие подобные финансово-кредитные учреждения просто собирали деньги с вкладчиков, пайщиков, акционеров и… принципиально не возвращали их ни под каким предлогом. Митингующие обманутые вкладчики - визитная карточка любого развитого цивилизованного рынка.
http://proriv.ru/pictures/marx_23.jpg

Банк и кредит становятся в одно и то же время и могущественнейшим средством, выводящим капиталистическое производство за его собственные пределы, и одним из самых мощных рычагов кризисов и надувательства.

Карл МАРКС,
«Капитал», том 3, глава 36, стр. 664
Карманный вор использует только ловкость рук и надеется только на то, что его не заметят. Биржевой игрок, банкир - воры высшей квалификации, которые умудрились узаконить свой способ обворовывать и сделали виновным самого обворованного, лишив его, по закону, прав на апелляцию.

Именно в денежном обращении был найден способ, рассчитанный на абсолютных дураков и доводящий диспропорциональность обмена до его возможного максимума. Для современного рынка ценных бумаг является типичным, когда абсолютно ничего не стоящие бумаги, т.н. «мусорные акции», обмениваются на валюту, ликвидность которой признают все остальные индивиды. Для наблюдательных людей эта операция смешнее, чем любой первоапрельский розыгрыш. Но современные профаны относятся к бирже, как к теории Эйнштейна: ничего не понимают, но свято верят, что их не разыгрывают. Эти сотни миллионов профанов, особенно в Америке, и отдали накануне кризиса всю свою ликвидную наличность владельцам «ценных бумаг», т.е. отдали более или менее ликвидные деньги за… ничто.

Т.е. то свойство денег, которое закрепило за большинством населения планеты право отдавать большую ценность за меньшую ценность, в годы кризиса доводится владельцами основной массы денег до абсолюта. В последнем акте предкризисной комедии производители «ценных бумаг» продают их населению, как товар, у которого, якобы, не только текущая цена «страшно высока», но и в недалеком будущем эта цена грозит вырасти еще больше. Однако именно продавцы ценных бумаг заранее знают, что их бумаги именно завтра утратят свою «ценность». Тем не менее, все рейтинговые агентства успокаивают покупателей ценных бумаг и предлагают им покупать объективно обесценившийся товар за еще не обесценившиеся деньги.

Текущий кризис возник именно потому, что большая часть населения, в том числе мелких и средних предпринимателей мира, осталась, практически, без денег, а деньги, в силу своего коренного свойства, обмениваться неэквивалентно, сосредоточились в руках меньшинства, которое теперь вообще не знает, что делать с триллионами долларов, евро и рублей.

Заключение

Могут, конечно, сказать, что частое использование автором слова «наблюдательные» применительно к мошенникам, недостаточно полно характеризуют их духовную преисподнюю. Увы, одной лишь жадности и мизантропии совершенно недостаточно для создания механизма устойчивого легитимного обсчета большей части человечества, в том числе и либеральной интеллигенции. Нужно соединить жадность и подлость с дьявольской наблюдательностью, чтобы постоянно искать и находить слабые места в мышлении современных людей, чтобы хладнокровно использовать миллиарды наемных головотяп, мелких бизнесменов, чтобы на их глупости осуществлять всеобщую ваучеризацию, строительство финансовых пирамид, ПИФов, пенсионных фондов и т.п. улавливателей денежных накоплений населения, как это делали Чубайс, Мавроди, Ходорковский, Медофф и др.

Если коротко сформулировать основной вывод, который бы следовало читателю сделать, размышляя над сущностью денег, то его можно свести к следующему: подобно тому, как у вора основным «инструментом» получения неэквивалентных доходов является ловкость рук, у грабителя - револьвер, бейсбольная бита, у «медвежатника» - «фомка» и «гусиная лапка», деньги есть инструмент для малозаметного, но наиболее эффективного перелива стоимости из карманов всех граждан в карманы постоянно сужающейся прослойки финансовых олигархов.

Этот вывод ничего не отменяет в том великом открытии Маркса, что деньги, действительно, обладают всеми теми функциями и свойствами, которые сформулированы в первом томе «Капитала». Однако, по странному стечению обстоятельств, подавляющая часть советской и мировой интеллигенции не учла предостережений Маркса о том, что глава о простой случайной форме стоимости, имеющая решающее значение для понимания сущности денег, написана в «Капитале» настолько популярно, насколько это вообще позволяет материал. Иначе говоря, на самом деле, понятие стоимости требовало от людей совершенно непопулярных, а диалектических усилий при изучении этой проблемы. Но, в лучшем случае, советские интеллигенты зазубривали определения из «Капитала», не прилагая усилий для того, чтобы полнее понять гения. Цена этого недопонимания - реставрация капитализма в СССР и нынешний мировой экономический кризис, грозящий перерасти в новую мировую войну. Такова цена интеллектуальной лени, перерастающей в невежество.

В последние месяцы все мировые СМИ с ехидцей комментируют планы правительств и президентов по борьбе с кризисом. Можно подумать, что если журналистов сделать министрами и президентами, они быстро усмирят кризис. Основным вопросом, который высмеивается в СМИ, является вопрос о том, куда и сколько нужно направить денег, чтобы начался процесс оживления экономики. Журналисты делают вид, что они то знают, куда и сколько нужно направить.

Видимо, еще пару сотен лет либеральные журналисты, президенты и премьеры всего мира так и не поймут, что главной причиной возникновения кризиса в рыночной экономике является сам механизм товарно-денежных отношений. Говорить о наличии какого-то «хорошего» способа вливания денег в кризисную экономику это все равно, что ставить капельницу пациенту с диагнозом - инсульт или советовать пожарникам, как лучше залить горящий дом мощной струёй… бензина.

Почему советская экономика до Горбачева не знала экономических кризисов, которые каждые несколько лет сотрясали рыночные экономики развитых стран мира. Только потому, что построенная Сталиным плановая экономика, особенно её промышленность, демонстрируя самые высокие темпы развития в истории человечества, пользовалась только безналичным расчетом. Ровно в той мере, в какой Хрущев стал насаждать хозрасчетные, реальные денежные отношения «для ускорения строительства коммунизма» в СССР, в этой же мере началось замедление темпов экономического развития страны. Когда же Андропов вообще заменил плановую экономику хозрасчетной - экономика СССР стала… капиталистической и теперь, как все цивилизованное человечество, сидит по уши в экономическом кризисе и удивляется.

Отредактировано 1917 (Вторник, 25 октября, 2016г. 13:03:30)

0

76

Такие абстракции как деньги работают в экономике а значит и в обществе доводя трудящихся до уровня биологической машины которая для рабовладельца сама себя кормит,одевает, ремонтирует и здает в металлолом за биологический минимум и цейтнот. Базис вместо стартовой площадки развития общества и его воспроизводства оказался тазом с цементом в который общество оказалось на дне своими ногами. Буржуазная формация использует деньги подобно энергоносителю в тепловых аппаратах, где есть рабочая турбина как производительная сила, контуры обмена в виде рынка рынка и конденсатор в виде банка. Эта система превзошла в своем цинизме изобретение колеса. Чернобыль лишь характерно подчеркнул начало эпохи общественного и рыночного обвала и начало гибели братских народов ссср в могиле вернувшегося класса рабовладельцев и их идеалистической обслуги включая наркодилеров. Так совпали свищ в трубопроводе , паровой взрыв от которого стенки реактора выпали наружу вместе с отравой на свободу вырвались буржуазные комбинаторы и их опиум. Вполне не исключено что это была целенаправленная диверсия но с использованием материи для дискредитации советской власти и ее достижений, вернее для добивания. Говорить о том что убийство и устранение сталинистов было дело рук самих сталинистов мягко говоря наивно и является простой ложью.Эти лжецы для нас вне звкона как и на процессах Вышинского. Кто они? Извращенцы педерасты которым советский базис в статусе общественного не давал возможности утолять свою похоть одетую как правило в рясу. Люди дождуться того времени когда этот вирус будет растворен и нейтрализован волновой энергией материи звезд, проявят волю к тому пусть и через тернии проб и ошибок

Отредактировано 1917 (Вторник, 25 октября, 2016г. 17:18:55)

0

77

Короче, это приблизительный эскиз антинародной формации, ее структура

http://s017.radikal.ru/i413/1610/3f/4ecde2f2c1b7.png

Оно и понятно почему франкэнштейны отправили эту ветку в спам с приписечкой - "гендерный спам". Их место дилеров определено человечеством. Но в силу оптимизма мы уверены в том что "жизнь станет лучше и жить станет веселее", когда их атомы  послужат строительству коммунизма на планете вместе с нашими в нормальной общественной организации которая будет такой же обыденностью как дыхание. Общественные трагедии в таком обозримом обществе съежатся до клочка шагреневой кожи потому что влияние положения базиса будет таким же автоматическим как посадка " Бурана " из космоса в ссср. Но это не повод расслабляться тем кто знает, что еще не сделано с точки зрения исторического материализма. Ведь базис и его положение отмеченное еще людьми до Маркса находится в руках кучки идеал-паразитов

http://botinok.co.il/sites/default/files/images/0423f6650d1fe3cdbd491ba849472b6a_fca2f497ee3b.jpg

Отредактировано 1917 (Вторник, 25 октября, 2016г. 18:59:15)

0

78

hammer
Предлагаю ознакомиться с фрагментом одной работы. Ссылка на неё уже приводилась мной ранее. Перемежать какими-то своими комментариями не вижу смысла, всё и так достаточно понятно и подробно объяснил автор, в том числе конечную цель этого проекта. Постоянным читателям форума эти идеи хорошо знакомы.

Прошу прощения, уважаемый hammer, Вы не могли бы повторно привести ссылку на эту работу? Каким-то образом я ее пропустил, а рецензия на "Красную звезду" просто замечательная. Кто ее автор? Многие моменты подмечены очень точно:

В итоге «дракулическая» по своей природе идея магического вампиризма, использованная для нужд коммунистического строительства, преобразуется в «своего рода эзотерико-социалистическую доктрину, предполагающую укоренение общества будущего в «физиологическом коллективизме», где индивиды соединены общими узами любви и кровных «взаимообменов».

https://u.livelib.ru/reader/sher2408/r/lenj4edv/lenj4edv-r.jpg

…Платонов обыгрывает идеи древних гностиков, представляющих пустоту в качестве вечного, непостижимого Абсолюта, транспонируя их на язык пролетарской культуры. Гротескная, демоническая Утопия коммунистов, подобно вампиру, уничтожает все живое, прекрасное в мире, уничтожая его.

Сама фигура А. Богданова/Малиновского является знаковой для неомарксистских мистиков. Кобовцы превозносят его "тектологию" до небес.

https://u.livelib.ru/reader/sher2408/r/cq9k0233/cq9k0233-r.jpg

Ходячим, осуществленным талмудам (как нашему тов. Лившицу-1917) вообще нравится все наукообразное, бессмысленное и дегуманизирующее, удовлетворяющее их подсознательную доминанту (похоть убивать).

0

79

Коммунизм это действительно утопия для паразитов, читай их исчезновение. Эта порода существ относится к тем кто дышит общим воздухом, опирается на общую твердь, ходит под общим  солнцем и патологически стараются это присвоить для своих извращений. Паразиты одним словом. Но выдумывают всякий бред о коммунистах. В семьях обычно склонны заниматься шантажом своих близких и родственников присваивая общий бюджет , общих детей и начить. Предпочитают вместо любви проституцию и сутенерство. Когда в ссср базис был общественным их влияние не выходило за рамки мелких пакостей а их влияние на воспроизводство общества было минимальным даже не смотря на приход к власти оппортунистов и засилью капиталистической агентуры поскольку сохранялись положения сталинской конституции а народы сохраняли темп своего нормального развития. Даже не взирая на раскрутку педерастов с распущенным умом типа ростроповичей и буковских.  Черный квадрат Малевича  вершина их концептуальности в силу их тупости и одновременно хитрости которая им не поможет. В социуме характерно проявлены как наркодилеры и изверги(изгои), в ментальности как медиумы, гносеологически как отверженные истиной. Все это читается в схемке  размещенной выше.

Отредактировано 1917 (Вторник, 25 октября, 2016г. 23:52:48)

0

80

1917
Коммунизм это действительно утопия для паразитов, читай их исчезновение. Эта порода существ относится к тем кто дышит общим воздухом, опирается на общую твердь, ходит под общим  солнцем и патологически стараются это присвоить для своих извращений. Паразиты одним словом. Но выдумывают всякий бред о коммунистах. В семьях обычно склонны заниматься шантажом своих близких и родственников присваивая общий бюджет , общих детей и начить.

Железная мар(к)систская мистическая схемка, тов. Лившиц, - против нее не поспоришь! Русский крестьянин с коровой и тощей лошаденкой - это кулак, паразит, кровопийца, мелкобуржуазная стихия. Он подлежит ограблению и истреблению в ГУЛАГе, со всей его босоногой паразитической семьей.

А вот товарищи Варбург, Шифф, Морган, Рокфеллер, Ротшильд, Сорос - гендерные пролетарии, лучшие друзья талмуда и трудящихся. Им цвести, дышать, наслаждаться воздухом и гоями-рабами в коммунистическом "царстве мошиаха".

Все, как написано в вавилонском талмуде. Ни Маркс, ни тов. Подгузов, ни Вы ничего к этому своего не добавили и не добавите. Ибо вы все суть бесплатные приложения к талмуду.

0


Вы здесь » Шехина » Гендерный спам » Фашио-марксистская пропаганда